20 декабря 2001
107

МИР ЗИМЫ 1-5



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

С. Дж. МИЛЛС
Мир зимы 1-5

КНИГА ЖАННЫ
КНИГА БРАНДЕРА
ЗИМНИЙ МИР
КНИГА ИДЖИЛА
ПЛАНЕТА ЗИМЫ




С. Дж. МИЛЛС

КНИГА ЖАННЫ




ПРОЛОГ

Приготовиться к причаливанию. Всем пассажирам приготовиться к
причаливанию.
Гнусавый голос компьютера заставил отвлечься тонкого, смуглого
мужчину от своих мыслей. Карн Халарек, Лхарр Халарека, отодвинулся от
стола, поднялся и поправил свой костюм. Прошло много лет с тех пор, как он
носил одежду Внутреннего Мира. Он улыбнулся. Десять лет. Десять лет назад
Гильдия запретила всем Домам Старкера-4 летать куда-нибудь на кораблях
Гильдии, и все были заперты на планете, ведь на Старкере-4 не было
космических аппаратов, кроме тех, что были предназначены для редких
экспедиций.
Косвенно этот запрет был из-за Карна. Он возвращался домой, чтобы
принять управление Домом, а убийцы Дома Харлана пытались помешать. Они
предприняли эти попытки на борту корабля Гильдии. Это нарушило нейтралитет
Гильдии, и она была вынуждена защищать свою репутацию.
Карн собрал со стола бумаги и опустил их в большой конверт. Он
покачал головой. Было трудно поверить, что Ричард Харлан расплатился с
Гильдией валютой и сдержал оба обещания, данные врагу. Карн усмехнулся.
`Эта валюта делает невозможной скорую экспедицию Черного Корабля
Ричарда. У меня уже будут наследники, когда он сможет позволить себе это.
Особенно учитывая, что с ним сотворил Брандер.`
Карн огляделся, проверяя, не забыл ли он что-нибудь. Сохранив
средства за время перемирия, его Дом смог собрать достаточную сумму, чтобы
арендовать Черный Корабль.
Невеста Черного Корабля очень престижна для любого Дома из-за высокой
стоимости, которую она представляет. Знает ли Ричард, что Карн использует
перемирие, чтобы получить жену из пришельцев? Может быть, Ричарду удастся
поместить своего человека на Черный Корабль, чтобы `распечатать`
предполагаемую жену Карна до него и таким образом украсть ее у Карна, как
прадед Карна украл невесту у прадеда Ричарда. Это будет `смешным`
напоминанием о начале вражды и почти подведет Дом Халареков к банкротству,
вынуждая Карна искать новую жену и сэкономив огромные средства Дома
Харланов на Черный Корабль.
Карн стоял, задумавшись. Похоже, что человек Харлана был на Черном
Корабле. Перемирие закончилось, когда Ричард покинул свое заточение.
Ричард не упустит возможности унизить женщину и даже ранить ее, чтобы
унизить и ранить Карна и его Дом. Так же, как раньше он поступил с Кит.
Единственный способ защитить Жанну Верлит от Ричарда - это провести
старинный ритуал перед свидетелями из Совета, как только она окажется на
борту. Ему не хотелось этого, но иначе она могла закончить женой раба или
проституткой у одного из союзников Ричарда.
Голос компьютера зазвучал снова. `Всем пройти к выходу. Побыстрее,
пожалуйста`.
Скорее, скорее. Для них обоих начало будет не из приятных. Но он
должен думать о сотнях Халареков и тысячах подданных. Только эта игра
могла спасти его Дом и его мир. Хотя бы его мир.
Эта женщина не была похожа на других невест с Черного Корабля. Карн
велел агенту подыскать женщину, которая сможет помочь ему повести общество
Старкера-4 к менее жестокой и автократичной жизни. Среди тех, кого нашел
Ланс, Жанна Верлит казалась самой стоящей. Она была специалистом по Земной
преиндустриальной истории, поэтому она понимала, что за общество на
Старкере-4. Жанна Верлит была последней ставкой Карна. Он не должен
проиграть. Он не может допустить даже малейшего риска, чтобы Ричард не
похитил ее. Ритуал необходим, но он постарается быть бережным. И она
привыкнет. Его мать была невестой с Черного Корабля, и она привыкла.
Правда, его мать была из общества, не настолько опередившего
Старкер-4, как общество Фру.
Карн покинул кабину и поспешил по коридору. Он надеялся, что Ланс
будет встречать челнок сам. Прошло десять лет с тех пор, как они
расстались в Академии. Узнают ли они друг друга?
Внешняя стена коридора была окном, за которым виднелся Фру, планета
старой Империи. Фру вращался медленно, золотой, синий и бледно-зеленый. На
Фру многие корабли останавливались для очистки и обслуживания в доках. Его
орбитальные доки и мастерские были причиной богатства Фру. Это был мир
высокой культуры без насилия. Это могло быть еще одной проблемой между
Карном и Жанной. Никто не скажет, что Старкер-4 - мир без насилия или с
высокой культурой.
Карн завернул за угол и оказался в зале у причала 10. В дальнем углу
зала очередь ожидающих медленно двигалась к двери челнока. В иллюминатор
был виден округлый металлический нос челнока.
Карн остановился у иллюминатора. Он пытался представить себе, как
выглядит Ланс, как выглядит Жанна. Ланс должен показать ему возможные
места посадки для Черного Корабля. Это было одним из условий их договора -
безопасное место посадки корабля.



1

Предрассветный туман висел над фермой. На востоке первые лучи
встающего солнца подсвечивали его. Вывеска `Ферма Верлит` то появлялась,
то исчезала. Мне нравилось, как туман делает предметы то явными, то
исчезающими.
Работники молочной фермы шли на дойку. Когда я приезжаю домой, я
часто помогаю. Мне нравится тепло фермы перед рассветом, желтый свет
внутри, запах сена, цыплят и чистых коров. Но сегодня я туда не иду.
Сегодня Ланс и я официально объявили наше приглашение на большой праздник
для соседей и друзей Ланса и его деловых партнеров. На вечер прибудет друг
Ланса по Академии из одного из самых варварских миров. То расстояние,
которое он преодолел, чтобы попасть к нам, удивило меня. Даже семья Ланса
не прибудет на Фру, даже на церемонию бракосочетания. Они сказали, Фру
очень далек от Земли. Но она ближе, чем Старкер-4, откуда этот друг Ланса.
Только очень важная связь могла привести сюда этого лорда с самого края
досягаемости. По такому случаю с ним надо быть мне особенно гостеприимной.
Я вдыхала запах утра, вливающийся в окно. Жаль, что после города я не
могу сегодня провести несколько часов на ферме. Все большие приготовления
были завершены, но оставалась масса мелочей, которые нужно успеть
закончить до прибытия гостей на этот ужин.
Мам была тщательной в планировании, и все - еда, напитки,
развлечения, даже время, когда то или иное блюдо должно быть подано, когда
певец или ансамбль должен появиться - все было записано на листах. Даже
имена гостей с краткими замечаниями о каждом, чтобы было легче начать
беседу. Каждый в семье получил лист со списком гостей и персональный
список обязанностей, даже Питер, который предполагал, что его короткое
пребывание дома станет каникулами. Я, по списку, должна была начать с
проверки солярия.
Когда я появилась на кухне для ленча, Питер стоял в центре, с
сандвичем в руке, ругаясь с Мам.
- Следить за мальчишками! Почему Абби не посмотреть за ними? Я всего
несколько недель на Фру. У меня есть друзья. У меня нет...
Мам заставила замолчать его взглядом, хотя даже Пап не мог этого
сделать. Питер не замечал, что обижает Абигайль, предполагая, что
присмотреть за его сыновьями несколько часов было ниже его достоинства. Он
только видел, что Мам велит выполнять ему `женскую` работу.
Абигайль сидела за столом, съежившись, словно ожидая удара. Я знала,
что Питеру даже в голову не придет замахнуться на нее. У нас это не в
ходу. На Фру нет войн, сражений, ритуальных поединков до крови для
развлечения зрителей. Но для Абби было ударом узнать, что Питер считает
присмотр за шалунами вполне подходящим для нее, но не слишком важным, чтоб
этим обеспокоиться самому. Я не могла понять, почему Абби не могла просто
сказать Питеру, чтобы замолчал и ненадолго занялся своими чадами.
Должность капитана корабля Гильдии не делала его повелителем всего мира.
Но Абби никогда не сопротивлялась ему. Может быть, именно за это он любил
ее. Или, может быть, он любил бы ее еще больше, если бы она иногда могла
постоять за себя.
Абби могла позволить Питеру такое поведение, но Мам нет.
- Ты иногда отсутствуешь месяцами. Мальчикам необходимо хоть иногда
побыть с тобой. Абби необходимо отдохнуть от заботы двоих родителей. И,
если ты не желаешь заниматься детьми, тебе не следовало заводить их. - Это
был настоящий удар. Питер обожал мальчиков. Мам улыбнулась. - К тому же ты
ненавидишь чистить овощи и мыть посуду, а сегодня у тебя только такая
альтернатива. Ты же здесь не гость, так что прекращай вести себя как
ребенок и позволь Абби закончить ленч, чтобы она могла помогать.
Питер открыл было рот, но, повстречав взгляд Мам, покраснел и пошел к
лестнице. Он займется детьми. Мам иногда обращалась с ним, будто ему все
еще восемь. Я вспомнила дрессировку лошадей: какими бы большими они ни
были, люди намного меньше их, но лошади подчиняются.
Конечно, Питер не был таким наивным, как лошадь. Мужчину не назначат
капитаном Гильдии, когда ему нет тридцати, если он глуп. Ладно, это
проблема Питера, как вести себя. Моя задача сейчас поесть спокойно, не
думая о том, что еще мне надо сделать.
К закату я справилась со всеми делами, искупалась и завершала свои
приготовления у себя в спальне. Шарин сидела на моей кровати и болтала о
том, что она успела сделать. Я причесывалась, одевалась и боролась с
застежкой.
- Давай помогу, глупышка, - сказала Шарин голосом Мам. Она поправила
ткань, и застежка освободилась. Она отступила на шаг. - Повернись. - Я
рассмеялась и повернулась. Шарин говорила словами и тоном Мам, хотя она
жила с нами только с четырех лет. Шарин оправила ткань. - Мне нравится
этот синий цвет. Он оттеняет твои глаза и волосы. Он подчеркивает рыжину.
Мне бы хотелось иметь именно такой коричневый тон, а не как у меня -
темный, словно грязная вода.
О, господи, она уже начинает беспокоиться о подобных вещах. Я обняла
ее.
- Когда мне было столько, сколько тебе сейчас, я была рыжей, как
морковка. Меня так дразнили, что домой я возвращалась в слезах.
Она посмотрела на меня, и ее несчастное выражение на лице сменилось
симпатией к той девчонке, которой я была.
- Это должно быть ужасно.
- Да уж, моя сладкая. - Я чмокнула ее в щечку. - Спасибо тебе. - Я
указала на коробку с драгоценностями и отправила ее к ней легким шлепком:
- Принеси-ка мне гарнитур из ожерелья и сережек и одевайся сама. Когда
будешь готова, возвращайся сюда, мы уложим твои косы и украсим их цветами.
И когда я буду представлять гостям мою сестричку, они подумают, что она
принцесса.
Шарин заверещала, закружилась, захлопала в ладоши и умчалась
одеваться.
В назначенное время мы были на месте. Шарин стояла с одной стороны
дверей, а Мам и Отец с другой. Жак остался в детской с няней и был зол. Мы
знали, что в шесть он еще мал, чтобы вести себя спокойно часами в компании
взрослых. Шарин вела себя с важностью взрослой дамы. Она обладала этой
удивительной способностью вдруг становиться взрослой.
Ланс предупредил меня, что задержится из-за прибытия челнока. Мам и
Отец провожали гостей к столам, когда у дверей появился красный экипаж
Ланса. Я послала Шарин за родителями. Когда я обернулась к двери, двое
молодых людей уже стояли там, ожидая.
Ланс улыбнулся мне, и сердце мое екнуло. Еще только два месяца - и мы
поженимся, еще два месяца - и нам уже не надо будет соблюдать традицию
раздельной жизни его народа. В нашем народе соглашение о браке позволяло
паре жить вместе. Но у них это не принято. Поэтому мы никогда не
оставались наедине. Иногда мне хотелось выпрыгнуть из своей оболочки.
Ланс поцеловал меня, холодный поцелуй перед посторонними. Он
повернулся к другу.
- Жанна, позволь представить Карна Халарека, Лхарра в Халареке. Карн,
Жанна Верлит, исследователь Земной преиндустриальной истории общества.
Твой народ живет, как многие из тех, что она изучает.
Странное замечание, но если Лхарр и подумал так, то он хорошо это
скрыл.
Лхарр был всего на несколько сантиметров выше меня. Из того, что
рассказывал Ланс, я представляла его большим и могучим. Он оказался
худощавым и изящным, с глазами, золотистыми как у кошки.
Он говорил на галаке. Это удивило меня. Я не предполагала, что
феодальный лорд может говорить на каком-нибудь языке, кроме торговых.
Тупица, он же учился пять лет в Морской Академии Альтаира. Он, наверное,
говорит и на штерне, звездном языке.
Его длинные пальцы сомкнулись на моей ладони. Но он не стал ее
пожимать, а поднес к лицу и поцеловал воздух над самой кожей. Это был
обычай, о котором я только читала.
Я ощутила, будто поцелуй всколыхнул тоненький слой воздуха над
ладонью, и вздрогнула. Я присмотрелась к нему. В нем не было ничего
отталкивающего. Я сказала себе, что дрожь эта - глупая реакция на
человека, о котором я знала, что он готовился к военной жизни. Хотя Ланс
говорил, что лорд Карн в основном готовился вести мирные переговоры, но
это было, наверное, не совсем так. Он жил в мире, известном своими
войнами. Он не выжил бы целых десять лет в нем без умения пользоваться
оружием и тактикой, и убивать.
Ланс отвел Лхарра в сторону, чтобы показать достопримечательности,
которые Отец раздобыл, устраивая ферму среди механизмов других миров. Я не
могла уделить должного внимания гостям. Присутствие человека, живущего
ежедневно рядом с войной и смертью, меня очень волновало.
Я обругала себя за глупые мысли. Ланс, гордый самыми жестокими
приключениями Карна Халарека, не пригласил бы его сюда, если бы гость не
был знаком с цивилизованным обществом.
Мам нетерпеливо подзывала нас к двери солярия. Ланс подтолкнул меня к
ней рукой. Его друг шел рядом. Мам подошла к нашему столу и стояла рядом
со своим креслом. Я видела, как она постукивала носком туфельки. Она не
очень-то любила ожидать опаздывающих гостей, даже таких почетных, как
Лхарр со Старкера-4.
Мы расселись за столом, лорд слева от меня, Ланс справа. Подали суп.
Я наблюдала за Лхарром краешком глаза. Он ел суп так же изысканно, как все
остальные. Я продолжала удивляться. Я ожидала манер лорда средневековья на
Земле, несмотря на годы, проведенные на Болдере.
Мы на Фру четко проводим границу между цивилизованными людьми, не
убивающими живых существ, и нецивилизованными. Болдер был на границе между
ними. Но Лхарр выглядел вполне цивилизованно. Возможно, я была предвзята.
У меня не было большого опыта общения с людьми из других миров. Они не
приезжали на учебу в университет, и я не встречала их на работе. У Отца
был гость на ферме, но домой он никого не приглашал, хотя приезжие из
Старой Империи и других миров часто прибывали. Питер иногда приводил
Гильдсменов или ХТ на обед, но никого из Внешних миров. Мне придется
разговаривать с Лхарром, возможно, даже танцевать. Мне это не нравилось.
Этот человек убивал.
Подали горячее. А я еще ни с кем и словом-то не перемолвилась. Я была
груба, как мог быть, по моим предположениям, средневековый лорд, но я не
могла есть и разговаривать с человеком, который убивал других. Даже мысль
об этом вызывала спазм в желудке. Позже. Во время танцев.
Ланс любил рассказывать нам о приключениях Карна Халарека. У Лхарра
была жизнь, полная опасностей. Ланс считал свою жизнь брокера достаточно
скучной.
Я взглянула на Ланса, и он улыбнулся, как мальчишка. Мне это очень
нравилось. У нас было много общих интересов. Он был умен, смекалист,
очарователен, нежен и сексуален. Я могла ему простить маленькие
недостатки.
Некоторые гости с других планет тоже рассказывали истории о Карне.
Казалось, они удивлены и заворожены мужеством лорда. Самая ужасная история
была о его сестре Кит, которая была захвачена во время свадебной
процессии.
Перед десертом был перерыв. Я взглянула на Лхарра. Он откинулся в
своем кресле, прикрыв глаза. Его руки спокойно лежали на бедрах. Он
выглядел очень усталым. И очень печальным. Я почувствовала симпатию к
нему. Он хотел освободиться от жестокой жизни, уехав в Академию.
Няня тихонько пересекла комнату и что-то шепнула Питеру. Он улыбнулся
нам деланно, поднялся и последовал за ней. Скоро он вернулся.
- Ночной кошмар, - сказал он всем. Питер повернулся к Лхарру. - Мне
хотелось бы услышать, как вы добрались сюда, лорд Карн. Гильдия
отказывалась брать пассажиров со Старкера-4 целых десять лет. Однажды я
встречался с капитаном Телеком, который вел последний полет туда. Что
случилось?
Лицо лорда стало суровым.
- С Телеком? Он был приговорен к десяти годам на рудниках Архаша, как
соучастник преступления.
Питер есть Питер, он не терпел неясностей.
- Случилось что-то важное, я думаю. Центр Гильдии не возвращается
каждый раз к уже решенным вопросам. Особенно, если это касается
нейтралитета. Или, может быть, вам не хочется об этом говорить, -
наконец-то обратил он внимание на строгие лица остальных.
Лхарр пристально смотрел на Питера. Уголок рта приоткрылся.
- Мне все равно. - Он выпрямился. - Пять лет назад Дом Харлан, давний
враг моего Дома, заключил перемирие с нами на пять лет. Он выдержал. Это
произвело впечатление на Гильдию, ведь это был Дом Харлан, десять лет
назад приславший убийц.
- Убийц? - воскликнула Ширин. - Что такое убийцы?
Мам окинула ее строгим взглядом, но Шарин не заметила его. Лхарр
извиняющимся взглядом ответил Мам, а затем заговорил.
- Убийцы - это люди, нанятые, чтобы уничтожить других людей по
политическим соображениям или из-за денег.
Шарин сглотнула и уставилась на скатерть. `Уничтожить` она понимала
умом, хотя бы. Мое мнение о Лхарре менялось к лучшему. Он ответил Шарин
честно, так вежливо взрослые редко обращаются с ребенком. Он ответил
такими словами, чтобы Шарин поняла. Но как можно короче. Он действительно
оказался дипломатом и человеком, уважающим детей.
Шарин взглянула на него, перевела взгляд на Мам, снова на Лхарра и
вздохнула.
- Но почему? Почему? - прошептала она.
Я расслышала глухой шлепок. Это Мам или Питер стукнули ее под столом.
Лхарр обернулся к Шарин.
- На самом деле ты не хочешь этого знать, малышка. Подробности, даже
для таких сильных, взрослых людей Фру, как твой брат, слишком тяжелы.
- Благодарю, - шепнула Мам.
Шарин задумалась на миг.
- Хорошо, - сказала она. - Я верю вам. Я подожду, пока вырасту, чтобы
спросить.
Лхарр улыбнулся ей широкой улыбкой. Затем обратился к Питеру.
- Закончить ответ вам. Перемирия было недостаточно, конечно. При
подписании договора лорд Ричард обещал, что ни один Дом не будет воевать
на территории Гильдии. Заплатил пятьдесят тысяч гильдкредитов. Это большая
сумма для нашей планеты, где почти вся торговля ведется по бартеру. Но
Центр Гильдии не поверил ему. По известным соображениям. Дом Лорда Ричарда
держит слово только, когда это выгодно. Тем не менее он соблюдал
перемирие, и несколько месяцев назад Гильдия сняла запрет на пассажиров.
Питер кивнул.
- Когда я возвращался домой из Академии, герцог Харлан, отец лорда
Ричарда, подослал убийц ко мне. Я еще не покинул орбиталь Болдера, когда
они попытались убить меня. Первая попытка провалилась, они попробовали
убить меня на корабле, идущем к Старкеру.
Шарин кусала губу. У Мам на глаза навернулись слезы. Мне было так
жалко этого парня, что я тоже чуть не плакала. Лхарр поднялся из-за стола,
извинился. Ланс остановил его через два или три шага.
- Ты останешься на тосты? Они следующие в меню.
- Тосты?
Ланс подошел ко мне и опустил руки мне на плечи.
- Жанна и я объявляем сегодня вечером о помолвке.
Лхарр странно взглянул на Ланса.
- Ты должен был меня предупредить. Мне надо было сделать вам подарок.
- В голосе его звучала горечь, которую я не могла объяснить.
Ланс обернулся.
- Разве я тебе не говорил?
Вопрос показался мне неуверенным. Конечно, он ничего не сказал.
Совершенно ясно, что для Лхарра это было шоком, но я не могла понять,
почему.



2

Лхарр выпил. Происходило нечто странное. Ланс знал что-то. Лхарр
Халарек знал это тоже. Но моя семья была в неведении, и это беспокоило
меня. Но все продолжалось отлично. Начались танцы. Мой первый танец был с
нареченным, конечно, затем с отцом, с Питером, а затем...
Затем появился Лхарр Халарек.
- Мне необходимо участвовать в деловой встрече, и я рано уйду
поэтому, - сказал он тихо рядом с моим ухом. - Я не хочу упускать шанс
немного ближе познакомиться с будущей женой Ланса.
Играли вальс. Лхарр танцевал великолепно. Мне казалось, мы летели над
полом.
Мне было неловко от молчания, но моя тема разговора, разрешение
Гильдии, была исчерпана.
- У вас здесь дела, милорд? - Это единственное, что я решилась
спросить.
- Мой Дом занимается покрытиями и мебелью из орака. Мне хотелось бы с
пользой провести здесь время, а это значит, я должен подняться рано-рано
утром, чтобы успеть туда, куда я еду.
- Орак. Это светлый, полупрозрачный минерал, да? - Он кивнул. - У нас
он очень редкий.
- Именно поэтому торговые связи будут полезны.
Я взглянула, не иронизирует ли он. Его янтарные глаза ошеломляли.
- Мне и в голову не приходило, что правящий лорд королевского дома
будет заниматься делами, как торговец, лорд Карн.
Он мягко рассмеялся.
- Тогда не много же вы знаете о моем мире, сударыня. В отличие от
средневековых лордов Земли, лорды Старкера-4 умеют читать и писать и
следят за своими владениями. Как вы думаете, нам удастся выжить? У нас
сотни, иногда тысячи членов семей и подданных. Питание, жилище, обучение
требует больших экономических акций.
Я была удивлена и растеряна.
- Милорд, я... я была далека от наставлений и иронии.
- Никакой иронии, сударыня.
- Меня удивило, что вы знаете о моих занятиях.
Он улыбнулся и повел меня в пируэте.
- Это только вежливость - знать немного о хозяине и хозяйке. Я
кое-что вытянул из Ланса.
Музыка смолкла. Мы остановились у края танцевальной площадки. Лхарр
смотрел мне в глаза.
- Знаете, я давно не видел синих глаз. Со времен Болдера. У моего
друга Иджила Олафсона с Болдера голубые глаза. Но я его не видел с тех
пор, как мне было восемнадцать. Ваши глаза напоминают мне о нем. Мой народ
кареглазый.
- А вы нет.
- Я полукровка. Благодарю за танец. - Он поклонился с легким щелчком
каблуков и удалился.
Я танцевала с ним позже, но в общем танце со сменой партнеров. Но я
часто замечала его взгляд на себе. Я была знакома со взглядами известного
значения и знала, как вести себя, если они были неприличными. Но лорд
смотрел иначе. Это был странный взгляд, и он меня беспокоил.
Отец объявил о закусках. Вечер подходил к концу. Ланс и Лхарр стояли
у дальнего края толпы, ожидая возможности войти в солярий. Я не слышала, о
чем они говорили, но лицо Лхарра было суровым. Губы превратились в гневную
линию. Ланс, казалось, спорил или пытался его в чем-то убедить, лицо его
алело. Я раздумывала, что это могло быть, но знала, что бы ни было, это не
мое дело.
Ланс заметил меня и двинулся в мою сторону. Лхарр остановил его,
опустив руку ему на плечо. Ланс побагровел. Людей между нами было немного,
и я смогла расслышать его.
- Я объяснил достаточно.
- Если ты мне лжешь, Ланс, ты совершаешь очень, очень большую ошибку,
- ответил Лхарр. Он отстранил Ланса и стремительно подошел ко мне. Он
коснулся правой рукой лба и сердца. Это был наш жест уважения или
прощания. Он взглянул открыто и прямо в мои глаза, и я была покорена силой
его золотистых глаз.
- У нас существует поговорка, которую вам нужно запомнить, сударыня:
`Следи за своей спиной`. - Он метнул взгляд на Ланса, холодный как у
кошки.
- Ты нарушил смысл нашего договора, Ланс. Если бы это путешествие не
было жизненно важно для моего Дома, я бы отказался из-за того, что ты
сделал, чтобы выполнить договор. - Он повернулся и покинул дом.
Я ждала от Ланса объяснений, но он смотрел вслед Лхарру.
- Как он смеет! - Ланс бормотал едва слышно. - Как он смеет осуждать
мои методы? Потребовалось столько времени и усилий, чтобы найти то, что он
хочет. А его метод доставки - не самый этичный во вселенной. Как смеет он
осуждать меня?
Мы проследовали за всеми в солярий. Ланс, очевидно, не собирался
объяснять, что случилось. `Следи за спиной`. Лхарр предупреждал меня, а не
Ланса! Что он имел в виду?
Ланс погрузился в свой ужин. Он казался напряженным. Гости прощались.
Казалось, Ланс не может дождаться, пока откланяются последние гости. Я
думала, он захочет рассказать мне все о делах с лордом, но, когда мы
проводили последних гостей, Ланс попросил меня пойти с ним на прогулку в
парк. Он пошел к открытой двери. Он был уверен, что я пойду за ним. Но я
так устала, что моим единственным желанием было присесть со стаканом
пунша, приподнять ноги и закрыть глаза.
- Мне совсем не хочется идти гулять. Я очень устала.
- Я очень взволнован, мне надо освободиться от напряжения.
Пожалуйста, давай погуляем вместе.
- Что-то случилось, Ланс?
- У меня с Карном дело, а он считает, что я его надул.
Я вдруг испугалась.
- Это правда?
- Нет. Не совсем.
- Не совсем? - Это звучало не слишком хорошо.
- Он не дал мне объяснить. Он не... - Ланс отвернулся и стал смотреть
в темноту, освещенную лунным светом. - Я не могу говорить об этом, Жанна.
Это было тайное соглашение.
Все это казалось хуже и хуже.
- Это незаконно?
- Н-нет.
Я почувствовала, что теплая, полная любви жизнь с Лансом покидала
меня. Тайное соглашение. Может быть, незаконное. Он в чем-то обманул
Лхарра. А я узнала об этом случайно, из предупреждения лорда. Узнаю ли я
когда-нибудь, что это было за `дело`?
- Ты идешь? - Вопрос прозвучал просяще. Возможно, он захочет
рассказать, если мы будем одни. Ланс обнял меня рукой, и мы медленно пошли
по парку. Может быть, все образуется. Лунный свет окаймлял листья деревьев
серебром, отбрасывал резкие тени предметов на землю и смывал все цвета. Мы
дошли до аллеи. Парк тянулся на много километров до самого города. Может
быть, я преувеличиваю важность проблемы с Лхарром. Может быть, все будет
хорошо.
Ланс молчал. Здесь, вдали от посторонних ушей, он не произносил ни
слова о том, что случилось между ним и его другом. Он даже не бормотал
милых слов о любви, как делал это обыкновенно на таких прогулках. Его
молчание позволяло мне услышать тишину леса. Он был неестественно тихий.
Птицы, обычно сонно вскрикивающие, заслышав наши шаги, маленькие зверушки,
перебегавшие нашу тропу, не объявлялись. Налетел ветер. Прокричала птица.
Я остановилась, прислушиваясь. Это не был крик ночной птицы. За нами
прозвучал ответный крик. Ланс тоже прислушивался. Он посмотрел на меня.
- Тебе холодно. Подожди здесь минутку. Я сбегаю за шалью для тебя.
Это был наш парк, доброе, знакомое место, но мне вдруг совершенно не
захотелось оставаться здесь одной.
- Я иду с...
Но Ланс уже ушел. Туман в мгновение скрыл его. Туман. Туман был так
же неестественен, как крик дневной птицы в ночи. Было слишком рано для
тумана. Весенние туманы опускаются перед самым восходом. Кусты шелестели,
хотя ветра не было. Кто-то был в кустах! Я повернулась и побежала к ферме.
- Ланс! Ланс! Подожди меня! - Он не отвечал. Он не мог так быстро
уйти очень далеко, чтобы не слышать меня. Может быть, туман заглушал мой
голос. Что-то тянуло меня за платье в кусты и мрак. - Ланс! - Паника
охватила меня. Платье треснуло, и я почти освободилась. Я бросилась к
лунному свету впереди. Необычный туман сгущался. Может быть, Ланс слышал
меня и вернулся. Туман кружился теперь передо мной. Он имел приятный
запах. Тропинка пропадала и появлялась опять, волнами, как море. Казалось,
она ускользала из-под ног. Газ. Туман был каким-то газом. О, где же Ланс?
Конечно, он слышал, как я звала его! Я оглянулась. Темные тени скользили
за мной, они качались и извивались, как и тропа.
- Ланс!..
Мое тело не слушалось меня. Туман с приятным запахом заполнял мою
голову. Я чувствовала себя слабее и слабее. Мне казалось, что кто-то
поднял меня на руки и понес. Что это за тени? Кто эти люди? Они не с Фру,
и они уносили меня. Чтобы похитить? Чтобы?.. Рассказы о черных кораблях,
увозивших женщин из их миров навсегда, сверкнули в моем мозгу. Никто не
знал, откуда они, и что потом было с этими женщинами.
В голове чуть прояснилось. Они никогда не прилетали в Старую Империю.
Не сейчас. Нет, не сейчас. Не я!
Ужас придал мне силы. Я пыталась освободиться, но что-то мешало мне.
Послышалось шипение газа, и все опять завертелось и стало таять, таять,
пока все не поглотил туман, и мрак сомкнулся.



3

Я вырвалась из сна в панике и села. Сердце колотилось. Я смотрела в
темноту. В комнате за занавеской, отделяющей кровать, было тихо. Отдельные
видения из моего сна всплывали в памяти - спокойная прогулка с Лансом,
парк, ароматный туман, чьи-то руки.
Кто-то всхлипнул.
Бедняжка Жаклин, сначала она прибегала, но было слишком много
кошмаров и бессонных ночей.
Сердце мое все еще лихорадочно билось. Снова откинулась на подушки в
изголовье кровати. Сна этой ночью больше не будет, во всяком случае, для
меня. Мне необходимо было что-то, что уведет мои мысли от темного леса,
лунного света, газа и хватающих рук. Я могу пожелать еще один дюйм волос,
пока подойдет Жаклин. Длинные волосы были одним из условий, чтобы выйти из
этой комнаты.
Почему они настаивали на том, чтобы у меня были длинные волосы?
Потому, что женщины здесь всегда носят длинные волосы. Это обычай. Это
правило. У них не много правил для женщин, но, так или иначе, это были и
мои правила теперь. Я сомкнула вокруг себя как стену сконцентрированное
энергетическое поле. Все тревоги моего окружения исчезли.
Жаклин опускала на подставку светильник. Она подождала, пока я возьму
свой транслит с ночного столика и надену на шею.
- Извини, Жаклин. - Я говорила тихо, чтобы не разбудить остальных. -
Почему ты не идешь спать?
Жаклин сказала что-то по-своему. Это был вопрос. Она спросонья забыла
свой транслит. Но она могла меня понимать.
- Я выгляну в окно, - сказала я. Жаклин кивнула и отдернула занавес
кровати до конца. Я села на краю, узнавая начало утреннего ритуала. Я
ненавидела каждую его церемонию за подчеркнутые классовые различия. Жаклин
была благородной крови. Мне настойчиво объясняли, что в этом мире это было
очень важно. Многие из правил, которые я должна была уяснить, прежде чем
покину эту комнату, давали понять очень ясно, как важно было благородство
крови. Поэтому Жаклин и помогала мне как служанка, что я была невестой ее
лорда. Невеста, о господи! Будто мои желания ничего не значат!
Ноги мои касались брошенной на пол шкуры. Я с отвращением наблюдала,
как Жаклин одевала на них туфли. Я пыталась бороться с такими церемониями,
но безуспешно. Их было много, а я одна.
Я была далеко от дома, одна и недосягаема для закона Федерации.
Я никогда не вернусь домой. Леди Агнес повторяла снова и снова, что я
никогда не попаду домой. Казалось, она не понимала, почему я не чувствую
гордости, что меня вырвали из моей жизни и против воли сделали невестой
феодального лорда в мире, который я могла посетить только с желанием
изучить. Я даже не знала, что это за мир.
Одна. Без друзей или союзников. Это приводило меня в бешенство. Но
сейчас я дрожала от холода. Температура в комнате за ночь падала. Это
делалось, чтобы поддерживать ощущения жизни на поверхности. Здесь
поддерживался цикл `день` и `ночь`, будто солнце проникало в помещения на
многометровой глубине в каменном мире.
Жаклин помогла надеть мне теплое бархатное платье и отправилась
будить Тамару.
Я не понимала секретности, в которой меня держали. Что я могу
сделать, ничего не зная? Дверь моих покоев охранялась день и ночь. Я не
видела никакой аппаратуры для связи. Я не знала никого, кто мне бы мог
помочь.
Мир был феодальным, и это заставляло меня думать, что Лхарр Халарек
был шпионом какого-то лорда. Это мог быть Старкер-4, но мне не приходилось
слышать, что люди там живут под землей. Возможно, секретность и слуги, не
понимающие ни одного языка, на котором я говорила, были частью плана,
чтобы сделать меня благодарной тому лорду, который освободит меня.
Я встала с кровати и подошла к окну. Я провела рукой по настенному
пульту, и имитация солнца поднялась над имитацией горизонта. Свет освещал
искусственный ландшафт, чужой ландшафт каменных долин, скал, гор и
синеющих деревьев. Я прижалась лбом к стеклу. Было полное впечатление
реальности. Мое сердце сжалось.
`Я должна вернуться домой, даже если Отец не может мне помочь`.
Вошла леди Агнес, моя наставница. Мы поклонились друг другу.
Интересно, о чем будет сегодняшний урок. Еще немного истории Гхарров,
возможно. Я никак не могла понять, почему их общество остановилось на этой
стадии развития.
Может быть, леди Агнес собиралась дать урок этикета. Этих правил
невозможно запомнить, хотя это условие моего выхода из этих тесных
апартаментов. Леди Агнес толковала мне об этом не однажды.
- Хорошие новости, леди Жанна. Ваше ожидание почти закончилось. Ваш
лорд вернулся домой, - сказала леди Агнес. Она сказала это с такой
радостью! Я хотела бы, чтоб она никогда не называла его моим `лордом`. Ни
один мужчина не был моим `лордом`. Я Жанна Верлит, рожденная свободной.
Леди Агнес продолжала.
- Скоро вы поженитесь, я уверена. Этому Дому нужен сын. - Леди Агнес
провела рукой по моим волосам. - Почти нужной длины, - сказала она, - еще
неделя - и будет то, что полагается. Ваш лорд решит это сегодня вечером. У
вас будет сегодня с ним частный ужин.
Она повернулась к занавесу, который я повесила в первые дни
заточения, несмотря на протесты леди Агнес.
- Жаклин, Тамара! - голос ее был резким. Обе женщины поспешили, на
ходу застегиваясь. - Ваш лорд снова дома. Я иду к нему сообщить, что леди
Жанна прекрасно усвоила все уроки. Ее волосы достигли приличествующей
длины. Он объявит день бракосочетания после обеда с ней сегодня вечером.
Оденьте ее соответственно. - Она обернулась ко мне. - Мы сегодня пропустим
ваш урок. - Она поклонилась и вышла.
Нужно выбраться. Как можно скорее. Если удастся, то сегодня же утром.
Я облизнула сухие губы. Я должна вечером увидеть разбойника? Нет, если мне
удастся. Я не думала о замке и мире снаружи. Жаклин говорила, что мы
находимся в замке Онтар. Рядом свободный город. В городах есть Гильдхоллы.
Я надеюсь, если доберусь до Гильдхолла, Гильдия защитит меня от этого
разбойника, даже если он лорд Гхарров.
Я уже хотела рискнуть и встретиться с этим лордом. Я бы уверила его в
том, что он совершил большую ошибку, украв меня. Я бы сказала ему все, что
я думаю о насильственных браках. Я бы...
Но мне нельзя рисковать. Этот человек живет в обществе, где с
женщиной обращаются как с вещью. Моя тирада может только ухудшить дело. И
мне не хотелось, чтобы он видел меня. Он был на корабле, как сказала леди
Агнес, но он ни разу не приходил ко мне. Она говорила, что он назначит
день свадьбы, когда я усвою все правила, чтобы не опозорить его.
Мне не хотелось быть поблизости после того, как леди Агнес сообщит
ему, что меня подготовили к церемонии. Его последняя жена умерла пять лет
назад. После пяти лет без женщины он, конечно; будет нетерпелив. Я
вздрогнула от отвращения. О тебе думают и используют только, как самку,
для наследника!
Тамара взяла щетку для волос. Жаклин сняла платье с крючка на стене.
Я ожидала с нетерпением конца этого медленного процесса одевания. Лучше бы
я оделась сама. Но эта битва тоже была проиграна. Жаклин застегивала
длинные ряды пуговиц на спине и рукавах. Пуговицы! Отвратительные,
примитивные застежки!
Тамара поправила длинные фалды юбки, затем начала укладывать волосы.
Кто-то постучал в дверь.
- Войдите, - ответила Тамара. Слуга принес поднос с завтраком. Жаклин
и Тамара обернулись к молодому солдату. В этот момент я опустила ключик от
ларца с драгоценностями в карман.
Тамара продолжала причесывание.
- Ваши волосы растут так быстро, миледи.
- Только, когда мы захотим. Рост волос это только один... - Вдруг мне
расхотелось говорить о чем-нибудь, напоминающем дом. - Жаклин, дайте мне
золотую застежку, пожалуйста.
Жаклин подошла к ларчику, но открыть не смогла.
- Миледи, здесь нет ключа.
- Поищите внизу, Жаклин. - Хоть на несколько мгновений освободиться
от их наблюдения. Я коснулась руки Тамары. - Помогите Жаклин. - Тамара
заколебалась. Но я взяла щетку из ее рук. Как я ненавидела эту гриву. Я
отложила щетку. Господи, прости меня, но я ненавижу лорда, который сделал
из меня узницу! И выйти замуж за него...
Я поднялась. Я - не покорная женщина Гхарров! Девушки искали ключ.
- Посмотрите в соседней комнате, - приказала я. Жаклин и Тамара пошли
к двери с грацией женщин, привыкших носить длинные платья. Я услышала, как
открывают шкафчики. Теперь они стояли спиной ко мне, и, даже если
обернутся, они не увидят дверь в коридор.
Пора бежать. Я завернула сандвичи и фрукты в фартук и связала концы,
сунула нож с подноса в карман, схватила брошенный одной из девушек капюшон
и кинулась к двери. Я прислушалась. Страж стоял за дверью справа. Я
слышала его. Ланс ждет меня дома, возможно, в безумии от горя и тревоги.
Ножом я осторожно открыла замок двери. Старинный способ! Я толкнула
дверь. Серебристый свет проник в комнату. Я шагнула в коридор. Спешить!
Спешить! Нет, надо идти спокойно, чтобы никто не заподозрил неладное.
- Миссис Тамара! - крикнул мужчина. - Стойте!
Я кинулась в ближайший коридор и побежала, путаясь в юбке. Тяжелые
башмаки стучали за моей спиной. Капюшон слетел и шлепал меня по шее.
Сердце мое заходилось от страха. Меня не должны поймать! Я сворачивала за
углы и слепо кидалась из одного каменного коридора в другой. Вдруг я
поняла, что шагов за спиной не слышно. Паника прошла. За мной хлопали
двери и кричали мужские голоса. Хорошо, что на ногах были мягкие ночные
туфли. Моих шагов не услышат. Мое дыхание становилось ровнее. Я могла
подумать. Надо выбраться наверх. Я уходила от звуков погони. Еще один
перекресток. Я повернула снова направо. Впереди была широкая дверь.
Казалось, перед ней стояли цветы. Возможно, стражник еще не слышал о моем
побеге? Я открыто взглянула на него. Он смотрел на меня. Если он знает,
кто я, и я побегу, он кинется за мной. Если он не знает, можно безопасно
идти мимо. Перед ним стояли цветы. Иди медленно, накинь капюшон перед
солдатом. Фрейлины должны это делать. Прикинься усталой, наклони голову
вниз.
- Устали за утро, леди Тамара?
Я кивнула и прошла в светлый холл. Каждую минуту меня могут узнать. Я
выше Тамары. Я подняла глаза. Свет шел не от чистого неба, как я
надеялась, а от ярких плафонов на очень высоком потолке. Впереди была

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован