07 мая 2008
2570

Михаил Кирпичников: Как обеспечить чистоту научных рядов?

Оценка творчества других - дело трудное и зачастую, увы, весьма неблагодарное: всегда найдется кто-то уверенный, что он-то сделал бы это более корректно, оперативно, в общем - во много раз лучше. Критиковать - оно, конечно, проще... А вот вести, например, последовательные скоординированные действия, столь необходимые для наведения должного порядка в системе аттестации отечественных научно-педагогических кадров, значительно сложнее.

Полтора года назад в одном из своих интервью газете Поиск председатель ВАК академик РАН Михаил Кирпичников (на тот момент только недавно вступивший в должность главы Высшей аттестационной комиссии) предложил условно поделить все задачи, стоявшие тогда перед комиссией, на архисрочные, среднесрочные (перманентного порядка) и стратегические (Поиск N28-29, 2006). Поскольку без подобного четкого структурирования любые попытки наведения порядка и проведения институциональных преобразований в полученном наследстве вряд ли бы увенчались успехом.

Два года работы ВАК показали, что выбранная стратегия оказалась верной: шаг за шагом комиссия двигается в направлении повышения качества системы аттестации. Подробнее о сделанном и о том, над чем еще предстоит работать членам Высшей аттестационной комиссии, корреспондент Поиска попросил рассказать председателя ВАК академика РАН Михаила КИРПИЧНИКОВА.

- На сегодня проблем с достаточным количеством кандидатов и докторов наук в стране нет, - начал разговор Михаил Петрович. - Но есть проблема дефицита высококвалифицированных кадров. И понимание сложности этой ситуации существует не только на уровне научно-образовательного сообщества, но и на уровне руководства страны. Об этом, в частности, шла речь на встрече ректоров ведущих вузов в октябре 2007 года с Дмитрием Медведевым (тогда еще первым вице-премьером Правительства РФ. - Прим. ред.) и на пленуме ВАК, состоявшемся в конце прошлого года. Основная задача Высшей аттестационной комиссии - обеспечение единой политики, осуществление контроля и координации деятельности в области аттестации научно-педагогических кадров. И именно нам, членам ВАК, отвечать за качество тех научно-педагогических кадров, которые, пройдя государственную и общественную аттестацию, получают научные степени. Это действительно так. Хотя сразу должен сказать, что при нынешнем статусе и функциях, возложенных на ВАК, мы никак не можем влиять на систему подготовки кадров высшей квалификации. И в этом несомненный парадокс и одна из основных проблем системы подготовки кадров высшей квалификации.

Однако вернемся к системе аттестации. Все, что делалось в последние два с половиной года в этом направлении в рамках ВАК, было нацелено на наведение порядка в сфере аттестации. Речь идет не о революционных преобразованиях, которые в данном случае не могут принести ожидаемого эффекта, а о последовательной настройке всей системы, ее эволюции. Необходимо было избежать так называемой кипучей бездеятельности: когда все вроде бы бурлит, а на деле лучше не становится.

Тот план по наведению порядка в области аттестации научно-педагогических кадров, что мы приняли два с половиной года назад, включал в себя цикл мер по повышению требований к кадровой аттестации, носил системный и взаимосвязанный характер. Он был рассчитан не на год-два, хотя были в нем и архисрочные пункты. Главное, нужно было остановить безудержный рост количества защит, который имел место при очевидном падении их качества. В том плане были заложены такие позиции, как, во-первых, изменение отношения к существующей нормативной базе, к реальной ситуации с защитами. И, во-вторых, создание неких современных институциональных правил, которые ставят по-новому многие острые вопросы. Сейчас наступает момент, когда на первые позиции будут все активнее выходить проблемы, связанные именно с институциональными переменами (новеллами).

Прошедшие два с лишним года в основном были посвящены вопросам наведения порядка в области аттестации научно-педагогических кадров. С моей точки зрения, нам удалось сделать многое. Буду конкретен, приведу некоторые статистические данные, свидетельствующие как о позитивных, так и о негативных моментах, которых немало. Далеко не все происходит в те сроки и так, как хотелось бы.

Многоликая статистика

Анализ статистики утвержденных диссертаций за 1997-2005 годы показал, что рост числа как кандидатских, так и докторских работ был почти экспоненциальным (в среднем на 3% за год по докторам наук и на 15% по кандидатам) с серьезными диспропорциями по естественно-научным, техническим и социально-гуманитарным дисциплинам. Лишь в 2006 году вал кандидатских диссертаций удалось остановить, их число почти не увеличилось по сравнению с 2005 годом, а докторских даже уменьшилось (на 5,2%).

Хочу заметить, что, принимая решение, никогда не был склонен довольствоваться лишь сухими статистическими данными: ведь интерпретировать-то их можно по-разному. Поясню эту точку зрения на примере. В 2006-2007 годах диссертационный вал действительно удалось остановить, и это можно рассматривать как результат наведения системности, порядка. Но для нас - членов ВАК - это не было самоцелью: в первую очередь вопрос должен стоять о качестве представленных работ.

Давайте сравним: в 2005 году в Германии количество защит PhD составило 23 тысячи диссертаций, а в РФ в том же году было защищено чуть больше 30 тысяч кандидатских диссертаций. Если рассматривать эти показатели с точки зрения пропорциональности населению обеих стран, действительно может показаться, что у нас не так и много диссертаций прошло за это время. Но вот качество диссертационных работ в России (не будем сейчас сравнивать его с качеством подобных трудов в Германии) за последние 15-20 лет (при том же количестве!) резко упало. Вот в чем заключается проблема.

Приведу другие яркие цифры, подтверждающие, что в данном случае моя оценка ситуации отнюдь не субъективна. Возьмем количество ученых, которые должны были готовить себе на смену кадры высшей квалификации в начале 1990-х годов, в период всем хорошо известных драматических изменений в сфере науки (кстати, хочу особо отметить, что подготовка диссертации - работа штучная, ни о какой фабрике знаний тут не может быть и речи). Получим цифру порядка миллиона двухсот научных сотрудников. А в 2006-2007 годах этот показатель составил уже примерно 350 тысяч человек. То есть в количественном отношении произошло падение числа научных сотрудников более чем в три раза, не говоря уже о серьезных качественных изменениях.

А теперь давайте посмотрим, что в то же самое время произошло в сфере подготовки кадров высшей квалификации. Безудержно росло количество (но не качество) вузов, а с ними росла и аспирантура. За годы с 1996-го по 2006-й количество аспирантов в стране увеличилось с 60 тысяч (приблизительно) до 150 тысяч человек, почти в три раза! Вспомните, в эти годы шло падение количества ученых, был период драматического снижения финансирования... И что же? Финансирование упало, количество занятых в науке исследователей снизилось, а число аспирантов выросло в три раза. Кто же их учил, готовил? Вопрос, согласитесь, риторический.

Остепененный бизнес

Целый шлейф негативных явлений, существующих в обществе, серьезно осложнял и продолжает осложнять работу ВАК. Вот только один из ярких примеров таких отрицательных моментов: ученая степень до сих пор продолжает рассматриваться многими как атрибут престижного положения в социуме. Огромное количество людей, не имеющих никакого отношения ни к науке, ни к преподаванию в высшей школе (это и администраторы самых разных уровней, и люди бизнеса), стремятся быть аттестованными как научные или педагогические кадры. В 2005 году таких защит было около 10-12%. Колоссальная цифра! Авторы этих работ, повторюсь, к науке вообще не имели никакого отношения. На сегодня безудержный рост подобных защит прекращен: их число нам удалось существенно снизить - до 2-3%. Пусть это и промежуточный, но очень важный качественный результат работы ВАК за последние два с лишним года.

Кое-кто из коллег невесело шутил: мол, подождите, вот новую Думу избрали... Но, поверьте, не только ее коридоры - единственный или главный источник подобных диссертаций. Черные диссертации давно служат темой жарких дискуссий. Предложений, как бороться с этим негативным явлением, - масса. Но в данном случае остаюсь при своей точке зрения, которую готов доказательно отстаивать. Следует помнить, что всегда, когда мы говорим о творческой деятельности, - это медаль с двумя сторонами. С одной стороны, никто не должен быть поражен в правах, если хочет заниматься творческой деятельностью, будь то искусство или наука. С другой - никто не имеет права использовать для достижения желаемого ни денежный, ни властный, ни административный ресурс. Может, кто-то возразит, что это декларация, и дьявол, как известно, кроется в мелочах. В данном случае все дело в механизмах, благодаря которым можно решить этот вопрос.

Тут есть два направления работы. Во-первых, борьба за качество аттестации научно-педагогических кадров, за качество диссертаций - собственно то, чем мы активно занимаемся последние два года. И это действительно борьба с черными, сделанными на заказ диссертациями. Но, если у граждан есть потребность в получении такого общественного признания, причем речь в данном случае идет о лидерах в своих областях, людях честолюбивых, являющихся великолепными администраторами, бизнесменами, - значит, назрела необходимость продумать и предложить систему общественно-государственной аттестации, подобную, но лишь по форме, имеющейся, и в этих сферах. Это должно стать вторым направлением работы, которое позволит нам понизить высокую температуру в области научно-педагогической аттестации кадров.

Допустим, человек - блестящий администратор, менеджер, но почему же в таком случае он должен быть аттестован как доктор экономических, технических или физико-математических наук, а не как доктор, например, бизнеса и администрации или практической юриспруденции. О точности названий подобных степеней можно спорить. Надо понимать, что и требования к таким аттестациям, и люди, которые их будут проводить, должны быть разными. В принципе, всю эту деятельность может взять на себя ВАК. Но в этом случае экспертные возможности комиссии должны быть существенно расширены, приглашены новые люди, созданы новые экспертные советы, введены новые правила и т.д. Уверен, такой подход к решению данной проблемы мог бы существенным образом нормализовать ситуацию в обществе в целом.

Возложить эту непростую задачу только на ВАК в его нынешнем статусе будет неправильно. Тем не менее мы стремимся не просто декларировать какие-то вещи, но и делать конкретные шаги. Поэтому после пленума ВАК (декабрь 2007 года) в рамках комиссии была создана рабочая группа под руководством заместителя председателя ВАК президента Финансовой академии при Правительстве РФ Аллы Георгиевны Грязновой.

Задача вошедших в ее состав специалистов - подготовить уже конкретные предложения в данном направлении, в частности, на основе контакта с бизнес-сообществом. Идея ввода в систему отечественной аттестации степеней, аналогичных западным МВА и DBA (мастер бизнеса и администрирования и доктор бизнеса и администрирования), как и другие предложения ВАК по наведению порядка в области аттестации научно-педагогических кадров, была также поддержана на встрече ректоров и членов ВАК с Дмитрием Медведевым в октябре прошлого года.

Меры, которые мы принимаем

По роду своей деятельности ВАК имеет дело со всей цепочкой научно-педагогической аттестации кадров. Как показывает практика, больше всего проблем в этой цепочке там, где идет непосредственная работа с соискателями: в диссертационных советах. И потому первой мерой, направленной на повышение качества научно-педагогической аттестации кадров, которая была нами реализована еще в начале 2006 года, стало принятие Положения об обязательной публикации авторефератов в Интернете. Мера оказалась весьма удачной, а главное - действенной, внеся свой вклад в выравнивание кривой безудержного роста защит, хотя и вызвала некоторые споры. В частности, кое-кто опасался, что подобная доступность материалов приведет к расцвету плагиата, попросту - воровства. Но, как показало время, воровать активнее не стали. Вообще, считаю, идея о том, будто электронные издания в большей степени подвержены несанкционированному займу, чем бумажные, - это атавизм. По сути, в плане авторских прав они защищены ничуть не меньше (правда, и не больше), чем печатные оригиналы.

Вторая мера, принятая нами и связанная с изменениями в перечне журналов ВАК, была не столь бесспорна, как первая. Да и позиция самого ВАК по этому вопросу со временем менялась, но об этом далее. Кстати, мы до сих пор не можем разобраться с некоторыми работами, защищенными еще в начале тысячелетия: тогда ряд докторских диссертаций защищался даже без единой публикации в рецензируемых изданиях (говорю об открытых диссертациях). Это делалось на основе каких-то отчетов, тезисов конференций. Шлейф проблем, порожденных этим, тянется до сих пор.

Считаю, что в этом случае речь шла, по существу, о подмене понятий и потере жанра научной работы. Диссертация, особенно кандидатская, тогда стала рассматриваться как некий элемент образования, а не научное исследование, не вклад в науку или развитие новых технологий, а просто как некая квалификационная работа, подобная курсовой или дипломной. Возврат жанра - это необходимая качественная мера повышений экспертизы.

Наконец, третья мера, направленная на повышение качества научно-педагогической аттестации кадров, была связана с диссертационными советами. Было время, когда в год создавались десятки разовых советов. Я, правда, не помню случая, чтобы разовые диссертационные советы создавались для защит простых аспирантов, в то время как власти предержащие или имущие могли позволить себе такое. Согласно внутреннему решению ВАК, со всем этим было покончено: за прошедшие два с лишним года не было создано ни одного разового совета. Окончательно расстались мы и с так называемой резервной сетью советов. Но хочу особо отметить, что каждый совет из этой сети, показавший себя как профессиональный экспертный коллектив, был переведен в основной состав, а остальные закрыты.

Страна советов

Наведение порядка с сетью диссертационных советов стало главной задачей повестки дня для ВАК в 2007 году. Еще в конце 2006 года была начата работа по пересмотру сети в соответствии с новым положением о диссертационном совете. Наиболее актуальная часть этой работы на сегодня завершена. Но должен подчеркнуть, что деятельность такого рода носит не разовый, а перманентный характер, по сути, она нескончаема. Был период начиная со второго квартала 2007 года, когда мы ежемесячно рассматривали по нескольку сотен диссертационных советов. Имелись объективные сложности: огромный объем работ, неготовность советов на местах понять, что что-то меняется и теперь следует более жестко исполнять правила. Были и субъективные сложности, связанные с неким административным ражем, попытками аппарата влиять на эту работу ВАК: административные комиссии, не предусмотренные никакими регламентами, пытались, часто неоправданно, активно участвовать в этом процессе, порой подменяя собой даже экспертные советы. Думаю, на сегодня во многом это уже пройденный этап.

Если в начале 2007 года мы имели порядка четырех тысяч заявок на создание диссертационных советов, то в настоящий момент на их основе создано около двух тысяч советов. Работа ВАК в этом направлении продолжается, но уже не в прежнем авральном режиме: сейчас мы рассматриваем несколько десятков советов в месяц.

Теперь о судьбе так называемых кандидатских советов: за последние полтора года (с начала 2006 до середины 2007 года) таковых не было создано ни одного. Но мы хорошо понимаем, что полностью отказаться от такого вида советов нельзя. Причины просты: территория нашей страны огромна. Наука не может быть размазана тонким слоем по всей территории государства (такого нет ни в США, ни в других странах), поскольку имеет свойство развиваться кластерным образом. Региональный аспект в нашей стране чрезвычайно важен для сохранения мощи России и в политическом, и в научном, и в экономическом плане. Есть регионы, где сегодня мы не можем ставить вопрос о создании совета по защите докторских диссертаций, а наличие кандидатских советов будет полезно для эффективного наращивания научно-педагогического, технического, экономического потенциала. Кроме того, есть редкие специальности (чаще в области гуманитарных наук), по которым в стране просто нет того количества докторов наук, которое предусмотрено новым Положением для состава полноценного докторского совета.

Хочу привести цифры: на сегодня из двух тысяч утвержденных ВАК диссертационных советов кандидатских создано меньше 30 (в основном в отдаленных регионах России), то есть порядка 1%. А еще в начале 2006 года кандидатских советов было 30% от общего числа. Стараемся гибко подходить к решению подобных вопросов.

Широкий перечень

Вопрос качества экспертизы - один из главных в работе ВАК. Ни в нынешних, ни в каких иных мыслимых условиях не создать экспертизу диссертационных работ достаточно высокого качества, если не использовать то, что давно придумано научным сообществом. Перечень рецензируемых журналов ВАК - только один из инструментов, необходимых на данном этапе для повышения качества экспертизы. Его можно назвать внешним инструментом, поскольку он стоит за пределами экспертной системы самой комиссии. Возникает вопрос: на сегодня это единственный подобный внешний инструмент? Отнюдь. Например, патенты - особенно для технических диссертаций - ничуть не менее важны, чем публикации в перечне журналов ВАК. Таким образом, патенты - второй действенный инструмент внешний экспертизы. Думаю, в ближайшее время мы опубликуем документ, где патенты будут официально приравнены к публикациям в перечне журналов ВАК.

Далее - рецензируемые монографии (особенно в сфере гуманитарных и общественных наук, где вообще сложнее с международными признанными периодическими изданиями), которые по сути так же являются дополнительной, а может, и более важной в данной области формой высшей экспертизы и публичного обсуждения основных результатов диссертационной работы. Перечисление таких внешних и равноправных инструментов экспертизы можно было бы продолжить. Использование их для оценки научных работ - для нас в достаточной мере является новым шагом в деятельности ВАК.

Но вернемся к перечню журналов ВАК, который возник еще в 2002 году. Вероятно, самое сложное в данном случае - решать, какие именно издания должны в него входить.

На сегодня требования к перечню журналов ВАК и, главное, к правилам использования этого перечня стали жестче, введена периодическая пересматриваемость этого списка изданий. В последнее время для докторских диссертаций мы рекомендательно ввели минимум семь публикаций в изданиях этого перечня. Кто-то скажет - много! Вспомнит, что Альберт Эйнштейн получил свою Нобелевскую премию всего за одну-единственную работу по фотоэффекту. Мы понимаем, что докторская диссертация может быть основана и на одной работе, но тогда это должен быть фотоэффект (или Эйнштейн). Кстати, если у кандидата имеется в наличии менее семи публикаций, это означает лишь то, что его докторская попадает в контрольные работы и будет обязательно предметно рассмотрена на Президиуме ВАК. Не более того.

Что мы действительно сделали впервые с перечнем журналов ВАК - включили в него зарубежные журналы: сразу порядка полутора тысяч иностранных изданий попало в список. Более того, туда попали и другие инструменты внешней экспертизы, о которых шла речь выше (патенты, монографии). Например, Византийский временник - своего рода Библия для историков. Это на самом деле выдающееся издание, и не включить его в перечень было нельзя. Но, с другой стороны, он - не периодическое издание в полном смысле слова, не распространяется по подписке и пр. Понимая и принимая подобные нюансы, мы все-таки ввели в перечень журналов ВАК ряд подобных изданий.

Были нами опубликованы и определенные требования для российских журналов из перечня ВАК. Но, как оказалось, эти требования допускали достаточно субъективную, неоднозначную их трактовку. Потому было решено, что уж если мы говорим о списке (во всяком случае, соглашаемся с его необходимостью на данный момент), то он должен формироваться по абсолютно объективным критериям. Журнал, удовлетворяющий всем критериям, попадает в список ВАК, а если не удовлетворяет хотя бы одному - автоматически отклоняется.

Переходный период

Теперь несколько слов о концепции нового подхода к формированию перечня рецензируемых изданий. Как известно, не существует российской или американской науки, потому перечень журналов ВАК - вещь временная, связанная с двумя обстоятельствами: с состоянием нашей нынешней экспертизы и нашей научной периодики. Это первая позиция концепции.

Вторая позиция: для включения в этот перечень нужны объективные критерии, не допускающие многозначного толкования. И, наконец, третья позиция: на сегодня ни система экспертизы, ни российская система периодики не готовы перейти на ту модель, которая позволила бы нам пользоваться для учета в качестве публикаций при защите диссертаций критериями, принятыми в международном сообществе. Скажем, наличие издания в базе данных Web of Science. Безусловно, это важная цель, но ее мы сможем достичь не сразу, а лишь преодолев пятилетний переходный период.

Потому и реализация концепции нового подхода к формированию перечня рецензируемых изданий рассчитана на ближайшие пять лет. В перспективе любой российский и международный журнал, зарегистрированный в базе данных Web of Science, автоматически будет являться рецензируемым изданием, актуальным для публикаций работ соискателей. Сегодня в базе данных Web of Science девять тысяч журналов, а в нашем списке иностранных изданий - полторы тысячи. Для российских журналов, которые ныне попадают в базу данных Web of Science, это достаточное условие, чтобы попасть в перечень ВАК.

Для иностранных журналов этот единственный критерий уже сегодня. Для российских журналов это чересчур жестокий критерий. На переходный период в целях осуществления задуманного вводится российский индекс научного цитирования. Работы по нему уже ведутся на базе электронных библиотек РФФИ, и мы со своей стороны начинаем с ними сотрудничать в этом направлении. Основная задача, которую ВАК в данном случае ставит перед собой, - сделать российскую научную периодику узнаваемой в мире. Нынешней осенью запланировано собрать главных редакторов всех журналов перечня рецензируемых изданий ВАК и обсудить с ними перспективы такой работы. Подобный подход рассматривался на пленуме ВАК в декабре 2007 года. Концепция перехода будет опубликована на сайте ВАК не позднее июня 2008 года. И через пять-шесть лет (может быть, за исключением гуманитарных и общественных наук, где ситуация более сложная) мы должны будем вообще уйти от специального перечня ВАК. Единственным требованием станет публикация основных результатов диссертационных работ в изданиях, входящих в общедоступную базу данных типа Web of Science.

Для отечественного научно-образовательного сообщества принципиальным моментом в реализации задуманного должно стать то, что все перемены будут происходить постепенно, а не революционным путем. Хотите перейти на международные требования в данной области? Мы готовы помогать.





Нина ШАТАЛОВА
http://www.poisknews.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован