27 июля 2004
1824

Михаил ДЕЛЯГИН: Есть выход из `ловушки глобализации`!

У каждого времени есть ключевое слово. Век ХIХ стал веком пара, ХХ - атомным. ХХI в памяти потомков, скорее всего, останется как век глобализации.

Каково место России в этом процессе? Что вообще для нас глобализация - благо или зло? На эти и другие вопросы отвечает председатель президиума Института проблем глобализации Михаил ДЕЛЯГИН.

- Михаил Геннадьевич, есть ли у нас какие-либо заделы или `точки опоры`, отталкиваясь от которых мы могли бы занять в новой всемирной `табели о рангах` достойное место?
- Я выпустил книгу на эту тему - `Мировой кризис. Общая теория глобализации`. В ней показано, в частности, что мы продолжаем утрачивать технологический потенциал, унаследованный от СССР, и даже те прорывные наработки, что у нас были, либо теряем, либо продаем.
Сейчас позиции каждого государства в глобальной иерархии зависят прежде всего от того, насколько уникальную продукцию оно способно предложить, - эту ситуацию можно назвать своеобразной `ловушкой глобализации`. Сырье же, будучи однородным `биржевым` товаром, уникальным никак не назовешь. В результате реальный контроль над рынками в долгосрочном плане находится в руках покупателей. В России на сегодня едва ли не единственным сектором, производящим продукцию с высокой степенью индивидуализации, является ВПК. Однако он обладает ограниченным доступом на рынки сбыта и в основном существует на старых наработках. И может так случиться, что лет через 10, когда эти наработки будут окончательно выбраны, нам нечего будет предложить, кроме сырьевых продуктов.

- Как сделать, чтобы вырученные за продажу сырья и полуфабрикатов миллиарды превратились в инвестиции в промышленность и науку?
- Инструментом такого превращения могли бы стать либо система государственных гарантий, либо достаточно жесткое валютное регулирование. При этой системе государство гарантировало бы организацию инфраструктуры, энергетических сетей, минимизацию всех политических рисков, что означает, что в течение 15 лет вложения бизнеса даже в инфраструктуру окупятся, а затем будут приносить чистую прибыль.
Второй элемент необходимой политики государства - участие в поиске и, главное, практической реализации новых технологических решений, которые без давления государства просто не интересны монополиям, стремящимся к росту издержек, а не эффективности. Классический пример - технология упрочнения рельсов с использованием лазеров. Ничего сверхъестественного. Но это не нужно металлургическим корпорациям, потому что такая технология снижает объемы их продаж. Государство обязано такие разработки находить, коммерциализировать, обеспечивать изобретателям защиту.
При этом государство должно обеспечивать постоянное развитие некоторых направлений: например, фундаментальной науки. Это в США корпорации могут сами обеспечивать фундаментальную науку, потому что они уже сами сопоставимы с государством. В России это по силам только государству.

- Что оно сейчас делает для этого?
- Пока складывается впечатление, что реальное понимание этих вещей есть только у Президента. Это видно и по его последнему Посланию Федеральному Собранию, в котором он заговорил наконец о конкретных модернизационных механизмах. Также впервые в Послании было уделено большое внимание развитию человеческого потенциала.
Другое дело, что для достижения этих задач лидер страны должен четко сказать, как государство будет добиваться своих целей, какие из недостатков государственной системы будут исправляться. И потом, сказав обо всем этом, последовательно воплощать заявленные цели в жизнь.

- В ваших работах одной из основных проблем называется диктат монополий. Как бороться с монополизмом, не снижая конкурентоспособности страны в целом?
- Прежде всего необходим прямой государственный контроль за ценами и тарифами естественных монополий. При этом государство должно ориентироваться не на доходы от приватизации и не на налоговые сборы, а на совокупность того, что естественная монополия дает стране. Необходимо ввести принцип единого комплексного государственного регулирования в отношении аффилированных лиц и структур. Эффективность контролирующих органов резко ограничивает аппетиты крупных корпораций во всех развитых странах. Там доказательство ценового сговора ведет к огромным штрафам и резкому снижению уровня возможностей вследствие наложения ограничений и неотступного контроля за провинившимися. Значит, и нам следует активизировать деятельность федеральных антимонопольной и тарифной служб по выявлению фактов злоупотребления монопольным положением и ценовых сговоров. Кроме того, эти ведомства должны вырабатывать конкретные инициативы, которые впоследствии могли бы обретать вид эффективных антитрестовских законов. Судя по нынешней ситуации, пока их деятельность здесь неэффективна.

- Как бы вы в этой связи оценили деятельность ОАО `РЖД`?
- Претензии к железнодорожникам просто ничтожны. Причина, вероятно, в том, что в этой отрасли исторически, еще с царских времен, руководящие должности занимают люди исключительно разумные и профессиональные.

- А какую роль в повышении конкурентоспособности России могут сыграть ее транспортники, в частности железнодорожники?
- Президент впервые в своем Послании специально отметил, что для России в силу ее просторов транспортный комплекс имеет большее значение, чем для какой-либо иной страны, поэтому нам нужно уделять особое внимание его развитию, повышению эффективности, снижению издержек. С управлением у наших железнодорожников всегда было неплохо, и его качество сейчас только улучшается. В частности, удалось наконец запустить регулярные контейнерные маршруты, а это сложное взаимодействие железнодорожников, портовиков и всех остальных участников перевозочного процесса. Я думаю, что это направление будет бурно развиваться, также идет развитие сети автомобильных дорог для перевозок на среднее расстояние.
В целом же наш транспортный комплекс можно рассматривать и как арену реализации важнейшей задачи - привлечения иностранных инвестиций для модернизации жизненно важных капиталоемких отраслей нашей экономики. Причем благополучие этих инвесторов должно быть четко поставлено в зависимость от благополучия России. Практически единственным таким проектом представляется создание на базе Транссиба скоростного железнодорожного пути Лондон - Токио с выходом на корейские и, возможно, китайские порты. Создание такой магистрали несет всем участникам проекта выгоды, масштабность и долгосрочность которых соответствует его собственной масштабности и долгосрочности. Экономическая рентабельность проекта очевидна - здесь и обеспечение заказами сотен и тысяч предприятий России, Европы, Японии, объединяющейся Кореи и, вероятно, Китая. А следовательно, создание миллионов новых рабочих мест, а для России еще и возрождение целых отраслей нашей экономики, кардинальное увеличение внутреннего спроса, в том числе и на инвестиции, и оздоровление управленческих систем.
Но главный выигрыш для нас - это то, что реализация данного проекта обеспечивает экономическое, политическое и культурное единство нашей страны. Более того, фактически уже с начала официальной проработки этого проекта Россия начала реальный процесс постсоветской реинтеграции, которая имеет все шансы стать стержнем евро-азиатской интеграции и сделать тем самым Россию одним из главных участников мировой политики.

- Михаил Геннадьевич, а есть ли у России перспективы выбраться из `ловушки глобализации`?
- Я верю, что мы справимся с этим. Эта вера основана на огромном пласте неиспользованных до сих пор технологий, организационном потенциале. А еще - на большой ответственности наших людей, их дисциплине и безграничной вере в свое будущее.

Леонид ГРИГОРЬЕВ.
Ежедневная транспортная газета `Гудок`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован