24 июня 2006
1131

Михаил Швыдкой: Интервью радиостанции `Эхо Москвы` (24.06.2006)

В эфире радиостанции "Эхо Москвы" - Михаил Швыдкой, председатель оргкомитета XXVIII Московского международного кинофестиваля, руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии.

Эфир ведут - Лев Гулько, Вита Рамм, Майя Пешкова.

Л. ГУЛЬКО - 10 часов 35 минут в Москве. Вита Рамм и Майя Пешкова остались в студии. Лев Гулько у микрофона. У нас Михаил Швыдкой - председатель оргкомитета XXVIII-го - потому что пресса там одну палочку стирала в газетах, и получался XXVII-й.

М. ШВЫДКОЙ - Здравствуйте. Добрый день. XXVIII-й.

Л. ГУЛЬКО - И руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии Российской Федерации. У Виты там есть, я знаю...

В. РАММ - Нет, ну это чуть-чуть другие вопросы. Сначала по кинофестивалю.

М. ШВЫДКОЙ - Все в кино!

Л. ГУЛЬКО - Валерий Кичин знаете, как назвал его вчера? Валерий Кичин назвал его в "Российской газете" "целлулоидный цунами".

М. ШВЫДКОЙ - Правильно, потому что, во-первых, чем хороши кинотеатры нового поколения? Летом там прохладно. Не то, что там много попкорна, а то, что летом прохладно. Вот если сейчас люди пойдут, те, кто остались в Москве, в кинотеатры, то там прохладно, неплохое кино, на самом деле. И это здорово. Действительно 120 картин в рамках Московского кинофестиваля, на который хотят идти люди. Надо сказать, что такого ажиотажа, который был вчера, когда билеты на открытие рвали из рук, и говорили, а почему мы не на кинофестивале, то это знак очень хороший, это знак того, что люди хотят смотреть кино в кинозалах.

Л. ГУЛЬКО - Несмотря на то, что было с пертурбациями начальственных лиц на кинофестивале.

В. РАММ - Нет, это отражается, конечно, но не до такой степени.

М. ШВЫДКОЙ - Вы знаете, дело не в этом. Это тоже наша такая психология людей, живущих в вертикали. Дело в том, что, когда в 2000-м году объединилось Роскино и Министерство культуры, то председателем оргкомитета Московского международного кинофестиваля был премьер-министр, председатель правительства Михаил Михайлович Касьянов был тогда председателем оргкомитета Московского международного кинофестиваля по одной простой причине: потому что все давалось с боем, потому что бюджет культуры тогда был 3 миллиарда рублей, если кто помнит. Чтобы было понятно, сегодня он 33, и мы считаем, что он плохой. И для кинофестиваля, чтобы вырвать деньги в таком бюджете, нужно было влияние премьера, который должен был это...

В. РАММ - Только он мог приказать.

М. ШВЫДКОЙ - Он мог, во всяком случае, гарантировать, что деньги будут - председатель правительства. Более того, естественно, что на самом деле все решал президент - Владимир Владимирович Путин и решал в каком смысле: при таком бюджете очень скудном, нужны только самые высшие должностные лица государства, которые могут помочь. Шли годы, как говорится, смеркалось. И стало ясно, что работает нормальная экономика, абсолютно понятная ситуация с бюджетом, стало ясно, что какого-то сверхусилия не нужно употреблять, и тогда министр культуры стал председателем оргкомитета. Ну и сейчас уже совсем дошли до низин - председателем оргкомитета является руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии, потому что мы, собственно, и выделяем бюджет. Не мы выделяем - налогоплательщики выделяют через Министерство финансов. Мы закладываем в бюджет большую сумму. Это все-таки 92 миллиона рублей. И поэтому я помню, как в 2001-м, 2-м году, мы судорожно носились по спонсорам и мечтали перехватить то там, то здесь, напоминая себе немножко детей лейтенанта Шмидта. А сейчас не нужно ничего этого, никто никуда не носится. Естественно, есть спонсоры, которые считают, что хорошо жертвовать на московский кинофестиваль, но бюджет выделяет, с моей точки зрения, ну, 92 миллиона рублей - это хорошие деньги, чтобы провести такой фестиваль. Я сейчас скажу страшную цифру: Каннский фестиваль обходится, извините, я произнесу иностранную валюту (это Франция, они не переводят еще в рубли), значит они тратят 20 миллионов евро. Но Каннский фестиваль - это другая немножко история, другой объем, размах, другие цены везде, с том числе аренда автомобилей, все бытовые услуги, поэтому такой довольно дорогой. И там площади другие, на которых проводится фестиваль. Но еще одно обстоятельство скажу важное. За эти годы совершенно изменилось понимание того, что есть российское кино и киноиндустрия. Сегодня российское кино - это киноиндустрия, во всяком случае в ее начальных шагах. В новом качестве это несоветское кино, сразу хочу сказать, а это именно новое российское индустриальное кино. И поэтому фестиваль стал столь важен. Я просто поясню. В 2009-м году кинорынок должен дать 1 миллиард... извините, нельзя так говорить, но я не знаю, сколько будет стоить доллар тогда, ну скажем, он должен...

Л. ГУЛЬКО - Скажите "баксы", баксы же здесь ни при чем.

М. ШВЫДКОЙ - ...приблизительно 30 миллиардов рублей. Кто умеет считать, посчитайте, и вы поймете, что при таком кинорынке интерес к России сегодня как к месту, где проводится фестиваль, от которого зависит судьба и в прокате, и вообще коммерческая судьба, то есть российский рынок сегодня достаточен для того, чтобы московский кинофестиваль стал заметным.

Л. ГУЛЬКО - То есть мы в этой большой глобализации, уже вошли туда нашим кинематографом?

М. ШВЫДКОЙ - Это начало, но входим.

В. РАММ - Константин Эрнст на "Кинотавре" сказал, что обольщаться пока не надо, пока еще тяжело больной или почти покойник начал шевелиться только, он еще не живой. Но если Каннский фестиваль, Михаил Ефимович, такой дорогой, а мы знаем, что, допустим, Голливуд из Лос-Анджелеса уходит снимать в Румынию, где дешевле, в Прагу, иногда даже в Россию, то может быть московский кинофестиваль мог бы сыграть на разнице цен и чуть-чуть перенести какую-то часть? Нет, это нереально, или эта традиция 50 лет?

М. ШВЫДКОЙ - Это все равно, что сказать, ребята, давайте перенесем Эйфелеву башню в Москву и будем на нее возить людей, которые хотели бы ее видеть в Париже. Нет, Канны - это Канны. Фестиваль - это другое, чем кинопроизводство. То есть понятно, что это большой бизнес, но это стабильная традиция. Нереально увести, скажем, Каннский или Берлинский фестиваль из Берлина в Москву или в Румынию. А то, что снимать будут ездить, это факт. И вообще надо сказать, ведь ситуация в мировом кино на такая прекрасная, как кажется. Скажем, на 100 единиц сократилось производство в американском кино.

В. РАММ - А у нас 100 единиц прибавили.

М. ШВЫДКОЙ - У нас 100 единиц прибавилось. Но нет, я имею в виду, что...

Л. ГУЛЬКО - Глобализация.

М. ШВЫДКОЙ - Но это важно, если в Америке производили 450 фильмов, то сегодня производят 350.

В. РАММ - Да, это конечно катастрофа.

М. ШВЫДКОЙ - Ну не катастрофа, но это серьезный за последние... лет. Люди уходят, кризис публики, превратили в так называемое индустриальное кино. И сегодня кинобизнес уходит в другие страны. Почему американцы так рвутся на русский рынок, не показывать свое кино, а производить русское, потому что сегодня это растущий рынок. И уже две с половиной студии американские - это довольно большие деньги. "Sony" объявило, что оно даст 15... прошу прощения, 1,5 миллиарда рублей.

В. РАММ - Но снимают они один ужастик, один комикс и еще что-то. Они приходят со своими технологиями.

М. ШВЫДКОЙ - Со старыми технологиями, со старыми рецептами. Они не понимают, как меняется рынок (это серьезная вещь), как меняются вкусы зрителей. Но я вам могу сказать (не надо обольщаться только), честно вам скажу, потому что всегда есть то, что называется... знаете, как в живописи говорят, вот есть салон, слева есть одно, справа есть другое, но салон, вот который такой главный, он всегда будет. Такой немножко реализм, немножко такой щадящий модернизм, то, что можно повесить в спальне, и кому что нравится. Вот понимаете, то же самое в кино. Все равно так же, как и в литературе. То, что мы презрительно называем трэш, массовая литература, это все равно будет определять такую... низ пирамиды будет именно из этого состоять, и кино будет именно из этого состоять. Другое дело, что сейчас мы стараемся все-таки: "А" - заполнить ниши, потому что плохо с комедиями, детского кино больше, чем было при советской власти, поверьте мне, оно может быть не всегда удачное. Мы очень заботимся об анимации. То, что в этой программе, кстати сказать, впервые будет показано, не впервые, а впервые в российское время будет показана программа документального кино, я считаю очень важным, потому что когда я начинал работать на кинофестивале в 67-м году, это был отдельный конкурс документального кино.

В. РАММ - Он тогда проходил в "Октябре".

М. ШВЫДКОЙ - Не при девушках будет сказано, я тогда работал в "Спутнике" кинофестиваля, тогда был главным редактором, которого мы боялись бесконечно, Армен Медведев, и мы ему носили эти репортажи, очерки. Я тогда брал первое в своей жизни интервью у актрисы Гриффит или Элен Гиш, которую я неосторожно назвал "миссис", мне сказали, что она мисс, ей было уже 100 лет уже тогда или 150.

В. РАММ - И как (НЕ РАЗБОРЧИВО) в этом "Спутнике" обозвали, я приехала.

М. ШВЫДКОЙ - Ну бывало. Но тогда был конкурс документального кино, и тогда был конкурс детского кино, кстати сказать. И те, кто любили кино, они рвались на документалистику, потому что тогда документальное кино, как и сейчас, оно все-таки на полшага, на полкорпуса впереди игрового идет. Потому что там больше риска, там меньше затрат.

В. РАММ - А помните, в 83-м году именно в Советском Союзе состоялась первая внеамериканская премьера, (НЕ РАЗБОРЧИВО) сам привозил фильм. То есть это было замечательно.

М. ШВЫДКОЙ - Другое дело, мы должны понять, мы жили за "железным занавесом", и каждому интересно было посмотреть, что здесь происходит, что в этой стране, как здесь живут. И все эти разговоры с американскими кинематографистами, и с французскими, даже польским тогда, это было счастье, не говоря уже о том, что действительно сюда рвались не потому, что здесь был рынок, а потому что не понимали, что это за страна.

Л. ГУЛЬКО - Я можно, процитирую Александра Митту. Вчера опять же в "Российской газете" он о завершившемся "Кинотавре", и он передает от "Кинотавра" такую весточку Московскому международному кинофестивалю. Он говорит, в советские времена уровень нашего кино подпитывали республики. Из Грузии Шангилай, Абуладзе, Параджанов, Ильенко, из Прибалтики Живалкявичус из Средней Азии и т.д., уровень поддерживался огромный потенциалом талантов, кино было русскоязычное, но не российское, многонациональное имперское с внятными запретами и прочими базами технического качества, это осталось в истории. А на что сегодня и завтра опираться нашему кино, в том числе и в рамках фестиваля?

М. ШВЫДКОЙ - Ну вы знаете, хорошее рассуждение, но только это надо понять, что это было советское кино.

Л. ГУЛЬКО - Советское, он и говорит про это.

М. ШВЫДКОЙ - Это было очень важно.

Л. ГУЛЬКО - Но он говорит про точки опоры.

М. ШВЫДКОЙ - Я вам скажу так, вообще то, что мы остались... понятно, что в России живет 152 народа, это важно понимать. Но то, что мы остались без Кавказа (Закавказья, я имею в виду), то, что мы остались без Прибалтики, то, что мы остались без Центральной Азии, то, что мы остались без Украины и т.д., это повлияло на язык, разумеется. Понимаете, наличие (НЕ РАЗБОРЧИВО) в советском искусстве определяло другую цветовую палитру. Наличие Довженко, я уже не говорю о более поздних, это определяло совершенно другую палитру. Конечно, она сузилась. И конечно при том, что русская культура, великая и вбирающая в себя весь и мир и по-прежнему всемирно отзывчивая, что очень важно, потому что очень легко впитываемая, очень легко перерабатываемые мотивы, и оставаясь при этом русским кино, тем не менее, я считаю, что сегодня, вы поймите, такого рода вещи, такого рода ценности не вырабатываются за эти 15 лет. Идет процесс формирования. А можно я задам вопрос? Можете сказать, что такое российская культура или российское кино? Мы же знаем, что такое русское кино. Но сейчас появилось татарское кино, башкирское кино.

Л. ГУЛЬКО - Так я о чем хотел спросить...

В. РАММ - Извини, Лев, как раз к этому вопросу. Вот сегодня в 9-м зале в кинотеатре "Октябрь" фильм "13" (Франция - Грузия). Сын Темураза Баблуани - Гела Баблуани - они уже на Францию, Литва тоже на Францию...

Л. ГУЛЬКО - Вот может ли московский между народный кинофестиваль стать такой точкой опоры?

М. ШВЫДКОЙ - Местом встречи. Вообще я считаю, что это необходимо, это было бы идеально. Местом встречи кинематографий постсоветских. И кроме того, вы поймите, когда говорим, Грузия - Франция, вообще нет кино сегодня, которое делается одной страной. Это только потому что Россия или Америка - богатые страны, они могут себе позволить такую роскошь - сделать экономически мононациональное кино. А вообще все страны. Возьмите, нет немецкого кино, есть германо-французское, итало-испанско-румынское, болгаро-бельгийско... вы посмотрите в программу. Вот посмотрите "Климт" сегодня идет в фестивале: Австрия - Франция - Великобритания. Это нормально. Есть такая даже организация, которая называется "Евремаш", которая предопределяет, что если есть 2 - 3 партнера европейских, то они добавляют деньги на кино. Это нормальная ситуация сегодня. Но русское кино должно встать на ноги само по себе, мне кажется. Хотя мы работаем с греками, с Ангелопулосом, с Гринуэем - русско-английское кино, с казахами, естественно, с грузинами также работаем.

В. РАММ - Ну и тема продакшн Вуди Алена финансирует.

М. ШВЫДКОЙ - И с Грузией работаем на самом деле. Ризо Чхаидзе сейчас ставит фильм с нашими средствами и с казахами. Вот я сегодня вечером улетаю в Астану, там тоже большие проекты с казахскими кинематографистами. Так что работаем.

В. РАММ - А вот после фестиваля определяется конкурсная программа качества и вообще качества фестиваля. Одни есть такой признак - прокат. Вот была очень хорошая один раз конкурсная подборка, и еле-еле лауреата купили. "Фанатик", помните, был фильм такой?

М. ШВЫДКОЙ - Да-да, конечно.

В. РАММ - Уже в прошлом году три фильма появилось в прокате - это "Дорогой Венди"... А вот вас Никита Сергеевич назначил самым главным, отвечающим за систему видеопроката, так что как вы как организатор фестиваля будете...

М. ШВЫДКОЙ - Он меня не назначил самым главным отвечающим. О сказал, что я отвечаю за кинофестиваль. Главный все равно он.

В. РАММ - А вы отвечаете за кинопрокат? Ну, так отвечайте за кинопрокат.

М. ШВЫДКОЙ - Вы знаете, я думаю, что сегодня ситуация в кинопрокате лучше, чем была 3, 4, 5 лет назад в каком смысле. Сегодня появилось место для: "А" - русского кино, которое занимает до 30 % в прокате, и появилось место для европейского кино. Потому что когда мы 5 лет, 3 года даже назад проводили кинофестиваль, было ясно, что места для этого кинематографа нет. 97 % американское кино. Сегодня ситуация изменилась просто. Так что мы отвечать будем. И я надеюсь, что победители московского кинофестиваля конечно войдут в программы кинотеатров.

В. РАММ - А вообще ситуация с прокатом вас устраивает, то, что происходит? Вы же не можете стимулировать стройку кинотеатров.

М. ШВЫДКОЙ - Мы стимулировали стройку кинотеатров в свое время, когда Александр Алексеевич Голутва, он именно и отвечает за все кино, я отвечаю вообще, а он за кино вместе с Сергеем Мазуроком. Когда мы выступили категорически против квотирования американского кино, тогда все говорили, кворируйте, давайте создадим какие-то фонды. Мы говорим, ничего не надо. Дайте владельцам кинотеатров заработать на американском кино. Они заработали и идет... вы понимаете, что сегодня в стране 1200 киноэкранов нового поколения. Нам нужно, чтобы было 2,5 тысячи, и тогда...

Л. ГУЛЬКО - Тогда билеты будут стоить дешевле?

М. ШВЫДКОЙ - И билеты будут стоить дешевле.

Л. ГУЛЬКО - Потому что вопрос от Людмилы Петровны на пейджер. Здесь есть такие вопросы. "В советское время мы посещали кинотеатры, смотрели фильмы и знали всех актеров, теперь такие дорогие билеты, мы даже не знаем современных актеров".

М. ШВЫДКОЙ - Вы знаете, Людмила Петровна права, хотя я вам должен сказать, сегодня есть разные кинотеатры. Если Людмила Петровна живет в Москве, то московские кинотеатры действительно дороги, и в Питере тоже: кинотеатры нового поколения. В России еще осталась сеть киноустановок предшествующих поколений - там недорогие.

В. РАММ - Но там и качество.

М. ШВЫДКОЙ - Во всяком случае, сейчас, я думаю, что насытится чуть-чуть рынок кинотеатрами, и тогда мы будем делать то, что делаем в театрах, потому что например в "Большом театре" есть билеты, которые стоят 3,5 рублей, а есть билеты, которые стоят 50 рублей. Вот в кино мы должны играть на такой же разнице цен. Но кино частное все, поэтмоу мы должны придумать какие-то свои инструменты тоже.

Л. ГУЛЬКО - Да, Майечка.

М. ПЕШКОВА - Вот здесь как раз мне хочется спросить, в "Большом театре" как обстоят дела?

М. ШВЫДКОЙ - Вы знаете, хороший вопрос. Часа 4 я буду рассказывать, как обстоят дела в "Большом театре".

М. ПЕШКОВА - А англичанам надо ответить.

М. ШВЫДКОЙ - Я могу сказать только одно. Дело в том, что: первое - во-первых, достаточно такое легкомысленное заявление о том, что начали реконструировать "Большой театр", пошли трещины. Дело в том, что трещины обнаружились тогда, когда сняли штукатурку. Вообще надо понять, что мы во время очень начали это делать, вернее, поздно. Потому что вообще "Большой театр" как конструкция, держался на слое толстой старой штукатурки. Для того, чтобы реконструировать театр, мы сняли штукатурку, обнаружилось, что он пронизан трещинами от фундамента.

Л. ГУЛЬКО - Как в квартире, в которой долго не делают ремонт.

М. ШВЫДКОЙ - Он практически висит в воздухе.

В. РАММ - А ремонт не делался лет 200?

М. ШВЫДКОЙ - Ну не 200, во всяком случае, я могу сказать только одно, все реконструкции советского времени они только портили ситуацию со зданием, ухудшали катастрофически, потому что пристраивалось, укреплялось что-то с одной стороны, здание перекашивалось, и вот сейчас, когда сняли... потому что в некоторых газетах была такая информация, что, дескать, когда только начали ремонтировать здание, это еще хуже стало, ухудшилось. Нет, как только сняли штукатурку, стало ясно, что здание висит в воздухе. Это очень серьезная вещь. Слава богу, что мы им занимаемся, я думаю, что сейчас там решаются довольно сложные какие-то технические задачи, но как мы и обещали, в марте 8-го года он должен быть открыт для труппы. Мы сыграем спектакль для строителей, я надеюсь, сейчас постучу по дереву, и в сентябре 8-го года он откроется для публики. Хватит денег, не хватит денег - это другой вопрос. Ну, будем реставрировать так же, как реставрировалась "Гранд опера". Она была открыта для спектаклей, для публики, и какие-то залы дальше продолжали реставрироваться. А насчет англичан могу сказать следующее. Сейчас беспрецедентный в июле начинается марафон, 2 недели "Мариинка" показывает Шостаковича программу в Лондоне, и потом "Большой театр" показывает к 50-лелию своих первых гастролей в Лондоне (легендарных тогда) неделю оперы - это тоже новое, и 3 недели - балет. А то, что появилась английская статья, я думаю, это большая ошибка, потому что мне кажется, что балет "Большого" сегодня, с моей точки зрения... я скажу хамство, наверное, но лучший в мире, если говорить о балетах "Большого".

В. РАММ - А как (НЕ РАЗБОРЧИВО), услышав, сейчас отреагирует?

М. ШВЫДКОЙ - Я могу сказать одну простую вещь, опера в "Мариинке" не имеет равных в мире, несмотря на то, что есть "Метрополь". Я говорю, сейчас как такой стационарный театр, а балет "Большого" сегодня, я думаю, не уступает "Мариинскому", может быть его превосходит. Но я не люблю...

В. РАММ - Да, это не соревнование.

М. ШВЫДКОЙ - Кто лучше: Рихтер, Бетховен или Бах - кто лучший композитор. Я имею дело со штучными явлениями, и в этом смысле и "Мариинка" и "Большой", я думаю, лондонцев должны взять за живое, хотя летом это конечно тяжело дело.

М. ПЕШКОВА - Я хотела просто спросить, о чем болит голова у руководителя Федерального агентства по культуре , что самое такое, что заставляет трепетать сердце, и что хотелось бы...

В. РАММ - Люди, могу сказать.

М. ШВЫДКОЙ - Вы знаете, у нас есть несколько проблем очень серьзных. Во-первых, меня беспокоит бюджет, безусловно, на 7-й, 8-й, 9-й годы. Он растет, могут сказать, что он вырос, но он вырос на инфляцию. Во-вторых, по сравнению с тем, что происходит в других социальных сферах, культура становится статистической погрешностью, что недопустимо в такой стране, как Россия. Мы знаем только верх ситуации, у нас ситуация в Петербурге и в Москве и даже в городах-миллионниках очень неплохая (в Новосибирске, в Самаре, скажем). Но если мы спустимся ниже на уровень, скажем, на уровень районных городов, сельских поселений, то проблемы колоссальные. И больше всего меня беспокоит ситуация именно там.

Л. ГУЛЬКО - Там-то кино смотрят?

М. ШВЫДКОЙ - Вот проблема того, как там показать кино, на самом деле. Потому что надо строить социальные кинотеатры с очень низкими ценами. Это все очень серьезные проблемы. Вчера мы из обсуждали, кстати сказать, в Валерием Владимировичем Гальченко, новым президентом союза муниципальных образований. И вместе с ВЭБом ("Внешэкономбанком") мы сейчас делаем программу специальную для малых городов России, для сельских поселений. Потому что меня больше всего Волнует, как все там сохранить. Потому что, поймите, чтобы вышел на сцену оркестр Темирканова или Гергиева, нужно, чтобы каждый день для одного оркестра каждый год 10 тысяч детишек шли в музыкальные школы.

В. РАММ - Да? А армия потом? Зачем нам мальчикам учиться?

М. ШВЫДКОЙ - Вот вы говорите, как мама виолончелиста. Вы знаете, я-то считаю, что позиция о том, что социальная справедливость для всех имеет под собой все основания, я думаю, что здесь есть возможности некоторые, чтобы дети таких редких специальностей: музыканты, например, танцовщики... меня очень волную цирковые артисты - это значительно более сложная ситуация, потому что в армии цирка нет, в армии есть ансамбли музыкальные, танцевальные, оперные, можно понять, как определить виолончелиста, скрипача, духовика или танцовщика в армии, что он будет выполнять свою работу в армии, и тем не менее он будет служить, а вот как с цирковыми - вот это вопрос для меня достаточно загадочный. Но вот я считаю, что эта проблема, проблема общей культуры населения... ведь самая главная проблема - это проблема та, как культуру воспринимают сегодня дети, пришедшие в школу. Сегодня гуманитарные часы во всех школах вытравлены. Информатика, то, се, пятое, десятое. Поэтому дети любят кино и Интернет.

Л. ГУЛЬКО - Михаил Швыдкой. Мы говорили о XXVIII-м Московском международном кинофестивале. Спасибо огромное.

М. ШВЫДКОЙ - Спасибо всем! Удачного похода в кино, несмотря на жаркий день.


http://echo.msk.ru/interview/44411/

24.06.2006
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован