08 сентября 2008
3020

Михаил Маргелов: Изоляция России в наше время невозможна

"Далеко не все западные политические круги, и даже внутри США, разделяют мнение Кондолизы Райс об изоляции России. Во всяком случае те, кто думает о будущем Америки и мира в целом", - заявил в эксклюзивном интервью "ЕР" член Генсовета "Единой России", председатель комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов.

- Любые санкции применяются ради какой-то определенной цели. Например, будете делать ядерную бомбу, получите кнут, а не будете - пряник. Трудно сказать, какие цели преследует госсекретарь, говоря об изоляции России. Думаю, внятно не скажет никто. Москва признала независимость Южной Осетии и Абхазии, и никакие санкции это уже не изменят.

К тому же изоляция в наше время вообще невозможна. Во-первых, по объективным экономическим причинам. Простой пример: российские компании на территории США производят сегодня четверть общего объема стальной продукции этой страны. Кроме того, от участия России зависит решения многих глобальных проблем - борьба с терроризмом и нераспространением оружия массового уничтожения, энергетическая безопасность и прочее. На дворе глобализация. Другое дело, что теперь она идет не только по западным планам.

- Помимо, собственно, США есть несколько стран Евросоюза, которые также настроены резко негативно по отношению к России. Насколько влиятелен их голос в Европе? Можно ли сказать, что особая пристрастность этих стран к Москве иногда заставляет ЕС действовать себе во вред?

- Да, заставляет, таков регламент работы Евросоюза, который пока никак не удается поменять на более эффективный. Не уверен, что за рамками регламента сообщества эти государства в Европе вообще кто-то слушает. Это так называемые лимитрофные страны. Часть из них длительное время не имела своей государственности, у их руководства комплекс неполноценности, от которого оно пытается избавиться с помощью русофобии. Много веков эти страны находились порой в унизительной зависимости либо от своих восточных, либо западных соседей. От них же никто и ничто никогда не зависело! Отсюда и болезненные претензии на внимание. А поскольку старая Европа считает новых членов Евросоюза европейцами с большой натяжкой, лимитрофия решила выражать американские интересы. Иногда даже анекдотично. Польша, например, предлагала недавнему саммиту Евросоюза ограничить российские поставки алюминия. Западные эксперты рынка цветных металлов только пожали плечами - алюминий сегодня не бросовый продукт, да и потребляет его в основном Запад.

- Помогут ли пять внешнеполитических принципов России, озвученных Дмитрием Медведевым, лучше понять нас западным партнерам?

- И пять внешнеполитических принципов, и активность всего российского руководства в медийном пространстве - все это вместе с публикациями наших экспертов и политиков работает на понимание того, что же действительно произошло в августе этого года на Кавказе. Думаю, примиряющие ноты, которые раздаются с Запада, это как раз и есть плоды наших общих усилий. Замечу, если западные критики охвачены неврозом, то российская сторона отвечает им взвешено и достойно. Ведь правду можно говорить, не повышая голос.

- Чем закончатся непростые дискуссии на Западе относительно будущих отношений с Россией? Есть мнение, что дальше декларативных заявлений и критики дело не пойдет, а через какое-то время о конфликте на Кавказе наши партнеры предпочтут забыть...

- Вообще не вспоминать не удастся. Потому что Россия, конечно же, не денонсирует свое признание независимости Южной Осетии и Абхазии. Иные от досады не будут наносить эти независимые государства на политические карты. Но они будут и де-факто, и де-юре. И все же опорной точкой в отношениях Запада с Россией эта тема долго быть не может. Так, Москва довольно активно протестовала против односторонней независимости Косово, и не признает ее до сих пор. Однако это никак не влияло на наши отношения с Западом, хотя у нас помимо этого есть и другие серьезные противоречия, но и общие дела. Так что последствия конфликта на Кавказе вскоре будут присутствовать в повестке дня как бы рядом, но "гвоздем" дискуссий, тем более мотивацией каких-либо действий, быть перестанут.

- Есть ли шанс, что через пару-тройку лет независимость Абхазии и Южной Осетии признают Европа и США?

- Для истории пара-тройка лет все равно что сейчас. Но, судя по нынешнему накалу страстей, не думаю, что процесс признания двух новых государств пойдет сколько-нибудь быстро. Надо полагать, что в первую очередь признавать начнут страны с левым или антиамериканским руководством, такие, как Венесуэла, Никарагуа. Главное, чтобы у этих стран не было своих "скелетов в шкафу" - воинственных сепаратистов. Те, у кого они есть, будут долго раздумывать.

- И, конечно же, нельзя обойти вниманием еще одно действующее лицо кавказского конфликта - Михаила Саакашвили. Будут ли США после выборов 4 ноября также активно его поддерживать?

- Свое геополитическое значение Грузия, разумеется, сохранит и после 4 ноября. Другое дело, что Саакашвили явно не справился с задачей, привлек внимание, совершил военное преступление. Недавно, например, помощник госсекретаря США по делам Европы признал, что нападение на Цхинвали - ошибка грузинских властей, "какие бы аргументы они ни приводили в свое оправдание". Надо полагать, что в Вашингтоне не будут возражать, если к власти в Грузии придет, например, другой проамериканский, но гибкий лидер. Ведь это не Россия, а Саакашвили окончательно разрушил государственную целостность Грузии. Следует, впрочем, помнить, что, несмотря на большое влияние США, Грузия все же не штат Джорджия, и очередную власть в стране изберут сами грузины.

08.09.2008 МСК

Постоянный адрес документа http://www.edinros.ru/news.html?id=136700
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован