Эксклюзив
Андрианов Владимир Дмитриевич
01 марта 2021
734

Механизмы поддержки крупных компаний и предприятий малого и среднего бизнеса в рамках политики количественного смягчения США

 

Более трети глобального долга это – корпоративная задолженность, которая с начала текущего столетия имела следующую динамику роста:

2000 г. – 26 трлн долл., 2007 г. – 38 трлн долл., 2014 г. – 56 трлн долл., 2017 г. – 65 трлн долл., 2018 г. – 74 трлн долл.,

Таким образом всего за период с 2000 г. по 2018 г. мировой корпоративный долг увеличилась почти в 3 с лишним раза. При этом его доля в мировом долге сохранилась примерно на том же уровне – 29,7%.

Больше половины корпоративного долга приходилось на промышленно развитые и новые индустриальные страны, в том числе – США, Китай, Великобританию, Швецию, Данию, Норвегию, Швейцарию, Канаду, Австралию, Японию, Республику Корея, Сингапур.

 

Структура корпоративной задолженности США

 

По размеру корпоративной задолженности в 2020 г. США занимали второе место в мире после Китая.[1] Объем американской корпоративной задолженностиза периодс 2008 г. по 2019 г. возрос на 52% и превысил 10 трлн долл., что составляло 47% ВВП страны.

По данным аналитиков из «BankofAmerica» на конец 2020 г. корпоративная задолженность США достигла 10,5 трлн долл. Это относится к долгу компаний, которые входят в биржевой листинг и котируются на американских фондовых рынках.

По мнению экспертов, одной из основных причин продолжающегося десятилетнего бума корпоративного долга стала растущая у зарубежных инвесторов популярность биржевых инвестиционных фондов (ETF - exchange-traded fund), акции которых торгуются на бирже.

 Биржевой фонд является относительно новым видом ценных долговых бумаг, выполняющих роль сертификата на портфель акций, облигаций и др.

Структура ETF, как правило, повторяет структуру выбранного базового фондового индекса (DowJones; NYSE; S&P 500; SPY; SPDR и др.). С ценными бумагами ETF можно производить такие же операции, которые доступны для обыкновенных акций и облигаций в биржевой торговле.

Популяризации биржевых фондов способствовали маркет-мейкеры, которыми выступали обычно крупные американские и зарубежные банки, сотрудничающие с инвестиционными и управляющими компаниями, выпускающие паи биржевых фондов и ежедневно рекламирующих их ликвидность на рынке.

Ктакимфинансовым структурам относятсякак сами банкам,как и их инвестиционные компании, в том числе - Goldman, Sachs&Co., CitigroupGlobalMarketsInc., MerrillLynch, Pierce, Fenner&SmithIncorporated, MorganStanley&Co. LLC, Bank of Nova Scotia, New York Agency, Credit Suisse Securities (USA) LLC, BNP Paribas Securities Corp, Deutsche Bank Securities Inc., HSBC Securities (USA) Inc., Barclays Capital Inc., Daiwa Capital Markets America Inc.и некоторыедругие.[2] .

Как видно в этот список входят не только американские банки, но и банки и инвестиционные компании из Великобритании, Франции, Германии, Швейцарии, Японии, Канады.

Именно эти финансовые структуры называют первичными дилерами ФРС, которые реализуют американскую денежно-кредитную политикуи играют определяющую роль на рынке корпоративных ценных бумаг. Многие из этих известных банков считаются основными акционерами ФРС.

Популярность ETF в течение последних 10 лет привела к тому, что все виды биржевых фондов торгуются на рынке более активно, чем составляющие их бумаги.

В результате в последние годы отмечалось масштабное вливание капиталов в американские фонды облигаций и биржевые фонды, в том числе от местных индивидуальных инвесторов, и со стороны иностранных покупателей, что стало существенно поддержкой ликвидности американского корпоративного долгового рынка. Всего на долю иностранных инвесторов в 2020 г. приходилось примерно 27% корпоративного долга США.

Кроме корпоративного долга крупных американских компаний в последние годы отмечен рост задолженности малых, средних и семейных предприятий, не входящих в биржевой листинг и соответственно не котирующихся на фондовых рынках и крупнейших биржах СЩА

Общий объем задолженности таких компаний на начало 2020 г.оценивалась авторитетным американским журналом «Forbes» примернов 5,5 трлн долл.

Таким образом, по нашим оценкам, совокупная корпоративная задолженность крупных корпораций США и предприятий малого и среднего бизнеса в конце 2020 г. достигла 16 трлн долл., что было значительно больше американского ипотечного пузыря, вызвавшего глобальный финансовый кризис в 2008 г.

 

Качество долговых корпоративных обязательств США

 

Из общего объема американского корпоративного долга 99% задолженности было номинировано в долларах США и около 38% принадлежало резидентам.

Из общего долга компаний, которые официально котируются на американских фондовых биржах 7,2 трлн долл. задолженности приходилась на компании с высоким кредитным рейтингоминвестиционного уровня в диапазоне от AAA до BBB.

Очевидно, что для кредиторов высокие инвестиционные рейтинги, американских долговых бумаг важный фактор сохранения надежности инвестиций, поскольку вероятно по окончании эпидемии коронавирусаи мирового финансово-экономического кризиса, когда компании начнут вновь получать доход, соответственно восстановится их платежеспособность, проблем с погашением задолженности не возникнет.

Однако, по оценкам кредитно-рейтингового агентства «Standard&Poor's»,половина корпоративного долга США инвестиционного уровня в размере 3,6 трлн долл., приходилась на долг компаний, акции которых имели кредитный рейтинг уровня BBB.

И хотя корпоративные кредиты американских компаний, как правило, были структурированы более безопаснее американских ипотечных бумаг периода начала нулевых годов текущего столетия, тем не менее у этих корпоративных акций и облигаций отмечался низкий рейтинг надежности,

Эти ценные бумаги по критерию надежности котировались в «пограничном диапазоне» с очень низким инвестиционным рейтингом, который всего на один пункт был выше «мусорного» уровня.

Кроме того, общий объем так называемых «мусорные» (бросовых) акций, облигаций (англ. junkbonds,non-investment-gradebond, speculative-gradebond, high-yieldbond,), с кредитным рейтингом инвестиционного уровня BА / ВВ и еще ниже, либо вообще без рейтинга в конце 2020 г.  в корпоративном долге США оценивался примерно в 1,5 трлн долл.

Следует отметить, что глобальные инвесторы охотно покупают американские бумаги с высокой доходностью и «мусорным» рейтингом из-за сверхнизких доходностей более качественных долговых инструментов.[3]

В частности, согласно исследованию «DeutscheBank», «мусорные» облигации США за десятилетний период с 9 августа 2007 г. по 9 августа 2017 г. стали вторым по доходности финансовым активом после биржевых фондов на индекс S&P 500.

За этот период американские ценные бумаги «мусорного» инвестиционного рейтинга принесли инвесторам доход на уровне до 95%. Хотя долларовые «мусорные» облигации имели более низкую доходность, чем их европейские аналоги.

Период дешевых денег годами поддерживал на плаву обремененные долгами «компании-зомби», которые потерпели бы крах, если бы ставки заимствований были на приемлемых рыночных уровнях.

Такая ситуация на рынке высокодоходных «мусорных» корпоративных ценных бумаг в период нынешнего финансового кризиса может спровоцировать лавинообразный рост дефолтов, но этим долговым инструментам.

Для того чтобы понять степень риска, сопряженную с инвестициями в «мусорные» бонды, инвесторы обычно изучают статистику дефолтов по таким ценным бумагам.

В частности, на мировом рынке, по оценкам «Moody’s», свои обязательства перед держателями долга в 2019 г. не смогли выполнить 4,5% эмитентов, имевших не инвестиционные рейтинги.

Примерно, такой же уровень дефолтов у корпоративных эмитентов со спекулятивными рейтингами констатирует агентство «Standard&Poor’s» (S&P), отмечая, что в 2016 г. на долговом рынке США дефолт не смогли избежать 5,1% компаний с «мусорными» рейтингами своих акций.

По подсчетам ведущего американского инвестбанка «GoldmanSachs», дефолты на рынке высокодоходных корпоративных облигаций США в 2019 г. достигли самого высокого уровня со времен прошлого финансового кризиса.

При этом даже крупнейшие американские корпорации ограничены в финансовых средствах и с трудом обслуживают свои долги. По информации аналитиков МВФ, проблемы с оплатой текущих долгов в 2019 г. возникли у ведущих американских транснациональных компаний - «FordMotor», «AT&T», «CVS Health» и др. В 2020 г. в связи с началом нового финансового кризиса число таких компаний значительно увеличилось.

В целом низкое качество корпоративного долга США в условиях нового финансового кризиса в 2021 г. многократно усилило финансовые проблемы в американской экономике.

В настоящее время международные инвесторы обеспокоены тем, что экономический спад или продолжительный цикл понижения рейтингов компаний на фондовых рынках ниже отметки BBB может затопить рынок «мусорных» облигаций.

В первую очередь подвержены наибольшему риску дефолтов «мусорные облигации», затем займы, предоставляемые компаниям с высоким уровнем задолженности, затем облигации, утратившие свой рейтинг, потом фирмы, рейтинг которых был понижен до минимального инвестиционного уровня.

Высокий уровень корпоративного долга в США, его низкое качество, на фоне пандемии и развития нового мирового финансово экономического кризиса стали одной причин периодического обрушения фондовых рынков США в течение 2020 – 2021гг.

В особо тяжелом финансовом состоянии оказались энергетические компании США, в том числе компании в сфере добычи сланцевой нефти и газа. Ситуация усугубилась падением мировых цен на энергоносители в начале 2020 г.

Стоимость ценных бумаг американских энергетических компаний, которые пострадали от падения цен на энергоносители в конце 2020 г. оценивались в 936 млрд. долл., из них акции на сумму 110 млрд. долл. торговались в так называемом проблемном сегменте фондового рынка(distressed territory) с доходностью до 10%.

До конца 2020 г. американским энергетическим компаниям нужно погасить 27 млрд. долл. корпоративной задолженности.

По оценкам экспертов, если цены на нефть сохранятся на прежнем низком уровне около 30% американских компаний, занятых в сфере производства сланцевого газа и нефти не смогут обслуживать свои долги.

При этом у многих компаний в разы выросли риски корпоративных дефолтов, в частности акции американской компании «SMenergy» в результате фондовых кризисов упали на 50%, «CallonPetroleum» на 40%, «OasisPetroleum» на 40%, «OccidentalPetroleum» на 15%.[4]

Сложная ситуация на рынке корпоративной задолженности вынудила денежные власти США привлечь к ее решению Федеральную резервную систему (ФРС), которая разработала ряд программ в рамках политики количественного смягчения.

 

Программы экстренного кредитования частных компаний и выкупа корпоративных долгов в рамках политики количественного смягчения США

 

Интересно отметить об одном удивительном совпадении ВОЗ объявила о пандемии коронавируса 13 марта 2020 г., а уже 22 марта 2020 г. представители ФРС объявили о снятии ограничений на политику количественного смягчения (QEQuantitative Easing).

Впервые в своей истории ФРС в 2020 г. разработала и стала реализовывать целую серию программ экстренного кредитования частных компаний и выкупа корпоративных долгов, компаний, находящихся на грани банкротства.

В рамках очередной программы количественного смягчения ФРС разработала два специальных механизма поддержки крупных компаний. Программы были запущены уже 23 марта 2020 г. и на эти цели были выделены 300 млрд. долл.

Первая программа PrimaryMarketCorporateCreditFacility (PMCCF) была предназначена для первичного рынка с целью расширения кредитования корпоративного сектора путем выпуска новых облигаций и привлечения новых кредитов и займов.

Программа PMCCF была предназначена для американских компаний, имеющих рейтинг инвестиционного уровня, которые смогут получить временное финансирование на четыре года. Причем в первые шесть месяцев компании могут быть освобождены от выплаты основной суммы долга и процентов по нему.[5]

Поскольку ФРС не имеет возможности напрямую давать займы и кредиты частным компаниям, поэтому были использованы полномочия ФРС для создания специальных механизмов, которые, в свою очередь, обеспечили расширения кредитования и получения новых займов.

В частности, были расширены валютные своп-линии с Центральными банками различных стран. Это прежде всего пять крупнейших Центральных банков – Европейский центральный банк (ЕЦБ), Банк Англии, Национальный банк Швейцарии, Банк Канады, Банк Японии, с которыми у ФРС заключено соглашение о неограниченном обмене в рамках валютного свопа.

ФРС также рекомендовала банкам проявлять гибкость в отношении клиентов, испытывающих финансовые проблемы из-за коронавируса и мирового кризиса и использовать при этом свои буферы ликвидности, смягчения требований к обязательному резервированию и достаточности капитала.

Кроме того, ФРС продолжила проведение операций репо, в рамках которых банки получают средства под залог ценных бумаг. Ставка по таким операциям была снижена до нуля.

Чтобы защитить себя от потерь по кредитам в рамках нового механизма поддержки корпоративного сектора ФРС планирует использовать 10 млрд долл. из Фонда валютной стабилизации (ExchangeStabilizationFund)[6] Министерства финансов США, который обычно используется для валютных интервенций.

В отличие от прямого вмешательства центрального банка средства фонда позволяет правительству США влиять на валютные обменные курсы без прямого воздействия на объемы внутренней денежной массы.

Вторая программа SecondaryMarketCorporateCreditFacility (SMCCF) предназначалась для обеспечения ликвидности вторичного рынка корпоративных бондов.

Программа предусматривала, начиная с мая 2020 г. покупку ценных бумаг биржевых фондов (ETF), имеющих листинг в США и с июня 2020 г. выкуп корпоративных бондов американских корпораций, имеющих инвестиционный рейтинг.[7]

Использование финансовых ресурсов ФРС и другие финансовые механизмы планировалось оказать поддержку корпоративному сектору на общую сумму до 750 млрд долл.

В апреле ФРС принял еще одну специальную программу по смягчению проблемы задолженности компаний малого и среднего бизнеса и обеспечения их новыми кредитами – MainStreetBusinessLendingProgram (MSBLP). На реализацию программы было выделено 350 млрд. долл.

В частности, регулятор предоставил ликвидность банкам, выдающим кредиты малому и среднему бизнесу, залогом такого финансирования стали займы в их номинальном размере.

 Кроме того, в рамках программы кредитования малого и среднего бизнеса ФРС выкупит займы таких компаний на сумму до 600 млрд. долл., в том числе 75 млрд. долл. на эти цели выделит Министерство финансов США. У банков-кредиторов останется 5% таких займов, остальные 95% долгов они смогут продать регулятору.

Участниками этой программы смогут стать малые и средние компании, образованные до 13 марта 2020, с хорошими докризисными финансовыми показателями, имеющие до 10-15 тыс. занятых годовой оборот до 2,5 млрд. долл. и доход не более 5 млрд. долл. [8]

В перспективе ФРС планирует продолжить использовать весь спектр инструментов для поддержания корпоративного сектора и тем самым содействовать достижению целей максимального смягчения проблемы корпоративного долга.

 

Андрианов Владимир

Профессор МГУ, д.э.н., академик РАЕН,

бывший помощник Председателя Правительства РФ

 

[1] В последние годы наиболее высокими темпами ростет корпоративная задолженность в Китае, которая увеличилась с 14 трлн долл. в 2014 г. до 18 трлн долл. в 2018 г. и до 20 трлн долл. в 2020 г. Стремительный рост корпоративной задолженности Китая обусловлен бумом кредитования масштабных инвестиционных проектов в сфере недвижимости и инфраструктурных отраслях КНР.

[2]F.WilliamEngdahl. Follow the Real Money Behind the New Green Agenda. NEO New Eastern Outlook, 27.01.2020, URL: https://journal-neo.org/2020/01/27/followthe-real-money-behind-the-new-green-agenda

[3] https://www.rbc.ru/money/29/08/2017/59a59e169a79470a4463823f

[4]По данным агентства «MarketWatch», октябрь 2020 г.

[5] Report to Congress Pursuant to Section 13(3) of the Federal Reserve Act: Primary Market Corporate Credit Facility, May 29, 2020, Board of Governors of the Federal Reserve

[6]Фонд валютной стабилизации США был создан в 1934 г. для стабилизации курса доллара через сделки с золотом, валютой, ценными бумагами и др. Через Федеральный резервный банк Нью-Йорка Фонд управляет валютными резервами США и операциями с СДР в МВФ.

[7] Report to Congress Pursuant to Section 1(3) of the Federal Reserve Act: Secondary Market Corporate Credit Facility, March 30, 2020, Board of Governors of the Federal Reserve.

[8] Report to Congress Pursuant to Section 13(3) of the Federal Reserve Act: Main Street Business Lending Program, April 9, 2020, Board of Governors of the Federal Reserve.

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован