16 января 2002
158

МИЛИЦЕЙСКИЕ БАЙКИ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Н.Н.Федотов.

Милицейские байки
(исправленное и дополненное издание)

Первая сотня
1993


bаj_1с.tхt 1-й том (с) 1993
bаj_2с.tхt 2-й том (с) 1996

С замечаниями, предложениями и
дополнениями обращайтесь по адресу:
fnn@srdlаn.nрi.msu.su


Предисловие

Эти байки рассказали мне разные люди. Были среди них и
непосредственные участники описываемых событий, но чаще истории
давно уже потеряли сведения о своем происхождении из-за
многократных пересказов. А иногда такие сведения были опущены
намеренно. Поручиться за подлинность можно лишь в отношении
малого числа историй, что же касается остальных, то описанное,
может быть, и не происходило, но вполне могло бы произойти.
Составитель выражает благодарность за помощь в подготовке
сборника М.Г.Косому, И.В.Собецкому, В.А.Ермакову, а также еще 8
сотрудникам компетентных органов, которые пожелали остаться
неназванными.

Предисловие к штатским читателям

Авторы испытывают сомнения: поймут ли штатские читатели
своеобразный юмор этой книги. И, тем не менее, мы решили издать
книгу не для узкого круга, а для всех желающих. В связи с этим
прилагается

Словарик профессиональных терминов

БОМЖ - человек без определенного места жительства;
бродяга.
ВИСЯК - бесперспективное уголовное дело.
ДЕМОКРАТИЗАТОР - резиновая палка.
ДОРОЖКА - пароль ЦАБа.
ДСП - документ `Для служебного пользования`.
ИВС - изолятор временного содержания - место содержания
под стражей подозреваемых.
КОМИТЕТ - бывший КГБ СССР.
КОНТОРА - рабочее место; штаб; место базирования.
КООД (ОКОД) - оперативный комсомольский отряд ДНД.
КПЗ - камера предварительного заключения.
КСИВА - удостоверение.
МЕНТ - работник милиции.
МЕНТУРА - орган милиции.
ОБЕЗЬЯННИК - место в дежурной части для задержанных.
ОПЕР - оперуполномоченный; сотрудник оперативно-розыскного
подразделения.
ПАЛКА - уголовное дело (по отчетности).
ПГ - патрульная группа на машине.
ПМ - 9-мм пистолет Макарова.
ТЕРПИЛА - потерпевший.
ТРЕЗВЯК - вытрезвитель.
УПК - Уголовно-процессуальный кодекс.
ЦАБ - Центральное адресное справочное бюро ГУВД.
ЧИСТУХА - чистосердечное признание.

Предисловие к прокурорским работникам

Все без исключений прочитанные вами истории от начала до
конца вымышленные!

***

* ПЕРВЫЙ ДЕСЯТОК *

`Я вам тут не хрен* с бугра,
а при исполнении служебных
обязанностей!`
генерал-майор милиции М.


Генеральская проверка

В один из РОВД Московской области как-то нагрянул с
инспекцией генерал-майор из главка. Он прибыл на персональной
черной `Волге`, которую оставил за углом, чтобы достичь
внезапности. С этой же целью, видимо, он был в штатском.
Зайдя в райотдел, генерал тут же заметил массу нарушений и
беспорядков: отсутствие дежурного на рабочем месте, пьянство
среди личного состава, нарушение формы одежды и прочее, что
обычно считалось несущественными мелочами. Но инспектор был
другого мнения о порядке несения службы и устроил всем
грандиозный разнос. Личный состав был выстроен перед дежурной
частью и подвергался распеканию и прочим незаслуженным, по
общему мнению, оскорблениям.
Неожиданно генерал вспомнил, что ему срочно надо
позвонить. Кто-то в министерстве ждал его звонка, а может быть,
он вспомнил, что забыл дома включенный утюг. Ему не хотелось,
чтобы все слышали телефонный разговор, и он бросился к своей
машине, чтобы позвонить оттуда. Генерал выскочил из подъезда и
побежал к машине. В это время кто-то из сержантов высунулся из
окна и крикнул показавшемуся из-за угла наряду, что возвращался
с патрулирования: `Эй! Держи его!`
Милиционеры на улице, увидев бегущего генерала (напомним,
он был в штатском) отреагировали вполне естественным и
общепринятым в тех местах образом (вообразив, что перед ними
убегающий нарушитель): сначала ему, не говоря худого слова,
заехали резиновой палкой по морде, да так что тот на ногах не
устоял; затем его прижали к земле, закрутили руки и отволокли в
дежурную часть, ушибив по пути лбом об дверь, так как он
пытался высказать какие-то претензии.
Но вместо похвалы `отличившийся` наряд ждала самая суровая
разборка. Досталось на орехи и начальнику РОВД (он был снят с
должности), и заместителям, и дежурному. Но вот крикнувшего из
окна, к великой досаде генерала, обнаружить так и не удалось.

Месть

На Истринском водохранилище случилось заурядное для тех
мест происшествие - изнасилование. Двое подвыпивших из местных
изнасиловали отдыхавшую там в одиночестве москвичку лет 25. Но
в милицию она не обратилась...
В следующее воскресенье на водохранилище произошло еще
одно происшествие. Те же двое парней, а с ними еще двое таких
же оболтусов, как и неделю назад шатались по берегу, ища себе
развлечений. Вдруг они увидели ту же девушку, которая, как и
раньше, загорала в одиночестве и выглядела весьма
соблазнительно. Вспомнив приятные ощущения и возбудившись
снова, парни бросились на нее, чтобы повторить. Но девушка
ускользнула от них в воду. Ее стали преследовать и в воде, но
догнать долго не могли.
Очевидцы на берегу говорили, что слышали какие-то крики
вдали от берега, но разобрать не могли и вообще не придали им
значения. Других свидетелей не было, так как все четверо
утонули.
- А чего тут сделаешь? - говорил потом участковый,
проводивший проверку. - У девицы этой позиция железная: `Не
видела, кто там за мной плыл, не слышала`. А то что она мастер
спорта по плаванию, ничего не доказывает. Других свидетелей
нет. Факт изнасилования она отрицает. Короче, материал
отказной.
Прокурор был того же мнения.

Телефон милиции - 05

То, что милицейский телефон - 02, знает всякий. Но вот
один молодой лейтенант почему-то упорно набирал 05, чтобы
связаться с конторой. Естественно, дозвониться ему так и не
удалось. То есть с городской справочной службой он, конечно,
соединился, но это было не то.
Потом в отделении он обиженно заявил дежурному:
- Что за телефон ты мне сообщил?
- Никакого телефона я не сообщал, - ответил дежурный. - Я
просил позвонить в контору, но ты куда-то пропал.
- Как не сообщал телефона? - удивился лейтенант. - Ты же
сам сказал по радио: `Двести первый, позвони ноль-пять!`
Ответом ему был общий хохот всех присутствующих. А потом
молодого заставили как следует учить кодовую таблицу, где, в
частности, значилось: `05 - отделение милиции`.

Чистка

Дело было в 70-х годах в Главном здании МГУ. Поддержание
порядка в общежитии входило в задачи Оперотряда МГУ, который
действовал всегда решительно и с размахом. Память о нем
сохранилась по сию пору.
В тот раз в общежитии в ГЗ проводилась чистка - тотальная
проверка паспортного режима. Рано утречком в воскресенье корпус
был оцеплен, одновременно перекрыты все выходы, лестницы, лифты
и переходы, и началась планомерная проверка всех комнат,
включавшая обшаривание санузлов, шкафов и прочих укромных мест,
где могли бы притаиться нарушители паспортного режима - короче,
по много раз отработанной схеме.
Не миновала чаша сия и комнату на 17 этаже, где жила
студентка геологического факультета Марина Л. В этот раз ее
соседка была в отъезде, и у нее ночевал студент Саша К. В свое
время раздался требовательный стук и в эту комнату.
Неприятностей на свою голову им не хотелось, но что же делать?
Даже если не открывать, это не поможет, у проверяющих есть
ключи от всех комнат. Прятаться в шкафу или под кроватью столь
же бесполезно. Тогда Саша сообразил: открыв окно, он выбрался
на карниз и замер, прижавшись к стенке: под ногами у него зияла
пропасть эдак метров в 60.
Окодовцы сразу почуяли, что что-то не так. Но под кроватью
и в шкафу никого не оказалось. Тогда старший наряда, человек
ушлый, приказал своему коллеге: `Открой окно, посмотри, нет ли
кого на карнизе`. Тот высунулся из окна, смотрит - парень стоит
ни жив ни мертв от страха. Оперативник на минуту забыл о своем
`долге` и пожалел парня. Он закрыл окно и сказал: `Никого нет`
Марина только и пролепетала: `Как нет?!`
И - хлоп в обморок.

Расстрел

В одном из ЛОВД на железной дороге патрульные притащили
бомжа. Бомж оказался старым знакомым: его уже задерживали
несчетное число раз и все - по мелочи, так что посадить нельзя
было. А надоел он уже всем - до предела. Вот и в этот раз
дежурный тихо застонал: опять!
Терпение милиционеров лопнуло. Они объявили бомжу об этом
и сказали, что чтобы он больше не мешался, его сейчас
расстреляют. Сначала он не поверил, но когда его отвели в
пустую комнату, и опер начал готовить оружие, бомж основательно
струхнул: а кто их знает, могут ведь и пристрелить, искать
потом никто не станет.
Тем временем мужика затолкали в стенной шкаф, опер поднял
пистолет, а второй, закрыв дверь шкафа, шандарахнул по ней
какой-то палкой. После такой экзекуции, рассчитывали они, бомж
долго не будет здесь показываться.
Но когда шкаф открыли, оттуда выпало безжизненное тело:
сердце у старичка не выдержало...

Шутки шутками...

Поздно вечером старший сержант П. осуществлял
патрулирование в электричке. Проходя через тамбур, он заметил
там `непорядок`, который выражался в том, что двое молодых
людей в уголке мало того что целовались, но и... Поза, конечно,
неудобная, но охота пуще неволи.
Они так увлеклись, что ничего кругом не замечали. И
старший сержант П. решил `просто пошутить`, как он потом
оправдывался. Подкравшись поближе, он достал свисток и свистнул
у них над ухом. Возможно, что `шутка` кому-то и показалась
остроумной, но только не тем несчастным партнерам. У девушки на
почве испуга случилась одна интимная неприятность, медицинского
названия которой я не знаю, а вульгарных выражений употреблять
не хочу.
Молодых людей, превратившихся на время в сиамских
близнецов, врачи в конце концов привели в норму, а старшего
сержанта высокое начальство, до которого дошел скандал, велело
наказать. И П. был переведен в другую службу, в другой район.
Он теперь стоит на посту в Парке культуры.

Сдать оружие!

В 1988 году патрулям города Пензы впервые выдали оружие.
Пенза была наиболее благополучным городом в плане преступности.
Хулиганства и пьянства, как и везде, хватало, даже с избытком,
но серьезных преступлений было мало.
Так вот, пришло время, стало неспокойно и в провинции. Но
на следующий же день во все отделы пришел приказ оружия больше
не выдавать. В первый же день вооруженного патрулирования
произошло сразу несколько инцидентов. В частности, один из
милиционеров, как только дорвался до оружия, пристрелил свою
тещу.
Да, Пенза это вам не Москва!

Калымщик с большой дороги

Городское управление БХСС проводило рейд по пресечению
злоупотреблений на транспорте. В частности, ловили нечистых на
руку таксистов и водителей-леваков.
В лесочке у дороги притаилась оперативная машина, а на
обочине голосовал паренек с большой коробкой. Увидев на пустой
дороге человека с тяжелым грузом, леваки, как правило,
заламывали цену сверх всякой меры, но за поворотом их уже ждала
расплата в виде машины ГАИ с инспектором и обэхаэсником.
Вот остановился один калымщик. Договорились о цене.
Наблюдавшие из укрытия оперативники уже сообщили по радио
группе перехвата, какую машину ждать. А водитель-калымщик с
пассажиром-внештатником тем временем запихивали в багажник
коробку. Она была новая и красивая, от какой-то заграничной
техники, не то магнитола, не то компьютер, внутрь наложили
всякого хлама. Водитель полюбовался на коробку, закрыл
багажник, оглянулся - вокруг никого, поразмыслил секунду и,
решив, что этот `SНАRР` ему подойдет больше, съездил парню по
физиономии, сел в машину и газанул.
Вот уж что называется `бес попутал`. Как клял себя
незадачливый грабитель (а вышла ему именно ст.145-я `грабеж`),
сидя в кутузке.

Михал Михалыч и глухонемые

В отдел милиции привели задержанного возле интуристовской
гостиницы фарцовщика. Дело было году в 86-м. Фарцовщик упорно
не желал отвечать на вопросы, махал руками и изображал из себя
глухонемого. `Ах, так? Ладно...` - зловеще сказал дежурный и
передал задержанного операм.
Дело в том, что только вчера там же попались трое парней,
тоже занимавшихся фарцовкой и косивших на глухонемых. Вначале
менты приняли это за чистую монету и уже собрались отпустить
бедных инвалидов, но зашел зам.по розыску. Он быстро понял, что
это за `глухонемые`, приблизился к одному из них и неожиданно
треснул ему по пальцам ноги каблуком. `А-а-а, бля!` - заорал
глухонемой на все отделение, после чего заговорили и остальные
двое.
Нынче зама по розыску не оказалось, поэтому позвали Михал
Михалыча - известного на весь район своим крутым нравом и
могучими кулаками. Задержанный сильно поскучнел, когда на
пороге возник Михал Михалыч, заслонив своей фигурой весь
дверной проем. Он подошел к задержанному, ласково погладил его
по головке и сказал: `Ну, пошли!` - И отвел его в одну из
комнат, заперев дверь. Все сгрудились в коридоре, ожидая
результата. Через несколько минут дверь раскрылась, и на пороге
появился вместо излеченного от немоты нарушителя, как все
ожидали, сам Михал Михалыч. Такого обескураженного выражения
лица на нем еще не видали. Михал Михалыч удивленно выкатил
глаза и смущенно проговорил: `Он действительно был немой...`

Кровопийцы

В `воронке` везли зэка. Он был особо опасным, но это,
видимо, недооценили, из-за чего и случилась беда. Злой на весь
мир, зэк в пути порезал заточкой, которую у него по
рассеянности не отобрали, находившуюся в машине прапорщицу.
Водитель и другой сопровождающий в кабине ничего не слышали.
Когда приехали на место, прапорщица уже потеряла столько крови,
что было удивительно, как она еще жива.
Тюремный врач кинулся ее спасать, но надежды оставалось
мало. У пострадавшей оказалась редкая группа крови, а спасти ее
могло только немедленное переливание. Ни у кого из коллег такой
крови не было. И в это время кто-то догадался посмотреть
карточку этапируемого злодея, его пока не успели даже отвести в
карцер. У него оказалась нужная группа.
Возблагодарив судьбу за такое совпадение, врач приказал:
зэка немедленно на стол. Его притащили, привязали к
операционному столу, и врач провел прямое переливание крови.
Пострадавшую удалось спасти, но врач и его помощники несколько
переусердствовали, и зэк, служивший донором, от кровопотери
скончался.
Конечно, все подумали, что невелика беда, туда ему и
дорога, но закон есть закон. Надо как-то выпутываться. Пришлось
организовать побег. Получилось так: преступник по дороге
пытался бежать, ранил конвоира, но был убит (труп его потом
прострелили). Тот же врач подписал свидетельство о смерти,
наступившей вследствие пулевого ранения.
Единственной загадкой остается, как сия история могла до
нас дойти, если все ее участники поклялись молчать.

***


* ВТОРОЙ ДЕСЯТОК *

`Мы - это сила. И надо, чтобы
эта сила была употреблена во
благо`
командир КООД К.Ф.З.


`Гамщик` и его `гама`

Если кто не знает, гамщиками зовут малолетних фарцовщиков
(от 6 до 14), которые с валютой дела не имеют, а просто
выпрашивают или выменивают у иностранцев всякую мелочь - ручки,
сигареты, мелкие сувениры и, конечно же, жвачку (по-английски
gum, отсюда и пошло название профессии). Сами по себе гамщики
довольно безобидные, но через них готовятся кадры для настоящей
фарцовки, поэтому их и велено вылавливать. Ради гамщиков даже
ввели специальную статью в Административный кодекс - 1643.
Ловить их очень просто. Правда, результат не чувствуется:
они, как несовершеннолетние, обычно отделываются легким
испугом. Беседы с родителями тоже редко помогают. Были на моей
памяти попытки привить гамщику уважение к закону при посредстве
ремня. Такую картину я наблюдал в одном из штабов КООД.
Отчаявшиеся в других средствах дружинники взяли гамщика,
который попадался уже раз в двадцатый, спустили ему штаны и
хорошенько отходили армейским ремнем, который, кстати сказать,
конфисковали у предыдущего задержанного фарцовщика. После того
как он вышел из конторы без составления очередного протокола,
но зато с задницей, похожей на американский флаг (на красном
фоне белые полосы и синие звезды), этот гамщик перестал
появляться на контролируемой территории, наверное, перебрался
куда-нибудь еще. А в другой раз - наоборот, пришлось защищать
задержанного за фарцовку пацана от явившегося за ним папаши,
который норовил устроить самосуд прямо на месте, громко
бранился и размахивал ремнем.
Так вот, задержали раз возле гостиницы маленького гамщика,
который так увлекся процессом обмена, что ничего вокруг не
замечал. Привели в дежурную часть и велели выкладывать `гаму`
на стол. Он вытаскивает из карманов все что ему насовали
иностранцы и с сожалением рассматривает, видно, раньше толком
не разглядел, что ему надавали. Вот жвачка, значок, ручка, еще
жвачка и... презерватив. Какой-то шутник сунул ему соndоm в
яркой красивой упаковке. `Что это? - удивляется гамщик,
распечатывает упаковку и разочарованно кидает ее на стол - Уже
жеваная!`
Дежурка содрогнулась от общего хохота.

История на переезде

Сыщики взяли расхитителя. Взяли они его где-то за городом
и повезли в управу на его собственных `Жигулях` (своей машины у
наших доблестных оперов, как водится, не было).
При покрутке расхититель попробовал рыпаться, и ему
чутьчуть намяли бока. В машине он быстро успокоился. И вдруг
сыщики замечают, что задержанный не то чтобы успокоился, а,
похоже, отдал Богу душу. Проверили пульс - ноль. Вот ведь
проблема!
Коротко посовещавшись, оперативники решили не увеличивать
числа своих проблем кончиной на их руках задержанного,
прекрасно зная, во что это может вылиться. Они просто поставили
машину на переезде, усадили мертвеца за руль и дождались
поезда. Не исключено, что они потом пожалели об этой глупости,
но сделанного не вернешь, надо идти по избранному пути дальше.
Заключение судмедэкспертизы по факту аварии гласило, что
пострадавший умер по меньшей мере за 3 часа до столкновения с
поездом. Следователь сначала удивился и хотел призвать к ответу
ГАИ за то, что позволяет покойникам управлять автомашинами. Но
потом, наведя кое-какие справки, смекнул, в чем дело и вызвал к
себе (для начала - неофициально) тех, кто все это устроил.
Сначала наши ретивые лейтенанты пытались рассказать
душещипательную историю о трупе за рулем, и как они выпрыгивали
из `Жигулей` в холодную траву под слепящие фары поезда,
предъявляя в доказательство грязный носовой платок. Но очень
скоро они во всем признались и начали каяться, особенно после
того, как узнали, что помер-то бедняга от инфаркта. Теперь уже
был озадачен следователь, как поступить? Пришлось переделывать
медицинское заключение. Сошлись на том, что удар его хватил как
раз на переезде, следовательно, перед нами несчастный случай.
А оперов пришлось все-таки наказать - за то, что упустили
расхитителя, позволив ему скрыться, если бы не трагическая
случайность.

Особая примета

Отечественная криминалистика достигла больших высот. Вс, в
ней строго, ясно и четко.
Как-то попалась мне на глаза ориентировка на розыск.
`За совершение мошенничества разыскивается гражданин: на
вид 40 лет, среднего роста, плотного телосложения, волосы
черные вьющиеся, лоб низкий, глаза черные, нос широкий, губы
толстые, усов и бороды не имеется; особая примета - негр`

Зонтики

В 1987 году в Москве появился первый ОМОН. Всем в
диковинку. Им первым и пока единственным выдали резиновые
`демократизаторы`, до этого никто таких штук в глаза не видел.
Естественно, стоило омоновцам появиться на улице, они вызывали
массу любопытства.
Я участвовал в одном из первых рейдов ОМОНа. Высадились мы
на Пушкинской площади. Черные береты разгуливают по ней и ищут,
нет ли где поблизости демократов или иных врагов народа. Тогда
с ними был разговор короткий: `На площади был - пятнадцать
суток!`.
Так вот, ОМОН охраняет, значит, демократию, а мы охраняем
от них порядок. Многочисленным прохожим очень интересно, что
это у них такое черное и длинное? К омоновцу подходит бойкий
малыш и спрашивает:
- Дядя, а зачем у вас дубинки?
- Это зонтики, - угрюмо отвечает боец.
- А почему резиновые? - недоверчиво спрашивает слишком
развитое дитя.
- А чтоб не промокали! - нашелся омоновец.

Подвиг таксиста

Очередной ночной рейд службы БХСС. Контрольная поездка на
такси. Вс, отработано до мелочей многократным повторением.
Помечены деньги. Группа отправляется в аэропорт. В условленном
месте ее должны встречать. Во Внукодедово очень много машин с
шашечками, но все сплошь невезучие. Наконец один таксист
соглашается и заламывает несусветную цену. Договорились,
поехали.
Все как всегда.
Приехали, высадка. Расплачиваемся. Водила берет меченые
деньги. Объявляем контрольную поездку. Сзади появляется,
блокируя выезд, машина ГАИ. Единственное различие всех этих
одинаковых контролек - реакция таксиста. Каждый ведет себя
посвоему. Кто-то с ходу предлагает взятку, кто-то устраивает
истерику, кто-то пытается рвануть с места, кто-то угрюмо
молчит, не желая ничего подписывать.
На этот раз водила выскочил из машины и пустился наутек.
Конечно, мы такого не ждали, но были готовы. Догнали его
быстро. Оказалось, это было ему нужно для того, чтоб уничтожить
улики. Деньги, которые, как полагал таксист, служили
единственным доказательством (вот ведь наивный!), он попытался
съесть. Червонцы были новые, не мятые и глотались с большим
трудом. Примерно половину он успел проглотить, остальное у него
отобрали.
В управлении, посмеявшись над `партизаном`, стали
складывать уцелевшие обрывки, может сохранился номер. Что
такое? Не получается! Ему давали два червонца, а из обрывков
упорно выходит как минимум три. Остается только предположить,
что в горячке этот доморощенный шпион сожрал один или два
собственных червонца.
Увеселительная прогулка
Когда я служил участковым в N-ом отделении, повадилась ко
мне ходить с жалобами одна тетка. Удивительно склочный и на
редкость занудливый характер. То одно ей не так, то другое. На
одних соседей пожалуется, на других, то музыка ей слишком
громкая, то машину не там поставят, то газету вовремя не
приносят, то мусор кидают. В общем, она меня достала. Стал я
уже от нее прятаться. А она не унимается и жалуется уже на
меня.
И вот однажды выпала возможность ей отомстить. Очередная
жалоба ее заключалась в том, что пропал ее муж. Ну, с ним для
меня-то все ясно: он пьяница, загулял где-то. Но я состроил
умную рожу и говорю, дескать, Мария Петровна, дело серьезное,
будем начинать розыск. Сначала надо выяснить, не оказался ли
ваш муж жертвой преступления или несчастного случая.
Испросил я согласия начальства и повез Марию Петровну по
моргам показывать ей неопознанные трупы. Уже из первого морга
ее выводили под руки, она была бледнее тех покойников. Но я не
успокоился, пока не побывал с ней во всех моргах города. Домой
ее принесли на руках, и мы с вернувшимся к тому времени мужем
Петровны отпаивали ее валерьянкой.
Больше я эту тетку у себя в отделении не видел. Зато ее
супруг начал жаловаться, что совсем ему житья не стало.

`Вор должен сидеть в тюрьме!`

Поздно вечером или даже скорее ночью на территории N-го
отделения милиции случилось ограбление. Двое грабителей
отобрали у прохожего деньги, сняли куртку. Потерпевший, к
счастью, быстро добежал до отделения. В ту ночь дежурил молодой
опер Сережа, его стараниями грабителей по горячим следам
задержали уже через полчаса. Утром Сережа радостно отрапортовал
своему непосредственному начальнику, старому, уже полысевшему
на службе оперу Александру Сергеевичу, о раскрытом ограблении.
- Не кажи `гоп`, - заметил Александр Сергеевич молодому
коллеге. - А доказательства где? Мало ли, что они признались.
Это сейчас, в КПЗ они покладистые, а появится адвокат - вмиг
откажутся. Вещи, скажут, нашли на дороге. Свидетелей ищи.
Сережа счел разумными слова наставника и кинулся искать
свидетелей преступления. Как это ни странно, но свидетели
отыскались - аж четверо. Редкая удача. Но вскоре обнаружилось,
что удача эта весьма сомнительная. Показания свидетелей
различались как небо и земля, ни одна деталь не совпадала у
всех четверых. Это немудрено: все произошло в темном месте и на
достаточном удалении от очевидцев.
- Такое дело разваливается как два пальца обделать,заявил
Александр Сергеевич, просматривая вместе с Сергеем бумаги. -
Никуда не годится.
- Это что же получается! - обиженно воскликнул Сережа,
прекрасно понимая, что шеф прав. - Взяли их на месте, терпила
есть, вещдоки есть, свидетели все видели - и в результате пшик!
- Ладно, - сказал Александр Сергеевич, - подожди, я скоро.
- Через два часа он вернулся и передал Сереже четыре
объяснения.
- Вот тебе правильные свидетели. Они ребята грамотные, все
видели, опознают злодеев без ошибки и на суде все как надо
скажут. А тех, неправильных свидетелей... - он вытащил из папки
их показания и порвал на части, - будем считать, что не было.
Они только все напутают.
Следствие было закончено быстро, и на суде грабители
получили по заслугам.

Врачебная тайна

Конечно, можете мне не верить, но история эта
невыдуманная. В жизни и не такие совпадения случались. Короче,
как-то раз трое `гостей` нашего города, как сейчас говорят,
лица кавказской национальности, обделав свои делишки, за
которыми они и приехали, решили напоследок поразвлечься.
Посадили в машину одну девчонку (конечно, она сама некоторым
образом виновата в случившемся), а когда не добились от нее
похорошему чего хотели, увезли за город и изнасиловали. Причем
изнасиловали так, что она чуть не померла вовсе. Но кто-то ее
подобрал, и через некоторое время пострадавшая была доставлена
в больницу.
И так случилось, что в хирургическом отделении в это время
дежурил ее брат. Естественно, он сразу узнал, в чем дело, и
можно себе представить, какие он испытывал чувства. И как раз в
это время в ту же больницу привозят тех самых кавказцев. Всех
троих. Сразу после совершения преступления они попали в аварию
и довольно сильно расшиблись.
От брата-хирурга можно было ждать всякого. Но он их не
прирезал, не отравил, а как полагается залатал, наложил швы и
все такое. Правда, когда они очнулись, обнаружилось, что у всех
троих удалены эти... ну, то самое. На возникшие было претензии
хирург отвечал, что ампутировал сильно пострадавшие органы во
избежание гангрены или чего-то в этом роде. Что ж, такие
решения врач принимает самостоятельно.
Во время следствия данный эпизод остался в тени.

Опер - всегда опер

Мария Николаевна, старший опер управления УР в тот день не
работала. Она тащилась по улице Тверской-Горького с двумя
большими сумками из магазина в магазин. Неожиданно она заметила
в толпе человека, которого в следующую секунду вспомнила:
опасный преступник, находящийся в розыске, бежал из заключения,
может быть вооружен, как сказано в ориентировке, которую она
видела только вчера.
Решение нашлось довольно быстро. Она подошла к нему и
попросила помочь донести сумки, напустив на себя предельно
усталый вид. Тот удивленно оглядел ничем не примечательную
женщину средних лет, ничего, конечно, не заподозрил, но помочь
не пожелал. Мария Николаевна приняла вид умирающей и сказала,
что сама она до дома не дойдет. В конце концов, он согласился
помочь, естественно, не задаром.
Пошли. На перекрестке с улицей Огарева мужик,
повернувшись, спросил: `Сюда, что ли?` - `Сюда, сюда, -
отвечала Мария Николаевна, снимая ПМ с предохранителя. - Вон в
тот большой дом`
Сержант на входе сначала обалдел от такой картины, но
быстро пришел в себя и вызвал подкрепление. Задержанный, стоя в
`генеральском` подъезде МВД у стены с поднятыми руками, громко
бранился и всячески выражал возмущение такими методами.
Правда, поощрение за находчивость Марии Николавне так и не
выдали. Мужик тот действительно был в розыске, но не за тяжкие,
как ей показалось, а за неуплату алиментов.

`Первый, на связь!`

Давно уже гуляет по рукам множество милицейских
радиостанций. Уплывают они разными путями. Как не уплывать,
когда есть большой спрос. Серьезные преступные группы всегда
стараются прослушивать эфир во время проведения операций, а
иногда даже и дают дезинформацию своим преследователям.
Однажды сработала сигнализация в квартире. Из отдела
охраны навели группу. Когда они подъехали к тревожному дому,
получили из конторы отбой, и, естественно, уехали восвояси.
Через полчаса дежурный запрашивает, что там, почему не
докладываете? Оказалось, никто отбоя не давал. Оставалось лишь
предположить, что в эфир на волне отдела охраны выходили воры,
патруль их хорошо слышал с близкого расстояния, а дежурный не
слышал. Предположение подтвердилось тем, что квартира оказалась
обчищенной.
Но массовую операцию по поиску и изъятию радиостанций,
находящихся в чужих руках, начали не после этого случая и не
после ряда аналогичных. О такой операции распорядился большой
милицейский начальник после того, как его лично кто-то вызвал
на связь во время проведения некоего общегородского рейда и
обматерил по-черному, естественно, это слышали все прочие. Вот
тогда и было приказано начать облаву, были выделены силы и
средства. У руководства возникли сильные подозрения, что покрыл
генерала кто-то из своих, но никаких подтверждений тому,
естественно, не нашлось.

***

* ТРЕТИЙ ДЕСЯТОК *

Водка - службе не помеха!

Эта история приключилась с оперуполномоченным одного
отделения, расположенного в центре Москвы. После дежурства он
немного `принял`, чтобы снять стресс. Затем, уходя со службы,
он встретил знакомого (кстати, тоже мента), а по такому поводу
грех не выпить. Затем добавили... Короче говоря, расставшись с
приятелем, наш герой едва держался на ногах и двигался по
весьма причудливой траектории.
В конце концов он оказался в общественном туалете ГУМа. За
поздним временем здесь было почти пусто. Только трое молодых
людей покупали друг у друга доллары (в то время это подпадало
под 88-ую статью). Опер вспомнил о своем служебном долге. Он
твердым, насколько мог, шагом подошел к молодым валютчикам и
предложил им пройти. Валютчики посмеялись и так оттолкнули
`алкаша`, что тот упал и больно ударился затылком об унитаз.
Оперу такое обращение показалось очень обидным. Он молча
вытащил пистолет и без каких-либо предупреждений стал стрелять.
Одного из валютчиков он ранил в грудь, а другому прострелил
руку - этот все же сумел выбежать вместе с третьим. Расстреляв
всю обойму, опер счел свой долг исполненным и тут же, не убрав
пистолета, сладко заснул, привалившись к унитазу. Подоспевший
на выстрелы наряд милиции застал в туалете два тела:
полумертвый от раны валютчик был усыпан разлетевшимися
долларами (изъято было 3000 долларов), а мертвецки пьяный опер
с детской улыбкой прижимал к себе пистолет.
Дело надо было спасать. В итоге официальная версия
происшествия была здорово откорректирована и теперь звучала
так: опер, выполняя служебное задание, геройски вступил в бой с
бандой валютчиков и в одиночку задержал их всех (двое других на
самом деле попались в тот же вечер). О пьянстве и разговора не
было. За `умелые действия по раскрытию преступления` опер был
поощрен премией в размере месячного оклада. Тем не менее,
начальник отделения назначил героя `вечным дежурным` до конца
года.
Что ж, по труду и честь!

Привычка - вторая натура

Во время Олимпийских игр 1980 года в Москву стянули
большие силы милиции со всей страны. В столицу провинциальные
блюстители порядка привезли не только обмундирование и оружие,
но и привычные им методы работы.
В одной из олимпийских гостиниц обворовали иностранного
журналиста. За расследование взялся сыщик, командированный из
Перми. Оказалось, что под подозрение подпадают в той или иной
мере 42 (сорок два) человека. Не мудрствуя лукаво, сыщик
задержал их всех и отправил в Бутырский СИЗО. Там, сопровождая
свои слова зуботычинами, он объявил: `Вы, сукины сыны, ворюги
х...вы, ..., ..., будете тут сидеть, пока не сознаетесь. Я вам
покажу!`
Метод оказался довольно эффективным. Не прошло и суток,
как трое сукиных сынов и ... сознались (независимо друг от
друга) в краже. К сожалению, никто из них не мог сказать, где
похищенные вещи находятся сейчас, но великий сыщик взялся
протоколировать их чистосердечные признания. Однако другие 39
человек написали жалобы в прокуратуру, ЦК КПСС и Верховный
Совет. В Бутырках объявилась прокурорская проверка. Выяснилось,
что 42 человека незаконно заключены под стражу.
Приглашенный к прокурору сыщик никак не мог понять, чем
тот недоволен. `Я всегда так делаю, - объяснил он, - и у меня
только благодарности` На это прокурор не смог найти возражений.
Незадачливого борца с преступностью попросили от греха срочно
вернуться в Пермь. Проверить, как обстоит дело с соцзаконностью
там, никто в прокуратуре не решился. Впрочем, об этом вы можете
догадаться и сами.

Забытый бомж

С задержаниями связано много забавных историй. Вот одна из
них. Некий следователь одного из РУВД Москвы задержал бомжа по
подозрению в квартирной краже. Было ли это подозрение
обоснованным, сейчас уже не установишь. Но тогда, уже затолкав
задержанного в машину, следователь вдруг почувствовал себя
плохо. Он с трудом довез бомжа до Бутырок и уговорил своего
знакомого, дежурившего в тот вечер в охране, принять бомжа без
оформления документов. Бумажки следователь пообещал привезти
утром, когда немного отлежится.
Утром следователь лежал уже в госпитале с обширным
инфарктом. Сменился с дежурства знакомый, так и не дождавшись
постановления о задержании. Некоторое время спустя другой
следователь отыскал-таки украденные из той квартиры вещи. А
бомж остался в тюрьме. Здесь было неплохо - бесплатная кормежка
трижды в сутки, прогулки, работать не заставляют. В общем, жить
можно. Вот он и жил, вполне довольный своим новым положением, и
никому на это не жаловался.
Тем временем следователь вышел из госпиталя, отправился
долечиваться в санаторий, а затем вовсе ушел с оперативной
работы. О бомже все забыли. Так он просидел всю зиму и
следующие весну и лето. Наконец, в Бутырку нагрянула очередная
комиссия. На стандартный вопрос `Жалобы есть?` бомж попросил
увеличить ему выдачу курева. Разбирая жалобу, члены комиссии
потребовали все материалы на арестованного. Каково же было
всеобщее удивление, когда материалов не оказалось! Выходило,
что честный гражданин почти год незаконно содержался под
стражей!
Были извинения. Было обещание строго наказать виновных.
Была даже денежная компенсация (собранная вскладчину этими
самыми виновными). А потом бомжа очень вежливо выпроводили за
ворота. Однако приближающаяся свобода ничуть не обрадовала
несчастного. На свободе не было ни еды, ни жилья, ни денег, ни
работы. А надвигалась зима. Он стал упрашивать оставить его в
Бутырках, обещая никогда больше ни на что не жаловаться. Но
уговоры не помогли, и бомж обрел нежеланную свободу.
Впрочем, у этой истории счастливый конец. Через несколько
дней бомж снова прибыл в Бутырку, на этот раз со всеми
необходимыми документами. В страхе перед голодной и холодной
зимой он разбил витрину магазина, взял оттуда что-то и дождался
приезда милиции. В Бутырке он был помещен в свою прежнюю
камеру, лег там и впервые за последнее время спокойно заснул.
Впереди было несколько беззаботных лет.

Чти начальство!

Не секрет, что служба ППС испытывает постоянную нехватку
кадров. Поэтому приходится использовать лимитчиков, желающих
получить прописку в Москве. Эти люди, как правило,
малоквалифицированы и попадают впросак. Однажды такой
`лимиционер` стоял на посту. К нему подошел полковник милиции.
Последовал такой диалог:
- Та-а-аварищ сержант! Вы где находитесь - в бардаке или
на службе?!!
- Но...
- Почему фуражка у вас набекрень?! Форму как будто корова
жевала! А сапоги вы что, чистите на Новый год?
- Я, это самое, ...
- Сам вижу! Давайте-ка сюда пистолет!
Зашуганный сержант молча протянул грозному начальнику
оружие. Заглянув в ствол, полковник возмутился:
- Да тут картошку сажать можно! Пистолет к стрельбе не
пригоден. Я его изымаю и передам дежурному по отделению.
Достояв дежурство, несчастный сержант возвратился в
дежурную часть.
- Товарищ капитан, мой пистолет изъял полковник. Он
сказал, что отдаст вам.
Капитан молча посмотрел на растяпу, секунду подумал и
достал фотографию.
- Этот?
- Так точно, этот.
- ...! ...! ...!
Остолбеневший сержант прочитал под фотографией: `Признан
особо опасным рецидивистом. При задержании соблюдать
осторожность. Любым путем пытается добыть оружие...`

Агент на связь не вышел

В застойные годы это считалось атрибутом западного образа
жизни или, в крайнем случае, занятием КГБ. Речь идет о
прослушивании телефонных переговоров. Но оказалось, что и наша
отечественная преступность на такое способна. Обнаружил это
один следователь, когда развинтил свой телефонный аппарат,
чтобы поправить выскочивший шнур. Внутри он нашел явно
посторонний предмет, который при ближайшем рассмотрении
оказался `жучком`.
Следователь сразу сообразил, в чем причина преследовавших
его последнее время неудач, и кто это мог сделать. Но писать
рапорт начальству он не стал, а пошел к товарищу в соседний

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован