28 января 2008
1523

Мельников Виктор: В прошлом году в России незаконно обналичили более триллиона рублей

На что только не идут нечистые на руку "предприниматели", чтобы отмыть деньги. И морковь якобы закупают в огромных объемах, и заказывают консалтинговой фирме исследование антарктического шельфа. Конечно, надзорные органы не дремлют. В конце прошлой недели зампред Центробанка Виктор Мельников сообщил журналистам о значительном снижении подозрительных операций. Но расслабляться рано. По некоторым оценкам, теневой сектор в экономике по-прежнему составляет 20-25% от ВВП.

В России применяется два основных способа по "отмыванию" денег. Во-первых, это вывод средств из страны. Например, с использованием так называемого импорта товаров без пересечения таможенных границ. Допустим, иностранное посольство списывает машину, а потом продает ее внутри России. Или наши граждане приобретают у нерезидентов ценные бумаги российских эмитентов. По словам Виктора Мельникова, в прошлом году по таким схемам было выведено $25 млрд. Но еще два года назад ущерб оценивался в $61 млрд.

Во-вторых, деньги у нас "отмываются" за счет операций по обналичиванию денег сомнительного происхождения. Эта схема активно используется для ухода от налогов. Причем при переводе сомнительных средств из безналичной формы в наличную предприниматели руководствуются "благими целями". "Теневики" указывают, что деньги им нужны для закупок сельхозпродукции или ценных бумаг. Конечно, не все подобные операции являются сомнительными. Подозрения возникают, например, когда сумма значительно превышает все разумные пределы. Скажем, был такой случай, когда фирма попросила обналичить миллиарды рублей, чтобы приобрести у сельхозпроизводителей морковь. Выяснилось, однако, что запрашиваемая сумма в несколько раз превышала стоимость всей выращенной в стране моркови.

Правда, в последнее время работать таким "предпринимателям" стало сложнее. Об этом свидетельствует сокращение масштабов их деятельности. По словам Мельникова, в прошлом году в России объем сомнительных операций по "обналичке" сократился на 8%, а в Москве - на 24%.

Впрочем, в абсолютных цифрах ситуация не выглядит столь уж безоблачной. Ведь в 2007 году было обналичено с сомнительными целями более триллиона рублей. Конечно, по сравнению с мировыми показателями ($3 трлн в год) - это не так уж много, но в масштабах нашей страны, учитывая недополученные государством налоги, - очень существенно. Как ни странно, но снижение количества "обналички" ударило далеко не по всем "банкам-прачечным". Уцелевшие в ходе борьбы с "отмыванием" смогли даже увеличить свои прибыли. По оценке экспертов, к концу прошлого года их услуги не просто подорожали, а стали практически золотыми. Например, если в 2005 году сомнительное обналичивание обходилось в 0,2-0,3% от суммы операции, то к концу прошлого года стоимость повысилась до 13-14%.

Еще одним каналом по отмыванию денег, который продолжает активно использоваться, является импорт услуг. Например, хорошо известен случай, когда столичный мебельный магазин на Комсомольском проспекте заказал эстонской консалтинговой фирме провести исследования по изысканию нефти на антарктическом шельфе. Причем в качестве компенсации за это компании выплатили $500 млн.

Несмотря на положительную динамику в показателях борьбы с отмыванием, говорить о кардинальных изменениях ситуации пока рано. Как считают специалисты, по-прежнему в различных областях бизнеса (строительство, торговля и т.д.) приняты откаты в 20% от проекта. Учитывая, какие деньги "крутятся" в этом бизнесе, можно представить, насколько еще сильна теневая экономика. По некоторым оценкам, она составляет 20-25% от ВВП, но есть и предположение, что этот показатель может доходить до 40%. Так что далеко не все еще готовы выйти из сумрака.


28.01.2008
http://www.finiz.ru/economic/article1246677
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован