25 мая 2007
4053

Михаил Леонтьев: Интервью радиостанции `Эхо Москвы` (25.05.2007)

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Здравствуйте, уважаемые радиослушатели "Эхо Москвы". Здравствуйте, уважаемые телезрители. Программа "Особое мнение". Гость - Михаил Леонтьев. Здравствуйте. Михаил, я поздравляю тебя с назначением главным редактором журнала "Профиль". И у меня такой вопрос. Зачем тебе этот журнал или зачем ты поставлен на этот журнал, пожалуйста, объясни.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Зачем я поставлен на этот журнал, я не очень понимаю. Я об этом уже говорил неоднократно. Потому что с точки зрения издателя, журнал не является проблемным. У меня как читателя этот журнал вызывает очень много всяких вопросов. Но мало ли, читатели разные бывают. А коммерчески он собирает довольно хорошую прибыль. И в принципе по моему вкусу он какой-то рыбный немножко. Никакой. Но, на мой взгляд, для делового журнала это может быть, и выгодно было бы. Во всяком случае, это не моего ума дела. Особенно, после того как я согласился, тем более издатели сказали, что они хотят иначе. Ну, хотят и хотят.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Ты поставлен, извини, я буду прямо спрашивать. Ты поставлен: а) для того чтобы уничтожить коллектив, который там был, и поставить новый. Миш, дай вопрос сформулировать. Не удивляйся моим вопросам, это обычное дело, мы с тобой говорили на примере других журналов. Первое - уничтожить тот коллектив. Второе - например, развернуть этот коллектив, опять же не цепляйся за мои слова, например, журнал не очень был под контролем. Еще одно СМИ будет славить Путина, его дела. Славить национальные программы наши и так далее. Я почему спрашиваю тебя откровенно - знаешь почему? Потому что ты мощный журналист. Ты одаренный человек. И тебя просто как Пупкина посадить на хлеба, это было бы очень странно. Поэтому у меня это вызывает недоумение.

М. ЛЕОНТЬЕВ - У меня достаточно есть различных даже кроме телевидения обязательств и возможностей, чтобы мне не придумывать новые. Для меня это если серьезно, очень большой геморрой. На самом деле это авантюра.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Зачем ты его взял?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Не смог отказаться, потому что как это сложилось, оказалось очень интересно. Ты, может быть, знаешь, люди, которые со мной общаются, они знают, что я все время болел попыткой устроить какой-то общеиздательский проект. И я же, в общем, пишущий журналист генетически был. И журналистика такая более подробная, в действительности я считаю, что телевидение не место для аналитики. Грубо говоря, у вас в аудитории сто млн. человек. Надо либо презирать эту аудиторию, если вы ей пихаете в мозги аналитику, либо быть идиотом. Потому что нет ста миллионов потребителей...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - То есть для тебя это площадка для самореализации.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Для реализации неких своих целей, меня, людей, которые вокруг меня. На самом деле, если бы меня устраивал журнал в том виде, в котором он сейчас выходит, я бы, безусловно, не стал этим заниматься. То, грубо говоря, мне не нужна работа, для того чтобы кормиться и осуществлять, естественно, я хочу его поменять.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Какова вида цензура будет на этом журнале?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Да никакой там не будет цензуры. Но всякая издательская деятельность как ты понимаешь, любая она в значительной степени тоталитарна. То есть внутрииздательское любое СМИ оно само по себе строится на основании достаточно жесткой дисциплины. Степень плюрализма это вопрос стиля журнала, содержания, вкусов главного редактора, задач, которые ставятся. Они не являются и не прописаны, они вопросы тактические. Плюрализм как ты знаешь, осуществляется путем наличия разных СМИ с разными позициями. А не путем плюрализма внутри одной головы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А внутри твоего журнала будут разные позиции?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я надеюсь, что да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Например, ненавистный тебе, ну кто тебе там, много...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Ненавистных не знаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Может там кто-то, ненавистный тебе, написать то, что думает, например, про экономику.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Ненавистный интересный...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вот Касьянов, например, может написать...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Мне не интересно, что думает Касьянов по экономике. Но мне интересно, что думают люди либеральных взглядов. Их, к сожалению, очень мало. Главная проблема...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Касьянов бывший премьер. Неужели тебе не интересно, что он думает по поводу экономики?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Мне не интересно, что думает бывший премьер. Мне интересно, что думают интересные, не банально мыслящие люди, которые могут на основании не идеологем, а содержательной дискуссии оппонировать, в том числе моим единомышленникам. Мне это очень интересно. Всегда это было страшно интересно. Я просто, хотел это важно, может быть еще раз услышать, я не хочу использовать в личных профессиональных целях радио "Эхо Москвы", но я сегодня пытался объяснить, мне кажется мне удалось, объяснить абсолютно ошарашенным потоком какой-то будем говорить мягко, ерунды, которую они вычитали из разных источников, журналистов того же самого профиля, что никто не собирается ни с кем расправляться. Я вообще не считаю, я вообще их не знаю, мне надо посмотреть, как они работают. Оценить. Я не собираюсь ни с кем расправляться. Более того, я считаю, что прошлая деятельность, если человек не очень понятно, что он писал, мало ли при каких обстоятельствах, я хочу посмотреть. Я уважаю продукт, который делали мои предшественники. Нравится он мне, не нравится, это профессиональный продукт, который был востребован рынком. И я не собираюсь здесь, исходя из идеи, что все козлы были, а тут пришли кто-то, и мы сейчас тут порядок наведем. Вообще ломать - не строить. Поэтому никаких таких залихватских идей у меня нет. И единственным вообще основанием для моментальной репрессии против любого журналиста, как и любого сотрудника, является буйное скотство, которое проявляется в разных способах нарушения: отказе человека выполнять служебные обязанности, пьянство, физическая агрессия и прочие вещи. Это понятно, все остальное, в том числе идеологические разногласия не являются основанием, для того чтобы... Понятно, что у меня журнал будет позиционный. Но позиционность это не значит, вот "Эхо Москвы" очень позиционное радио. Позиция у него такая прямо бронебойная. Но когда есть позиция, есть возможность достаточно без ущерба для собственных глобальных интересов какое-то мнение чужое помещать там, вести диалог, потому что люди знают, что позиция такая. А диалог, тем не менее, я очень хочу иметь и площадку для диалога. Сейчас там просто какой диалог...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нам сейчас паузу нужно сделать. Я просто задал тебе этот вопрос, потому что вижу тебя сейчас впервые после назначения.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Не очень удобно, потому что я в первый раз сумел поговорить с людьми.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Очень хорошо. В смысле уже говорил?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Все сейчас слышали твою позицию. Внимательно будем читать журнал, после того как ты в него пришел. Очень короткая пауза и переходим к событиям недели.

РЕКЛАМА

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Программа "Особое мнение". Главный редактор журнала "Профиль". Известный журналист и телеведущий Михаил Леонтьев.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Еще не главный редактор. Я с 1 июня.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Что ты меня прерываешь? Ты тянешь время, ты хочешь продолжать эту тему.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Просто надо уважать человека.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Первая тема, я сказал, что у нас сегодня много тем, поэтому прошу точно отвечать на мои вопросы, потому что я их формулирую на основе вопросов, которые пришли. Первая история - Луговой, человек, которого Англия обвиняет в том, что он отравил Литвиненко. И главный вопрос - выдавать, не выдавать. Я напомню, что у них есть какие-то доказательства его вины. Они инкриминируют, ему хотят официально обвинить, требуют его выдачи. По российскому законодательству мы не выдаем. Существует разные точки зрения, те люди, которые приходили на "Эхо Москвы", они высказывают такую точку зрения: если его не выдать, то будет вечный разговор о том, что власть его прикрывает. Если же он не виновен на самом деле, то он должен поехать, отмыться и приехать. И есть еще одно обстоятельство, которое совершенно поразительное. Дело в том, что выяснилось, что он солгал, я не знаю, знаешь ты об этом или нет, что он на самом деле был не в то число, предположим, 16-го, когда он сказал, что он был в Британии первый день, а он был 12-го, его встречали разные люди. В общем, это серьезная проблема, ему придется по этому поводу что-то говорить. Итак, выдавать, не выдавать, как должна себя вести Англия, Россия.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я хочу заметить, что человек, который находится в позиции подозреваемого, не несет ответственности за дачу ложных показаний. Я начну с того, вот вне ситуации Лугового, вообще выдача Англии. В дипломатической практике, особенно в области выдачи единственным принципом, которым может руководствоваться любое государство, является симметричный подход. Англия никогда за свою историю никого нам не выдавала. Никакого разговора в нынешних обстоятельствах о выдаче кого бы то угодно, массового убийцы, мы сами его может, повесим. Но это отдельный вопрос. О выдачи Англии кого угодно я не знаю, хомяка, быть просто не может. Этот разговор не может даже заикаться. Никого ни за что, ни по какому преступлению. Массового убийцу детей мы Англии не выдадим. Мы его здесь осудим и подвергнем тому наказанию, которому нужно. Никакой выдачи быть не может. Просто вопрос не стоит на мой взгляд. И мне кажется, что он также не стоит для российской... мне кажется, я же не говорю от имени России, но мне кажется, что здесь эта ситуация понимается так. Что касается конкретно Лугового. Не представлено ни одного настолько вменяемого доказательства, может быть, они будут представлены, вины Лугового. Все, о чем говорится, утечек дикое количество. Я лично, исходя из многих обстоятельств, которые, причем не могу сказать, что я знаком с Луговым, но знаком, я представляю себе все ходы его биографии и так далее, для меня является абсурдным сама идея участия Лугового в этом деле. Очень не мотивированный, никакого мотива, даже похожести на мотив не появилось. Вся эта бредятина о том, что это агент КГБ, который и так далее, я сейчас не буду, мы хотели коротко...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - У тебя есть доказательства, что он не агент КГБ?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Он сидел за побег Глушкова и отсидел полностью. Сколько надо. В этом смысле Литвиненко агент КГБ, там Литвиненко сам себя отравил с единственной целью сделать пакость. Это провокатор КГБ. Он гораздо большие позиции занимал в КГБ. И потом он "девяточник". Совершенно отдельная охрана.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Есть ли у тебя доказательства невиновности...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Нет, никаких доказательств виновности у меня быть, безусловно, не может.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Невиновности.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Безусловно, у меня нет никаких доказательств вины, и я в это не верю. А инспектор Лейстер придуман не газетой "Правда" и вот эти инспектора, то есть идея, в основном логика строится на чем. Что я слышу по поводу Лугового сторонниками вины. Это же Скотланд-Ярд, это вам не наши менты поганые. Это вот они же так не могут. На каком основании? Я знаю, что британская медицина в своем качественном разрезе гораздо хуже нашей. Не говоря о том, что...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Да, многие об этом говорят.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Британская полиция...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Именно поэтому едут туда лечиться

М. ЛЕОНТЬЕВ - Нет, туда лечиться не едут. Из Англии люди, которые имеют средства, едут лечиться хотя бы во Францию. Куда угодно, только чтобы не лечиться в Англии. И кстати, между прочим, история сопровождения медицинского дела Лугового показывает, что это не медицина...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Мы уже медицина, бог с ней.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Отдельный разговор.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Короче говоря, не выдавать, судить здесь.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Да не судить вообще.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Если будет повод.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Да вот сначала мы увидим повод. А почему Матвея Ганапольского не судить здесь? Может, он убил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Да давно пора. Уже 15 лет судят.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Ты не убивал Литвиненко?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Ах. Ставишь меня в неудобное положение.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я не вижу никаких, у меня ровно одинаковое количество оснований полагать, что Луговой убил Литвиненко на сегодняшний момент и что его убил Матовей Ганапольский. Ровно одинаково.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Серьезно?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Абсолютно. У меня нет никаких пока вменяемых доказательств...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Спасибо тебе большое.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Да нет, не за что...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - То есть абсолютно одинаково.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я уверен, что ты не убивал, Матвей. Уверен. Я просто сравнил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Мне приятно с бывшим сотрудником ФСБ стоять на одних качельках.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Бывший сотрудник КГБ. А на одних качельках с Женей Киселевым тебе не противно стоять? Он тоже сотрудник...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Не выдавать, все понятно. Идем дальше. Российско-иранские консультации. Напомню радиослушателям, большая проблема вы помните, что там были задержки по платежам и теперь ситуация такая. Россия строит станцию себе в убыток. За 5 месяцев Иран перевел только 20 млн. долларов, в то время как он должен был переводить 25 млн. долларов в месяц. Предполагается, что может быть он будет заморожен и очень сильно. И, кроме того, в Росатоме говорят, что проект становится просто политическим для иранцев. Вот такая точка зрения.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Политическим в том смысле, что они не хотят его финансировать или в том, что он им политически нужен.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Он им политически нужен, а реально не нужен. Потому что они двигают свою военную программу. И все. Кстати, это известно, Это на самом деле так.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я не знаю, кому известно...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нет, перед тобой ведущий сидит, немножко готовится к программе. Инвестиции, именно в то, что называется военное атомное строительство у них гораздо больше, чем в атомную станцию в Бушере.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Никто не доказал военного строительства. То, что они пытаются сами обогащать уран, не является само по себе доказательством военного строительства.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нет проблема. Я спрашиваю, что делать с Бушером. Нам не платят.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Матвей, дай мне ответить.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я просто хочу сказать, что Россия у нас с тобой встает с колен, а здесь ее просто ставят, кроме того, что на колени, так еще в одну из поз. Любимый тобой. Что делать по этому поводу...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Никто ни в какую позу не ставит. На самом деле действительно это абсолютно политическая ситуация. На самом деле это вопрос взаимного как бы давления друг на друга. На самом деле Бушер давно заморожен. И заморожен он нами, то есть стройка идет, но идет она...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - То есть они нам не платят деньги, потому что мы их об этом попросили?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я не знаю, кто там первый. Нет, не попросили. У нас серьезная ситуация. Россия реально тормозит ввод, там же осталась последняя фаза на самом деле...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Миша, все можно, только не так как ты это делаешь сейчас. Передо мной бумага, в которой написано, что сказал специальный представитель Атомстройэкспорта. Она сказала то, что они не платят деньги. А что с этим делать?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Матвей, вот я тебе...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Все.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Нет, не все. Они не платят деньги после того, как Россия практически сама начала тормозить проект. Это политическая штука. Кто здесь первый начал, вопрос очень сложный. Но Россия на самом деле не стремится завершить строительство до той фазы, когда мы должны будем загружать уже и пускать реактор. Мы в данном случае пошли на поводу или вошли в сговор с так называемым сообществом международным. И с одной стороны мы не прекращали строительство, не хотим его прекращать и политического решения не принимали, а с другой стороны это такой способ давления на иранцев. Иранцы отвечают на это своим способом давления. Они тормозят платежи, кто там прав, кто виноват, кто первый начал, вопрос сложный. Я просто хочу сказать, что там есть политический контекст. Это не просто так иранцы по беспределу вдруг решили России не платить. Нет такой ситуации.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Если бы было так, как ты говоришь, то этот вопрос не стоял бы номером два, подчеркиваю, в новостной ленте. А это стоит номером два в новостной ленте.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Что стоит?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вот этот вопрос Бушером.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Ничего не понял.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Российско-иранские консультации по достройке...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Мы все время ведем с ними консультации второй год.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А зачем тогда ставить этот вопрос...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Там действительно они согласились, кстати, между прочим, знаешь, когда они согласились заплатить? Когда мы заявили, по-моему, что мы вообще все замораживаем. И так далее. В тот момент прошел платеж. Кстати никакого упоминания об этом платеже нет. Я я знаю, что он прошел. Значит, все-таки они не так долго не платят.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Атомстройэкспорт...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Атомстройэкспорт не является политической организацией. Атомстройэкспорт выполняет волю, которую формирует не он, а российская власть. Это политическое решение. У нас сложные отношения с Ираном. С одной стороны мы стремимся... вполне возможно, что наши дипломаты правы, вполне возможно, что нет. Я просто тебе описываю ситуацию, как я ее вижу. Мы стремимся с одной стороны предотвратить, не дать повода к военному развитию ситуации. То есть мы стремимся, тормозим всячески принятие каких-то силовых мер и резолюций, которые могут привести к применению силы против Ирана. С другой стороны мы стремимся продемонстрировать в первую очередь американцам, что мы не индифферентны к их позиции, и что мы как бы де-факто, не де-юре иранцам программу тормозили именно потому, что они не договороспособны. На самом деле у меня может быть еще одна версия, что мы исходим из того, что американцы приняли свое решение по военному удару по Ирану окончательно и на фига нам надо, чтобы мы вкладывали какие-то средства и так далее, а потом все это разрушили. То есть мы не хотим вступать... для меня очевидно одно, Россия не хочет вступать по иранскому вопросу в жесткий клинч с США. У нас достаточно площадей противоречий, мы не хотим добавлять к нему иранское дело. Правильно это или нет, вопрос тактики. Для этого надо владеть ситуацией, для этого надо заниматься глобальной аналитикой внешнеполитической, я не могу сказать, что у меня по этому поводу есть окончательная версия. Тем более что я еще не... Для меня совершенно очевидно, что мы решили по Ирану наших партнеров так называемых западных не раздражать. Наша позиция она как бы договорная.

То есть мы не сдаем формально Иран, но мы их не раздражаем. Мы действуем в рамках, в общем, договоренной позиции.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Пауза 5 минут. И мы возвращаемся в студию. Оставайтесь с нами.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Программа "Особое мнение". Немного о предвыборной кампании. Я специально перепроверил эту новость, и зашел сейчас на сайт...

М. ЛЕОНТЬЕВ - О какой предвыборной?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - О предвыборной кампании президентской 2008 года. Я зашел на сайт газеты "Удмуртская правда", пятница 25 мая. Какая ситуация. Некто Семен Ботников из Удмуртии заявил о создании в республике общественного движения "Светлая Россия" и намерен в Ижевске собрать единомышленников с целью обратиться к президенту с просьбой, чтобы избрать, выдвинуть, начать продвигать супругу президента Владимира Путина - Людмилу Путину на президентство. О чем они говорят - о том, что тем самым муж и жена одна сатана и так сказать понятно, что в это будет преемственность...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Мы об этом говорили уже.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Со мной ты не говорил. Это было только вчера.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Значит, с Ольгой Бычковой говорили. Не помню.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Неважно, может быть ты специально для меня как-то...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Специально для тебя.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - И когда им сказали, что это как-то, она же не государственный деятель, они говорят, вот мадам Клинтон, которая сейчас говорит, что на самом деле она рулила политикой, когда был Клинтон. Как ты относишься к этой идее, она абсурда или этим можно заниматься.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Нет, Матвей, мы с тобой, вроде ты меня призывал не терять зря времени. Мало ли, у нас в стране полно в Ижевске тем более своеобразных, самобытно мыслящих людей. Этот эпизод, на мой взгляд, недостоин комментария.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Все, сказал. Ради бога. Теперь, наверное, то, что достойно. Ситуация в Украине. Или на Украине. Вчера была первая стычка. Попытка взять под контроль здание Генпрокуратуры и Конституционного суда. Сошлись президентские силовики в рукопашной, почти рукопашной, я это видел.

М. ЛЕОНТЬЕВ - С "Беркута".

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Неважно, как называется. С силовиками парламентского правительства.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Просто... МВД.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Сегодня ожидаются новые заявления, при этом все говорят, что мы сделаем шаг назад. Что необходимо сделать сторонам для того, чтобы это вошло в какое-то, прости меня, в конституционное русло.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Никакого конституционного русла там уже давно нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Всех разогнали и так далее. Смотри, понятно, что все они плохие, я знаю, что ты скажешь про это. Что им надо делать?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я тебе задам вопрос. Все-таки ты человек других симпатий, чем я. Вот объективно посмотрев, как выглядит действия Ющенко в течение всех последних нескольких месяцев по сравнению с действиями травоядного Януковича. Вот, по-моему, уж никакой претензии с момента, когда был указ о роспуске парламента ничего в вину люди, которые считают, что человек должен сделать все для консолидации и мира и идти на любые уступки, даже в ущерб своей политической позиции, они реально Януковичу не могут предъявить никакой претензии. И я-то ему предъявляю претензии. Я считаю, что он безумно травояден. Что он не имеет..., что его избиратели не давали мандат на такую степень травоядности. Но с другой стороны я не что парюсь по этому поводу. Потому что я понял, что "оранжевые" не дадут Януковичу возможность сдать. Потому что, грубо говоря, вот тебя отогнали на 10 метров, на 20, на 30, тебя загнали в угол. Ты уже стоишь в углу. Но когда на тебя начинает давить животом и выпирающими конечностями, то рано или поздно начнешь сопротивляться. Они не дадут Януковичу никакого шанса уйти от столкновения. Они провоцируют войну, думая, что им все сойдет с рук. Они-таки натурально провоцируют войну.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Кто эти люди?

М. ЛЕОНТЬЕВ - "Оранжевые". Конкретно актором является Ющенко. Юли заметно не видно. В этом смысле у меня появляется подозрение рациональное, что может он потому ведет себя беспредельно, что он не хочет оставаться в поле Юлю. Что он с Юлей воюет реально. Но цена этой войны, может он политически и выигрывает. Про Тимошенко чего-то давно не слышно ничего. Уже несколько месяцев.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Были большие интервью западным СМИ.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Интервью это понятно. Но в новостном ряде она сама себя... ее нет. Справился. Притом, что он явно был, его похоронили уже в этом лагере, уже и закопали.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Ей сейчас тоже выгодно сидеть и ждать, пока проплывет чей-то труп.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Нет, если он будет инициатором настоящим инициатором гражданской войны, если он окажется круче достаточно, то Юля отдыхает. Или она вынуждена будет тогда идти к нему как бы вторым номером.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Послушай меня...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Но цена этого вопроса это гражданская война.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Важное замечание. Как человек, проживший в Украине, как ты по поводу Людмилы Путиной сказал, что не стоит даже обсуждать, как человек, проживший большую половину своей жизни в Украине и прекрасно знающий народ...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Ты уж точно жил на Украине. В Украине сейчас некоторые проживают.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Сообщаю тебе приятную, неприятную, ни о какой гражданской войне там не будет и речи, даже если два этих человека выйдут и скажут: вперед, на баррикады. И ее не будет. Это даже не обсуждается.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Ты в каком году родился?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - В 1953. Ошибка?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Нет. До твоего рождения украинский народ проявлял способность к гражданской войне?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Миша, я читал книжки. Хорошо, это не тема для обсуждения.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Это тема.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Тем более что ты гость, а не я. Позови меня в свой журнал или в свое "Однако" на Первый канал.

М. ЛЕОНТЬЕВ - В "Однако" не позову, а в журнал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Неважно. Я тебе там объясню, что такое Украина и будет в ней гражданская война или нет. Я как-то чего-то знаю. Теперь я задаю тебе очень конкретный вопрос. А ты его не услышал. А он важен. Ты же умный, ты же главный редактор журнала "Профиль".

М. ЛЕОНТЬЕВ - Прошу не обзываться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Если это уже оскорбление, то прости, не знал, что тебя так унизили. Что необходимо сделать той или другой стороне, для того чтобы не было печальных последствий, для меня печальные последствия, чтобы прекратился этот бардак. Это действительно бардак. И я хочу тебе сказать, что уже граждане Украины от него так устали, что невозможно... даже больше, чем я от тебя.

М. ЛЕОНТЬЕВ - И потом представь себе, каково правительству, которое можно обвинить в любых грехах, кроме одного - его политика экономическая всегда была позитивной. И даже в результате частичного бардака давала довольно серьезное экономическое восстановление. Даже уже после, второе пришествие Януковича я имею в виду. И вот как это правительство, которое действительно является антикризисной коалицией, тут никто не имеет права сказать, может, они в своих грязных интересах являются...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - У нас три минуты осталось. Все-таки ответь на вопрос. Что им необходимо сделать?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я отвечу на вопрос очень простым способом. В нынешней ситуации, которая создана, может быть, даже и помимо воли основных действующих сторон, хотя, на мой взгляд, одна из этих сторон является явно слепым и бессовестным орудием именно этой политики, я имею в виду "оранжевых", Украина поставлена перед абсолютно безальтернативной ситуацией распада. Никаких сил, которые могут реально сдержать распад Украины...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - То есть Украине нужно распасться. Если отвечать на мой вопрос.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Ей не нужно. Вот слушай, ампутация ноги, ей нужно отвалиться. Украина распадается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Украина не распадется. Какой еще есть вариант?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Ну извини меня, в рамках тебе приятных вариантов у меня для вас...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Просто у нас с тобой две игры. Могу включиться во вторую. У нас есть игра, что обязательно к какой-то дате уйдет Саакашвили, я уже просто устал спрашивать тебя, когда он уйдет, и вторая может появиться новая народная забава - когда развалится Украина. Украина не развалится. У тебя есть еще какие-то идеи, кроме развала?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Вот если Украина не развалится, то тогда это будет действительно страшная гражданская война.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - То есть либо распад страны, либо гражданская война.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Если Украине не удастся развести тихо и мирно, то это все будет происходить..., люди, которые провоцируют гражданскую войну, абсолютно уверены, что они просто победят. Что они всех умоют в крови. С помощью прогрессивного человечества.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Все. Спасибо. Вы слышали в очередной раз, у Украины нет третьего пути. Она либо распадется...

М. ЛЕОНТЬЕВ - У нее мог бы быть третий путь...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Все, время закончилось.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Сейчас нет сил, которые...

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Значит, она либо распадется.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Это у меня время закончилось, а у тебя нет. Ты так хочешь сказать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я просто попрощаться хочу.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я тоже хочу попрощаться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Либо Украина распадется...

М. ЛЕОНТЬЕВ - Давай я попрощаюсь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Сейчас попрощаешься. Либо будет гражданская война. Теперь прощайся.

М. ЛЕОНТЬЕВ - До свидания. Матвей, вот интересно, для меня кончилось время, в программе для меня время кончается за три минуты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Помнишь школу, ты же учился в школе, я надеюсь. Помнишь, звонок на урок - для ученика, а звонок с урока - для учителя.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Дорогой мой, ты у нас учитель оказывается. Так сразу бы объяснил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я же работаю здесь. А в журнале "Профиль" - ты. До встречи.


http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/52009/

25.05.2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован