28 августа 2004
781

Михаил Швыдкой: Интервью радиостанции `Эхо Москвы` (28.08.2004)

К.ЛАРИНА: 12 часов 9 минут. Добрый день, еще раз. У микрофона Ксения Ларина и сегодня в субботний выходной день у нас в гостях очень занятой человек. Это Михаил Ефимович Швыдкой - руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии. Здравствуйте, Михаил Ефимович.
М.ШВЫДКОЙ: Добрый день, здравствуйте.
К.ЛАРИНА: Мы сегодня заявляли там разные темы для разговора, но я думаю, что мы не будем ограничивать наших слушателей. Пожалуйста, все, что вы хотите узнать у Михаила Швыдкого, мы на эти вопросы постараемся ответить в прямом эфире. Я сразу напомню номер нашего пейджера 074-22-22 для абонента "Эхо Москвы". Начать, наверное, стоит с самого масштабного - это бюджет. Что там на культуру?
М.ШВЫДКОЙ: Ну, вы знаете, я думаю, что в этом году на культуру совсем неплохо. И надо понять, что если общий рост бюджета порядка 14%, то на культуру и кинематографию - я говорю сейчас только о федеральном агентстве, но и в целом можно говорить о Министерстве культуры и массовых коммуникаций - 18%. Это уже ощутимо, то есть средняя цифра увеличения бюджета и прирост в нашем ведомстве, в наших ведомствах, он побольше, чем средняя цифра. Поэтому я считаю, что это неплохо, хотя, ну, только безумцы могут сказать, что бюджет очень хороший. Он непростой, достаточно сложный в разных своих частях, но в целом я должен сказать, что мы с коллегами из Министерства и с министром Александром Соколовым, с его командой, и наша команда сработались, с моей точки зрения, неплохо, потому прирост есть.
К.ЛАРИНА: Это коллегиально обсуждалось, все вместе? Раньше все-таки министр был один культуры, и он этим целиком и занимался со своим аппаратом.
М.ШВЫДКОЙ: Ну, сейчас другая немножко система формирования бюджета. Она, как вы знаете, такая, несколько многоступенчатая, и субъектом бюджетного проектирования - так это называется - является Министерство культуры и массовых коммуникаций. То есть агентства отдают бюджет, ну, свои заявки по бюджету Министерству, я имею в виду Агентство печати и массовых коммуникаций и наше агентство, служба по охране, защите законодательства в сфере массовых коммуникаций и культуры, и архивное агентство - мы даем заявки Министерству, вместе все обсуждаем, каким-то образом, значит, принимаем совместные решения. И затем как бы Министерство подает это уже в инстанции. А дальше начинается работа над бюджетом, потому что нужно пройти все согласования и в Министерстве финансов, в Министерстве экономического развития. Это такой тяжелый процесс достаточно, но здесь мы работаем как, естественно, одна команда, потому что мы заинтересованы в том, чтобы на культуру, массовые коммуникации, на архивное дело, на межнациональные отношения было больше средств.
К.ЛАРИНА: А на ремонты?
М.ШВЫДКОЙ: И на ремонты в том числе. Я должен сказать, что... честно говоря, поблагодарить и коллег из Министерства экономического развития и торговли, и Германа Грефа, и Виталия Савельева, и Андрея Шаронова - это его замы, с которыми мы работаем. И здесь, конечно, на реставрацию, на федеральные целевые программы...
К.ЛАРИНА: Подождите, еще ничего не исполнилось - есть только проекты. Вопросы исполнения бюджета они, вообще, каким-то образом контролируются вами же?
М.ШВЫДКОЙ: Вы знаете, я вам хочу сказать так: вообще, это только проект бюджета, бюджет ушел, как известно, из правительства в парламент...
К.ЛАРИНА: Так что благодарить еще рано, Михаил Ефимович.
М.ШВЫДКОЙ: Но... нет. Дело в том, что то, что правительство выпустило в парламент, нас вполне устраивает. Но если говорить о дальнейшей судьбе его, то, конечно же, в парламенте бюджет на культуру и кинематографию не уменьшат. Я так надеюсь, в данном случае я думаю, что депутаты, как обычно, проявят свое доброжелательное отношение к нам. Обычно увеличиваются какие-то статьи расходов. Что касается исполнения бюджета, то здесь я хочу поблагодарить Министерство финансов. Он исполняется последние 4 года абсолютно железно. Более того, целый ряд новых совершенно таких... ну, новаций. В этом году, ну, несколько вот... реструктуризация правительства это несколько все... как бы нас сбила с такого обычного ритма жизни. В этом году, например, мы могли выбирать в начале квартала бюджетные средства вперед на квартал, чего не было раньше. Вот в 2004-ом году. То есть в начале, скажем, 4-го квартала мы можем забрать все деньги на 4-ый квартал и отдать. Раньше шло очень жесткое помесячное финансирование. А бюджет 2005-го года предполагает совершенную новацию. То есть мы в начале года, если есть контракты, договоры, потому что это довольно сложно. Расходование бюджетных средств - это очень сложная процедура. Мы можем все деньги вперед на год. Ну, за исключением зарплаты, естественно, которую надо выплачивать ежемесячно.
К.ЛАРИНА: Вот я хотела спросить по поводу зарплат - они как-то входят в сферу вот эту вот культурного пространства?
М.ШВЫДКОЙ: Конечно.
К.ЛАРИНА: Вы этим занимаетесь, или это Министерство труда, Министерство там финансов?
М.ШВЫДКОЙ: Вы знаете, это общая проблема, общая забота. Вообще этим занимается вот нынешнее зурабовское ведомство, которое занимается социальными отношениями, трудовыми отношениями. Но в 2005-ом году будет увеличение заработной платы бюджетникам в целом, как планируется, на 20%. Естественно, это затронет и сферу культуры, но в последние года два-три мы говорили уже об отраслевой системе заработной платы. Более сложные, как мне кажется, вопросы, это то, что сегодня предполагается, что ответственность за методику расчета, скажем, заработной платы в регионах будут...
К.ЛАРИНА: ...вести регионы.
М.ШВЫДКОЙ: За это будут отвечать регионы. Это очень существенно.
К.ЛАРИНА: А если у них нет денег?
М.ШВЫДКОЙ: Ну, видите ли, в проекте бюджета заложены довольно серьезные суммы на трансферты. Это порядка 178 миллиардов рублей.
К.ЛАРИНА: Про трансферты мы тоже все проходили, Михаил Ефимович
М.ШВЫДКОЙ: Нет, нет, нет. Там реальные деньги.
К.ЛАРИНА: Они доходят.
М.ШВЫДКОЙ: Ну, конечно, ну, конечно. Вообще, должен вам сказать, что 90-ые годы показали одну простую вещь. В даже дотационных губерниях заработные платы были выше часто, чем в федеральных учреждениях вот в 90-ых годах. Сейчас эта ситуация изменилась. И, конечно же, федеральные учреждения в принципе живут значительно сегодня лучше, чем, скажем, 10 лет назад. И сегодня заработные платы и у руководителей учреждений, и у сотрудников учреждений, они достаточно высокие.
К.ЛАРИНА: Ну, не говорите. Достаточно высокие - это ничего... Когда говорят, там, у того же учителя, даже в Москве, зарплата 4-5 тысяч рублей, вы же сами понимаете, что это...
М.ШВЫДКОЙ: Я понимаю прекрасно, что 4-5 тысяч рублей - это очень мало. Но если говорить о том, что было и что стало, и о том, что это постоянно и регулярно, и те проблемы, которые очень трудно решались, скажем, во второй половине 90-ых годов - и я это помню просто, я был замминистра. Я сидел у себя в кабинете и с ужасом думал, что, вообще, сейчас отключат электроэнергию, водоканал, там и так далее, и так далее. И все это, в общем, к началу XXI-го века эти проблемы преодолены. Конечно же, бюджетники получают мало. Конечно же, система оплаты труда бюджетников очень тяжелая. Сейчас есть проект закона, когда первый разряд по тарифной сетке повышается до 720 рублей, но это тоже недостаточно. Но есть реальности и реальности таковы. Мне кажется, что одна из проблем - мы по-прежнему живем в известной степени такой советской социалистической распределительной системе. И если вы посмотрите вот, скажем, ну, вот... я приведу очень простой пример. У нас директоры музеев, вообще, учреждений культуры, мы их постепенно переводим на контракты. И сумма контрактов в зависимости от собственных доходов, там, учреждений культуры, она разная - от 60 тысяч рублей до, там, скажем, 30 тысяч рублей. Это деньги, в общем, ну, достойные, скажем. Достойные, да? Есть тарифная сетка с надбавками, со всеми делами. И по ее результатам, если контракт такой, ну, если договор бессрочный, то это цифра 10 тысяч рублей, 12 тысяч рублей. И мы говорим: "Коллеги, приходите, пожалуйста, мы готовы. Вот срочный контракт - хотите, на три года, хотите на пять лет, в зависимости от учреждения". И очень много людей говорят: "Нет, мы не хотим". Потому что контракт предполагает ответственность за результат труда, и вообще, много всяких обязательств. Обратите внимание, как сейчас, скажем, театры, концертные организации принимают новых артистов. Они принимают их только на годовой контракт. На годовой. И в принципе, для многих артистов, особенно молодых, это выгодно, потому что контракт определяет точно, сколько спектаклей он играет...
К.ЛАРИНА: Занятость, конечно.
М.ШВЫДКОЙ: ...когда он играет. И он может точно определить себе возможности другого заработка, в других местах.
К.ЛАРИНА: При этом он в кабалу не попадает.
М.ШВЫДКОЙ: Он не попадает в кабалу. Понимаете, если мы перейдем на разумную систему, если мы перейдем к разумному числу учреждений культуры... Ведь тоже очень важно понять - ни одно государство в мире (я это подчеркиваю) такого количества учреждений культуры в таком виде не финансирует. Там, есть частные спонсоры, там есть региональные деньги, там масса всего, там есть мультиплицированная система доходов, да?
К.ЛАРИНА: Понимаю, но сейчас опять же мы, опять свернемся к тому, о чем мы с вами не раз вспоминали, когда на эту тему заговаривали - что у нас нет закона о меценатстве. Действительно очень серьезная вещь, которая тормозит это развитие участие бизнеса, да?
М.ШВЫДКОЙ: Понимаете,... я согласен с вами, согласен с вами. Но я думаю, что только сейчас, когда пойдет речь о цивилизованном налоговом государстве нормальном, можно будет ставить этот вопрос. Потому что вот... я помню, там, год тому назад мы говорили об этом с Валентиной Ивановной Матвиенко, с Михаилом Михайловичем Касьяновым, который был тогда председателем правительства, о том, что уже можно сегодня этот вопрос поднимать. Потому что практика наша она тяжелейшая всегда. Это была всегда прачечная. Меценат давал тысячу, но 800 просил обратно. Это я говорю сейчас про кино, например, закон о кино. Это была всегда, в общем, прачечная, и, честно говоря, страдальцами были как раз люди культуры, потому что как бы те люди, которые давали, потом забирали, им как бы ничего и быть не могло. А вот тот, кто должен был показать свою работу на миллион, а у него было 200 тысяч, это уже была проблема очень серьезная. И отсюда пока мы не придем к тому, что можно платить... меценатством заниматься с прибыли с чистой, с чистого остатка прибыли - а прибыль-то в 90-ые годы не показывали. Это же точно очень интересно.
К.ЛАРИНА: Конечно.
М.ШВЫДКОЙ: Все вкладывалось в себестоимость, там, в обороты и так далее, и так далее - прибылей не было. Вот сейчас, когда экономика нормализуется, и когда можно говорить о том, что с чистого остатка прибыли ты можешь... или с налогооблагаемой, там, базы ты можешь дать деньги - не с чистого остатка прибыли (это то, что остается после всего), вот перед тем, как ты платишь налоги с прибыли, ты можешь дать...
К.ЛАРИНА: Ну тут уже все... понимаете, Михаил Ефимович, давайте все-таки не забывать, какой эмоциональный фон сейчас существует, если уж мы об этом заговорили. Вот на примере печальном ЮКОСа, я не думаю, что каждый бизнесмен каким-то образом воодушевится участвовать, легализовать свои доходы и участвовать в развитии культурного пространства России. Вспомните эту историю печальную, простите, я ее все время вспоминаю, попытка эту модель сделать - бизнес и образование. Вот РГГУ, чем это все кончилось. Понятно, что там... это политика вмешалась - это понятно. Но факт есть факт. По рукам-то надавали.
М.ШВЫДКОЙ: Ну, видите ли, в чем дело. Дело в том, что случай с ЮКОСом - это, с моей точки зрения, история не экономического свойства, как мне кажется. Поэтому если в данном случае, так сказать, этот пример, может быть, не вполне корректный, там работали несколько иные механизмы. И, повторю, там, как вы совершенно справедливо сказали, с двух сторон есть политический компонент, который я, как бы, не готов обсуждать, но ясно и другое - что есть компании, которые сегодня готовы с прибыли платить налоги. Не показывать прибыль сегодня практически невозможно, особенно крупным корпорациям. Это просто нереально.
К.ЛАРИНА: Давайте, простите, я просто хочу успеть на многие темы с вами поговорить, чтобы еще задержаться на проблемах финансовых. Вопрос такой - каким образом вот этот закон о монетизации льгот отзовется в сфере, который вы руководите?
М.ШВЫДКОЙ: Ну, вы знаете, я думаю, никак.
К.ЛАРИНА: Никак?
М.ШВЫДКОЙ: Потому что все те льготы, которые когда-то были, там, скажем, я был кандидатом, потом доктором, наук, профессором, мне полагался какой-то лишний метраж, и так далее, так далее - все это рухнуло в 1991-ом году. Так же, как членам творческих союзов полагалось, там...
К.ЛАРИНА: А мастерские, там, всякие?
М.ШВЫДКОЙ: Мастерские, там, даже писателям, знаете, членам Союза писателей, значит... "Мне - писателю, вообще, члену Союза писателей..."
К.ЛАРИНА: Творческая путевка...
М.ШВЫДКОЙ: Да, творческая путевка, льготы, и так далее, - все это рухнуло в начале 90-ых годов. Поэтому сферу культуры это не... так не затрагивает. Более того, мы сейчас как раз для... ну, социально незащищенных, как принято говорить, слоев населения все-таки стараемся делать какие-то вещи, которые облегчают жизнь. То есть держим цены на билеты ,рекомендуем держать низкие цены на билеты, хотя бы на часть зрительного зала, делаем благотворительные спектакли - я говорю сейчас о федеральных учреждениях, но и московские, питерские делают то же самое. Так что, наоборот, мы сейчас стараемся с нашей стороны все-таки социально незащищенные слои как-то поддерживать, потому что, конечно, то, что заработал культурный бизнес, что называется, и тут стали высокие цены за билеты, за вход в музеи, вход в театр, в кино...
К.ЛАРИНА: Ну, скидки были всегда какие-то, нет?
М.ШВЫДКОЙ: А вот сейчас мы стараемся все-таки удержать хотя бы часть билетов на каком-то уровне, не, приемлемом, скажем, 50-60 рублей для людей неимущих. Хотя для пенсионеров и 50, и 60 - это тоже, в общем, деньги большие.
К.ЛАРИНА: Кстати, тут интересная была инициатива у одного из книжных магазинов московских, когда они объявили о том, что у них есть скидки для пенсионеров на книги. Мне кажется, такие инициативы можно только приветствовать, если это юридически законные, правда...
М.ШВЫДКОЙ: Но при этом возникает очень сложная система опять же с налоговиками. Потому что как только ты делаешь такую низкую цену на билет, они тут же говорят об упущенной выгоде. И вот как бы дельта между рыночной ценой и вот этой такой низшей ценой, она, говорит: "Вы платите налоги на это, за то, что вот вы упустили выгоду, но все равно рыночная цена такая...". Ну, я думаю, что мы отработаем здесь этот механизм. Он важен очень. Я считаю, что доступ к культуре - это очень важная вещь.
К.ЛАРИНА: Давайте несколько слов поговорим об образовании в сфере культуры, поскольку слухи ходят, что творческие вузы будут переподчинены Министерству образования, и мы остановимся только на творческих вузах, потому что речь, насколько я понимаю, идет обо всех вузах, кроме вузов, которые принадлежат силовым структурам, которые будут переподчинены. Будут или нет?
М.ШВЫДКОЙ: Вы знаете, сейчас идет дискуссия широкая по этому поводу. И у нас здесь абсолютно солидарная точка зрения с Александром Сергеевичем Соколовым - было бы странно, если бы он занимал другую позицию, он все-таки ректор Консерватории недавний. Мы считаем, что вузы искусства должны быть в ведении Министерства культуры и массовых коммуникаций, в ведении Федерального агентства...
К.ЛАРИНА: Как и было.
М.ШВЫДКОЙ: Как и было, потому что это абсолютно штучный процесс. И там очень важные соотношения занимающихся студентов и преподающих преподавателей. Ну, я просто приведу даже свой простой пример. У меня курс режиссеров, например, на котором я читаю лекции, их там 5-7 человек. Конечно, это... и я с ними занимаюсь так, как я бы занимался с аудиторией в 150. Вот эти соотношения - они другие, чем в Минобразе. Кроме того, есть другая вещь - есть непрерывность образования. Московские... Российский музыкант ребенок, русский ребенок-музыкант занимается 17 лет музыкой прежде, чем он становится профессиональным музыкантом. В Америке иногда берут инструмент в 12-14 лет. Это совершенно другая методика. И неслучайно так востребованы наши педагоги, и неслучайно востребованы так наши музыканты. Я когда-то приводил пример, несколько лет назад каждый пятый струнник в американских ведущих оркестрах был из России. Вы понимаете? И это очень серьезно, потому что наша школа лучшая. Это не только советское достижение, это достижение русской художественной школы, которая складывалась во второй половине XVIII-го века. Понимаете? И это вот с малолетства непрерывность обучения и балетных артистов, и музыкантов, и художников. Равного в мире нет. Зачем разрушать это... Реорганизация - такая обычная стандартизация на такой европо-американский манер. Бессмысленно.
К.ЛАРИНА: Так удобнее. Безусловно, что есть тут свой резон, ну, согласитесь, чтобы все было подчинено одной структуре.
М.ШВЫДКОЙ: Я сказал в этом случае, что самое лучшее место для структурных всяких вещей - это патолого-анатомическое заведение, потому что самый структурно укладывающийся во все это предмет - это труп. А когда живая жизнь и когда такая хрупкая живая жизнь... Знаете, что произошло сегодня на Олимпиаде? Предмет, я думаю, интересный для всех сегодня, да? Это ведь ошибка не Фетисова, который, там, два года занимается всего спортом, и я думаю, даже не Тягачева. Это какая-то системная ошибка. Я говорю "какая-то", потому что я готов на эту тему долго говорить.
К.ЛАРИНА: Надо было раньше заметить ее.
М.ШВЫДКОЙ: Которая произошла, там, 10 или 15 лет назад. В общем, я повторяю, еще, может быть, при советской власти. Понимаете? И это очень серьезная вещь. Это очень серьезная вещь. Зачем же... культура и спорт близки в этом смысле. Ребенка, который дает высочайшие результаты, надо в спорте и в культуре воспитывать с малолетства. Поэтому мне кажется, что это ошибка. И я вам скажу честно, я по согласованию с Александром Сергеевичем Соколовым я писал письмо по этому поводу председателю правительства. И мы нашли поддержку.
К.ЛАРИНА: А с Фурсенко вы по этому поводу говорили? Как он, вообще, к этому относится?
М.ШВЫДКОЙ: С Андреем Александровичем мы часа два, наверное, на эту тему специально говорили, и с Дмитрием Николаевичем Казаковым мы говорили на эту тему и пришли к выводу - все, что штучное, трогать не надо. Там есть другая проблема - наши вузы культуры, ну, то, что называлось раньше институты культуры, теперь это академии, университеты и так далее, они для того, чтобы выжить в 90-ые годы, завели себе много профессий - одну из общего списка: там, юристы, менеджеры и так далее...
К.ЛАРИНА: То есть целый штат отдельный, да?
М.ШВЫДКОЙ: Это целое направление, целое направление... Ну, когда открывали юридические факультеты, например, они открывали отделения, там, экономические. То есть то, что пользовалось спросом на рынке образовательных услуг. И за этот счет, за счет платных студентов они выживали и готовили библиотекарей, за которых никто не хотел платить, кадровиков для клубов, за которых никто не хотел платить. Вот это проблема серьезная. Потому что когда вы обсуждаете, куда отдать ребенка учиться юриспруденции, вы назовете пять учреждений в России, и все. А этих вот юристов так называемых плодят в вузах, которые совершенно другого профиля. Вот здесь проблема есть.
К.ЛАРИНА: То есть это, что, здесь цена, которую должны заплатить творческие вузы, за то, чтобы остаться под Министерством культуры?
М.ШВЫДКОЙ: Это не цена вот вузов искусств, это цена институтов культуры вот таких многопрофильных. Я думаю, что мы сможем, здравый смысл здесь должен возобладать. И я должен сказать, еще раз повторю, у председателя правительства мы нашли понимание, и я нашел понимание и у Андрея Александровича Фурсенко, и я думаю, что то, что необходимо чистить как бы вузы, то, что необходимо зерна отделить от плевел - факт. Но то, что они должны остаться в системе культуры - это еще важно по насыщению. Вот сейчас идет дискуссия вокруг Госфильмофонда, да? В архивное ведомство передать или, значит, сохранить в ведомстве культуры? Архив - это патолого-анатомическое заведение, а в ведомство культуры, безусловно, потому что это часть кинематографической индустрии, потому что это место, где проводятся фестивали, где идет живая творческая жизнь. Госфильмфонд - это не просто архив, он будет управлять правами на новые фильмы. Ну, и так далее, и так далее. Ну, и идет дискуссия - это нормально, ведь приходят люди, которые занимались образованием и никогда не занимались культурой и искусством. Или они занимались, там, условно говоря, налогообложением и никогда не занимались нашей спецификой. Это нормальный живой диалог. Я, вообще, таких вот трагедий не вижу. И мы всегда сможем договориться на уровне здравого смысла и справедливости.
К.ЛАРИНА: Я напомню, что в гостях у нас Михаил Швыдкой - руководитель Федерального агентства по кинематографии и культуре. Мы сейчас прервемся на выпуск новостей, потом вернемся в студию. И я как раз за это время посмотрю, какие вопросы вас интересуют, уважаемые слушатели.
НОВОСТИ
К.ЛАРИНА: Мы продолжаем наш разговор с Михаилом Швыдким. Я еще раз напомню пейджер - 974-22-22 для абонента "Эхо Москвы". Телефон мы включать не будем, вы уж простите ради Бога, ну, очень много вопросов на пейдежре. Поэтому постараемся как можно больше тем охватить в нашем разговоре. Осталось-то всего 25 минут. Конечно же, по поводу имущественных так называемых споров, да? Здесь есть несколько примеров, в том числе и мастерские Грабаря и церковь Вознесения в Кадашах. Какова там сейчас ситуация?
М.ШВЫДКОЙ: Ситуация там, с моей точки зрения, близка к завершению конфликта и остроты. Мы постоянно в течение месяца вели консультации с иерархами Русской Православной Церкви и с владыкой Клементом, и с владыкой Арсением, и вот в четверг у нас была длительная встреча. У меня была длительная встреча с Его Святейшеством Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II, и мы нашли, с моей точки зрения, такой достойный сторон выход. Как вы знаете, в начале августа еще, и это... это результат тоже почти двухлетней работы, чтобы было понятно, что это не следствие того, что вот захватили храм и захватили центр Грабаря, и, значит, после этого сразу лихорадочно искали выход. Нет. После двух лет приблизительно работы такой бюрократической было распоряжение Министерства... прошу прощения, по-старому говорю, Федерального агентства по федеральному имуществу, и мы получили помещение на улице Радио. Это помещение - один из корпусов бывшего ЦАГИ, он требует серьезного ремонта. Но за 8 месяцев мы к Пасхе все там приведем в порядок. И за это время поэтапно из трех храмов, не только храм... из храма в Кадашах, но и из церкви великомученицы Екатерины, из Марфомарьинской обители мы выведем то, что занимает там центр Грабаря. И центр Грабаря, я надеюсь, через 8 месяцев обретет свою новую жизнь на уже улице Радио. Я думаю, что это такой конфликт... такое решение конфликта всем достаточно приемлемо. И если благословит Его Святейшество, то, я думаю, что мы подпишем во вторник соответствующий протокол с владыкой Арсением, где будет предложен график вывода...
К.ЛАРИНА: Чтобы на улицу не выкидывать, да?
М.ШВЫДКОЙ: Вы должны понять...
К.ЛАРИНА: Это невозможно ведь.
М.ШВЫДКОЙ: ...там хранятся уникальные вещи, в том числе вещи религиозного назначения. И весь вопрос в том, что мы должны просто спокойно эти 8 месяцев проработать. Соответственно, мы заключим все соглашения и с общинами, в свою очередь, протокольные. И я полагаю, что этот конфликт в начале следующей недели будет урегулирован. Другое дело, что конфликт всегда, когда есть необходимость освободить церковные здания, он существует. Но я в таких случая хочу сказать одну только вещь. Мы, если говорить о том, что церковь пострадала, она пострадала значительно во время советской власти, и утеснения, которые она испытывала были огромные, и тут об этом мы сейчас снимаем много фильмов...
К.ЛАРИНА: Ну, чего там говорить - в церкви должна быть церковь. Простая вещь.
М.ШВЫДКОЙ: Да, в церкви должна быть церковь. Мы говорили об этом как раз с Его Святейшеством, что целый ряд сейчас тем будем поднимать в кинематографе, связанных с историей церкви. Сейчас был снят фильм 10-серийный об истории церкви Агентством по культуре и кинематографии. И сейчас мы готовим еще ряд таких фильмов, связанных с проблемами, трагедиями Русской Православной Церкви. Но я считаю, моя позиция крайне проста - в храме должен быть храм, и в храме должна вестись молитва. Но и учреждения культуры русские пострадали не меньше. Вообще, как бы нельзя отделять церковь от народа.
К.ЛАРИНА: Осторожней.
М.ШВЫДКОЙ: Нет, не от государства, а от народа. Это разные вещи.
К.ЛАРИНА: А то сейчас растиражируют: "Как заявил в прямом эфире..."
М.ШВЫДКОЙ: Нет, церковь от государства должна быть отделена. А вот от народа, от народной жизни, от народных проблем, от народных страданий... мы на самом деле в 90-ые годы, там, пытались решить те проблемы, которые российский народ, русский народ, советский народ - как угодно называйте - должен был... которые он получил в XX-ом веке. Понимаете? И то, что происходит сегодня с церковью - возрождение церкви, ее новое становление - происходит с нами со всеми, с российским народом - с верующими, с неверующими, это неважно. Мы все оказались заложниками истории определенной ХХ-го столетия. И я-то считаю, что вот... нельзя, как в Кориолане, знаете, говорят, там Кориолан идет, народ ему кричит: "Покажи рану", - а он говорит: "Не показываю", - потому что этого делать нельзя. Нельзя говорить, кто больше пострадал.
К.ЛАРИНА: Конечно.
М.ШВЫДКОЙ: Пострадали мы все вместе. Все вместе и должны преодолеть эту трагическую историю...
К.ЛАРИНА: Методы чтобы не были такие же, чтобы церковь не вела себя так, как большевики когда-то поступили с ней...
М.ШВЫДКОЙ: Ну, понимаете, это не церковь. К сожалению, это ... То есть, не к сожалению, к счастью, это не церковь. Иерархи Русской Православной Церкви прекрасно понимают, что молитва, а не сила решает многие вопросы. Верность закону, а не надругательство над законом решает все проблемы жизни. И в этом смысле у нас абсолютное понимание и - повторю, и с Его Святейшеством, и с владыкой Арсением, с владыкой Клементом, с отцом Владимиром - со всеми, кто участвует в разрешении этой проблемы.
К.ЛАРИНА: Давайте пойдем дальше, а то мы не успеем. Тут много всяких... этих самых мест нам называют наши слушатели. Публичная библиотека государственная...
М.ШВЫДКОЙ: Вы знаете, я думаю, что проблема... надо эту проблему вообще забыть. Я уже приглашал наших коллег. Идут там судебные процессы. Московский государственный социальный университет выигрывает, отвоевывает помещение. Надо закончить вообще эту историю вражды по одной простой причине - это мешает нормальному развитию библиотеки. Библиотека должна как, знаете, есть отсеки в подводной лодке, которые надо задраить, они перешли там в Социальный университет, и забыть о них. Другое дело, что мы должны обеспечить нормальное функционирование безопасности Государственной общественной политической библиотеки. Я подчеркну, эта библиотека по значению своему равна библиотеке Конгресса Соединенных Штатов. Таких библиотек три в мире. И поэтому претензии Университета социального на библиотеку смешны. Потому что университет этот новый, университет этот очень такой хозяйственно озабоченный. У них, как говорит ректор, 160 тысяч квадратных метров, у них здравницы, которые перешли к ним, там, по каким причинам, не обсуждаю, от Министерства труда и социальной защиты - Бог с ними. Мы будем заниматься строительством библиотеки. Сейчас мы будем проводить целый ряд очень интересных мероприятий. Потому что я считаю, что в наше ужасное время вспомнить о том, что Россия - одна из самых революционных стран мира совсем не вредно. И в этом смысле история ХХ-го столетия трагическая и прекрасная, она имеет много поучительных страниц, которые эта библиотека может открыть совершенно невероятно для публики. Вот, собственно, и все. Поэтому будем нормально работать...
К.ЛАРИНА: Музей Кино?
М.ШВЫДКОЙ: С Музеем кино ситуация сложнее. Я думаю, что мы сейчас все-таки заключим договор с... Музей заключит договор с владельцами здания. Но, естественно, что мы будем выводить Музей кино оттуда. Может быть, на... вот сейчас будет такое новое строительство довольно серьезное на Мосфильме. Мы там планируем тоже Музей кино, чтобы помещение было для него. Если возникнет какая-то острота, мы сейчас подыскиваем какие-то помещения, я думаю, что этой проблемы сегодня в той остроте, как она была, скажем, с полгода назад, не существует.
К.ЛАРИНА: Очень много вопросов про телевидение. Наверное, стоит их все в принципе объединить. Вообще, телевидение входит в сферу Федерального агентства по культуре и кинематографии, как часть культуры?
М.ШВЫДКОЙ: Нет, нет, нет. Это ведение нашего коллеги Михаила Владимировича Сеславинского, а если брать этажом выше, то это ведение Александра Сергеевича Соколова и Леонида Николаевича Надирова...
К.ЛАРИНА: То есть вы не участвуете никак в этом?
М.ШВЫДКОЙ: Мы участвуем только в одном. Естественно, мы с телевидением снимаем ряд фильмов, и сегодня... Ну, я напомню, что мы участвуем, и были подельниками в "Идиоте", например. Это так незаметно прошло, но мы и не выпячивали себя в данном случае.
К.ЛАРИНА: Ну, в формировании пространства просветительского вы не участвуете?
М.ШВЫДКОЙ: Мы... просветительского - нет. Но кинопространства, скажем, вот снимаете сейчас "Анну Каренину" Соловьев на Первом канале - мы ему помогаем.
К.ЛАРИНА: Ну, понятно.
М.ШВЫДКОЙ: Мы просветительское пространство формируем только благодаря нашему участию в документальном кинематографе, потому что, в общем, мы пришли к выводу с нашими коллегами с каналов - тут надо поблагодарить и Эрнста, и Добродеева, и Златопольского, канал "Россия" - Татьяну Паухову, и коллеги из НТВ тоже высказали свой интерес, и СТС - мы все-таки выпускаем больше 200 единиц документального кино. У нас на это есть средства. И, конечно, главный экран документального кино - это телевидение. А документальное... документалистика - это все-таки образовательное пространство, просветительское пространство. Вот это сфера нашей компетенции, за ее пределы мы не выходим. Не имеем права.
К.ЛАРИНА: Ну, очень много претензий, как вы понимаете, к телевидению у аудитории.
М.ШВЫДКОЙ: Это к Михаилу Владимировичу.
К.ЛАРИНА: Ну, между прочим давайте вспомним, Михаил Владимирович. А вот Александр Сергеевич - министр культуры, он не раз уже по этому поводу высказывался, и даже обещал нам всем закрыть "Аншлаг".
М.ШВЫДКОЙ: Ну, видите ли, в чем дело... Поскольку я...
К.ЛАРИНА: Нам всем культурным людям он пообещал закрыть передачу "Аншлаг".
М.ШВЫДКОЙ: Это вопрос, конечно, к министру... Я, понимаете, вообще, мы с Александром Сергеевичем очень давно знакомы. Мы с ним знакомы еще с начала 80-ых годов. Сейчас это как бы не принято вспоминать, но я вспомню. Он был секретарем партийной организации Консерватории. А я был секретарем партийной организации журнала "Театр", и даже членом райкома Краснопресненского, Краснопресненского райкома партии. И мы тогда работали, естественно, по просветительству и образованию довольно много. И я считаю, что то, что было наработано, не стоит забывать на самом деле. Но сегодня другая... другие реальности. И, конечно, если мы говорим сегодня: "Почему нет детского кино на телевидении?" Да очень простая причина - потому что в детское кино нельзя вставлять рекламу. И мы должны все это понимать. И если мы хотим...
К.ЛАРИНА: Выхода нет?
М.ШВЫДКОЙ: Выход есть. Это все вопрос как бы государственного протекционизма, то есть финансирования тех программ, которые государство заинтересовано видеть на экране. Вот мы участвуем в классике, скажем, вот делаются сериалы классики - мы в них участвуем, делается сейчас сериал булгаковский на втором канале - мы в нем участвуем, делают сериал Солженицына на втором канале - мы в нем участвуем, делается, там, целый ряд документальных фильмов об истории Русской Православной Церкви - государство полным рублем за производство, понимаете? И телевидение это показывает. А просто сказать - нельзя, закройте - это другая экономическая ситуация. И я думаю, что наши коллеги в Министерстве это прекрасно понимают, просто должен быть протекционизм, но не запрет. Вот я бы так сказал.
К.ЛАРИНА: Вы знаете, я читаю газеты разные, я надеюсь, вы тоже, Михаил Ефимович, в том числе и газету "Завтра", и "Литературную газету".
М.ШВЫДКОЙ: Хорошо.
К.ЛАРИНА: И буквально вот совсем недавно, по-моему, на этой неделе было интервью газете "Завтра" с замечательным нашим актером Василием Ливановым, которого вы прекрасно знаете.
М.ШВЫДКОЙ: Да. Папу его помню замечательно.
К.ЛАРИНА: И в этом интервью было немало таких достаточно гневных слов сказано, в том числе и в ваш адрес. Меня там удивило... кстати, интервью вел Савва Ямщиков. Меня там удивил термин, которым они так перебрасывались, как в пинг-понге, "швыдковщина". Они его так ни разу и не расшифровали, что они имеют в виду, но, видимо, что-то такое гадкое. Вот у меня к вам вопрос - как вы думаете, в чем к вам претензии со стороны людей, которые себя причисляют к так называемому "патриотическому крылу". Что вот, мол, мы все защитники русской культуры, а вот Швыдкой ее разваливает постоянно.
М.ШВЫДКОЙ: Вы знаете, я думаю, что это вопрос, во-первых, к ним, а не ко мне.
К.ЛАРИНА: Но ведь там, среди них - немало уважаемых людей, понимаете? Вот что меня удивляет.
М.ШВЫДКОЙ: Я еще раз повторяю - вопрос к ним, а не ко мне. У нас с Василием Борисовичем были очень хорошие отношения до того момента, когда мы не согласились назначить его художественным руководителем Театра Образцова. Я могу это обнародовать. Вот до момента, пока мы не разошлись по этому вопросу, у нас были чудесные отношения. Но не случилось. И Василий Борисович занял другую позицию. Вот до момента, пока шла дискуссия о том, кто может возглавить Театр Образцова, я не разрушал русскую культуру в интерпретации Василия Борисовича. А после того, как это не случилось - я не буду объяснять причин, просто это было невозможно сделать - то, значит, я стал разрушителем. А с Савелием у нас всегда были добрые отношения, но как бы... я не знаю, в чем там дело. Я считаю только одно - вот столько, сколько за 4 года последних мы сделали в воссоздании русских храмов, русских храмов православных, сколько мы сделали в поддержке самой разной литературы, потому что когда говорят, что Министерство культуры поддерживало там список Сороса журналов, это неправда. Мы поддерживали и наш "Современник", покупали его для библиотек, точно так же, как журнал "Звезда". Мы поддерживали как раз огромное количество русских сельских коллективов и Дом народного творчества, который занимался как раз национальной культурой, так активно никогда не работал. Ну, деньги появились еще к тому же. Мы выдвинули целую программу сельских клубов и библиотек, которая успешно работает. Мы когда-то, мы это вместе начинали с губернатором пензенским, и довольно серьезно это все катилось по России. Я считаю, что наоборот как раз Министерство выступало с очень простой позиции - в период глобализации необходимо сосредоточиться на идентичности культуры, на самоидентичности и сохранить. Ведь неслучайно мы были одними из инициаторов конвенции ЮНЕСКО по сохранению нематериального наследия. То есть наследия, которое из уст в уста передается, сохраняется и так далее. Мы начали разработку два года назад. Эта программа сейчас движется. Программа, которая называется "Культура русского Севера". Программа, где как бы будет рассмотрен некий генотип русской культуры, как то место, куда не доходили тюркоязычные народы, там, в XII-XIII-ом веках. Поэтому я перед как бы Богом и собой не чувствую никакой вины, а то, что я кому-то не нравлюсь, это, как говорится, флаг в руки. Я не медный пятак, чтобы всем нравиться.
К.ЛАРИНА: Потому что все равно многие люди - ну, я не могу сказать про москвичей, наверное, здесь все-таки легче, потому что здесь все сосредоточено, все культурное пространство в нашем городе, в столице - а ведь большинство россиян, они мир воспринимают через ящик телевизора. Почему вот я начала разговор о телевизоре, да? И для них вот это и есть та самая культура, которая сегодня существует в нашей стране. Вы сейчас рассказали про замечательные проекты, но они же ведь не доходят...
М.ШВЫДКОЙ: Ой, не скажите.
К.ЛАРИНА: ...до экрана. Их же.., об этом же никто не знает.
М.ШВЫДКОЙ: До экрана - нет. Но в жизни.
К.ЛАРИНА: Там совсем другое нам показывают.
М.ШВЫДКОЙ: Но в жизни, если вы поедете по стране, а я много езжу по России, и езжу, и ездил, то вы убедитесь, какое количество новых коллективов народных происходит, какие праздники замечательные городские и сельские...
К.ЛАРИНА: Ну, у них есть возможности как-то выступать?
М.ШВЫДКОЙ: А насчет ящика - это уже другой вопрос. Это уже вопрос как бы не ко мне, насчет телевидения. А вот то, что в жизни сегодня происходит абсолютное возрождение национальных культур... Вот мы недавно проводили фестиваль очередной, уже шестой, "Мир Кавказу". Весь Кавказ съехался, весь юг России - от казачества до, не знаю, нагайцев - коллективы. Ну, что вы. Как одеты, какие программы. Все очень... это не остатки от старой самодеятельности, там, 80-ых годов - нет-нет, это все наново. Каждый... Поговорите, там, скажем, с губернатором Толоконским новосибирским - каждый район старается показать свою самодеятельность и предъявить ее так, как это не было прежде. Так что я считаю, что вообще все крики о катастрофе в русской культуре и в русской жизни, они сильно преувеличены. Я вам говорю совершенно ответственно. Драм, трагедий много, их было всегда много, и в XX-ом веке особенно много. То, что сегодня люди понимают, что они... ну, многие люди понимают, что они сами и от них очень многое зависит, сами могут сделать много хорошего - это факт.
К.ЛАРИНА: Я хочу очень быстро несколько вопросов вам прочитать. "Расскажите о ситуации, сложившейся вокруг музея-усадьбы Тютчева и что вы думаете о ситуации творческих союзов? Сколько союзов, на ваш взгляд, оптимально для нашей страны?"
М.ШВЫДКОЙ: Ну, вы понимаете, дело в том, что существует закон о творческих союзах. Творческие союзы можно... 10 человек собираются - создают творческий союз. Поэтому у нас, скажем, 11 союзов писателей в стране. Но сегодня, мне кажется, творческие союзы должны понять - они связаны с определенным социальным укладом. А вот, скажем, обратите внимание - в кинематографической среде развивается, скажем, гильдия продюсеров, то есть гильдия, которая профессионально защищает интересы свой узкой корпорации, да? И возникают некие такие размышления у руководства Союза кинематографистов как развивать Союз. Мне кажется, что сегодня творческие союзы должны адаптироваться к новым условиям.
К.ЛАРИНА: Функции поменялись, конечно.
М.ШВЫДКОЙ: Конечно, ведь сегодня появилось очень много так называемых людей, которые живут на контрактной системе, их никто не защищает. И вот один из законов, который был в свое время не принят, я считаю, что к нему нужно все равно возвратиться - это закон о творческом работнике, который работает по контракту. Вот как мы с вами - у вас контракт с "Эхом Москвы", у меня контракт с телевидением. У меня контракт на 10 программ, на 15 программ. А кто мои права защитит? Не как чиновника бюрократического, а как вот я завтра не чиновник, а просто наемник на контракте. Кто мои права защитит, кто оплатит социальное страхование?
К.ЛАРИНА: Кто?
М.ШВЫДКОЙ: Вот вопрос. Вот это все - предметы, которые творческие союзы, к сожалению, сегодня не решают, а их нужно решать.
К.ЛАРИНА: Про Дом кино спрашивают, что он в чудовищном состоянии. "...весь ободранный...", - пишет Елена. Ну, там тоже...
М.ШВЫДКОЙ: Ну, там, видите, там готовится к определенным шагам Союз кинематографистов. Но это их собственность, и я тут не вправе ничего комментировать.
К.ЛАРИНА: Очень много вопросов про вашу личную телевизионную жизнь. Ну, давайте удовлетворим любопытство ваших...
М.ШВЫДКОЙ: Знаете, это личное телевизионное...
К.ЛАРИНА: ...удовлетворим любопытство ваших зрителей телевизионных - где вас можно видеть в качестве ведущего?
М.ШВЫДКОЙ: В нынешнем сезоне складывается жизнь таким образом: продолжается "Культурная революция" - я думаю, что первая будет премьера нового сезона 23-го сентября. Мы перешли с Татьяной... с Туттой Ларсен, и с Андреем Козловым, и с Левой Оганесовым на СТС. Там будет программа, которая называется "Жизнь прекрасна". Это модификация программы "Песни ХХ-го века". Это будет программа о жизни все-таки, а не об эстраде, но и об эстраде, разумеется.
К.ЛАРИНА: То есть это будет не просто концерт?
М.ШВЫДКОЙ: Нет, нет, нет. Это будет ток-шоу прежде всего. И мы будем продолжать "Театр+ТВ" на втором канале. Так что работы много, как видите.
К.ЛАРИНА: И про личную жизнь не могу не спросить.
М.ШВЫДКОЙ: Совсем про личную?
К.ЛАРИНА: Я эту передачу не смотрю, но вот...
М.ШВЫДКОЙ: Ксения, я люблю вас. Чтобы все радиослушатели знали, я вас люблю.
К.ЛАРИНА: А вот Андрей Караулов почему-то вас любит больше, чем вы меня, судя по всему, потому что он раскопал какие-то коттеджи за границей, или где у вас там коттеджи. Очень много спрашивают про это. Я не видела передачу, вы видели?
М.ШВЫДКОЙ: Я не смотрю программу Андрея Караулова...
К.ЛАРИНА: Я тоже не смотрю.
М.ШВЫДКОЙ: ...и, к сожалению, просто нет времени. Значит, сразу хочу сказать, коттеджей за границей у меня нет, к сожалению. Что касается моей... у моих родителей нет дачи, которую он показывал, которая строится, якобы стоит на самом берегу водохранилища. Просто нету, да и родителей половины, к сожалению, уже тоже нет. А что касается дома, который он выдавал за мой - это не мой дом. Вот, собственно, и все.
К.ЛАРИНА: Хорошо. Вопрос про детей - не про ваших только, Михаил Ефимович. Про детей...
М.ШВЫДКОЙ: Про наших с вами?
К.ЛАРИНА: Про детей вот, вообще, спрашивает Елена: "Существуют какие-нибудь программы по детям?", - что называется.
М.ШВЫДКОЙ: Вы знаете, существует очень много программ по детям. Это и программы, связанные с подрастающим поколением, и творческие дети, которым мы даем много грантов, стипендий, проводим семинары. Это и программы, связанные с детским кино. Мы такого количества детского кино никогда не снимали. У нас 14 новых фильмов.
К.ЛАРИНА: Именно детских?
М.ШВЫДКОЙ: Детских.
К.ЛАРИНА: Потому что мы как-то забыли такое понятие...
М.ШВЫДКОЙ: Не подростковых, а детских.
К.ЛАРИНА: Потому что у нас сейчас увлечение семейным кино, как в Америке принято.
М.ШВЫДКОЙ: Нет-нет-нет. Это детское кино. Замечательное. Вопрос в том, как его прокатывать. Ну, вот неслучайно вчера мы с Людмилой Ивановной Швецовой открывали фестивали "Московские премьеры", второй, по-моему, фестиваль. И там специальная детская программа. Это просто такое... Специальная детская программа и специальное детское кино. Проходит целый ряд детских фестивалей и анимационных фестивалей детских. Проблема сейчас - как их показать.
К.ЛАРИНА: Ну, и совсем последнее - про Манеж все-таки. К чему там пришли?
М.ШВЫДКОЙ: Ну, видите, это вопрос опять-таки открытый на сегодняшний день. Московское правительство - это всегда, там, последние годы и десятилетия это было, это здание историческое было частью как бы имущественного комплекса Москвы - так, во всяком случае, это всегда рассматривалось. И тем не менее, я думаю, что сегодня мы - я имею в виду уже службу по охране законодательства в сфере культуры и массовых коммуникаций - должны смотреть за тем, как он будет восстанавливаться. Будет, я думаю, что и органы охраны памятников Москвы должны за этим смотреть. Для меня, еще раз повторяю, все вопросы такого рода - не имущественного рода, а вопросы просто сохранения культурного наследия. Хотя, знаете, я... ну, это опять же сентиментализм... я вот шел к вам на "Эхо Москвы", и всякий раз я, когда к вам иду, и так погляжу на Старый Арбат, а я его помню с пятьдесят... ну, как вот я помню себя, так я помню Старый Арбат... и сердце щемит. Может быть, я не прав, может быть, действительно надо, чтобы было удобно, чтобы было богато. Но сердце щемит.
К.ЛАРИНА: Но обратно ничего не повернешь уже.
М.ШВЫДКОЙ: Но ничего с собой сделать не могу.
К.ЛАРИНА: Михаил Ефимович, спасибо вам большое. Мы не успели очень многого сказать. Про театр мы совсем не поговорили.
М.ШВЫДКОЙ: Зовите в ночной эфир часов на 5-6.
К.ЛАРИНА: Но это про театр отдельно поговорить.
М.ШВЫДКОЙ: С удовольствием.
К.ЛАРИНА: Спасибо вам огромное. Напомню, еще раз это был Михаил Швыдкой.
М.ШВЫДКОЙ: Спасибо всем радиослушателям, приславшим вопросы.
К.ЛАРИНА: Спасибо всем за активность. Счастливо.
М.ШВЫДКОЙ: Всего доброго.

http://echo.msk.ru/interview/26784/

28.08.2004
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован