19 декабря 2001
129

МИССИЯ


ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Л.РОН ХАББАРД

ПРОБЛЕМЫ РАБОТЫ

К читателю

Религиозная философия Саентологии включает в себя
пасторскую службу с системой процедур, помогающих человеку
лучше узнать себя. Миссия Саентологической церкви проста:
помочь человеку достичь большей уверенности в себе и чистоты
и дать ему тем самым возможность по-настоящему поверить в
себя и окружающих, уважать себя и своих собратьев.
Достижение благ и целей философии Сайентологии требует от
каждого человека самоотверженного участия, поскольку только
своими собственными усилиями он может достичь их.
В основе этой книги религиозная литература и работы
основателя Сайентологии Л.Рона Хаббарда. Мы предлагаем ее
читателю как часть письменных материалов о его собственном
исследовании жизни и о применении результатов этих
исследований другими, а не как изложение доктрины церковью
или ее основателем.
Философия Сайентологии и предшествующая ей технология
дианетики, которые применяет в своей практике церковь,
обращены только к `Тетану` (духу). Хотя церковь
Сайентологии, как и всякая другая церковь, свободна
заниматься духовным исцелением, она этого не делает,
поскольку главной ее целью является повышение духовного
осознания для всех. По этой причине церковь не стремится
принять людей, ищущих избавления от физического или
душевного заболевания, и направляет их к квалифицированным
кадрам других организаций, которые специализируются в этих
областях.
Электрометр Хаббарда является инструментом религиозной
практики в церковной исповедальне. Сам по себе он ничего не
делает, и лишь используется священниками, чтобы помочь
прихожанам определить области духовного страдания или мук.
Мы надеемся, что чтение этой книги станет лишь первым
этапом на вашем пути открытия этой новой и жизненно важной
мировой религии.

ПРОБЛЕМЫ РАБОТЫ

Важное замечание

Читая эту книгу, не пропускайте ни одного слова,
которое вы не поняли до конца, полностью.
Единственной причиной, по которой человек прекращает
учебу, приходит к путанице мыслей или становится неспособным
обучаться, является то, что он раньше пропустил слово,
которое не было понято.
Бессвязность мыслей и неспособность что-то понять,
изучить, наступает после того слова, которому не было
найдено определение и которое не было понято.
Вам случалось дочитать до конца страницы и вдруг
заметить, что вы не знаете, о чем читали? Где-то раньше, на
этой странице, вы пропустили слово, определение которого вы
не знаете.
Приведу пример: `Оказалось, что с наступлением
крепускулы дети становились спокойнее, а в ее отсутствие они
вели себя намного живее.` Видите, что происходит. Вы
думаете, что не понимаете всю мысль, которую выражает это
предложение, но неспособность понять происходит целиком из
одного слова, которое вы не можете определить, крепускула, и
которое означает `сумерки` или `темнота`.
Принцип, согласно которому нельзя пропускать слово,
определение которого неизвестно, является важнейшим для всех
видов обучения. В любом предмете, который вы взялись
изучать, а потом бросили, остались слова, определения
(дефиниции) которых вы так и не узнали.
Поэтому, изучая эту книгу, никогда не пропускайте
слова, которые не поняты до конца. Если материал становится
запутанным, или вам кажется, что вы не можете его понять, то
немного раньше непременно окажется слово, которое вы не
поняли. Не продолжайте изучение материала, а вернитесь к
месту перед тем, как возникли трудности, найдите непонятое
слово и дайте ему определение.

Определения

В помощь читателю слова, которые с наибольшей
вероятностью могут вызвать недопонимание, определены в
постраничных сносках при первом их появлении в тексте.
Иногда слова имеют по нескольку значений. Определения в
сносках относятся только к тем значениям, которые относятся
к тексту. Другие определения слов можно найти в словаре.
В конце книги имеется словарь с определениями всех
слов, вынесенных в сноски. После каждого определения имеется
ссылка на словарь, из которого оно взято, кроме случаев,
когда определение принадлежит автору.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение
1. От чего зависит трудовая карьера?
2. Как внести порядок в повседневную трудовую жизнь
3. Необходима ли работа?
4. Секрет эффективности
5. Жизнь как игра
6. Аффинити, реальность и коммуникация
7. Утомление
8. Кто достигает успеха

Приложение
А. Выздоровление при травмах
Б. Как справляться с работой

Об авторе
Словарь
Предметный указатель
Библиография
Список адресов

Введение

Саентология, обширная наука жизни, имеет много
применений.
Если знать, чем занимается жизнь, то станет ясно, чем
занимаются многие науки и многие люди.
Этой книгой Саентология помогает рабочему и
руководителю стать более компетентным, развить свои
способности, меньше уставать и испытывать большую
безопасность в мире труда.
Саентология уже применяется во многих крупных фирмах и
предприятиях всего мира. Они поняли, что могут ею
пользоваться.

Л.РОН ХАББАРД

КАК СОХРАНИТЬ ЗА СОБОЙ РАБОЧЕЕ МЕСТО?

Как сохранить за собой рабочее место? От чего это
зависит?
От семейных связей? От знакомств? От обаяния? Удачи?
Образования? Рода занятий? Интереса? Ума? Способностей?
Кто уже постарел в мире труда и стал циничней�, тот
считает, что основными являются несколько первых вопросов.
Лишь молодые, кажется, пребывают в иллюзии или заблуждении,
что способности человека, ум, интерес, образование и род
занятий имеют какое-то отношение к делу; а очень, очень
циничные стремятся нас уверить, что на самом деле эта
иллюзия - не более чем симптом крайней молодости.
Слишком часто мы видим, как чей-то сын становится
прорабом, новоиспеченный зять, вчера еще простой стажер,
сегодня взлетает до члена правления корпорации; и слишком
часто мы узнаем, что этот сын и зять не только совершенно
лишены способностей, но и поступают безрассудно, не боясь
дисциплины, и приносят больше вреда фирме, чем худший из ее
служащих. Случайность рождения - от нее зависит способность
найти работу `по блату`.
Впрочем, отставим на время семейные связи. Что
остается? Знакомства. Нет сомнения в том, что личные связи
играют доминирующую роль в получении работы, сохранении ее и
повышении по службе. У кого-то есть друг, который работает в
компании Джим-Джамбо; этот друг узнает об освободившемся
месте; у него есть и другие друзья, а у тех свои друзья, так
что вполне можно устроиться в компанию Джим-Джамбо и
работать там с достаточной степенью надежности и с надеждой
на повышение.
Вспомним и о личном очаровании. Редко ли молодая
стенографистка, которая не знает орфографию слова `кот`,
вдруг взлетает, продолжая печатать двумя пальцами, на
должность исполнительного секретаря главного босса, и при
этом, так и не научившись правильно написать слово `кот`,
она, без сомнения, не ошибется в слове `повышение`,
поднимется еще выше и, возможно, дойдет даже до слов
`вечерний клуб` и `бриллиантовое ожерелье`. Или молодой
человек с изысканными манерами быстро обходит своих более
опытных коллег, потому что ему удалось рассказать удачный
анекдот или сыграть партию в гольф немного хуже, чем играет
начальник.
Мы видим и как хорошее образование остается
незамеченным в фирмах и правительственных учреждениях, и
высокообразованного человека, испортившего глаза за книгами
и поражающего своей ученостью, обходит проходимец, не
имеющий иных степеней, кроме определенной степени
нахальства. Мы видели полоумных неучей, командующих
миллионами, и мудрецов, к голосу которых прислушивались
единицы.
И трудолюбие не нужно, скажут Вам познавшие жизнь
циники. Энтузиазм молодости, ее желание работать, не
покладая рук, слишком часто останавливает какая-нибудь седая
голова, говоря: `Ты что надрываешься, парнишка? Все равно в
конце концов ничего не добьешься.` Бывало, наверное, что мы
оставались допоздна после работы, ходили перепачканные тушью
и чернилами, делали гораздо больше, чем от нас требовалось,
а потом вдруг обнаруживали, что лентяй, которого мы
презирали, получает больше нас. И мы считаем это
несправедливым, далеким от справедливости.
Интерес тоже умирает, и от него не остается следа.
Когда мы, поглощенные смертельной игрой нашей фирмы или
отдела со своими противниками, отвернулись от собственной
жены, от жизни, обдумывали решения, как спасти фирму, ночи
напролет, не зная сна и отдыха, направляли свои предложения
начальству и получали их обратно непрочитанными, и вскоре
наблюдали, как наш сотрудник, которого интересуют только
отношения с кем-то или почтовые марки, а вовсе не судьба
фирмы, поднимается на высокие должности, - у нас, пожалуй,
были основания поутратить интерес к работе. И те люди вокруг
нас, которые не понимали этого интереса, уставали от наших
постоянных разговоров и осуждали нашу увлеченность.
Ум, на фоне этого потрепанного парада разбитых иллюзий,
не имеет, похоже, никакого отношения к нашей судьбе. Когда
мы видим глупца, управляющего множеством людей, или узнаем о
принятии планов и решений, отказаться от которых хватило бы
ума даже детям, мы недоумеваем, где здесь искать хоть
крупицу разума. Мы можем прийти к выводу, что лучше быть
тупицей, чем непрестанно терзать свои мозги глупостями,
которые называют планированием деятельности фирмы.
Способности человека, похоже, совершенно теряются в
этом потоке, безудержном хаосе случайностей, определяющих
продвижение по работе и повышение зарплаты. Мы знаем, как
были зря растрачены наши способности. Нам известно
презрительное отношение к способностям других. Мы видели,
как людей без способностей повышали, а способные оставались
без внимания и даже без работы. Итак, способности человека
уже не представляются, как, может быть, это было когда-то
для нас, важным фактором, а оказываются лишь маленькой
шестеренкой в лязгающем механизме бизнеса. Конечно, все
определяется удачей, и только удачей.
И даже `опытному` глазу представляется, что получение
работы, сохранение ее и повышение по службе полностью
зависят от хаоса причин, ни одна из которых нам не
подвластна. Мы принимаем как свою судьбу вместо четкого
прогноза шаткий набор случайностей.
Какие-то усилия мы все же прилагаем. Хорошо и чисто
одеваемся, когда идем устраиваться на работу; каждый день
отправляемся на свое рабочее место; раскладываем бумаги,
коробки или детали машин, создавая вид, что дело идет;
добираемся домой в переполненном транспорте и готовимся к
скучной трудовой рутине следующего дня.
Иногда мы поступаем на какой-нибудь заочный курс, чтобы
немного опередить своих товарищей - и часто бросаем его, не
закончив: нам кажется, что мы не одолеем даже эту малость,
чтобы помочь себе справиться с лавиной случайностей.
Мы заболеваем. У нас заканчивается бюллетень. Едва
выздоровев, мы оказываемся без работы. Мы становимся
жертвами непостижимого тайного заговора или клеветы, и у нас
нет работы. Мы беремся за работы, которые не можем
выполнить, и снова оказываемся не у дел. Мы становимся
слишком старыми, время уходит на воспоминания, как скоры мы
когда-то были, и наступает день, когда мы окончательно
теряем работу.
В мире труда человек обречен на неопределенность. Цель
его - надежность. Но немногим удается достичь этой цели.
Остальные изо дня в день, из года в год беспокоятся о своей
способности получить работу, сохранить ее и улучшить свое
положение. И слишком часто наши худшие опасения сбываются.
Когда-то мы могли смотреть на богатых людей и завидовать им,
но сейчас налоговый гнет уменьшил и их число, как бы ни
старались их ловкие бухгалтеры. Государства и правительства
укрепляются, обещают нам всем надежность и безопасность, но
тут же вводят такие ограничительные законы, что и эта
надежность оказывается шаткой.
Изо дня в день все новые опасности встают перед нашим
сознанием. Мир, в котором царствует машина, превращает
человека в винтик, нам говорят о новых достижениях техники,
которые выполняют работу тысяч людей, а мы, люди, голодаем.
Реклама в транспорте, в газетах, на улицах, по радио и
телевидению навязчиво предлагает нам стать владельцами самых
разнообразных предметов. Но как бы ни приятно было ими
владеть, мы, люди, которые их создают, не в состоянии стать
их владельцами - при нашей зарплате. На Рождество,
отправившись за покупками, мы чувствуем неловкость, нам
стыдно за себя - как мало мы можем купить, и мы решаем,
ладно, это пальто можно еще год проносить. А годы проходят,
и мы не становимся моложе. И без конца перед нами возникают
случаи, которые могут изменить нашу жизнь к лучшему или
худшему. Неудивительно, что мы верим только в удачу.
И в этом все дело.
Чтобы иметь еду, мы должны работать. Чтобы жить, мы
должны постоянно соответствовать своей работе. Мы должны
надеяться на поворот колеса Фортуны, который позволит нам
улучшить нашу жизнь. И все это выглядит необъятным
обескураживающим хаосом, который состоит из случайностей,
удач и неудач или однообразного существования, в конце
которого ничего нет.
Что бы только Вы ни отдали за то, что поднимет Вас из
этой рутины? Быть может, к Вам это не относится, но тогда Вы
один из немногих счастливцев. Люди, чтобы выбраться из этой
рутины, развязывали самые кровавые в истории войны и
революции. Целые династии стирались в пыль в судорогах,
рожденных из отчаяния. Рабочих мест становится все меньше.
Получение и сохранение их все больше и больше зависит от
воли случая. Наконец, люди уже не выдерживают напряжение
незащищенности, и ответом становится грубая кровавая
революция. И что это дает? Ничего. В результате революции на
место одной тирании приходит другая, в десять раз более
жестокая. Смена правительств, даже без смены фирмы, может
существенно изменить степень надежности.
Стремление к надежности - это стремление к постоянству
и миру. Работник этого заслуживает. Он создает товары. Он
должен иметь все необходимое для жизни. Вместо этого перед
ним хаос.
Но где этот хаос? В семье работника? Некоторые говорят,
да. В природе капитала? Некоторые говорят, да. Порождается
ли этот хаос плохим правительством? Многие говорят, да.
Может быть, он в самом работнике? Некоторым хотелось бы,
чтобы он так думал.
Нет, хаос не имеет отношения ко всему перечисленному.
Хаос незащищенности происходит из хаоса в знаниях о работе и
о людях. Если у Вас нет компаса, чтобы ориентироваться в
жизни, Вы заблудитесь. С наступлением индустриального века
так много новшеств вошло в жизнь, что стало необходимым
лучшее понимание самой жизни.
Работа и надежность - составные части жизни. Если жизнь
непонятна, то не будут понятны и эти ее составные части.
Если вся жизнь представляется хаосом, делом догадки и
случая, то, конечно, и работа покажется чем-то хаотичным.
Но роль работы в существовании больше, чем роль чего-то
иного. Говорят, что мы проводим треть жизни в кровати,
поэтому кровати важны. Но на работе мы проводим больше трети
своей жизни, и если мы не работаем, то у нас не будет и
кровати, так что, похоже, работа намного важнее. Если
оценить различные стороны жизни - любовь, спорт, развлечения
- то окажется, что больше внимания уделяется не этим
сторонам, а работе. Нравится нам это или нет, но основную
роль в нашей жизни играет работа. Если нам это не нравится,
то нам не нравится жизнь.
Прежние теории утверждали, что понять человека, который
немного `не в себе`, можно только изучая его сексуальную
жизнь и детские переживания. Теория, которая и новее, и
лучше, предлагает взглянуть на надежность его жизни и
условия работы. Когда надежность жизни в обществе становится
неудовлетворительной, растет безумие. Если бы мы должны были
начать борьбу с безумием в обществе и победить его, мы не
стали бы заниматься усовершенствованием психиатрических
лечебниц - мы бы улучшили условия работы.
Жизнь на семь десятых состоит из работы, одна десятая
принадлежит семье, одна десятая уходит на политику и одна
десятая на отдых. Дела экономические - зарплата, борьба за
нее - составляют семь десятых существования. Стоит человеку
потерять свой доход или работу, и его душевное состояние
обычно становится удрученным. Доказательства этому можно
найти где угодно. Забота о надежности, о достоянии, о
способности сделать что-то в жизни для других людей
доставляет наибольшее беспокойство в существовании. Взглянем
на все просто. Люди, которым нечего делать, которые не имеют
цели, легче всего становятся невротиками� или сходят с ума.
Работа, по своей сути, это не тяжелый нудный труд, это
какое-то дело. Зарплата показывает нам, что мы чего-то
стоим. И конечно, она позволяет нам купить все, что нужно
для жизни. Или почти все.
Далее. Мы видели, что надежность работы важна. Но сама
по себе надежность - это понимание. Незащищенность - это
незнание. Когда человек чувствует незащищенность, причина
этому просто незнание. Он не уверен. Те, кто знает,
чувствуют себя защищенными. Люди, которые не знают, верят в
удачу. Человек испытывает незащищенность, когда он не знает,
уволят его или нет. Этим и обеспокоен. То же происходит и в
других случаях незащищенности.
Незащищенность существует, пока нет знания. Вся
надежность происходит из знания.
Человек знает, что о нем позаботятся, что бы ни
случилось. Это надежность. При недостатке некоторых знаний
это может оказаться заблуждением.
Удача - случайность. Полагаться на удачу значит
полагаться на незнание.
И все же, как можно иметь знание о жизни, когда сама
жизнь, в отличие от знания, не приведена в порядок? Когда
сама основа жизни содержит хаос, как может работа, которая
является частью жизни, быть чем-то иным, а не хаосом?
Если жизненность� - неисследованный предмет, то и
работа, и все, относящееся к ней, должно быть, не изучено и
открыто для цинизма, безнадежности и догадок.
Для того, чтобы получить, сохранить и улучшить свою
работу, и все это с полной надежностью, необходимо знать
точные, четкие законы жизни. Недостаточно хорошо владеть
своей специальностью. Это не будет надежностью, поскольку,
как мы уже говорили, со временем она будет зависеть от
слишком многих случайностей.
Знание основополагающих законов жизни приносит чувство
надежности жизни. Знание основополагающих законов жизни
приносит также и чувство надежности в отношении работы.
Сайентология - наука о жизни. Это первая всецело
западная попытка понять жизнь. Все предшествующие попытки
были сделаны в Азии или Восточной Европе. И все они
оказались неудачными. Ни одна из них не принесла большей
надежности. Ни одна из них не смогла изменить к лучшему
поведение человека. Ни одна из них - а все они провозглашали
это - не смогла улучшить интеллектуальные способности.
Сайентология - нечто новое на Земле, но как бы она ни была
молода, она все же остается единственной всесторонне и
тщательно проверенной и подтвержденной наукой существования.
Она не требует двадцати лет сидения на гвоздях, чтобы
понять, что человек смертен. Она не требует многолетнего
исследования крыс, чтобы узнать, что человек не понимает
своего положения в мире.
Сайентология может изменять и изменяет к лучшему
поведение людей. Она дает человеку возможность управлять
собой - в том, в чем он способен на это. Сайентология может
улучшать интеллектуальные способности людей и улучшает их.
Из известных в настоящее время тестов самые точные показали,
что Сайентология может значительно повышать интеллектуальные
способности человека. Сайентологии доступны и другие вещи.
Она может сократить время реагирования и омолодить внешность
человека на годы. Но мы не станем перечислять здесь все ее
возможности. Это - наука о жизни, и она работает. Она с
успехом оперирует основными законами жизни и вносит порядок
в хаос.
Наука о жизни является, по существу, наукой о хорошем
порядке. Такие явления, как случайности, удачи и неудачи,
будут под Вашим контролем, если Вы сумеете понять принципы,
которые ими управляют.
Как было здесь показано, даже не будучи циником, можно
увидеть, что с получением, сохранением работы и улучшением
ее условий может быть связано много случайностей. Некоторые
из этих случайностей кажутся настолько общими и не
поддающимися контролю, что с ними ничего нельзя поделать.
Если бы мы только могли убрать все эти случайности,
связанные с работой, если бы мы могли правильно выбирать
друзей и были уверены, что наше образование сыграет свою
роль, если бы у нас была хоть слабая надежда, что наш
интерес, ум и природные способности не окажутся совершенно
бесполезными, то жизнь стала бы лучше, согласны ли Вы с
этим?
Что ж, скоро мы увидим, как Сайентология может
уменьшить непредсказуемость мира труда - для Вас и Ваших
знакомых. И вообще увидим, что такое жизнь.

КАК ВНЕСТИ ПОРЯДОК В ПОВСЕДНЕВНУЮ ТРУДОВУЮ ЖИЗНЬ

Мы уже видели, как можно увериться в том, что трудовая
жизнь полна случайностей и выбор трудового пути зависит
неизвестно от чего. Действительно, нетрудно заблудиться, не
имея ориентиров и схем.
Когда-то все казалось очень просто - найди работу и
работай. Получи какую-нибудь специальность, прочитай
объявление о найме по этой специальности, или друзья
что-нибудь подскажут, и иди на собеседование. Поступив,
ходишь на работу каждый день, делаешь, что тебе говорят и со
временем надеешься на повышение зарплаты. Потом ждешь пенсию
или какие-нибудь государственные пособия, положенные для
стариков. Все было просто.
Но времена меняются, и простые вещи обычно усложняются.
В картине появляются новые черты, и вид ее меняется.
Совершенно независимо от личных факторов, новые явления
изменяют положение вещей. Правительство, не справляясь с
экономикой, не может обеспечить достаточную пенсию. Фирма, в
которой работал, терпит банкротство во время депрессии�. Или
вдруг теряешь здоровье, и остается жить на подачки.
Работник в своей трудовой жизни не похож на гиганта,
возвышающегося среди толпы врагов. Светлый путь, живо
начертанный возмутителями спокойствия в обществе, великая
любовь к трудящимся, которую провозглашает та или иная
идеология или политический деятель, не отражают
действительности. У человека, работающего каждый день,
всегда есть достаточно большие для него трудности, какими бы
мелкими они ни казались процветающему промышленнику.
Повышение налогов на несколько процентов может означать для
него, что придется обходиться без табака. Наступление
тяжелых времен для его предприятия может привести к
уменьшению зарплаты, лишению какой-то части или всех
удовольствий и даже некоторых предметов первой
необходимости, а иногда и самой работы.
Находясь в зависимости от международных отношений,
правительств, тенденций развития рынка и промышленности - о
которых он обычно не имеет никакого представления - работник
неизбежно должен верить, что его судьба не совсем
предсказуема, он даже вполне может пребывать в
замешательстве.
Человек может умереть от голода за несколько дней.
Немного найдется работников, у которых достаточно денег в
кармане, чтобы долго продержаться, если наступят трудные
времена. Поэтому многие вещи, которые не представляют
большой проблемы для тех, кто надежно защищен,
рассматриваются работником как реальная опасность. И таких
вещей может стать так много, что вся жизнь начинает казаться
слишком запутанной и поэтому невыносимой, человек впадает в
апатию, перемолотый жерновами каждодневной рутины, и без
особых надежд ожидает, что следующая житейская буря авось
минует его.
Поскольку он видит так много факторов, способных
угрожать его жизни и подрывать ее надежность, у него
создается впечатление, что все основано на случайностях, и
он может сказать с уверенностью, что все его трудности, в
основном, дело случая. Перед лицом столь многих угроз,
известных ему и неизвестных, человек склоняет голову и
пытается прорваться сквозь них, не видя их как следует.
Случайности одолели его.
Нерешенные проблемы, накапливаясь, превращаются в хаос.
Получая на работе время от времени противоречивые приказы,
работник, наконец, впадает в замешательство. Современный
завод может так плохо управляться, что вся деятельность на
нем может производить впечатление сплошного хаоса, из
которого нет разумного выхода.
Удача - обычная уловка, к которой прибегают в хаосе.
Если человеку кажется, что вокруг него действуют слишком
большие силы, он всегда может `положиться на свою удачу`.
Под удачей мы подразумеваем `судьбу, которая определяется не
самим человеком`. Когда кто-то бросает руль и надеется, что
благодаря счастливому стечению обстоятельств автомобиль
останется на дороге, его обычно ждет разочарование. То же
самое происходит и в жизни. Дела, пущенные на самотек, как
правило, сами по себе не разрешаются. Возможно, у Вас есть
друг, который закрывает глаза на необходимость платить по
счетам, а потом скрежещет зубами, нетерпеливо ожидая конца
скачек в надежде выиграть и решить разом все свои проблемы.
Немало людей живут так годами. Один из известных персонажей
Диккенса� разработал целую философию `ожидания, что
что-нибудь да переменится`. Но удача, хотя мы и признаем,
что это сильный элемент, необходима только в мощном потоке
дезориентирующих факторов. Если человеку требуется удача,
чтобы что-то делать, то это значит, что он уже не у руля
своего автомобиля и что он вступил в непосредственный
контакт с хаосом.
Хаос можно определить как множество факторов или
обстоятельств, которые, как кажется, не имеют
непосредственного решения. В более широком смысле хаос в
этой вселенной являет собой беспорядочное движение.
Оказавшись в центре интенсивного автомобильного
движения, Вы бы, возможно, почувствовали замешательство и
потеряли ориентацию. Если бы Вы попали в бурю и мимо неслись
бы листья и обрывки бумаги, Вы бы также могли испытать
смятение.
Можно ли вообще понять хаос? Есть ли такая вещь, как
`анатомия хаоса`? Да, есть.
Представьте, что Вы оператор связи и Вам одновременно
поступает десять вызовов - Вы, наверное, не будете знать, с
чего начать. Есть ли решение в этой ситуации? Если вы
заведуете отделом в магазине и на Вас сваливается
одновременно три неотложных дела да еще и неожиданное
происшествие, Вы, может быть, почувствуете замешательство.
Но есть ли какой-то ответ на все это?
Хаос остается хаосом до тех пор, пока все частицы
находятся в движении. Хаос остается хаосом, пока ни один
фактор не понят и не получил ясную формулировку.
Хаос - главная причина глупости. Глупому человеку все
вещи, кроме очень простых, кажутся беспорядочными. Поэтому
узнав анатомию хаоса, человек становится умнее, как бы умен
он ни был перед этим.
Если Вам приходилось обучать какого-нибудь не слишком
смышленого молодого человека, Вы это хорошо поймете. Вы
пытаетесь объяснить, как что-то работает. Вы повторяете это
снова и снова. Затем вы даете ему волю, и он быстро портит
все дело. Он `не понял`, `не уловил это`. Вы можете
упростить свое понимание его непонимания, сказав: `У него в
голове была путаница, хаос`.
Девяносто девять процентов всего обучения,
оканчивающегося неудачей, оканчивается неудачей по той
причине, что в голове обучающегося оставалось состояние
хаоса.***
Не только в работе, но и в самой жизни, когда
приближается неудача, она происходит так или иначе из хаоса.
Чтобы изучить механизм или прожить жизнь, нужно уметь
выстоять в хаосе или разложить его на составные части.
В Сайентологии есть особая доктрина� относительно
хаоса. Она называется Доктриной о стабильном данном.
Если посмотреть на множество обрывков бумаги, носящихся
вихрем по комнате, то их движение будет выглядеть хаотичным,
пока вы не выберете один обрывок бумаги и не примете его за
основной, вокруг которого вращаются все остальные. Другими
словами, беспорядочное движение можно понять, приняв один
элемент за неподвижный.
В потоке дорожного движения все будет казаться
беспорядочным движением, если вы не примете один автомобиль
за неподвижный относительно других, и таким образом будете
рассматривать другие в отношении к одному.
Оператор коммутатора, принимающий одновременно десять
вызовов, решает проблему, выбрав, верно или неверно,
какой-то из них первым для ответа. Как только он выбирает
один вызов для ответа, хаос уменьшается. Заведующему отделом
магазина, задача которого разобраться сразу с тремя
неотложными делами и еще несчастным случаем, нужно лишь
выбрать первую цель своего внимания и начать цикл действий
для наведения порядка.
Пока не будет выбрано одно данное, один фактор, один
предмет в хаосе частиц, хаос продолжается. Избранная и
используемая единица становится стабильным данным для всего
остального.
Любая система знаний, уточним, построена на основе
одного данного. Это ее стабильное данное. Стоит его
инвалидировать�, и и вся эта система знаний распадется.
Стабильное данное необязательно должно быть верным. Оно
просто-напросто удерживает другие элементы от перехода в
хаос, и эти элементы по нему ориентируются.
Теперь, если вы обучали кого-то обращению с механизмом,
а он не усвоил ваши указания, то причина этого - отсутствие
у него стабильного данного. Сначала нужно было донести до
него один факт. Усвоив его, он бы усвоил и остальные. То
есть, человек глуп или испытывает замешательство в любой
беспорядочной ситуации до тех пор, пока он полностью не
усвоит один факт или элемент.
Каждое беспорядочное образование, каким бы громадным и
угрожающим оно ни казалось, состоит из данных, или факторов,
или частиц. Оно имеет части. Выберите одну часть и тщательно
ее определите. Затем посмотрите, как другие функционируют
относительно ее, и вы остановите хаос, и, соотнося другие
вещи с тем, что вы усвоили, вскоре вы полностью овладеете
этим беспорядком.
Обучая ученика обращению с механизмом, не обрушивайте
на него лавину сведений, и не указывайте затем на его
ошибки: это сбивает его с толку и заставляет давать глупые
ответы. Найдите какую-то входную точку в его хаос, одно
данное. Скажите ему: `Это машина`. Возможно, все свои
наставления вы давали человеку, у которого не было реальной
определенности, не было реального порядка в существовании.
`Это машина,`- говорите вы. Затем дайте ему уверенность в
этом. Заставьте его пощупать ее, покопаться в ней, потолкать
ее. `Это машина`,- повторяйте ему. Вы удивитесь, как долго,
может быть, придется это ему повторять, а заодно и тому, как
будет расти его уверенность. Из всех сложностей, которые ему
придется изучить, чтобы управлять механизмом, сначала он
должен знать одно данное. Не важно даже, какое данное он
сначала хорошо изучит, не считая того, что лучше обучить его
простому основополагающему данному. Вы можете показать ему,
что делает этот механизм, можете объяснить ему конечный
продукт, можете разъяснить ему, почему именно он был выбран
для управления этой машиной. Но вы должны добиться, чтобы
одно основное данное стало ему ясно, иначе он потеряется в
замешательстве.
Замешательство - это неопределенность. Замешательство -
это глупость. Замешательство - это незащищенность. Когда вы
думаете о неопределенности, глупости и незащищенности,
подумайте о хаосе и замешательстве, и вы все поймете.
Что же такое уверенность? Отсутствие замешательства.
Что такое интеллект? Способность справляться с хаосом. Что
такое безопасность? Способность пройти через хаос, обойти
его или внести в него порядок. Уверенность, интеллект и
безопасность - это отсутствие хаоса или способность
справиться с ним.
Какое отношение к хаосу имеет удача? Удача - это
надежда, что какая-то не поддающаяся контролю случайность
проведет вас через хаос. Полагаться на удачу значит
отказываться от контроля. Это апатия.
Бывает хороший контроль и плохой контроль. Различие
между ними - уверенность и неуверенность. Хороший контроль
связан с определенностью, позитивностью, предсказуемостью.
Плохой контроль связан с неопределенностью, переменчивостью
и непредсказуемостью. При хорошем контроле человек может
испытывать уверенность, при плохом контроле он никогда не
бывает уверенным. Управляющий, который сегодня применяет
правило, а завтра забывает о нем, требователен к Джорджу и
нетребователен к Джеймсу, осуществляет плохой контроль; за
этим управляющим будут тянуться неуверенность и отсутствие
безопасности, какими бы ни были его личные качества.
Поскольку мы слишком много сталкиваемся с неуверенным,
глупым контролем, некоторые из нас начинают верить, что
всякий контроль плох. Но это очень далеко от истины.
Контроль необходим, чтобы внести какой-то порядок в хаос.
Человек должен быть способен контролировать вещи, свое тело,
свои мысли, покрайней мере до некоторой степени, только
тогда он сможет хоть что-то сделать.
Хаос можно назвать неконтролируемой беспорядочностью�.
Только те, кто может осуществлять некоторый контроль над
этой беспорядочностью, могут справляться с хаосом. Те, кто
не может, порождают хаос.
Таким образом, различие между хорошим и плохим
контролем становится более очевидным. Различие между хорошим
и плохим здесь в степени. Полноценный позитивный контроль
другие могут прогнозировать. Это характеризует хороший
контроль. Непозитивный, неряшливый контроль невозможно
предугадать; поэтому это плохой контроль. Интенция� тоже
имеет некоторое отношение к контролю. Контроль может
использоваться для конструктивных или деструктивных целей;
но вы увидите, что при интенции, направленной к
деструктивным целям, используется плохой контроль.
Таким образом, предмет хаоса достаточно обширен. Может
показаться странным, что этой теме мы уделяем столько
внимания. Но вы увидите, что это прекрасный общий
знаменатель для всего, что мы считаем злом в жизни. И если
человек научился бороться со всеми проявлениями хаоса, его
внимание освобождается для конструктивной деятельности. Пока
хаос приводит его в замешательство, он может думать только о
разрушительных вещах - больше всего он хочет уничтожить
хаос, замешательство.
Поэтому давайте сначала научимся уничтожать проявления
хаоса. И это, как оказывается, довольно просто. Когда
кажется, что все частицы находятся в движении, остановите
одну и посмотрите, как другие движутся относительно нее, и
тогда вы обнаружите, что хаос уменьшился. Когда одна частица
принята за стабильное данное, остальные можно привести в
порядок. Так можно рассматривать и понимать чрезвычайные
обстоятельства, механизм, работу и саму жизнь, и быть
свободным.
Посмотрим, как это работает. В первой главе мы
перечислили ряд факторов, влияющих на получение и сохранение
работы, продвижение по работе. Всю эту проблему можно
решать, как делает большинство людей, приняв за данное `я
могу получить и сохранить работу`. Если человек ухватился за
это, как единственное убеждение, то хаос и незащищенность в
жизни уменьшатся.
Но предположим, что сделано следующее: предположим, что
без дальнейшего исследования проблемы человек в молодости
стиснул зубы, закрыл глаза и сказал: `Я могу получить и
сохранить работу, что бы ни случилось. Поэтому я больше не
буду беспокоиться об экономической стороне существования.`
Что ж, это было неплохо.
Позже его без предупреждения увольняют. Уже десять
недель он не может найти работу. Тогда он почувствует, даже
если найдет новую работу, меньшую безопасность, меньшую
уверенность. Предположим, что произошел еще какой-то
неприятный случай, и он снова оказался без работы. На этот
раз он еще больше утрачивает чувство уверенности,
безопасности. Почему?
Рассмотрим доктрину о стабильном данном с
противоположной стороны. При таком подходе оказывается, что
проявления хаоса нейтрализуются стабильным данным, и что,
когда стабильное данное поколеблено, снова возникает хаос.
Допустим, хаос остановился. Частицы еще разбросаны, но
неподвижны. Что остановило их? Принятие стабильного данного.
Представим кого-нибудь, кого постоянно преследовала мачеха.
Однажды, после очередной ссоры, он выходит на улицу и, в
сердцах, говорит `Все мачехи злы.` Таково было его решение.
Оно, правильное или нет, стало стабильным данным, принятым в
хаосе. И сразу он почувствовал себя лучше. Теперь он мог
справиться или, по крайней мере, жить с этой проблемой. Он
знал, что `все мачехи злы`. Это было неверно, но это было
стабильным данным. Затем, как-то раз, когда он был в трудном
положении, та же мачеха сама оплатила не только его
квартплату, но и другие долги. Он сразу почувствовал сильное
замешательство. Ее проявление доброты не должно выло вызвать
замешательство. Разве она не решила его проблему? Тогда
почему он должен огорчаться? Потому что было поколеблено
стабильное данное. Весь хаос прошлой проблемы снова пришел в
движение из-за того, что была продемонстрирована ложность
стабильного данного.
Чтобы привести человека в замешательство, достаточно
найти его стабильные данные и инвалидировать их. Когда те
немногие стабильные данные, что есть у человека, будут
поколеблены под действием критики или аргументов, все его
устоявшиеся представления снова придут в движение, и он
впадет в замешательство.
Дело в том, что стабильные данные не должны обязательно
быть истинными. Их просто принимают. Когда они приняты,
другие данные рассматриваются в отношении к ним. Таким
образом, принятие любого стабильного данного устраняет
беспорядочность и замешательство, связанные с той областью,
которой это данное принадлежит. Но если это стабильное
данное пошатнулось, инвалидировано, опровергнуто, то у
человека вновь возникает замешательство. Разумеется,
достаточно принять новое стабильное данное или восстановить
старое, но, чтобы сделать это без затруднений, нужно знать
Сайентологию.
Допустим, кто-то не испытывает страха за экономику
страны, потому что ей занимается героический политический
деятель. Этот деятель является стабильным данным для всякого
замешательства, связанного с экономикой страны. Поэтому
человек `не беспокоится`. Но наступает день, когда
обстоятельства или политические противники пошатнули этого
деятеля как данное. Они `доказывают`, что на самом деле он

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован