07 октября 2004
2643

Михаил Маргелов: `Давление на Россию будет продолжаться, какие бы договоры она ни подписала`

Как заявил в интервью парламентскому обозревателю Страны.Ru Айдыну Мехтиеву глава Комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов, нахождение российских войск в Грузии и Молдавии вовсе не запрещается Договором об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). По его словам, болезненное отношение НАТО к этим российским базам объясняется тем, что `задеты геополитические константы `совокупного Запада`, зародившиеся там еще в позапрошлом веке и возродившиеся тотчас после крушения ялтинской системы`.

- Михаил Витальевич, как вы оцениваете итоги завершившегося на днях в Стамбуле саммита НАТО?

- На Стамбульском саммите руководство НАТО хотело продемонстрировать, что разногласия между членами альянса по поводу военных действий в Ираке преодолены. Во всяком случае, на это надеялся Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер, который заявил о том, что альянс откликнется на призыв иракского правительства о помощи. Но демонстрация не удалась. Франция и Германия остались на старых позициях и заявили, что не намерены посылать свои войска в Ирак. По мнению Ширака, альянс не должен участвовать в операции в Ираке. Показательна и отповедь Ширака Бушу, который потребовал от лидеров Евросоюза особого отношения к Турции.

- В 1997 году в Париже Россия и НАТО подписали `Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности`. Считаете ли вы, что минувшие семь лет подтвердили тенденцию к усилению сотрудничества между Москвой и НАТО?

- В течение семи лет, прошедших со времени подписания Основополагающего акта, сотрудничество между Москвой и НАТО развивалось вяло. Например, в области, близкой к военной, взаимодействие сегодня ведется, пожалуй, лишь по линии МЧС. Например, расположенные бок о бок в Киргизии военные базы России и НАТО вообще не сообщаются друг с другом. Россия не против сотрудничества с НАТО в военно-политических областях. Так, в Стамбуле было заявлено, что Россия готова участвовать в афганском урегулировании, если оно будет осуществляться под эгидой ООН, а также в антитеррористической операции `Активные усилия` в Средиземном море, направив туда несколько кораблей Черноморского флота. Россия готова к военному сотрудничеству с НАТО - мяч на стороне альянса.

- Как известно, между Россией и НАТО существуют разногласия по вопросу об адаптированном Договоре об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). США и Запад увязывают ратификацию этого документа с вопросом о выводе российских войск из Приднестровья и Грузии. Какова ваша позиция по данному вопросу?

- Действительно, как показал стамбульский саммит, вопрос о ратификации адаптированного ДОВСЕ остается одной из главных причин усиления напряженности между НАТО и Россией. Руководство Североатлантического альянса вновь увязывает ратификацию договора с выводом российских войск из Молдавии и военных баз из Грузии. Однако Россия настаивает на том, чтобы страны, только что вступившие в альянс, немедленно ратифицировали ДОВСЕ. В частности, российская позиция состояла в том, чтобы Латвия, Литва и Эстония ратифицировали ДОВСЕ синхронно с вступлением в НАТО. Однако эти страны отказались пойти на этот шаг.

- Какие положительные стороны ДОВСЕ вы хотели бы отметить?

- Прежде всего, хотел бы подчеркнуть, что ДОВСЕ не допускает быстрой и скрытой концентрации значительных вооруженных соединений, то есть препятствует развязыванию на территории Европы классических войн. Условия договора сохраняют военное присутствие России на Украине и в Армении. Выполнение договора предполагает инспекции и взаимные консультации, что укрепляет доверие между его участниками. Эти положительные стороны существенно усилены ратификацией договора Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном, на которые приходится до 40 процентов обычных вооружений на территории действия ДОВСЕ. Но позитивные качества ДОВСЕ проявились бы еще ярче, если б к договору присоединились страны-новички НАТО.

- И все же многие эксперты указывают на ряд существенных недостатков ДОВСЕ, и, по их мнению, после ратификации этого договора потребуется его новая адаптация. Не по этой ли причине Госдума в течение двух лет отказывалась от ратификации ДОВСЕ, хотя этот документ был внесен президентом России в парламент еще в 2002 году?

- Действительно, неспешность, с которой российский парламент ратифицировал ДОВСЕ, объясняется как раз слабыми сторонами договора. Разумеется, ДОВСЕ - вовсе не идеальный договор. В частности, он не препятствует осуществлению военных планов НАТО и США в Европе, потому что в этом документе нет ничего, что сдерживало бы такие планы. ДОВСЕ контролирует лишь национальные вооруженные силы, закрепляя баланс сил в Европе в пользу НАТО. Кроме того, договор не касается военно-морских сил и инфраструктуры. В короткое время вполне возможно без нарушений буквы договора осуществить переброску небольших войсковых соединений. ДОВСЕ никак не учитывает укрепление военного потенциала Евросоюза и вероятную передислокацию американских группировок непосредственно к границам России. Наконец, договор не оказывает никакого влияния на развитие внутренних вооруженных конфликтов и бесполезен в области миротворчества и борьбы с терроризмом - в нем речь идет лишь о тяжелых системах вооружения.

- Как вы оцениваете стратегию НАТО, направленную на усиление влияния альянса в бывших советских республиках?

- Разумеется, `военное освоение` альянсом все новых территорий в непосредственной близости от наших границ вовсе не прибавляет тепла в отношениях России с НАТО. На стамбульском саммите устами Генерального секретаря альянса было прямо заявлено о том, что такому `освоению` подлежат и регионы Балкан, и Южного Кавказа, и Центральной Азии. С геополитической точки зрения, можно говорить даже о некоем окружении России. С политической точки зрения, речь идет о неизменном курсе НАТО на распространение своих действий по ту сторону первоначально очерченных границ. Это касается и государств СНГ, прежде всего, Украины. Военный департамент НАТО, действуя `в соответствии с уставами и наставлениями` альянса, немедленно приступает к развертыванию на новых границах оборонительных и прочих сооружений. А это усиливает расхождения России и НАТО.

- То есть выходит, что НАТО использует споры вокруг ДОВСЕ как удобный козырь для оказания давления на Россию по части вывода ее войск из Грузии и Молдавии, а также по поводу операции в Чечне?

- Конечно, и это давление на Россию будет продолжаться, какие бы договоры она ни подписала и ни ратифицировала. Здесь задеты геополитические константы `совокупного Запада`, зародившиеся там еще в позапрошлом веке и возродившиеся тотчас после крушения ялтинской системы. Следует указать, что наличие российских войск в Молдавии и баз в Грузии с договором никак не связано - это проблемы двусторонних и многосторонних отношений в рамках СНГ с привлечением международных организаций. Так, по мирному урегулированию в Приднестровье совместно работают Москва, Киев, Тирасполь, Кишинев и ОБСЕ. И вопрос был бы давно решен, если бы Кишинев под известным давлением не отверг соответствующий парафированный и Кишиневом, и Тирасполем документ. Так что отказ от ратификации странами Балтии ДОВСЕ под предлогом военного присутствия России в Молдавии и Грузии оснований не имеет.

- Михаил Витальевич, в настоящее время вы являетесь также вице-спикером ПАСЕ и заместителем главы делегации РФ в Европарламенте. Как вы оцениваете позицию ПАСЕ по ситуации в Чечне, в частности позицию трех докладчиков ПАСЕ по Чечне - господина Гросса, г-на Биндига и г-на Ивинского?

- Доклады о ситуации в Чечне будут в повестке дня осенней сессии ПАСЕ. Поэтому сегодня рано критиковать или наоборот хвалить доклады - впереди еще выборы нового президента республики. Мы договорились, что готовы принять любую делегацию ассамблеи в Чечне. Думаю, этой готовностью ПАСЕ воспользуется и ее доклады будут дополнены и уточнены.

- На этой неделе суд в Катаре приговорил двух российских граждан к пожизненному тюремному заключению, обвинив их в организации убийства представителя чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева. Как вы оцениваете действия судебной власти Катара и как отразится решение суда на отношениях между Россией и этим арабским государством?

- То, что подозреваемые в убийстве Яндарбиева российские граждане приговорены катарским судом не к смертной казни, а к пожизненному заключению, внушает надежды. Это минимально возможное в Катаре наказание за убийство, которое, впрочем, в данном случае не доказано. Предстоит обращение в суды более высоких инстанций. И если там будет получен отрицательный ответ на апелляции, то вероятна и просьба с нашей стороны в адрес эмира Катара о помиловании. О каком-либо ухудшении российско-катарских отношений в обозримый период времени говорить не приходится: ведь наша цель - вернуть наших граждан на родину, а специфика катарского законодательства требует максимальной осторожности в переговорах о судьбе иностранцев. Нужна сдержанность, которую мы проявляли до сих пор.

- Как вы оцениваете передачу власти в Ираке местному правительству? Ваш прогноз развития ситуации в Ираке в ближайшее время.

- Без международной конференции по Ираку только передача власти мало повлияет на активность сил, которые не желают сотрудничать с временным правительством. Сама передача полномочий состоялась на два дня раньше объявленной даты именно из-за опасений всплеска уже рутинных для Ирака обстрелов и взрывов. На встрече в Стамбуле Россия предложила НАТО разработать концепцию коллективной безопасности в зоне Персидского залива, для чего, помимо решения прочих вопросов, необходим и созыв международной конференции.

Стабилизации обстановки в Ираке, то есть умиротворения противников присутствия там иностранных войск, на штыках которых сидит временное правительство, в ближайшее время ожидать не следует. Лига исламских богословов Ирака уже назвала досрочную передачу власти обманом иракского народа и мировой общественности. Лига выступает за полное прекращение оккупации страны - только тогда для Ирака настанет `подлинный исторический день`. Кстати, в скорое умиротворение Ирака в связи с передачей власти не верят и 60 процентов американских граждан.

В Ираке много проблем, среди которых - полная потеря управляемости страной: оккупационные власти разрушили весь бюрократический аппарат, состоявший преимущественно из баасистов, а также силовые структуры, подчинявшиеся Саддаму Хусейну. Но иных профессиональных кадров в Ираке нет.

Маргелов Михаил Витальевич

Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам. Член Комиссии Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности. Представитель в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от администрации Псковской области. Назначен 21 декабря 2000 года. Срок окончания полномочий - ноябрь 2004 года.


Национальная информационная служба Страна.Ruhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован