02 июля 2002
268

Молчание ягнят или почему Александр Усс говорит одно, а делает другое

Как известно, Госдума во втором чтении приняла поправку к Закону `Об охране окружающей природной среды`, которая касается хранения и переработки отработанного ядерного топлива (ОЯТ). Она предусматривает ввоз в Россию ОЯТ с зарубежных АЭС. Госдуме осталось утвердить эту поправку в последнем, третьем чтении, затем она пройдет утверждение в Совете Федерации и у президента.
Инициаторы проекта поправки предлагают практически без всяких ограничений ввозить зловещие отходы в Россию, где этот груз станет концентрироваться в 40 км от Красноярска. В качестве компенсации россиянам предлагается 20 млрд. долларов. Атомщики пытаются доказать нам все выгоды этого проекта. `Зеленые` же скрупулезно опровергают их аргументы один за одним... Сегодня у нас в гостях председатель красноярского отделения Международного Социально-экологического Союза Николай Зубов:
Сам проект, однозначно, не состоятелен экономически. Если посчитать сколько будет стоить содержание и охрана объекта захоронения ОЯТ на протяжении 250 тысяч лет (а именно через столько времени плутоний в `отработке` станет безопасным), то в мире просто не хватит денег на осуществление этой затеи.
США, как известно, никогда не проходили мимо сколько-нибудь значимых денег. Они посчитали, что в мире на сегодняшний день непристроенного, так сказать, ОЯТ накопилось около 150 тысяч тонн. Подсчитав, что за его утилизацию можно выручить весьма солидные деньги, американцы истратили на исследования около 6 млн. долларов, но пришли к выводу, что строить такое хранилище нельзя. Возражений - целые тома. Например, как будут вести себя геологические формации через сотни, через тысячи лет? И не дай бог что-то произойдет - под угрозой окажется существование Земли как планеты в целом.
Другая сторона. Мы когда-то продали Аляску. Где теперь эти деньги? А Аляска - .вон она. То же самое произойдет и с завозом ОЯТ. Деньги испарятся, а ядерная помойка останется. Минатом говорит, мол, отходы переработаем. Но ни РТ-1, ни РТ-2 не занимаются переработкой топлива. Они занимаются извлечением из топлива полезных элементов. До сих пор полезным был только плутоний. Но он нужен только для бомбы, а их наделали столько, что Землю на кусочки разорвать можно уже несколько раз. Бомб уже больше не надо. И куда же теперь девать плутоний?
На этот вопрос наши ядерщики отвечают, что смешанное с плутонием топливо можно использовать в реакторе. Французы же, которые были пионерами в этой области, заглушили экспериментальный реактор и объявили о провале программы. Не хочет плутоний работать в реакторе, все время норовит выйти из-под контроля и взорваться.
Сейчас ядерщики говорят о каком-то мифическом способе сухой переработки, без создания жидких радиоактивных отходов. Но об этом способе не знает никто. Нигде он не применяется. Это миф. Как миф и то, что страны-поставщики со временем `переработанное` топливо возьмут обратно. Вспомните хотя бы, как ложились на рельсы немцы. Все стараются избавиться от отходов так, чтобы никогда их больше не видеть. И если скажут вам, что сегодня где-то кто-то сможет переработать ОЯТ - это тоже миф. А не миф только одно - Красноярск станется могильником.
Что же касается денег, то недавно наши друзья из `Гринпис` сделали расчет. Если все предполагаемые деньги дойдут до назначения (в этом я сильно сомневаюсь, поскольку за пределы Садового кольца они просачиваются обычно с огромным трудом), то каждый житель Красноярского края дополнительно в свой бюджет сможет получить 60 (!) рублей в год. Вот за что нас собираются купить - как аборигенов за стеклянные бусы.
- А как Вы прокомментируете позицию краевого Законодательного Собрания, которое просто отмалчивается и никак не реагирует на эту проблему?
- Меня эта инертность удивляет. Лично мне известна только позиция `яблочника` Владимира Беседина, выступающего, также как и фракция `Яблока` в Госдуме, против ввоза ОЯТ. Что же касается остальных... Напомню, что, по нашим данным, против создания мирового могильника на территории края выступают около 90 процентов красноярцев.
- К нам в редакцию попал никогда ранее не публиковавшийся протокол совещания в Заксобрании с министром (тогда еще) атомной энергетики Евгением Адамовым. То закрытое совещание, состоявшееся еще 5-го января 1999 года (более двух лет назад!), выработало несколько любопытных, на мой взгляд, решений, объясняющих нынешнее молчание ЗС.
Читаем: `Министерству РФ по атомной энергетике (...) подготовить мероприятия по разработке в 1999 году `Обоснования инвестиций` по сухому хранилищу ОЯТ, предусмотрев возможность хранения ОЯТ зарубежных АЭС`. И далее: `Администрации и Законодательному Собранию Красноярского края, учитывая заявление министра РФ по атомной энергии, что единственно реальным источником финансирования конверсионных программ ГХК является прием на технологическую выдержку с последующей переработкой отработавшего ядерного топлива с зарубежных АЭС, предлагается: рассмотреть предложение Минатома о внесении поправок в закон РСФСР `Об охране окружающей природной среды`, позволяющих ввозить отработавшее топливо с зарубежных АЭС, построенных не по российским проектам. Ходатайствовать в Госдуме о внесении данных поправок в закон`. Под протоколом стоят подписи губернатора Александра Лебедя, председателя Заксобрания Александра Усса и министра Евгения Адамова.
Лично меня больше всего удивляет позиция спикера краевого парламента Александра Усса, который на словах вроде бы в оппозиции к исполнительной власти, а на деле подписывает вместе с Александром Лебедем документ, который ничего, кроме несчастий, нашему краю не сулит. В последнее время Усе упорно не желает комментировать ситуацию вокруг проблемы захоронения под Красноярском отработанного ядерного топлива. Оно и понятно: началась предвыборная кампания по выборам в Заксобрание лучше уж отмолчаться, чем представь в образе сторонника ввоза ОЯТ (и подписанный два года назад документному подтверждение).
- Процитированный Вами документ лишний раз подтверждает, что руководители представительной и исполнительной властей преследуют какие то свои интересы, а не интересы избирателей, однозначно выступающих против ввоза ОЯТ на территорию края.

Председатель Законодательного Собрания Александр Усс акцентировал внимание на пересмотре стратегии экономического развития края. Признавшись, что выступать не собирался, но, поскольку президент страны предоставил ему слово, спикер ЗС сказал: `Я поддерживаю выступление губернатора края, но, тем не менее, считаю необходимым высказать свои соображения о ситуации, сложившейся в Красноярском крае. Нашу новейшую краевую экономическую историю я бы разделил на два этапа: первый можно считать от кризиса 1998 года, а начало второго обозначается нынешней ситуацией.
При всех своих отрицательных последствиях кризис очень помог экономике края. В чем это конкретно выразилось? Во-первых, он обесценил наши долги по меньшей мере в два-три раза, и заплатить их было нетрудно. Во-вторых, открыл серьезные преимущества экспортным предприятиям. А наш бюджет формируется в основном за счет поступлений от предприятий, работающих на экспорт, и нам удалось резко оздоровить финансовую ситуацию в крае.
Но в то же время этот период, на мой взгляд, сыграл с нами злую шутку. В чем это конкретно выразилось? Во-первых, он создал у нас некоторую иллюзию финансового благополучия. Возникло впечатление, что финансовый дождь будет теперь всегда, поэтому мы взяли на себя излишние обязательства перед населением края. Вот здесь упоминалось о целевых программах. Я, как председатель Законодательного Собрания, голосовал за них с удовольствием. С не меньшим удовольствием они представлялись нам администрацией края. Нам аплодировало население, а итог - какой есть. На самом деле мы не получили в бюджет порядка пяти миллиардов рублей из того, что планировали, хотя в абсолютном выражении денег собрали немало.
Второй момент. Думаю, что тот период - я имею в виду период относительного финансового благополучия - несколько снизил нашу управленческую дисциплину. Что мы видим сегодня? Красноярский край до сих пор не имеет бюджета, и это стало уже притчей во языцех. Он внесен с опозданием фактически на четыре месяца. В этом есть, конечно, и объективные причины, но большая часть из них, я считаю, лежит в плоскости субъективной.
Третий момент. Кризис и его позитивные последствия снизили стимулы к наращиванию общей экономической активности. Мы попали в жесткую зависимость фактически от одного предприятия - `Норильского никеля`, доля которого теперь составляет порядка 70 процентов в нашем бюджете. К чему это приводит в условиях изменения конъюнктуры цен на цветные металлы - очевидно`.
Александр Усс отметил также: `Cерьезным фактором, повлиявшим на финансовое положение в крае, послужило изменение налогового законодательства не в пользу регионов-доноров. Надеюсь, ваш приезд позитивно скажется на политической обстановке в крае. Это будет необходимой предпосылкой того, чтобы деньги севера работали на юг и на развитие региона. Думаю, надо попытаться поработать над изменением законодательства, которое позволило бы обеспечить реальную уплату налогов сырьевыми предприятиями по месту их производственной деятельности. Это серьезная тема для Сибири. Она дает две трети налоговых поступлений. Если мы по-прежнему будем выкачивать отсюда деньги, Россия перерубит сук, на котором сидит`.
Не секрет, что президент назвал Александра Усса своим `давним знакомым`, и после выступления, тепло поблагодарив, сказал: `многие вещи вы точно сформулировали, просто вынули из моего заключительного слова`. А вот первого заместителя министра Алексея Улюкаева Владимир Путин просил не лукавить и не говорить об увеличении региональной доли в распределении налогов за счет предполагаемой передачи им 1,5% налога на прибыль, а также налога на землю и плату за ее пользование. Собственно, это лишь едва компенсирует регионам потери от отмены последнего из оборотных налогов - налога на пользователей автомобильных дорог.
Никого ни разу не перебив, а наш президент, говорят, славится тем, что больше умеет слушать и задавать вопросы, чем говорить сам, Владимир Владимирович в заключение отметил, что край - сложносоставной субъект Федерации и совершенно нормально, когда при общих интересах каждый район, город и округ преследуют свои интересы.
`Вот мы были в Норильске, город прекрасный, люди прекрасные, вызывают уважение. Вообще места очень красивые, сам комбинат и его деятельность вызывает уважение. Я, когда с рабочими-горняками общался, говорил, что меня не покидает чувство нереальности. Норильск, повторяю, вызывает уважение, и им есть чем гордиться. Но, слушая норильчан и руководство комбината о своих достижениях, я тогда молчал и никак не реагировал. Сейчас скажу. В ВВП Российской Федерации за последние годы `Норильский никель` вносит 1,2 процента, а налоговые отчисления - 1 процент. Почему? А где 0,2 процента? А должно быть еще больше. Это только то, что `Норникель` сам показал. А если поковыряться, то еще кое-что найдем. К чему я это говорю? Сейчас мы очень много времени уделили вопросу перераспределения бюджетных полномочий. Вот и губернатор края, и председатель ЗС сказали об этом. Полномочия перераспределили, нам стало труднее. Если мы будем перераспределять то, что сложилось за последние годы, скажем, какие-то субъекты, составляющие Красноярский край, опять будут что-то перераспределять, к чему это приведет? Здесь или в другом месте Российской Федерации опять будем создавать дотационные регионы. Что мы должны будем сделать в Москве? Мы будем вынуждены опять проводить ту же самую политику перераспределения федерального бюджета под аплодисменты большинства депутатов Госдумы. Потому что подавляющее большинство регионов у нас дотационные. К чему это приводит, вы сами видите. Не нужно этого делать. Если есть возможности договариваться, нужно это делать сейчас`.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован