14 октября 2006
7612

Михаил Эскиндаров: Я доволен судьбой

Первый проректор Финансовой академии при Правительстве РФ, профессор Михаил Эскиндаров осветил в интервью нашему журналу актуальные проблемы развития российского образования.

- Михаил Абдурахманович, экономическое образование вот уже много лет остается одним из самых популярных в России. И это несмотря на то что, как считается, сегодня на рынке избыток экономистов. Отвечает ли их подготовка потребностям современного рынка труда?

-Несколько лет назад в интервью вашему корреспонденту я говорил, что подготовка экономистов в непрофильных вузах - это неизбежное зло, с которым приходится мириться. Очень многие вузы выжили благодаря тому, что на коммерческих условиях готовили финансистов, юристов и других специалистов для рыночной экономики. В результате мы имеем огромное число малоквалифицированных экономистов. При этом даже в Москве ощущается острая нехватка грамотных, владеющих английским языком специалистов в области банковского дела, страхования, финансового менеджмента, бухучета и аудита. Конечно, ведущие экономические вузы и факультеты некоторых классических университетов продолжают готовить достойных специалистов, отвечающих всем требованиям работодателей. Наши выпускники вполне конкурентоспособны на рынке труда. Их с большой охотой принимают на работу крупнейшие финансово?банковские группы, страховые и аудиторские компании. Ежегодно десятки этих организаций проводят свои презентации в академии и приглашают на работу и стажировку ее студентов. Зачастую слышу или читаю в средствах массовой информации, что большинство выпускников вузов не работают по специальности. К нам это не относится - почти 100% наших выпускников трудоустраиваются именно по профильной специальности.

- Связана ли, на ваш взгляд, профессиональная карьера выпускников с их успехами в учебе? Насколько востребованы обладатели "красных" дипломов Финансовой академии?

- Как и раньше, наличие "красного" диплома особых привилегий выпускникам не дает. Работодатели, разумеется, обращают внимание на цвет диплома, но не более. Встречают по одежке, а принимают на работу по уму и знаниям. И дальнейшее карьерное продвижение не всегда связано с количеством пятерок, полученных в вузе. Мне известны отличники, годами сидящие на одном месте, и те, кто быстро продвигается по служебной лестнице, хотя диплом у них был "синий". Вуз не может и не должен гарантировать карьерный рост выпускнику. Мы должны ему дать необходимый объем знаний, чтобы он мог успешно начать трудовой процесс, а дальше все зависит от него самого.

- Сегодня много говорится о том, что бизнес должен более активно участвовать в подготовке кадров. Какова ваша точка зрения на этот счет?

- Действительно, в последнее время все больше разговоров о повышении роли бизнеса в подготовке кадров. Но мне кажется, российский бизнес еще не созрел, чтобы давать конкретные предложения как по содержанию государственных стандартов, так и по фактической наполняемости тех или иных учебных дисциплин. Этого нет и на Западе. Безусловно, представители бизнеса могут и должны участвовать в формировании государственного заказа на подготовку кадров, высказывать мнение по содержанию стандарта.

Но если бизнес рассчитывает, что вузы должны выпускать специалистов, готовых завтра же приступить к работе на производстве, то это заблуждение. Бизнес еще очень мало делает для того, чтобы серьезно влиять на учебный процесс в вузах и на формирование кадрового состава преподавателей. Если бы крупнейшие налогоплательщики (не хочу употреблять затасканное слово "олигархи") взяли шефство над 650 государственными учебными заведениями и оказывали им поддержку (причем не только материальную), многие проблемы были бы решены.

- Каково должно быть оптимальное соотношение между требованиями к образованию государства, отвечающего за стандарты в системе высшей школы, и бизнеса, предъявляющего свои требования к выпускникам вузов?

- Государство и бизнес в сфере образования должны взаимодействовать максимально тесно. Государство задает требования к выпускнику через стандарты. Бизнес получает специалистов. Чем лучше специалист, тем лучше бизнесу. Соответственно бизнес в первую очередь заинтересован в подготовке высококвалифицированных кадров, и его представители должны активно влиять на весь процесс - от формирования госстандарта, учебных планов, программ, учебников до формирования государственных экзаменационных комиссий. Я бы даже предложил руководителям крупного бизнеса брать отпуск на производстве на две недели в начале июня и лично возглавлять эти комиссии, чтобы самим понять, каких специалистов за их деньги (налоги) готовят вузы.

Что касается дополнительного профобразования, то здесь видны сдвиги. Все больше топ-менеджеров обучаются на курсах повышения квалификации и по программам МВА.

Вспоминаю беседу, состоявшуюся в Лионской высшей школе экономики несколько лет назад. Мы находились в кабинете ректора, когда ему доложили, что после лекции зашел поздороваться президент крупнейшей страховой компании. Я не мог не воспользоваться таким случаем и после знакомства спросил у этого господина: почему он, достигший больших успехов почтенный бизнесмен, решил читать студентам лекции? И вот что он ответил. Во-первых, подготовка к лекции заставляет его систематизировать знания, изучать новые взгляды по данному предмету. Во-вторых, работа со студентами позволяет понять состояние молодежи, ее потребности и уровень знаний и, кроме того, дает возможность отобрать для фирмы наиболее достойных. Да и, в конце концов, сказал он, приятно, когда к тебе обращаются "господин профессор".

Сотни представителей российского бизнеса в последнее время стали кандидатами и докторами наук. А многие ли могут похвастаться, что они являются настоящими профессорами? Поверьте, стать профессором порой значительно сложнее, чем даже попасть в академики. Лично я был бы рад, если бы все руководители крупнейших финансово-банковских структур захотели стать профессорами Финансовой академии. Эх, какие замечательные лекции были бы у студентов! Думаю, что посещаемость таких занятий была бы 100-процентная. Увы, до этого еще далеко. Хотел бы сказать большое спасибо тем энтузиастам, которые работают у нас в качестве совместителей. Это профессора В.Г. Пансков (аудитор Счетной палаты РФ), В.?В. Гусев (заместитель руководителя ФНС), А.Ю. Симановский (начальник департамента ЦБ РФ).

- Профессиональный потенциал выпускника складывается из разных компонентов: теоретической подготовки, практических навыков, общей культуры, деловых и личностных качеств. Как вы считаете, что из этого является наиболее сильной стороной выпускников ФА, а что слабой?

- Основное достоинство вуза состоит в том, что он в состоянии принять к себе недоразвитого ученика и в согласии со всей закономерностью развить его. При этом всегда необходимо помнить, что это развитие зависит от преподавателей и самого студента. Использование накопленных знаний и опыта преподавателя и стремление студента к познанию - вот единственный путь к совершенствованию. Не может выпускник вуза быть ремесленником, не владеющим теоретической основой, не обладающим культурой и самобытностью. Среди выпускников нашей академии - удивительные люди, успешно сочетающие профессиональные знания и творческие способности. Если бы мы выпускали односторонне подготовленных специалистов, то среди них не было бы семи министров финансов СССР и Российской Федерации, знаменитого Геракла - многолетнего главного банкира страны В.В. Геращенко, губернатора крупнейшего региона А.Г. Хлопонина, руководителей ведущих финансово?банковских структур.

Наши выпускники успешно, в числе первых, если не первые, освоили основы рыночной экономики. Быть богатым не стыдно, и очень жалко, что состоятельных людей значительно меньше, чем бедных. Очень рад, что выпускники академии ведут себя достойно по отношению к альма-матер и оказывают ей всестороннюю помощь и поддержку. Не могу не назвать нескольких выпускников, постоянно поддерживающих академию. Это А.И. Казьмин, А.Ф. Бородин, А.Л. Мотылев, В.А. Дмитриев, Д.Л. Орлов, А.К. Бокарев и многие другие.

Особо хотел бы отметить М.Д. Прохорова, который предложил за свои деньги сделать капитальный ремонт учебного корпуса на ул. Кибальчича и выделил на эти цели более 35 млн руб. Мне это особенно приятно, потому что когда?то я был его деканом. Нет большей радости для учителя, чем благодарность учеников.

Что же касается слабых сторон подготовки наших выпускников, могу сказать, что некоторые из них нам хорошо известны, в том числе и от работодателей. Нам необходимо улучшить преподавание ряда дисциплин, в частности маркетинга и психологии делового общения, более активно использовать такие методики, как case study. Мы регулярно проводим анкетирование студентов и преподавателей по проблемам совершенствования учебного процесса. Внимательно прислушиваемся к мнениям работодателей.

- Каково ваше отношение к идущей сегодня в России модернизации системы образования, направленной на интеграцию нашей системы в общеевропейское образовательное пространство?

- Это проблема присоединения российских вузов к Болонскому процессу.

Невозможно одновременно движение вперед и назад. Нельзя последовать одновременно и за развитым, и за отставшим. Необходимо сделать решительный выбор. Но нельзя забывать, что всякий выбор по сути своей связан с утратой отвергнутого. Насколько велики эти утраты? Ведут ли они к распаду образования и отрицанию целей и задач Болонского процесса? Это, видимо, как понимать данные цели.

Если речь идет о формальном переходе на двухуровневую систему бакалавр - магистр, то и потерь особых нет. До 1969 года, например, подготовка специалистов в СССР осуществлялась за четыре года. Затем было выделено чуть более 30 вузов, так называемых союзных (к коим относилась и наша академия), и в них подготовку кадров стали вести по пятилетней программе. Постепенно к этой программе присоединились и другие вузы. Вы думаете, учившиеся по четырехлетней программе были плохими специалистами? Вовсе нет. Многие из тех, кто сейчас отвергает четырехлетние программы бакалавриата, сами учились четыре года. Другой вопрос, какого бакалавра мы собираемся готовить.

Есть идея объединить всех под одного бакалавра - бакалавра экономики. Вот это приведет к непоправимым потерям. При неразвитости у нас дополнительного образования на предприятиях, отсутствии методики "предрабочей" подготовки к бизнесу, отсутствии навыков самостоятельной работы у выпускников многих вузов это приведет к появлению на рынке труда малопригодных к работе специалистов.

Мы настаиваем на том, чтобы наряду с бакалаврами экономики были и бакалавры прикладной экономики. Необходимо дать самим вузам право выбора, каких бакалавров готовить. И самим абитуриентам выбирать, в какой вуз идти. И в госстандартах должны быть условия, позволяющие избежать потери той фундаментальной подготовки, которой гордится российское образование.

После определенного срока обучения студент, обучающийся по стандарту бакалавра прикладной экономики, должен иметь возможность определиться, по какой программе он хочет далее обучаться, например, банковскому или страховому делу, аудиту или госфинансам и т. д. Западные вузы выпускают самых разнообразных бакалавров экономических направлений, а не только бакалавров экономики. Откройте Интернет и посмотрите.

Мировая практика показывает, что лишь 10-15% бакалавров затем идут в магистратуру, а у нас ставится самоцелью обязательное прохождение магистерских программ. Необходимо понять, что, если мы будем готовить прикладных экономистов?бакалавров, этого будет достаточно для трудовой деятельности. Магистратура - для тех, кто намерен продолжить исследовательскую или иную творческую деятельность.

Вместе с тем переход на другую систему приведет к ломке сложившейся системы и структуры вузов, формированию новых кафедр, новых методов работы. А это пугает многих.

Одним из главных условий Болонского процесса является мобильность студентов и преподавателей. По логике студент должен иметь возможность прослушать отдельные дисциплины или курсы в том или ином вузе любой страны, присоединившейся к Болонскому процессу, набрать некоторое количество зачетных (кредитных) единиц и получить диплом этого вуза. Наш студент при известных обстоятельствах (наличии желания, денег и знания языков) достаточно легко может получить искомый диплом в западном вузе. А вот Россия для западного студента остается за "железным занавесом".

Для того чтобы получить на законных основаниях наш диплом, он может набрать хоть тысячи кредитных единиц, но, если полностью не выполнит государственный стандарт, никто ему не имеет право выдать сей документ. Так происходит сейчас, так будет и впредь.

На Западе (да и на Востоке) выдают диплом вуза, а наш вуз выдает государственный диплом. Я не за то, чтобы отменять госстандарт, упаси Господи, сколько безработных чиновников окажется на улице, но с переходом на Болонский процесс требования к госстандарту должны меняться. Нельзя по всем дисциплинам определять в точности дидактические единицы, да и этих дисциплин федерального компонента должен быть минимум.

- Почему, на ваш взгляд, в нашей системе образования пока плохо приживаются образовательные кредиты?

- Образовательные кредиты, по моему мнению, плохо приживаются по нескольким причинам. Пока нет законодательной базы, население испытывает психологический дискомфорт перед долгом (а кредит - это долг, который необходимо вернуть, да еще с процентами), и, наконец, кто поступает на платное отделение, у того есть собственные деньги. Мы в прошлом году предлагали нашим абитуриентам воспользоваться услугами Сбербанка, Росбанка и банка "Союз", чьи представители были в академии, но только несколько человек взяли кредит. Кредиты коммерческих банков - это хорошо, но нужны и другие.

- Еще совсем недавно большинство российских вузов жаловались на то, что их научно-преподавательский состав стареет, а молодежь не хочет работать в системе высшего образования. Как с этим обстоят дела сегодня?

- Вероятно, такая проблема существует в высшей школе. Мы же пока не чувствуем особой тревоги, хотя средний возраст преподавателей приближается к 50 годам. Знания и опыт накоплены, энтузиазм не пропал. Но, безусловно, нельзя забывать и о работе с молодежью. Мы гордимся традициями академии, доброжелательными отношениями между самими преподавателями, преподавателями и студентами, между преподавателями, студентами и, надеюсь, руководством вуза. Для того чтобы сохранить этот микроклимат, мы должны постоянно думать о том, как привлечь перспективных выпускников на преподавательскую работу. Сейчас обсуждаем проблемы целевого набора в аспирантуру, рассчитываем на активистов органов студенческого самоуправления (таких органов уже более десяти). И, конечно, здесь важна индивидуальная творческая работа ведущих профессоров, преподавателей со студентами.

Для привлечения молодых кадров требуются и материальные стимулы. Средняя заработная плата преподавателей академии - на уровне ведущих вузов Москвы. Но этого мало. Мы должны решить проблему дальнейшего стимулирования работы преподавателей. Необходимо платить преподавателю столько, чтобы он не искал заработок на стороне, не хватался за любую работу. Определенные сдвиги уже есть, видны и перспективы. В том числе обсуждаем возможность установления грантов для молодых преподавателей за счет бизнеса. Большую помощь может оказать и попечительский совет академии, состоящий из представителей крупнейших финансово?банковских структур. Кстати, этот орган активно помогает нам и сейчас. Ни один заслуженный человек, внесший вклад в развитие академии, не остался без внимания и поддержки.

- Теперь немного о вас лично. Как вы думаете, это ваше призвание - быть одним из руководителей крупнейшего вуза или, если бы был выбор, вы двигались бы другим путем?

- Я в академии работаю почти 30 лет и доволен судьбой. При этом являюсь независимым директором крупнейших банков и холдинга. Сочетаю теорию и практику.


Беседу вели Юрий Кузьмин и Анастасия Саломеева
Босс No06 (2006 г.)
http://www.bossmag.ru/view.php?id=2510



Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован