01 октября 2004
1556

Михаил Делягин: `Нынешняя Госдума ужасна` Но и ее можно поставить на службу обществу

Наша газета продолжает знакомить избирателей с кандидатами в депутаты Госдумы по Преображенскому одномандатному округу No 199. С научным руководителем и Председателем Президиума Института проблем глобализации (ИПРОГ), академиком РАЕН Михаилом Делягиным встретился обозреватель Олег Садов.

- Михаил Геннадьевич, Вы подали документы для регистрации в качестве кандидата в депутаты Госдумы. Что подвигло Вас на этот шаг? Зачем Вы идете в депутаты?

- Я - экономист, но сейчас у нас в стране почти нет экономических проблем. Все проблемы политические, связанные с нежеланием власти исполнять свои обязанности перед обществом. Страной правит симбиоз либеральных фундаменталистов и силовых олигархов, занятых корпоративными амбициями и личным обогащением.

Заставлять эту систему делать что-то полезное сложно, но если знать, как она устроена, какие есть скрытые противоречия, на что и как надо давить - можно добиваться многого.

У меня стаж работы во властных органах с перерывами с 1990 года, так что я кое-что понимаю. Но возможности, которые были в аппарате правительства, в августе прошлого года практически исчерпал. Тогда удалось, например, на 8 месяцев остановить реформу электроэнергетики `по Чубайсу`, а потом перевести ее в относительно безвредное русло. И то, что тогда реформаторы хотели сотворить, им до сих пор не удалось.

Но это арьегардные бои, то есть защита от разрушения, а не созидание. А хочется - и надо - именно созидать. И сегодня я вижу такую возможность в Госдуме.

- Шутите? Неужели Вы думаете, что нынешний парламент, с большинством `Единой России`, может как-то влиять на положение дел в стране?

- Есть вещи похуже, чем большинство `Единой России`. Конечно, возможности ограничены, - но они есть: надо просто знать, как, что и когда делать. Многие депутаты, хорошие люди, и не только из деревни, но даже и из крупных корпораций, напоминают детей за рулем машины: они просто не знают, как ей управлять.

Да, нынешняя Госдума ужасна, - но и ее можно поставить на службу обществу. Ведь даже простой, но правильно написанный, точно и вовремя адресованный депутатский запрос оказывается действенным инструментом решения локальных житейских проблем, а порой и задач федерального уровня.

Кроме того, ситуация меняется. В ходе протаскивания монетизации льгот многие `единороссы`, особенно одномандатники, были просто в ужасе от этих законов. Мои бывшие сослуживцы рассказывали, как некоторые известные персонажи чуть ли в ногах у чиновников валялись с просьбой разрешить им - даже не воздержаться, а случайно оказаться вне зала во время голосования...

И эта боязнь, этот страх будут только нарастать.

И в ситуации жесткого проведения серьезных реформ роль парламента может внезапно повыситься. Скажем, последние изменения - по сути дела отмена части социальных норм Конституции и изменение духа ее политических норм - способны серьезно ограничить легитимность многих институтов власти. И тут Госдума внезапно может стать исключительно важна. Ведь никто в 1990 году не думал, что Верховный Совет РСФСР, который был не просто под Верховным Советом СССР, а еще и под КГБ и под КПСС, может что-то из себя представлять. И полгода назад никто всерьез не думал, что Законодательные собрания областей России будут утверждать губернаторов. Даже администрация президента контролировала ситуацию лишь с главами регионов и за редкими исключениями не заботилась толком о положении в Законодательных собраниях.

Когда уже в будущем году начнут взрываться одна за другой заложенные этим летом и осенью социально-политические `мины`, Госдума поневоле будет активизироваться. И понимание того, как влиять на реальные решения, даст ее депутатам огромные возможности по защите интересов своих избирателей и всей страны.

Если, конечно, эти депутаты будут знать, как пользоваться этими возможностями и хотеть исполнять свои обязанности перед обществом, а не, грубо говоря, набивать карман.

Последнее, кстати, будет делать все труднее.

- Как Вы относитесь к последним инициативам президента Путина?

- Идея в принципе разумна. Наше общество деградировало. Можно спорить, было ли оно готово к демократии в начале 90-х годов XX столетия, но сейчас не готово точно. Ведь демократия - не просто свобода, а прежде всего ответственность. Даже по Платону это власть людей, способных носить оружие и обладающих имуществом, то есть взрослых и дееспособных. У нас сегодня она вырождается в то, что Платоном называлось охлократией. Люди поставлены в чудовищные условия; нефтедоллары достаются олигархам и бюрократам, а остальные не столько живут, сколько выживают. Им не до участия в управлении государством.

Поэтому в разрушенном обществе модернизация всегда осуществлялась только авторитарными методами. Где-то это было при сохранении демократического фасада, как у Рузвельта, где-то нет.

Но наша проблема в том, что авторитарная модернизация требует наличия во власти людей, которые чувствуют свою ответственность за страну и перед страной. У нас, к сожалению, так называемая элита в части мотиваций не сильно изменилась со времен Ельцина. Общество ей безразлично. Нами по-прежнему правят люди, которые пришли к власти и стали элитой за счет сознательного разрушения и разграбления страны.

Поэтому авторитарная модернизация сегодня невозможна. И от демократических процедур отказываются не ради рывка вперед, не ради общества, а чтобы упростить личное обогащение.

При этом `на ровном месте` создано аж три фронта, которых раньше не было. Первый - против региональных элит и среднего бизнеса. У них отобрали даже возможность дорасти до федерального уровня, и теперь их энергия и деньги пойдут не на прорыв на этот уровень, а на то, чтобы вернуть старые порядки.

Второй фронт открыт внутри самой элиты, которая обрезает обратные связи с обществом. А управляющая система без обратных связей - не управляющая система, а генератор катастроф. При этом грызня чиновников не умеряется даже слабой гласностью и потому становится безнаказанной - и, соответственно, разрушительной.

Наконец, третий фронт - Запад. Западники формалисты - они смотрят на фасад. Если там написано `демократия`, они дружат. Но мы слово `демократия` стерли и написали традиционное из трех букв. Теперь они нас будут давить как идейно чуждых.

Важно, что демократия - не формальность, не процедура, но положение, при котором государство в наибольшей степени учитывает интересы и мнение общества. В зависимости от степени зрелости и развитости общества процедуры ее обеспечения могут быть разными. В царской России охранка проводила нечто вроде социологических исследований - и их результаты учитывались государством, например, при освобождении крестьян.

В России эта единственно важная, содержательная демократия изжита - и вот теперь нас будут `мочить в сортире` из-за совершенно формальной меры: отказа от демократических декораций. Овчинка не стоит выделки.

- Как Вы видите возможное решение проблемы терроризма в России?

- Прежде всего, необходимо оздоровление спецслужб. Ловить не рядовых милиционеров, которые берут взятки, а бороться с теми, до кого эти взятки потом доходят. Освободить спецслужбы от груза не свойственных им коммерческих и политических задач.

Реализовать старую идею бизнесменов, которые предлагали скинуться на дополнительные налоги и государству официально платить милиционерам то, что они имеют на самом деле. Тогда милиционеры получат возможность не выполнять неправовой приказ, тогда появится хотя бы возможность очищения спецслужб от разложившихся элементов, да и от психически неустойчивых тоже.

Необходима агентурная работа, так как ловить террориста, когда он `вышел в поле`, уже поздно.

Надо все следствие по террактам и преступлениям против безопасности, передать в одни руки - можно даже в ФСБ, хотя лучше выделить в специальную структуру вроде американского ФБР.

Наконец, оздоровление спецслужб невозможно без демонстративных мер. В стране есть человек, отвечающий за ее безопасность, и он должен отвечать за положение в этой сфере на деле, а не на словах. Я имею в виду директора ФСБ Патрушева. Люди, которые допустили ошибки, должны уйти.

Второе направление борьбы с терроризмом - искоренение его социальных причин. В республиках Северного Кавказа к власти надо допустить все значимые кланы и народы, чтобы никто не чувствовал себя обиженным. Мы видели в Чечне: когда глава одного тейпа концентрирует у себя все финансовые потоки, он приговаривает себя. И мы видим в Дагестане, что даже пороховая бочка не взрывается, если каждая крупинка пороха чувствует себя допущенной к управлению и причастной к общей судьбе.

Необходима легализация бизнеса, ибо `черный` бизнес под силовой `крышей` может безнаказанно кормить любых бандитов.

Третье направление борьбы с терроризмом - это, выражаясь ленинскими словами, вооружение народа. Всю жизнь был против свободного ношения оружия, но сегодня, когда спецслужбы не защищают и, похоже, не хотят защищать общество, необходимо право на самозащиту. Пусть на время, пока спецслужбы не оздоровятся.

Сегодня даже президент говорит о восстановлении дружин добровольной охраны порядка. Думаю, это должны быть дружины самообороны. Люди, например, по месту жительства собрались, зарегистрировались, получили лицензию и имеют право обеспечивать с оружием защиту себя, своих семей и своих жилищ.

И я посмотрю тогда, как `отдельные милиционеры`, как у нас принято говорить, будут творить привычные беззакония, если у граждан может оказаться с собой оружие.

Да, это вещь рискованная. Да, нужно добиться того, чтобы оружие не получили психически неуравновешенные люди. Но нежелание государства защищать нас не оставляет нам иного выхода.

- А может Чечню просто отпустить на все четыре стороны?

- Уже отпускали - в 1996-1999 годах. Но она, как и большинство стран бывшего СССР, не может кормить себя сама, не может существовать без России.

Отпустив Чечню, мы получим там хаос, который все равно будет проникать к нам потому, что больше ему проникать некуда. И любая пограничная стена будет прозрачной, достаточно вспомнить, что те же ингуши и чеченцы - почти один народ. Единственный способ вернуть кавказцев на Кавказ из Москвы - это забрать этот Кавказ, весь, включая Закавказье, обратно и сделать там нормальные условия жизни. Чтобы они работали там на наши рынки, а не здесь на свои. Но это задача завтрашнего дня.

- Как Вы оцениваете современное состояние российской экономики?

- Российская экономика сегодня - одна большая проблема. Мы живем за счет нефтедолларов. Нам везет сказочно, больше, чем при Брежневе - так резок рост цены на нефть. Но при том же Брежневе доходы от экспорта нефти тратились более разумно. У нас не было нищеты, было настоящее образование и здравоохранение - и еще хватало денег на помощь братским странам, на ВПК, космос и БАМ.

Сейчас об этом даже речь вести смешно. Почти 20% населения не хватает денег даже на еду, более чем половине - на одежду, 85% - на простую бытовую технику.

Экономику тормозят огромные структурные проблемы. Прежде всего - незащищенность собственности. Ведь ее передел - самый рентабельный вид бизнеса, после разве что наркоторговли. Вторая проблема - повсеместный произвол монополий. Третья - депрессивные регионы, где просто невозможно развитие. И массовая нищета.

Эти проблемы не решаются потому, что у власти сейчас находятся олигархи. Раньше были коммерческие, теперь силовые, но суть - крупный бизнес, зарабатывающий за счет контроля за государством - не изменилась. Им не нужна защита собственности, потому что это защита чужой собственности от их экспансии. Им не нужна борьба с монополиями, потому что монополии - это они. Им не нужен рост уровня жизни, потому что они экспортируют сырье, и зарплата их работников для них, в отличие от Генри Форда, - не рынок сбыта их товаров, а издержки. А депрессивные регионы им просто безразличны.

- Михаил Геннадьевич, Вы недавно вступили в партию `Родина`. Что Вас привело в нее и почему Вы не пошли по списку партии на парламентских выборах?

- Партия `Родина` - единственная живая сегодня политическая сила. И она единственная может соответствовать всем основным потребностям общества - в социальной и национальной справедливости, патриотизме вплоть до конструктивного реваншизма и неотъемлемых в некритической ситуации правах личности.

Что касается выборов 2003 года - я ушел из аппарата правительства в середине августа потому, что понял, что все, что я могу сделать, я уже сделал, а дальше - это просто просиживать штаны. Это было совсем непросто, и нужно было время, чтобы осмотреться. С Дмитрием Рогозиным же я познакомился вообще в конце ноября, когда все избирательные списки были давно сформированы. Потом я прошел весь спектр политических партий от лимоновцев до СПС и решил, что наиболее близка мне позиция `Родины`. В том числе и потому, что это единственная партия, которая внятно ставит проблему межнациональных отношений. Может чуть громче, чем надо, но иначе государство не услышит.

- Идя в Думу по 199 округу, что Вы знаете о проблемах жителей этого округа и какие из этих проблем Вы готовы решать?

- В 199 округе есть свои специфические проблемы. Например, безопасность. Понятно, что две парковые зоны означают, что ходить там небезопасно. Второе - межнациональная проблема. Общее правило понятно: кто хочет и может жить по российским законам - свой, кто не хочет или не может - чужой. Но попробуйте хоть заикнуться об этом - сгрызут, причем все вместе.

Острейшая и одна из самых болевых проблем - плохое и еще и ухудшившееся в последнее время медицинское и лекарственное обеспечение. Дальше, что называется, `по списку` - проблема точечной застройки, разорения парков, фенольных домов, бытовые проблемы, начиная с пробок, ракушек во дворах и заканчивая вывозом мусора. Вещевые рынки - рассадники антисанитарии и, думаю, преступности. Автовокзал, который обещают перенести после строительства четвертого кольца, то есть даже не после дождичка в четверг. Алкоголизм и бомжи - те еще картинки иногда приходится наблюдать... Естественно, всем этим надо будет заниматься.

Но есть и проблемы, которые не решаются на уровне округа - и даже на уровне Москвы. Та же проблема монетизации льгот. Лужков был, чуть ли не единственным, кто попытался защитить свой регион. В конце концов, он решил заплатить из бюджета миллиард долларов, чтобы сохранить льготы москвичам, - но ведь этот миллиард не лишний. На него можно было бы еще несколько транспортных развязок построить, выплаты повысить, полгорода отремонтировать.

Иными словами, есть проблемы не округа и даже не Москвы, которые могут решаться только в Госдуме.

Простой пример: сейчас нас, Москву и москвичей просто `раскулачивают`, используя несправедливую систему межбюджетных отношений. И, чтобы защищать Москву на федеральном уровне, не обижая всю остальную страну, нужно быть специалистом в этих отношениях. Я в межбюджетных отношениях понимаю достаточно - пришлось их изучать и даже целые уважаемые ведомства доводить до подлинных истерик, когда они осознавали, что создали систему, которая без коррупции работать просто не может.

- Михаил Геннадьевич, Ваше отношение к другим кандидатам в депутаты по 199 округу?

- Плохо их знаю, боюсь ошибиться. Лично не знаю `второго` Жукова, но мне его жаль. Хочет он или нет, он воспринимается как `двойник` - и, похоже, сильно себя дискредитирует. Почти никто ведь не вспомнит, что он хороший мужик, производственник, что это он, а не крикуны досужие с фенольными домами боролся... `Двойник` - и все, клеймо на всю жизнь. Но он знает Метрогородок как свои пять пальцев и, когда стану депутатом, я, конечно, по вопросам Метрогородка буду его слушать.

Митрохин вроде нормальный, но ведь он три раза уже сидел в Думе по полному сроку. Отчетов много, а что касается дел - крик по поводу ядерных отходов, которые все равно ввезли, да поддержка вместе со всем `Яблоком` разграбления России при помощи Соглашений о разделе продукции. То есть даже в более благоприятных условиях, чем сейчас, он ничего толком не сделал.

То, что он все время идет на скандал, как раз понятно - ему же `Яблоко` в Москве возрождать надо, а для этого надо привлекать внимание. Его задача на этих выборах - не защита чьих-то интересов, а возрождение своей партии. Это объективно: люди от них отвернулись, и надо привлекать их внимание обратно, хотя бы шумом.

Я к нему очень хорошо относился, пока не случился казус с забрасыванием Лубянки краской, и вроде он потом говорил, что послал туда ребят. Так вот то, что охранники с Лубянки то ли избили, то ли нет всего двоих из них - это проявление их выдержки и, если хотите, гуманизма. Мое мнение - если ты посылаешь детей туда, где их могут, - а с учетом наших реалий, так и должны - избить, ты должен идти с ними. Митрохин не пошел, и вот этого я не понял.

Что касается остальных, то, по-моему, по большей части это милые, приятные, симпатичные и бесполезные люди. Они мало что смогут сделать в Государственной Думе, даже если захотят.

Олег Садов
28.09.2004
Правда.руhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован