31 июля 2002
99

Между Россией и Грузией началась война

Пока боевые действия ведутся на информационном поле
Прорыв боевиков Руслана Гелаева из Панкисского ущелья на территорию России положил конец благодушным разговорам о `положительном прорыве` в российско-грузинских отношениях. Последние заявления сторон полностью дезавуируют недавние уверения Москвы и Тбилиси относительно их стремления сотрудничать в борьбе с международным экстремизмом и как можно скорее заключить Большой рамочный договор. Наоборот, началось противостояние, накал которого напоминает предвоенную ситуацию.

Диспозиция проста: российская сторона утверждает, что отряд чеченских боевиков был беспрепятственно пропущен грузинскими пограничниками из Панкиси на территорию РФ, Грузия это категорически отрицает. Плененные боевики перед телекамерами заявляют, что проникнуть на российскую территорию им помогли грузинские пограничники. `Героем дня` стал грузинский чабан-перебежчик Леван Телидзе, который вроде бы и сообщил российским пограничникам о нарушении рубежей отрядом гелаевцев под командованием араба-наемника. В свою очередь, Тбилиси обвиняет `противника` в ночных воздушных налетах на высокогорное приграничное село Гиреви и даже на удаленное от границы на полсотни километров Панкисское ущелье.

В Москве на самом высоком уровне заговорили о `непоследовательной и неискренней позиции руководства Грузии`, о том, что `устали от элементарного вранья` грузинской стороны по поводу боевиков - именно так выразился помощник президента РФ Сергей Ястржембский, добавив, что `в таких условиях вряд ли приходится рассчитывать на установление нормальных добрососедских отношений между Россией и Грузией`. Параллельно министр обороны Сергей Иванов вновь поставил вопрос о необходимости проведения в Панкисском ущелье крупной антитеррористической операции с привлечением российских войск, так как, по его мнению, грузины самостоятельно решить эту проблему не могут и даже потворствуют боевикам. Более того, российские военные утверждают, что грузины о готовящемся прорыве прекрасно знали, но ничего им не сообщили. А это уже прямое обвинение в предательстве.

Тбилиси в долгу не остался. Замсекретаря Совета национальной безопасности республики Джемал Гахокидзе сказал корреспонденту `НГ`, что `во всей этой истории с `прорывом чеченских боевиков` из Грузии в Россию есть немало странного. Если российская сторона действительно контролирует свою границу, не лучше ли было начать бить прорвавшихся боевиков тут же, на границе, а не начинать операцию по их блокированию в глубине своей территории? Остановив их на границе, можно было убедить весь мир в том, что боевики на самом деле пришли из Грузии. Для Москвы это была бы беспроигрышная позиция. Но ведь бои начались и идут в 15 километрах от границы с Грузией. Это многое ставит под вопрос. У Тбилиси в такой ситуации есть основания говорить о сознательной провокации. Не исключено, что нас просто-напросто проверяют: как мы отреагируем на всю эту `приграничную операцию`? Пленные боевики утверждают, что мы их пропустили на российскую территорию. Почему мы, как, впрочем, и российская сторона, должны воспринимать их слова как истину в последней инстанции? Не лучше ли вместе разобраться во всем, вместе проверить эти показания?`

Да, говорит Гахокидзе, Грузия пока не может гарантировать абсолютно надежную охрану своей границы, в частности ее чеченского участка. `Именно с учетом этого руководство страны в свое время обратилось за помощью к международным организациям, и уже два с половиной года мониторинг чеченского участка грузино-российской границы осуществляют наблюдатели ОБСЕ, - отметил замсекретаря Совета нацбезопасности. - Есть, кстати, среди них и представители России. Российские военные сейчас со ссылкой на показания пленных и некоего чабана-перебежчика утверждают, что грузинские пограничники пропустили боевиков из Панкисского ущелья в Чечню за деньги. А вот миссия ОБСЕ не зафиксировала ни одного инцидента с пересечением грузино-российской границы на этом участке. Выходит, и международных, в том числе и российских, наблюдателей подкупили?`

Джемал Гахокидзе в этой связи полагает, что `кое-кто в Москве упорно хочет посредством какой-то `совместной антитеррористической операции` втянуть-таки Грузию в войну на Северном Кавказе. Но этого не будет. Несмотря на большое желание того же министра обороны РФ. Шансов на то, что Грузия в итоге `сломается` и согласится на ввод на ее территорию иностранных войск, нет никаких. Это надо запомнить. Как и то, что Грузия сегодня отнюдь не одинока в стремлении защитить свои интересы и свой суверенитет`.

В борьбе с терроризмом, говорит Гахокидзе, руководство страны делает все в рамках имеющихся возможностей. `Многие в России, а также некоторые политические силы внутри страны утверждают, что грузинское руководство, дескать, имеет возможности изолировать, арестовать всех боевиков, которые могут находиться в Панкисском ущелье. Это далеко не так. Если говорить о настоящих террористах, то они делают все для того, чтобы остаться в тени, избежать задержания. Была бы изоляция этих людей простым делом, в России давно уже повязали бы тех же полевых командиров, предводителей боевиков, организаторов разного рода терактов. Не получается. И не только в России - это проблема для всего мира. Поэтому не надо думать, что в Грузии все зависит лишь от желания или нежелания властей. Все гораздо сложнее. И еще не надо нам навязывать ничью помощь в этой борьбе. Сотрудничество - да, навязанная помощь - исключено`.

Обвинения, озвученные Сергеем Ястржембским, задели в Грузии не одного Джемала Гахокидзе. Об этом говорят и в официальных структурах, и на улице. Говорят о том, что недопустимо ставить под вопрос будущее отношений между двумя странами, основываясь на утверждениях какого-то чабана. И в то же время готовы подписаться под словами Ястржембского, когда тот говорит, что `рядовые жители Грузии с теплыми чувствами относятся к России`. Пусть даже говорит он это в несколько ином контексте.

Впрочем, разговоры о дружбе сейчас малоактуальны. Сообщения о бомбежке Панкисского ущелья в Тбилиси некоторые склонны расценивать едва ли не как объявление войны. Реакция - соответствующая. Председатель парламентского комитета по обороне и безопасности Ираклий Бараташвили заявил, что не только расценивает этот инцидент как `прямую агрессию`. Но и считает необходимым `мобилизовать грузинские ПВО и сбивать любые летательные аппараты, вторгающиеся в воздушное пространство страны`.

А пока политики обмениваются воинственными заявлениями, реальные боевые действия в районе российско-грузинской границы продолжаются, приводя ко все большему возрастанию реальных жертв...
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован