16 сентября 2004
86

Министр природных ресурсов РФ Ю.П. Трутнев: Правила доступа к главному богатству России и основному источнику роста ее экономики - месторождениям полезных ископаемых - должны быть кардинально пересмотрены.

Глубоко копает.

Правила доступа к главному богатству России и основному источнику роста ее экономики - месторождениям полезных ископаемых - должны быть кардинально пересмотрены, считает министр природных ресурсов РФ Юрий ТРУТНЕВ.

`Профиль`: Сейчас МПР активно лоббирует принятие поправок в закон `О недрах`, уже одобренных в первом чтении Госдумой. В чем причина такой срочности, ведь осенью вы планируете завершить разработку нового закона о недрах?

Юрий Трутнев: Проект нового закона действительно планируется внести в правительство до конца этого года. А с учетом рассмотрения его в правительстве и в Госдуме реальный срок начала работы закона, в самом лучшем случае, - весна 2005 года. То есть как минимум год предстоит работать по старым правилам. Учитывая, что недропользование в бюджете РФ и в национальном продукте весит очень много, ждать для страны целый год просто слишком дорого. Поправки же в закон (см. справку на с. 32. - `Профиль`) реально могут помочь введению в эксплуатацию новых месторождений.

`П.`: Те поправки, которые сейчас рассматриваются Госдумой, станут основой нового закона?

Ю.Т.: Я бы сказал так: рассматриваемые сегодня поправки не предвосхищают будущую политику в сфере недропользования, они просто снимают самые острые проблемы. Например, сейчас мы не можем ввести в эксплуатацию целый ряд крупных месторождений по той простой причине, что по ныне действующему закону со дня объявления условий аукциона до его проведения надо ждать около полугода - это очень долго и дорого. Мы хотим сократить эти сроки до 45 дней. Другая проблема - взаимодействие между регионами и федеральной властью.

`П.`: В чем же заключаются разногласия с руководством регионов?

Ю.Т.: Противоречия можно разделить на два блока. Первый - когда регионы вообще не собираются выставлять месторождение на конкурс или аукцион. Например, по Ненецкому округу, по непонятным для нас причинам, в течение двух лет не утвержден программный перечень лицензирования.

Второе противоречие касается формы предоставления прав на недра. Минприроды настаивает на открытых аукционах, регионы - на конкурсах с неопределенными условиями. Между тем командовать выделением недр мы сами не собираемся. Но не хотим и оставлять это право кому бы то ни было.

Кстати, в поправках предусмотрено, что при наличии заявки на геологоразведку или на разработку месторождения Минприроды обязано в жестко регламентированные сроки выставить его на аукцион. Или же заявить о том, что данное месторождение остается в нераспределенном государственном фонде. То есть мы хотим более четко регламентировать не только действия властей регионов, но и свои собственные.

`П.`: Что принципиально изменится в системе недропользования после принятия нового закона?

Ю.Т.: При разработке нового закона мы рассматриваем несколько блоков проблем. Первая задача - обеспечить эффективное использование уже имеющихся и введенных в эксплуатацию месторождений. Сегодня в стране действует 16 тыс. лицензий, но единой, сведенной информации об их исполнении в России нет. Очевидно, что такая общая база данных крайне необходима.

Кроме того, все лицензии сильно различаются по прописанным в них требованиям. Некоторые лицензионные соглашения содержат избыточные требования, например связанные со строительством социальных объектов.

Или другая ситуация. Целый блок лицензий в период с 1992 по 1995 год выдавался без сроков ввода и без характеристик эксплуатации - нет темпов отбора, нет зафиксированного плана разработки месторождений и т.д. Так что очевидна необходимость унификации формы лицензионных соглашений. Мы планируем привести их к максимально ограниченному перечню пожеланий со стороны государства, ввести это в единую информационную базу и жестко спрашивать за соблюдение этих требований.

Второй блок задач нового закона касается ввода в действие новых месторождений. Предстоит разработать понятную, прозрачную, с минимальным количеством административных барьеров процедуру выдачи прав на разработку месторождений.

Последний блок - воспроизводство минерально-сырьевой базы. В этой сфере самым главным мы считаем наличие у инвестора сквозных прав - начиная с геологоразведки и заканчивая разработкой месторождения. Проще говоря, вкладывая деньги в геологоразведку, человек должен знать, что разведанное им месторождение в результате будет принадлежать ему.

Это основные блоки, которые войдут в новый закон. Хотя, разумеется, существует еще значительное количество немаловажных нюансов.

`П.`: Например?

Ю.Т.: Допустим, оборот геологической информации и права собственности на нее. Эта сфера с точки зрения закона вообще никак не отрегулирована. Сегодня практически все вводимые в эксплуатацию месторождения разведаны еще в советский период. Стоимость информации, порядок компенсации понесенных государством затрат никак не регламентированы. Информация о недрах является, на мой взгляд, не менее дорогим товаром, чем, скажем, нефть или газ.

Есть проблемы и с информацией, принадлежащей частным компаниям. Большой вопрос, существует ли у компании обязанность делиться с государством частью полученной информации или нет. Сейчас это законодательно также не прописано. Есть лишь правило, что по истечении определенного срока компании должны предоставлять отчет о геологоразведке. Мне кажется, основная проблема состоит в том, что информация не определена как товар. То есть не определена ее стоимость, правила ее передачи. Отсюда - крайне непонятная и непрозрачная игра на рынке информации.

`П.`: В проекте закона каким-либо образом оговорены особые условия для иностранных инвесторов, как это было сделано в законе о СРП?

Ю.Т.: К соглашениям о разделе продукции я вообще отношусь отрицательно. Хотя правительством принято решение, по которому вмешиваться и что-либо менять в уже начатых проектах СРП недопустимо. Но в будущем СРП как упрощенная схема налогообложения может применяться только как исключение. И лишь когда государство ранее все сделало, чтобы привлечь инвестора на принципах сложившейся системы налогообложения.

Что касается иностранных компаний - пока мы не видим необходимости создавать отдельный блок по иностранцам.

`П.`: То есть и ограничивать их деятельность тоже не собираетесь?

Ю.Т.: Пока в проекте закона такие предложения отсутствуют. Хотя бывают ситуации, когда государство должно защищать свои национальные интересы в сфере недропользования. Однако такие ситуации не должны разрешаться административными методами и обязательно должны быть прописаны в законе.

`П.`: В связи с намерением МПР ужесточить контроль за использованием месторождений планируется ли продолжить политику отзыва лицензий?

Ю.Т.: Есть два параллельных процесса. С одной стороны, совершенствования законодательства, унификация лицензий, наведение порядка в мониторинге за их исполнением.Это работа на год-полтора минимум, это план на будущее, это стратегия.

Но, с другой стороны, мы не можем полтора года сидеть и смотреть, как крупнейшие месторождения не вводятся в эксплуатацию или же нарушаются условия их разработки. Поэтому недропользователей мы приглашаем к себе на комиссию по разработке нефти и газа с докладом о проделанной работе.

Если мы видим, что компания пусть и не выполнила в какой-то части лицензионное соглашение, но в принципе собирается заниматься данным месторождением, обладает достаточным ресурсом - то мы будем исходить из того, что наша задача не разрушать, а, наоборот, создавать условия для экономических субъектов. Если же мы увидим, что нам попросту морочат голову и никто не собирается заниматься разработкой месторождений - будем отзывать лицензию.

`П.`: Уже довольно давно тянется история с переносом объявления сроков и условий тендеров на право освоения крупнейшего в Евразии золоторудного месторождения Сухой Лог и Удоканского месторождения меди. В чем причина и когда тендеры все-таки состоятся?

Ю.Т.: Получив предложения по условиям аукциона по Сухому Логу, мы не сочли внятным технико-экономическое обоснование. Поэтому и по Удокану, и по Сухому Логу, и по всем остальным месторождениям стоит простая задача - должно быть подготовлено вразумительное технико-экономическое обоснование. Раз уж государство чего-либо требует от компании, должно быть четко объяснено, на чем именно основываются эти требования.

Поэтому по всем месторождениям, которые включены в перечень лицензирования, сейчас ведется подготовка таких обоснований. Выставление месторождений на аукционы планируется начать с сентября 2004 года. До конца года мы планируем выставить на аукционы ряд крупных месторождений, таких как Сахалин-3, Баренц-1, Баренц-2 и Баренц-3, Сухой Лог и др.

Для этого необходимо, чтобы в Госдуме прошли поправки к закону `О недрах`. Нам нужны поправки хотя бы потому, что позиция администрации Читинской области по Удокану простая - конкурс. Мы говорим - открытый и прозрачный аукцион. Но спорить и доказывать местным властям очевидные вещи не имеет смысла, необходимо, чтобы это было прописано в законе. Так что затягивание принятия поправок в закон `О недрах` тормозит и выставление на аукцион крупных месторождений.

Беседовал Евгений Дмитриев.

12 | 07 | 2004

журнал `Профиль`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован