11 декабря 2008
2768

Мохаммед Мохаммуд Хандуле: Передача: Разворот

Ведущие : Ирина Меркулова, Александр Плющев

Гости : Мохаммед Мохаммуд Хандуле

А. ПЛЮЩЕВ: У нас в гостях Мохаммед Мохаммуд Хандуле - чрезвычайный и полномочный посол Сомали в РФ. Добрый день.

М.М. ХАНДУЛЕ: Добрый день.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы будем общаться без переводчика, г-н посол прекрасно говорит по-русски. Мы пока затрудняемся понять, какую же именно из территорий Сомали он представляет. Мы изучали политическое устройство государства и оказалось, что сейчас на территории Сомали с разной степенью активности функционируют следующие государства и группировка, как пишет Википедия:

* Джубаленд (крайний юг),

* Пунтленд (северо-восток),

* Cомалийская республика (юг),

* Сомалиленд (северо-запад),

* Центральные штаты Сомали (центр)

* Фронт сопротивления Раханъен (юго-запад)

* Галмудуг (центр)

* Союз исламских судов

* Альянс полевых командиров

Кого Вы представляете, г-н посол?

М.М. ХАНДУЛЕ: Прежде всего, я хочу сказать, что Сомали - федеративное государство. То, что Вы перечислили - это движение и субъекты федерации. Я представляю всех субъектов федерации. Правда, у нас есть некоторые места, где субъекты федерации сейчас преобразуются, и есть движения, поэтому есть центральная власть и есть правительство Сомали, которое признано и её члены являются членом...

И. МЕРКУЛОВА: Но власть номинальная или реально правит?

М.М. ХАНДУЛЕ: Реально правит, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Насколько она контролирует территорию Сомали сейчас?

М.М. ХАНДУЛЕ: Я всё время повторяю, что Сомали - субъекты федерации, федеративные государства, каждый субъект имеет определённые полномочия, поэтому это не означает, что правительство Сомали не контролирует. У них есть своя местная власть. Сейчас нужно создавать какой-то субъект федерации, мы рассматриваем город Магадишу, как особый статус, там живут 1,5 млн, это самый трудный для нас федеративный строй. Мы изучаем и опыт России тоже.

А. ПЛЮЩЕВ: Я так подробно на этом останавливаюсь для того, чтобы и мы, и наши слушатели примерно понимали, потому, что по информации, которая идёт из регионов, связанная, прежде всего, с пиратами, которые действуют у берегов Сомали, складывается впечатление, что центральная власть далеко не всё контролирует.

И. МЕРКУЛОВА: Складывается впечатление, что власти нет как таковой, и что страна находится в каком-то хаосе.

М.М. ХАНДУЛЕ: Нет, как вы знаете, сейчас в современном мире государство не должно вмешиваться во многие вещи, это не означает будущее для меня или для вас. Но это реалии сейчас. Там, где действуют пираты - это некоторые субъекты федерации, далеко от центра, слабые государства. В основном за долголетнюю Гражданскую войну и восстановление государственности сейчас означает только слабую государственность, но не отсутствие её.

И. МЕРКУЛОВА: Не проходит и дня, чтобы не было сообщения о том, чтобы пираты сомалийские захватили то или иное судно. Складывается впечатление, что Сомали - это пиратское государство.

М.М. ХАНДУЛЕ: Я бы хотел сказать, что пиратство у берегов Сомали...

И. МЕРКУЛОВА: То есть, пираты могут не быть гражданами Сомали?

М.М. ХАНДУЛЕ: Как раз вчера, на пресс-конференции в "Комсомольской правде", фотографии, которые там были, совсем не сомалийские. И когда я смотрю по телевидению какие-то картины, они совсем не сомалийские. Где-то 20-30% того, что показывают, и даже корабли, они не относятся к нашим. Но пиратство, как таковое, оно не имеет границ, оно имеет международный характер. И пиратство у берегов Сомали имеет намного больше внешних влияний.

А. ПЛЮЩЕВ: Господин посол, может быть, пиратство не мешает государству Сомали, может это мировое сообщество озабочено, потому, что с их кораблями проблема? Вам мешает пиратство или нет?

М.М. ХАНДУЛЕ: Наоборот, это больше всего мешает народу Сомали. Народ недополучает гуманитарной помощи, которую доставляют, сами продукты, которые страна покупает, труднее получается, с пиратством наших кораблей, продуктов, если их захватывают, то мы насильственным путём разбираемся. Но когда есть граждане других стран, или имущество на корабле другой страны, нам больше всего эти страны, эти фирмы, граждане просят нас, чтобы мы не решали насильственным путём, и сами ведут переговоры.

И. МЕРКУЛОВА: Предпочитают платить деньги.

М.М. ХАНДУЛЕ: Да. И мы считаем, что эти выкупы ещё больше дают возможности пиратства. Это рак, который растёт около наших берегов, а выращивает его международное сообщество, косвенно или прямо.

А. ПЛЮЩЕВ: Ваши вопросы +7-985-970-45-45, они уже начинают поступать. Господин Хандуле сказал, что мировое сообщество в том числе стимулирует пиратство, выкупая корабли у них. Правильно я Вас понял?

М.М. ХАНДУЛЕ: Это не международное сообщество, внешние влияния.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Здесь конкретный вопрос от Алика с Алтая: "Как пираты узнают о движении кораблей? Какими техническими возможностями надо обладать и информацией?"

М.М. ХАНДУЛЕ: Это как раз то, о чём мы говорим. Кто-то снабжает информацией. Это же невозможно, чтобы вглубь океана на 200 миль плавать маленьким катером и находить такой корабль, как танкер.

И. МЕРКУЛОВА: Недавно пытались захватить огромный круизный лайнер.

М.М. ХАНДУЛЕ: Кто-то снабжает информацией. Преступные явления, как и любое другое явление, такие как наркотики, торговля оружием, находят информацию. Но сознательно ли это делается или это просто утечка информации, должны доказывать правоохранительные органы. Я думаю, что резолюция Совета Безопасности, которая приведёт к санкциям к юридическим организациям и частным лицам, привязанным к этим пиратствам у берегов Сомали, будет выяснено, откуда у них доступ к информации.

И. МЕРКУЛОВА: Может это Аль Каида руководит пиратами? Некоторые американские военные всерьёз говорят о том, что Аль Каида может базироваться в Сомали.

М.М. ХАНДУЛЕ: У нас нет доказательства за или против этого. Но мы понимаем, что любое преступное явление имеет прямую или косвенную связь.

И. МЕРКУЛОВА: Власти Сомали каким-то образом пытаются бороться с пиратами?

М.М. ХАНДУЛЕ: Мы боремся с пиратами в наших пределах. Нет ни одного корабля с сомалийскими товарами у частных бизнесменов, которые бы были в руках у пиратов. Те, кто советуют не вмешиваться, хотя это ущемление суверенитета, ради международного сообщества мы соглашаемся. Главное - нужно установить береговую охрану Сомали.

И. МЕРКУЛОВА: У вас нет кораблей?

М.М. ХАНДУЛЕ: После разрухи в Сомали береговая охрана отсутствует. Если не будет береговой охраны в Сомали, какие бы корабли не были, хоть все корабли мира, они не могут решать, они могут только бомбить Сомали, бомбить рыбаков, трудно доказать, кто пират, кто не пират. Нужно совместно решать. И с международным сообществом, но обязательно нужно работать вместе с правительством Сомали. И береговая охрана - самое главное.

И второе - техническое снабжение, спецслужбы, особенно в субъекте федерации Пунтленд, который там находится.

И. МЕРКУЛОВА: Есть такая версия, что из-за крайней разрухи и нищеты пиратством промышляет большинство населения Сомали. Это так?

А. ПЛЮЩЕВ: Более того, Илья из Екатеринбурга пишет, что есть информация, Михаил Войтенко подробно рассказывал на пятом канале, что побережье Сомали процветает на деньги от пиратства, например. Эти два вопроса в одном.

М.М. ХАНДУЛЕ: Я могу частично соглашаться с этим, потому, что любое преступное явление, тем более, доходное, если оно не наказуемое, то конечно, оно привлекает молодежь. Но у нас исламская страна. И по исламу - это преступно. Не только юридически, но и по шариату, по религии. Конечно, есть экономический вопрос, который является основой, почему молодые ребята могут ходить на столь опасную нелегальную деятельность. Мы считаем, что должна быть программа реконструкции и всеобъемлющая гуманитарная помощь.

И. МЕРКУЛОВА: Были ли случае судов над пиратами Сомали?

М.М. ХАНДУЛЕ: Да. У нас есть. Они были судимы, некоторые были казнены.

И. МЕРКУЛОВА: По законам шариата их судили?

М.М. ХАНДУЛЕ: Нет, по законам Сомали. Есть некоторые субъекты федерации, где шариат - главное законодательство. Народ сам решает, как ему жить. Когда мы говорим о субъекте федерации Пунтленд, то это светское государство, правда, им мешает, что нет доказательства, потому, что обмен информации между нашими правоохранительными организациями и международными сообществами, чьи корабли находятся там, недостаточно. Поэтому многие до сих пор находятся без суда, собирают доказательства. Судить не так просто, надо доказать вину.

А. ПЛЮЩЕВ: Скажите, где в основном базируются пираты?

М.М. ХАНДУЛЕ: Около города Эль Хараберы.

А. ПЛЮЩЕВ: Это территория Сомали?

М.М. ХАНДУЛЕ: Это территория на берегу Сомали.

А. ПЛЮЩЕВ: Но она получается, просто Вы сказали, что основная территория контролируется властями, получается, что либо территория не контролируется, либо с ними ничего не хотят делать, с этими пиратами.

М.М. ХАНДУЛЕ: А что мы можем сделать, если у нас нет береговой охраны?

А. ПЛЮЩЕВ: База на берегу.

М.М. ХАНДУЛЕ: Нет, корабли находятся в море, там нет порта. Это местное население, там, где людей в основном нет. И они там укрываются, они двигаются. Поймите, нужно восстановить правоохранительные органы Сомали: суды, спецслужба, полиция, нормальные налоговые инспекции, сколько нужно иметь денег.

И. МЕРКУЛОВА: Некоторые наши слушатели предлагают вам ввести налог на пиратство, просто собирать деньги в казну.

М.М. ХАНДУЛЕ: Этого быть не может.

А. ПЛЮЩЕВ: Чем вам могут помочь другие государства, Европейский Союз и Россия, например?

М.М. ХАНДУЛЕ: У нас есть много проблем после разрухи. Но я думаю, что наша передача касается пиратства, поэтому я буду говорить только то, что его касается. Я хочу сказать, что необходимо для этого бороться с пиратством и на море, и на суше. Но без включения правительства сомали и сомалийцев это невозможно. Поэтому необходима береговая охрана, может быть под контролем Совета Безопасности, чтобы некоторые государства, международные сообщества, которые могут думать, что это может усугубить Гражданскую войну, чтобы это было под контролем.

Я думаю, что невозможно, чтобы береговая охрана вмешивалась во внутреннее состояние Сомали. И второе - это технические спецслужбы. И то, и другое восстановил для нас Советский Союз раньше. И имеет большой опыт Россия сегодня. Поэтому береговая охрана совместно с Россией, восстановление их, кадры, офицеры, все учились в России, они русскоговорящие, ничего не надо учить, велосипед изобретать. Если была бы возможность, это было бы хорошо. У нас переговоры ведутся вместе с Россией.

Всё международное сообщество тоже готовы. Но мы хотели бы, чтобы главную роль играла опытная в этом страна Россия.

И. МЕРКУЛОВА: Готовы ли вы допустить иностранные войска на территорию Сомали, чтобы они боролись с пиратами на суше?

М.М. ХАНДУЛЕ: Нужно сообща координировать вместе, надо самим эти корабли, которые там находятся, имеют какую-то координацию, это то, что обсуждается в Совете Безопасности. Они должны координироваться с нашим правительством. Но так, чтобы им всё дозволили - это невозможно. Но координация нужна.

А. ПЛЮЩЕВ: И последний вопрос. Господин посол, известны ли Вам какие-то последние новости относительно судьбы судна "Фаина", за которым здесь пристально следят?

М.М. ХАНДУЛЕ: Последняя информация была вчера-позавчера. Поэтому я ничего нового не могу сказать. Только знаю, что переговоры идут между этими фирмами и пиратами. Были случаи, что сами американцы выступали посредниками. Здесь очень много информации, которая неверна. Очень много посредников, все говорят, но это не полная информация.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Мохаммед Мохаммуд Хандуле - чрезвычайный и полномочный посол Сомали в РФ был сегодня нашим гостем. Спасибо.


11.12.2008

www.echo.msk.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован