28 апреля 2005
3225

Министерство финансов и Минэкономразвития уже пересмотрели планку инфляции до 10 процентов


Вопрос: Мало кто сомневается, что в 2005 году не удастся достичь целевого показателя по инфляции в 8,5 процентов. Министерство финансов и Минэкономразвития уже пересмотрели планку инфляции до 10 процентов. Каков, на ваш взгляд, реальный показатель инфляции в 2005 г с учетом уже достигнутых 5,3 процентов за 1-ый квартал?

Ответ: Пока официально мы подняли наш прогноз уровня инфляции с 8,5 процентов до 10 процентов. И пока хотели бы придерживаться именно этих целевых показателей. Хотя жизнь, конечно, всегда вносит свои коррективы.

Мы понимаем, что в коридоре 8,5-10 процентов это скорее верхняя граница.

Вопрос: Делая такой прогноз на основании существующих реальных данных по инфляции за 1-ый квартал, получается, что мы рассчитываем на дефляцию в летние месяцы?

Ответ: Да, как правило, третий квартал, особенно июль-сентябрь, июль в меньшей степени, показывают нам дефляцию. Это такая ежегодная закономерность и мы не видим причин, почему этот год должен отличаться от прошлых лет.

Вопрос: В прошлом году эта закономерность была нарушена. В июле инфляция составила 0,9 процента, а в августе и сентябре - по 0,4 процента.

Ответ: Мы рассчитываем, что в 3-м квартале существенно снизятся темпы роста цен, и в августе мы пока что прогнозируем дефляцию.

Вопрос: Какова в третьем квартале, в августе, может быть дефляция?

Ответ: Мы прогнозируем, что дефляция будет до 0,5 процентов, в первую очередь за счет снижения цен на плодоовощную продукцию.

Вопрос: Серьезным спусковым крючком для раскручивания инфляции в начале 2005 года стало повышение тарифов, регулируемых государством, в частности тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Будет ли этот фактор доминировать в структуре инфляции в течение остального года? Каковы факторы, воздействовавшие на уровень инфляции в начале текущего года, и насколько они продолжат свое действие в течение всего года, в частности тарифы ЖКХ и естественных монополий?

Ответ: Да, это важный фактор. Действительно, было очередное повышение цен на жилищно-коммунальные услуги и тарифов естественных монополий. Но это разовый фактор. Они дают большой прирост в начале года, так как, как правило, эти тарифы повышаются с 1 января. Именно поэтому 1-ый квартал, особенно январь, выбиваются из общей динамики. Январь, вообще, самый инфляционный месяц и в теории, и на практике. В дополнение к росту цен на услуги это еще и фактор 13-ой зарплаты, когда люди получают деньги в декабре и тратят их в январе. Это еще более усугубилось длинными праздниками в этом году, так как производство стояло, а потребление росло. Население тратило все свои новогодние премии и несло их на рынок. Но как раз именно эти факторы в дальнейшем в этом году будут снижаться, просто потому, что уже не будет повышения тарифов.

Вопрос: Но есть такое подозрение, что в российских регионах не до конца проведено повышение тарифов, особенно на жилищно-коммунальные услуги, и в течение года возможен их дальнейший рост.

Ответ: Согласен. На уровне регионов, да. Есть такая опасность, и именно поэтому Минэкономразвития совместно с Минфином предлагает правительству обратить серьезное внимание на региональный уровень повышения цен на услуги ЖКХ, и, по возможности, минимизировать, если не заморозить эти тарифы.

Вопрос: Но это относится к компетенции регионов. Какие меры можно применить?

Ответ: Да, это компетенция регионов, но регионы тоже должны отвечать за макросоставляющую. И мы обращаем внимание правительства на это.

Вопрос: А что будет с теми регионами в рамках этой инициативы, у которых повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги зашкалило в этом году за 30 процентов? Что делать с этими регионами?

Ответ: Нет, конкретных мер по наказанию нерадивых губернаторов мы не предлагаем. Но мы понимаем, что это та проблема, на которую следует постоянно обращать внимание.

Вопрос: То есть вы считаете, что это должно быть предметом пристального внимания правительства и правительство должно делать какие-то выводы, предписания, действовать по аналогии с ситуацией в Корякском автономном округе?

Ответ: Вопрос кадровых или административных решений это не вопрос правительства. Но правительство, как минимум, должно осуществлять мониторинг ситуации в регионах и, при необходимости, при каких-то экстремальных выбросах информировать высшие силы.

Вопрос: Что еще могло бы повлиять на ситуацию с инфляцией в этом году? Возможно ли, что на ее уровень окажет влияние повышение цен на бензин на внутреннем рынке? Этот фактор может стать локомотивом раскручивания нового витка инфляции в этом году?

Ответ: Конечно, могут. Особенно, если мы вспомним, что в прошлом году цены на бензин выросли больше, чем на 30 процентов. То есть этот товар был одним из инфляционных лидеров. Если говорить о ценах на бензин, нефтепродукты или подобные товары, то здесь мы можем предложить две меры, которые возможны на уровне правительства. Первое - это усиление антимонопольного контроля. Есть основания предполагать, что на некоторых рынках цены растут в результате картельного сговора. Именно поэтому правительство подготовило фактически новый закон о защите конкуренции, где полномочия антимонопольного органа расширяются. В частности, должно быть уделено пристальное внимание в условиях нашей олигополистической структуры рынка, не только бензинового, но и других олигополистических рынков, возможности картельных сговоров и заключения ценовых соглашений, вероятность которых достаточно высока.

Вопрос: Можно ли говорить о том, что в России регионы поделены между нефтяными компаниями, которые доминируют в отдельных регионах, поэтому говорить о картельных соглашениях не совсем уместно?

Ответ: Если мы говорим о рынке нефтепродуктов, то чем дальше, тем больше стирается четкое географическое районирование между крупными вертикально-интегрированными нефтяными компаниями. Да, когда-то оно совершенно четко прослеживалось. Сейчас это уходит постепенно, но, конечно, и на это надо обращать внимание. Отсюда вытекает и общая проблема нашего нефтяного рынка, которая связана с тем, что есть вертикально интегрированные нефтяные компании и нет заинтересованности в установлении внутрироссийской рыночной цены, как на нефть, и, вообще, на нефтепродукты, так и на биржевые товары. Поэтому одним из важных факторов было бы развитие внутреннего биржевого товарного рынка, в том числе и биржевого рынка нефти и нефтепродуктов. Это нонсенс, когда Россия, являющаяся одной из крупнейших нефтяных держав, экспортером нефти, получает свое ценообразование с International Petroleum Exchange (Международная нефтяная биржа) в Лондоне, не имея внутренней цены. Это такой же нонсенс, как брать цену ОАО "Мобильные телесистемы" или ОАО "Вымпелком" с Нью-Йоркской фондовой биржи.

Вопрос: Имеет ли это большой смысл, в связи с тем, что в условиях существующей налоговой системы рентабельнее качать нефть за рубеж, чем на внутренний рынок? Не приведет ли это к дефициту бензина на внутреннем рынке и новому витку цен на него?

Ответ: Это другой вопрос. Изменение системы налогообложения нефтяных компаний, даже если оно имеет свои недоработки, не снимает необходимости создания внутреннего прозрачного рынка нефти. Да, сейчас выгодно качать за рубеж. Но это не значит, что в России нефти не остается. Она есть. А изменение ставки налога на добычу полезных ископаемых и экспортной пошлины связаны с инфляцией лишь опосредованно.

Мы пока не ощущаем опасности, что будет дефицит бензина, и из-за этого возможно повышение цен.

Если говорить о дефиците, то мы больше обращаем внимание на рынок продуктов питания. Прежде всего, мяса, и, в связи с этим на импортные квоты. Прежде всего, это рынок свинины и говядины. Наличие квот (на импорт мяса) является очень существенным фактором. Повышение цен на мясо стало существенным фактором, воздействовавшим на инфляцию в прошлом году. Боюсь, при сохранении нынешних пошлин, он будет оказывать влияние и в этом году. Мы предлагаем правительству обратить внимание и на эту проблему. Поддержка отечественных товаропроизводителей - это, конечно, хорошо, но в итоге страдают отечественные потребители.

Вопрос: Касается ли это других товарных групп, в частности зерна?

Ответ: Ситуация с зерном аналогична сложившейся на мясном рынке. Это касается и цен на хлеб. Эти товары являются одними из самых значимых факторов повышения инфляции.

Вопрос: Считаете ли Вы, что сейчас решающее слово в обуздании инфляции принадлежит в большей степени правительству и исполнительной власти, чем Центральному банку?

Ответ: Согласен, что меры по сдерживанию инфляции, которые предлагаются и нами и Центральным банком, в основном не монетарные. Это меры тарифного регулирования, таможенного регулирования, антитрестовского регулирования. Еще правительство стерилизует поступающие средства через стабилизационный фонд, который является одним из мощных факторов по сдерживанию инфляции. Стабфонд является главным "борцом" с инфляцией, а чисто классические монетарные методы, которые в руках у Центробанка, играют менее значимую роль в силу ряда причин. Можно было бы стерилизовать денежную массу просто подняв отчисления в фонд обязательных резервов банков. Но, понятно, что сейчас Банк России не может идти на эту меру после того, как он летом 2004 года опустил в несколько раз эти требования. Сейчас это имело бы негативные эффекты в другой сфере, которые бы превышали дефляционный эффект.

Вопрос: Какой в этой ситуации все же могла бы быть роль Центрального банка в сдерживании инфляции?

Ответ: У Центрального банка остаются меры регулирования валютного курса. Но вряд ли сейчас он пойдет на резкое ослабление рубля, равно как и на совсем резкое его укрепление.

Правительство берет на себя основную тяжесть по контролю за сдерживанием инфляции.

Вопрос: То есть сейчас проще стабилизировать курс рубля по отношению к доллару в некоем коридоре, чем идти ради достижения целей по инфляции на резкое укрепление рубля?

Ответ: Любой резкий шаг в экономике влечет за собой как позитивное, так и негативное влияние. Ни одного решения в экономике нельзя принять так, чтобы все были довольны. Резкое укрепление рубля, например, влечет за собой удар по отечественным товаропроизводителям. Поэтому в данной ситуации, нужно все хорошо продумать.

Вопрос: Правительство РФ приняло решение об увеличение цены отсечения, свыше которой средства федерального бюджета поступают в стабилизационный фонд, до 27 долларов за баррель при сохранении прогноза по инфляции на 2006 г в пределах 7-8 процентов. Не вызовет ли это разгон инфляции?

Ответ: Это то, чего мы боимся больше всего. Вопрос не в том, что нам жалко стабфонда. Но негативный эффект от инфляции съест все позитивные эффекты от дополнительных выплат кому бы то ни было. Министерство финансов об этом предупреждало. Наше мнение сохраняется, что эта мера далеко не самая лучшая, которую можно было бы принять. Эта планка повышается ради увеличения социальных расходов, но при этом мы понимаем, что последующая инфляция в первую очередь ударит по тем, кому мы повышаем пенсии. Инфляция обладает очень плохим свойством - в первую очередь бить по наименее обеспеченным слоям населения. Высшие слои не заметят повышения инфляции в 2-3 процента.

Вопрос: Какие могут быть аргументы в пользу этой позиции?

Ответ: Если обратить внимание на мнение финансового и инвестиционного сообщества, то оно единодушно. Я не нашел ни одного мнения независимого аналитика, который деньгами отвечает за макроэкономику, который бы одобрил ослабление бюджетной политики. Все без исключения инвестиционные банки говорят, что ослабление бюджетной политики приведет к росту инфляции и дестабилизации макроэкономических показателей. Они считают, что это негативно скажется на стране в целом.

Вопрос: Есть некая средняя температура по больнице - показатель инфляции. Но по ряду регионов рост цен был более значительным, чем этот средний показатель. Есть определенные сомнения, что этот показатель выражает реальную динамику по регионам?

Ответ: Согласен, что любой такой общий макроэкономический показатель хорош на уроках макроэкономики или при решении макроэкономических проблем формирования бюджета. Бюджет надо формировать из агрегированных показателей. Но когда мы говорим уже о социальном развитии, когда мы говорим об экономическом развитии в целом, то мы должны очень четко дифференцировать все эти интегральные показатели. Это касается и инфляции. Конечно, она очень сильно отличается в зависимости от региона, в зависимости от социального слоя. То же самое касается и экономического роста в целом. Что такое удвоить ВВП? Собственно, гораздо больше значит распределение ВВП среди населения, а не его абсолютные величины.

Вопрос: Есть показатель распределения ВВП на душу населения.

Ответ: Это тоже плохой показатель. На чью душу? Если половина из этого ВВП будет принадлежать олигархам, то какой смысл так удваивать ВВП. Удвоение ВВП при росте дифференциации населения, когда богатые богатеют, а бедные беднеют? Удвоение ВВП не есть благо для общества в целом. Именно поэтому главное не рост, а распределение, как осуществляется перелив этого ВВП. То же самое и с инфляцией.







http://www.prime-tass.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован