18 сентября 2006
1648

`Методы неразрушающего контроля применимы не только к металлам, но и к науке`

Справка: Владимир Устинов, директор Института физики металлов УрО РАН

Владимир Васильевич, известный телеведущий, профессор Сергей Капица недавно заявил, что за 15 лет наши ученые не создали ничего, за что можно дать Нобелевскую премию. Согласны ли вы с этим утверждением?

Вы, очевидно, имеете в виду интервью, данное доктором физико-математических наук, профессором Сергеем Петровичем Капицей для "Аргументов и фактов". Это утверждение, особенно если отделить его от контекста того интервью, выглядит как заявление популистского толка, характеризующее действительно тяжелые для российской науки времена в предельно мрачных тонах. Нельзя, мне представляется, переходить грань, за которой желание показать униженное и оскорбленное состояние нашей науки переходит в топтание на ее прекрасном теле. Более достойным было бы попытаться разглядеть в сегодняшней науке то, что "потянет" если не сегодня, то завтра, на высшую научную награду, и популяризировать эти новые знания, несмотря на то, что это, в наше время, неблагодарная задача. Конечно, абсолютно опровергнуть утверждение профессора Капицы мог бы только Нобелевский комитет!

Однако его признание приходит не быстро, как это видно на примере наших лауреатов, академиков Жореса Ивановича Алферова и Виталия Лазаревича Гинзбурга. Однако могу с полной определенностью сказать, что уровень исследований низкоразмерных квантовых наноструктур, проводимых сегодня в Санкт-Петербурге в Физико-техническом институте, который долгие годы возглавлял академик Ж.Алферов, ничуть не уступает уже отмеченным Нобелевской премией. Кроме того, можно напомнить, что недавно учрежденная премия "Глобальная энергия" - российский аналог Нобелевской премии - была присуждена нашим видным ученым за работы, выполненные ими и в последние годы.

В соответствии с обсуждаемыми сегодня в обществе идеями реформирования Российской академии наук (РАН) большинство научных учреждений страны могут лишиться государственного финансирования. Правда, недавно в прессе появилось суждение, что реформирование РАН, тем не менее, будет отложено до нового президентского срока. Как Вы считаете, чем вызваны подобные дискуссии?

Интерес к науке обусловлен осознанием той реальной роли, которую научное познание играет или должно играть в обществе. Однако на сегодняшнем этапе горячий и, как мне кажется, не всегда здоровый интерес к судьбе РАН связан, в первую очередь, с теми материальными активами, которыми располагает академия. РАН является государственной структурой, обладающей солидными ресурсами - зданиями, расположенными, как правило, в престижных районах, привлекательными для бизнес-вложений, не связанных с наукой, немалыми земельными угодьями.

Строения, находящиеся в распоряжении Уральского отделения РАН, быть может, не столь привлекательны, но земля является лакомым куском для многих потенциальных собственников. На земельную собственность УрО РАН уже неоднократно покушались и весьма агрессивные, и вполне добропорядочные структуры. Я имею в виду земли на Гореловском кордоне в Юго-Западном районе Екатеринбурга, где предполагалось строительство Академгородка. Правда, сейчас есть некий разумный вариант использования этой земли, устраивающий и инвесторов, и науку. Таким образом, можно сказать, что бурные дискуссии на тему реформирования РАН вызваны отчасти желанием обострить ситуацию, доведя ее до абсурда, чтобы добиться реорганизации академии, от которой выиграет отнюдь не наука. Умело подогреваемый интерес к правомерности государственного финансирования РАН позволяет воспользоваться глобальностью обсуждаемой проблемы и лишить конкретные направления науки источников жизнедеятельности.

Недавно, исходя из правильного тезиса об унификации земельного законодательства, были введены "единые" правила пользования землей, в соответствии с которыми все должны платить налоги на земельные угодья. Эти сборы оказались непомерно большими для науки и стали стимулом для некоторых институтов, чтобы освободиться от права на владение землей. Политика государства здесь непонятна, так как одной рукой бюджет финансирует науку, в том числе для оплаты земельного налога, а другой - изымает данные средства. Однако известно, что Русская православная церковь, к примеру, пользуется льготами за использование земельных ресурсов. "Газпром" (!?) также освобожден от уплаты налогов на землю, на которой проложены его трубопроводы. Почему нельзя применить и к науке подобную юридическую норму?

Непростительной ошибкой будет лишение науки государственного финансирования, ведь это - единственный реальный источник денег для фундаментальных исследований. Чудес не бывает, и при отсутствии средств фундаментальная наука в лучшем случае переродится в прикладную, а, скорее всего, попросту "прикажет долго жить". К примеру, то, что сегодня называется модным словом "инновации", раньше существовало как хорошо функционирующий механизм ведомственных отраслевых институтов, которые занимались внедрением научных разработок в практику. Сейчас эти учреждения преобразованы, коммерциализированы, часть их и вовсе исчезла. В лучшем случае там сохранились существенно "съежившиеся" коллективы. Это были скороспелые решения. То, что сохранилось в фундаментальной науке, очень легко уничтожить. Тезис о том, что наука может сама себя прокормить, не относится к фундаментальной науке.

Что дает российская фундаментальная наука бурно развивающемуся в стране рынку? Приведите, пожалуйста, конкретные примеры внедрения научных разработок ИФМ в промышленности. Что из разработанного может быть внедрено в ближайшее время? Что этому мешает?

Все институты УрО РАН сейчас работают на перспективных направлениях ,получая и интересные фундаментальные, и значимые практические результаты. Приведу примеры двух разработок ИФМ из разных областей деятельности института. На Урале сосредоточено большое количество металлургических и металлообрабатывающих предприятий. Для этих заводов исключительно актуально наличие специализированного оборудования неразрушающего контроля материалов и изделий. В ИФМ под руководством члена-корреспондента РАН Виталия Евгеньевича Щербинина разработаны физические основы использования методов неразрушающего контроля в производстве металлических труб. В результате подавляющее большинство трубных заводов Урала оснащено установками, которые были разработаны и созданы в нашем институте. Методы неразрушающего контроля позволяют в потоке контролировать целостность изделий, отбраковывать негодную продукцию. Другой пример касается иной сферы - жизнедеятельности человека. ИФМ занимается разработкой новых материалов и их применением. В нашем институте профессором Пущиным с сотрудниками была сделана аппаратура для щадящего извлечения камней из тела больного. Процедура проводится фактически амбулаторно, без серьезного хирургического вмешательства (без проведения полостных операций). При изготовлении подобного инструментария применяются сплавы с эффектом памяти формы. Эти "интеллектуальные" сплавы, как их называют, представляют собой соединение никеля и титана. Эти специфические металлы, будучи сплавлены в строго определенной комбинации, способны после введения в полости организма принимать форму, которая была им задана до введения в организм человека. К примеру, сплаву, прокатанному в проволоку, была придана форма корзиночки, а затем корзиночка была свернута в жгутик. После введения жгутика в тело больного по его естественным каналам металлу "напоминают", пропустив электрический импульс и подогрев материал на несколько градусов, о прежней форме. Жгутик разворачивается в корзиночку, которая захватывает камень, после чего доктор выводит корзиночку с камнем из организма человека. При разработке материалов и аппаратуры ИФМ сотрудничал с главным урологом областного министерства здравоохранения, профессором Владимиром Журавлевым. Другой пример из области медицины касается обнаружения и извлечения инородных тел из организма человека. Высокоточная аппаратура для этих целей разработана в ИФМ. Проблема обострилась в связи с локальными конфликтами, в недавнем прошлом развернувшимися в стране. Специализированный высокоточный феррозонд позволяет определить и помочь вытащить осколок или пулю, не прибегая к сложной хирургической операции.

Работе ученых мешает неразвитость нашей экономики, ее ориентированность не на передний край научных разработок, а на ограниченный круг известных отраслей. Так, одной из последних разработок ИФМ является алмазоподобное покрытие - сверхгладкое, сверхпрочное и сверхдолговечное. Срок эксплуатации сверла, покрытого таким материалом, продлевается во много раз, головка видеомагнитофона, после нанесения алмазного покрытия, практически нестираема. Несколько лет назад фирма "Самсунг" рекламировала достижения в области производства теле- и видеоаппаратуры. Это технологии, разработанные в ИФМ. Мы пытались продать их в нашей стране, но они оказались никому не нужны, и пришлось за определенную плату продать их в Южную Корею.

Сколько еще "открытий чудных" и каких именно готовит нам "просвещенья дух" ИФМ?

Владимир Устинов, директор Института физики металлов УрО РАН: Особенно перспективными можно назвать работы по магнитным наноструктурам, познанию магнитных свойств материалов на наноуровне. Наноструктуры могут использоваться в датчиках магнитного поля, устройствах хранения и обработки информации на магнитных носителях. Именно магнитные наноструктуры являются базовым материалом для новой области электроники, получившей имя "спинтроника". В устройствах спинтроники ключевую роль наряду с зарядом электронов, переносящих электрический ток, играет спин электронов -внутренний момент вращения, который приводит к поляризации тока и новым дополнительным способам управления электрическими свойствами.

Правительство области приняло решение выделить из областного бюджета в 2006 году 15 миллионов рублей на финансирование фундаментальных научных исследований регионального конкурса "Урал". Будет ли Ваш институт участвовать в конкурсе и с какими идеями?

Можно только приветствовать подобное решение. Это важно не только с экономической, но и с политической точки зрения, так как свидетельствует о заинтересованности областных властей в развитии фундаментальной науки. Мы всегда активно участвуем в региональных конкурсах, будем и на этот раз. Так, уже упомянутые феррозондовые локаторы будут доводиться до широкого применения благодаря грантам областного правительства.

Должны ли люди бизнеса помогать науке?

Уже помогают! Слава Богу, что такие люди есть. Так, в Москве действует фонд "Династия", помогающий молодым ученым и их родителям, связавшим свою жизнь с наукой. Два ученых ИФМ Вячеслав Марченков и Валентин Ирхин получают стипендии из Фонда поддержки молодых ученых, кандидатов и докторов наук. К сожалению, примеры, когда науке помогают бизнес-структуры, немногочисленны.

http://www.ras.ru/

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован