13 октября 2004
87

Михаил Жванецкий: `Вся наша страна - огромная реанимация`

ЮМОР - это правда в безопасных для жизни дозах. Михаил ЖВАНЕЦКИЙ - один из немногих людей, которые говорят нам эту правду. Иногда философскую, иногда едкую, но всегда удивительно остроумную.

`АиФ` предлагает размышления сатирика, прозвучавшие во время записи программы Андрея Максимова `Дежурный по стране` (производство `Авторское телевидение`), выходящей на телеканале `Россия`, но не попавшие в эфир из-за ограничения по времени. Мы считаем, что эти оригинальные мысли достойны внимания читателей.

Назад к гнилой картошке

ЛЮДИ хотят назад. Если спросить у людей: какой кинофильм вы хотели бы посмотреть? - мало кто скажет: я хочу посмотреть то, что не видел. Они скажут: давай `Чапаева`, давай `Броненосец `Потемкин`. Люди хотят жить, как раньше жили. Когда была масса полугнилой картошки, когда за мясом ездили на поезде. Я помню, в Одессе трудно было даже мороженое мясо достать. А в это время тетя Циля говорила: я вам послала поездом парное мясо, но, чтобы оно не испортилось, я его заморозила. И мы очень гордились тем, что получали мороженое мясо. Я не хочу назад, но массовое движение идет туда - к тому времени, когда командовали нами, но когда все-таки не все голодали, вернее, все не голодали. А те, кто жил иначе, были за такими заборами, что их и видно не было! И через забор не посмотришь. И не подойдешь близко к забору.


***
Я для себя никогда не смогу определить, что лучше - льготы или деньги. Я понимаю, что при переходе на рыночную экономику - деньгами лучше. Но люди так массово протестуют, так ясно чувствуют, что это катастрофа. Что и денег не дадут, или все подорожает, или все разлетится. Они так четко не доверяют этой власти. Так хочется что-то сделать вместе, невозможно же все время смотреть на них так, снизу вверх...


***
Вы когда-нибудь ездили по Кутузовскому проспекту? Власти едут с мигалками - это подтверждение статуса. Перерезать, промчаться мимо по встречной полосе - подтверждение статуса. Квакнуть, крякнуть, пукнуть... Чем отвратительнее сигнал - тем больше народу врассыпную.


***
Вся наша страна - огромная реанимация. Слабые стоны: `Нянечка, сестричка, брательники, ребятки` - никто не подходит. Тогда постепенно человек плюет на окружающих, потом на самого себя и ловит высший кайф, не мочась, не лечась и не работая. Что наша жизнь с высот нашей же реанимации? Подготовка.

Взятка - норма жизни?
ПОМНИТЕ Советскую власть - танки, Венгрию, Чехословакию, все время угрозы? Могучая власть, а никто в мире по-русски не говорил. Теперь, когда появились деньги у нашего брата, - все заговорили по-русски. Все, куда бы вы ни попали. Турция - там второй язык русский. Турки раньше, кроме `Наташи`, ничего не знали, причем все время с одними мыслями обращались. То есть они мечтали о наших женщинах, сейчас они мечтают о наших мужчинах, они мечтают о тех, кто приезжает туда и дает им заработать. Вот чего мы добились, когда у нас появились деньги. А когда у нас были ракеты...


***
Визовый режим - это привычка махать кулаками, это привычка решать все в драке, привычка ругаться, мстить. Теперь визы - ну и чему это помогло? Вообще, что, где и с какой стороны улучшилось? Перестали ли брать взятки на дорогах? Все время в твоем кармане чья-то рука. Когда ты ни засунешь руку в свой карман, там обязательно кто-то пересчитывает. Ничем этот визовый режим никому не помог, кроме того, чтобы затруднить жизнь. Я летом каждый год езжу в Одессу, к себе домой, у меня там дача. И я вынужден все время наблюдать, как пытаются даже в поезде взвесить мои вещи. Они говорят, что у них есть закон, чтобы не больше 40 кг. В поезде! Мы этого не хотим совершенно.

`Мы вас в покое не оставим!`
ДЛЯ меня и для всех в этой стране, где мы живем, каждый год учебный. Но научиться ничему нельзя. Учеба предполагает общие правила, какие-то законы. В этой стране каждый год меняются правила. Каждый раз народ начинает жить заново. Пришел - украли, приехал - обокрали, уехал - изменили правила въезда, въехал - изменили правила выезда. Поставил - угнали, накопил - конфисковали, положил - взорвалось. Чему ты тут научишься? Каждый раз начинать с нуля? Люди бегут отсюда, от бесконечного переучивания основных законов. Накопил - не себе. Купил - не себе. Поставил - не нашел. Это называется: `Вы можете на нас рассчитывать - мы вас в покое не оставим`. Те, кто хочет здесь жить, учатся бесконечно и ничему научиться не могут.


***
Мы воспитывались в хорошей, здоровой обстановке, советской обстановке. Дать списать товарищу - это было святым делом. То есть один писал, а шесть человек вплотную дышали, он покрывался чужой испариной, и они списывали у него все. Я сейчас попадаю в Америку, в эмигрантские семьи - и там как-то не дают списывать пацаны - пацанам. Потому что уже начинается конкуренция за место в классе, за место в жизни. Начинается борьба уже с такого возраста, и списывать друг другу никто не дает. Неприятное явление. Поэтому они выходят узкими специалистами, а мы выходим широкообразованными людьми. Единственное, конечно, мы знаем все, но не в своей области. Если нас поставить куда-нибудь на конкретную работу, она будет так же валиться, как и у другого. Вот мы обычно начинаем красить ворота и садимся (не докрасив) тут же рассуждать о международном положении, о состоянии литературы. Я же работал в порту: подойди к любому, начни разговор о литературе - он бросит ведро, краску, все бросит, сядет и начнет: `Да, Михаил...` Самое важное, что он с радостью бросает свою работу. Это значит, что он человек широкого профиля, широкообразованный человек, ему нравится это все, он готов рассуждать на любую тему. А там готовят узких специалистов, и им почему-то наши не очень нужны. Вот это у нас и есть - наше образование. Ну и что же?! И живем короче, но ярче.

О закусках и женщинах
РУССКОЕ национальное средство от похмелья - это выпить еще... Лучшего я ничего не знаю. Лучшая закуска в мире - это селедка с картошкой. Ни одна страна такого не придумала. Где им придумывать, они не пьют так, как мы. А мы можем придумать эту закуску, для нас это вопрос жизни и смерти: чем закусывать водку. Мы закусывали всем - рукавом, пробочкой, спичками, одной конфетой на троих, четверых, на десять человек... Боролись за закуску, так как водка была всегда. Не будет государственной водки, так самогона полно. Самогон - это изумительно. Во-первых, это природная штучка, потом - запашок хороший. Природный. Цвет - благороднее, чем у водки. Ему можно придать любой аромат - кто кофе добавляет, кто лимончик. А закуски в этой стране не было, потому что постоянные урожаи-неурожаи, смена правительства, бесконечная голодуха. И вот самая лучшая закуска - это селедка с картошкой. Не бывает лучше. Огурчик соленый - тоже хорошая закусочка, но он больше показывает твой внутренний мир. Все же это не закусочка, это как бы оттеняет вкус водки. Вот селедка и картошка - можно сколько угодно: ведро картошки, две селедки - и... в поход.


***
У женщины в молодом возрасте тело заменяет мозги, в пожилом - уже мозги заменяют тело. Хочется поймать женщину в золотой середине. К сожалению, природа снабдила их для мужчины великим соблазном. Вы замечали, вся реклама через нее: стоит женщина, расставив ноги, а оттуда - эшелоны с рудой, с углем, идут потоком какие-то товары. Ну, все через ноги, через тело, через женщину. Мужчина почти ничего не рекламирует. Я скажу гениальную мысль. Ноги женщины - это ее тело, а у мужчин ноги - это уже не тело.


1997-2004 ЗАО `Аргументы и Факты`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован