20 июля 2007
4001

Меня теперь стали называть секс-символом

- Елена, что у вас сегодня на первом месте - театр или кино?

- О, нет, сегодня не кино. Сегодня - театр. Антреприза. Театральная антреприза.

- Вы отдаете антрепризе предпочтение перед репертуарным театром?

- Ну, во-первых, я не играю сейчас в репертуарном театре. У меня к нему очень хорошее отношение, но я в нем просто не играю. Ну, а вообще, это две крайности. Антреприза хороша тем, что актер сам себе выбирает роль, хочет - соглашается, а не хочет - нет... В репертуарном театре актер часто просто обязан играть те роли, которые ему дают. Антреприза более мобильна, она в чистом виде демонстрирует успех или неуспех спектакля. Она, собственно говоря, и существует-то лишь в том случае, если на спектакль есть спрос. А репертуарный театр куда меньше зависит от коммерческой составляющей, поэтому может быть сыграно и двести, и дальше еще больше спектаклей. Бывает, что иной спектакль, быть может, уже давно пора было бы и снять, но он все идет. Хотя, разумеется, бывают и большие удачи.

- Антрепризу все же много критикуют...

- Тут дело, пожалуй, в том, что у всех нас есть такая черта характера - мы все умеем превращать в некую противоположность, и антреприза расхолаживает многих, так как невольно располагает к заработку. В результате люди перестают быть требовательными к качеству - и оно теряется. То есть можно сказать, что репертуарный театр сегодня сохраняется как место, в котором создается и продолжает жить искусство. Во всяком случае, это, скажем, критерий, камертон чего-то настоящего. Это так. Но лишь с одной стороны. А с другой - именно репертуарный театр сегодня переживает кризис.

- Почему?

- Потому что попросту невозможно прокормиться, невозможно состояться, как теперь говорят. А антреприза предоставляет такую возможность хотя бы потому, что спектакли все время возят по стране, что не так трудно и денежно, потому что декорации облегченные, костюмы - из подбора. И выбор пьес - тоже в основном комедии, малогабаритные, так сказать, с небольшим количеством действующих лиц.

- Но есть и весьма крупные антрепризные спектакли...

- Есть, конечно же, есть. Но - так мало. И так мало среди них серьезных. Ну, вот была "Овечка" Птушкиной - глубокая вещь и очень успешная. А так, главным образом, "временки".

- Вы не жалеете сегодня, что после Щукинского театрального училища не пошли в Вахтанговский театр?

- Почти никто не попадает в труппу Театра Вахтангова. Ну, один человек, скажем, из выпуска. И меня туда не звали. Меня позвал "Современник". Он мне очень нравился, более того, он мне подходил. Я была счастлива, что меня туда приняли.

- Как вы отнеслись к тому, что еще в 70-е, после оглушительного успеха "Романса о влюбленных", вас стали называть секс-символом советского кино?

- Что вы, тогда меня никто так не называл! Тогда и слова-то такого не было в нашей стране. Так меня стали называть сейчас. И это было просто смешно узнать в 2007 году, что ты в 70-е была секс-символом.

- В самом расцвете вы уехали из страны, потом вернулись довольно скоро...

- Ну, что же делать, коли я вышла замуж и хотела увидеть мир, хотела быть свободной. Ну, подумайте, что тут было в 82-м году? Один сплошной "железный занавес", да? Ну вот.

- То есть дело было никак не в творческом кризисе?

- И в этом тоже. Был профессиональный кризис. Хотелось чего-то нового. А такое желание для актрисы очень много значит.

- А что заставило вас вернуться?

- Бывает время разбрасывать камни, бывает время собирать, вот оно и настало.

- Сейчас вы не жалеете об эмигрантском периоде вашей жизни?

- О, это такая сложная вещь, Прежде всего это колоссальный опыт. Сколько было потерь... Конечно, и приобретения есть, но сколько потерь!

- Успели застать первую волну русских эмигрантов?

- Да. Прежде всего, Нину Берберову - эксцентричную женщину с гениальными мозгами. Ей было почти 90 , но ее лекции... Это была фантастика! И так трудно говорить сегодня об этих людях. Вот об Иосифе Бродском, скажем, как говорить? Как?!

- Ваши героини абсолютно полярные - от нежной и хрупкой тургеневской Аси до демонической вамп Лу Саломэ. А кто вы? Каково ваше амплуа?

- Трудно определить. Наверное, инженю. Но и Чулпан Хаматова - инженю, а играет и героинь тоже. И я тоже играю героинь. Иногда меня считали даже травести, но это не так. А сегодняшнее время вообще стирает понятие амплуа. Главное - это то, что в каждой роли присутствует сам человек.

- А как же перевоплощение?

- Очень просто. Абсолютное перевоплощение невозможно.

- Вы, мне кажется, очень склонны к философским размышлениям. Может быть, все это стоит изложить в книге?

- Я сейчас и пишу книгу, уже третью. Но это будет роман или повесть. Во всяком случае, придуманная история.

- Под названием...

- Названия не скажу. Оно, конечно, есть, хотя еще и рабочее. Но все равно - секрет.

Автор: Евгений Ганин

Сайт: Новые Известия

20.07.2007

www.peoples.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован