19 декабря 2001
108

МОНАХИ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Андрей СТОЛЯРОВ

МОНАХИ ПОД ЛУНОЙ



Не существует такого города,
не существует таких людей,
и не существует времени,
когда все это происходило...



1. НОЧЬЮ НА ПЛОЩАДИ

Редактор лежал на камнях, бесформенный, словно куча тряпья, пиджак у
него распахнулся, и вывалилась записная книжка с пухлыми зачерненными по
краю страницами, клетчатая рубаха вдоль клапана лопнула, штанины легко
задрались, оголив бледную немочь ног, он еще дышал - трепетала слизистая
полоска глаза. Я нагнулся и зачем-то потрогал его лоб, тут же отдернув
пальцы, пронзенные мокрым холодом.
- Циннобер, Циннобер, Цахес... - сказал редактор.
Он был в беспамятстве.
Вдребезги разбитой луной блестели вокруг осколки стекла, с деревянным
шорохом выцарапывала штукатурку из стен потревоженная густая крапива, а
поверх измочаленных верхушек ее - там, где медленно зажигались чумные
метелки соцветий, как гнилое дупло, отворялся под самой крышей одинокий
зазубренный провал на лестницу. Вероятно, в последнюю секунду редактор
опомнился и уцепился за раму, но петли не выдержали. Третий этаж.
Булыжник. Насмерть. Я не знал, чем тут можно помочь. Вероятно, ничем. Я
лишь помнил, что это меня не касается и что просто закончился один из
этапов _к_р_у_г_о_в_о_р_о_т_а_. И теперь я, наверное, уже не смогу
отступить.
Приглушенная музыка растекалась по карнизу гостиницы, где в
горкомовских апартаментах светился ряд окон и сгибались картонные плоские
тени на занавесках. Камарилья гудела. Вероятно, Батюта сейчас по-прежнему
громко мяукал и лакал молоко из блюдечка на полу изъязвленным морщинистым
языком алкоголика. Вероятно, улыбчивый Циркуль-Клазов по-прежнему хлопал
себя ладонями по бокам, резко складывался в пояснице и натужно
подпрыгивал, изображая веселого петуха, а промасленный гладенький Шпунт,
вероятно, все так же, выбрасывая хромовые голенища, шел вприсядку вокруг
стола, умудряясь одновременно заглядывать в крохотные зрачки товарища
Саламасова. Вероятно, и сам товарищ Саламасов, наливая свинцовой злобой
бугорчатые кулаки, безнадежно и дико хрипел: Сотру в порошок!.. - а Фаина
по-прежнему, гостеприимно поддакивая, прижималась к его плечу вылезающей
доброй горячей грудью. И, по-прежнему, вероятно, невозмутимо, как
чокнутый, сигарету за сигаретой курил синеватый фарфоровый Апкиш, -
выпуская красивые кольца дыма, стряхивая пепел в тарелку. Неестественным
одиночеством веяло от него. Вероятно, так оно все и происходило. Вероятно.
Никто из них даже не поинтересовался шумом снаружи.
Это был приговор.
Карась, опустившийся на корточки рядом со мной, очень тихо почмокал и
сказал еле слышно:
- Умрет, наверное... - а потом, оглянувшись, добавил вполголоса. -
Тебе бы лучше отсюда уйти. Совершенно не надо, чтобы тебя здесь видели...
Он был прав.
Уже зачирикали у меня над головой, уже зазвенели возбужденными
голосами:
- Слышу - крики, удар... Я - выбежал...
- Это, братцы, Черкашин...
- Тот самый?..
- Конечно...
- Ах, вот оно что...
- Разумеется, а вы на кого подумали?..
- Тихо, граждане... Тихо!.. Спокойно!.. Не скапливайтесь!..
Коренастый угрюмый сержант, разделяя толпу, энергично проталкивался
откуда-то с периферии - доставая блокнот и толстенный огрызок карандаша.
Честно говоря, я не ожидал, что сержант появится так быстро. Честно
говоря, не ожидал. В прошлый раз мне, кажется, удалось уйти отсюда.
Впрочем, поручиться я, конечно, не мог. В прошлый раз - это все равно, что
в прошлом веке. Тем не менее, _с_л_о_м_, по-моему, еще не наступил: не
вставали еще из-под земли `воскресшие`, мутноглазые демоны не выскакивали
изо всех щелей. Трое в Белых Одеждах еще не двинулись по направлению к
городу. Значит, немного времени у меня оставалось.
Я сказал, оборачиваясь, через плечо:
- Вызовите немедленно `скорую помощь`!
Сержант был не виноват. Или он был виноват меньше всех. Санитары уже
протискивались с другой стороны. Меня быстренько отстранили. На мгновение
вспыхнула тесная медицинская белизна, проглотившая ручки носилок. Я
внезапно очутился один. Все куда-то исчезли. Даже Карась, вежливо и
смущенно откашливаясь, пятился под спасительный козырек гостиницы: Ничего
не видел... кха -кха... Ничего не знаю... кха-кха... - Чмокнули дверные
присоски. Я спиной ощущал полуночную булыжную пустоту за собой. Лунные
тени копошились в зарослях. Все пропало. Я остался, как рыба на влажном
песке. Что _о_н_и_ могут еще придумать? Неужели меня обвинят в убийстве?
Невероятно. Но _о_н_и_, пожалуй, способны на все. Потому что в Ковчеге
свои законы. Словно зачарованная ладья, плывет он среди бурных
свирепствующих стихий. Равномерно поскрипывают тяжелые весла в уключинах,
тихо плещется черная смоляная вода, неживыми глазницами зияет скелет
капитана, распятый у мачты. Все закончено. Поздно. Спасения нет. Наверняка
уже завтра появятся свидетели, которые охотно подтвердят, что я ссорился с
редактором буквально за мгновение до смерти, - что орал на него и угрожал
расправой. Доказательства будут. В крайнем случае, можно и без
доказательств. Тем более, что мы действительно ссорились. Обвинительное
заключение. Тюрьма. Камера. Погаснет еще одна свеча. Я только не понимал,
почему меня не арестовали сразу. Или, может быть, это -
п_о_с_л_е_д_н_е_е_ предупреждение?
Скарлатинные полосы света, пробивая крапиву, вознесшуюся до небес,
перечеркивали неровную площадь, плотоядно звенели разбуженные комары,
гулко кашляла птица, и идол в ремнях, терпеливо выслушивая мое бормотание,
крупным почерком исписывал страницу за страницей. Где вы находились в
указанное время? Какие у вас отношения с гражданином Черкашиным? Когда вы
видели его в последний раз? Он работал крайне добросовестно: формальности
необходимо было соблюсти. Вероятно, об этом и говорил Карась, когда
намекал, что давление на меня будет возрастать: поначалу отдельные мелкие
неприятности, затем - неприятности покрупнее, наконец - ощутимые удары
судьбы и в финале - кромешный обвал, погребающий сумасшедшего, который
бредет во мраке. Я ведь просто-напросто сумасшедший. Мне давно уже
следовало бежать из этого города, - пока в самом деле не наступил еще
полный слом, и пока не воцарился Младенец с блистающим скипетром, и пока
Железная Дева не коснулась меня своей рукой, и пока я не услышал пугающих
слов Гулливера: Черный хлеб, как пырей, именуемый - _Л_о_ж_ь_... Белый
хлеб, точно лунь, именуемый - _С_т_р_а_х _В_е_л_и_к_и_й_... - отрешенное
бледное запрокинутое лицо, слабость рук, шевелящих холодными пальцами,
страшный столб, поднимаемый на вершине холма, и - промозглая серая
вогнутая равнина.
Хронос! Хронос! Ковчег!
Я мучительно пытался вспомнить: арестовали меня вчера или нет? Если -
нет, то сохраняется еще какая-то небольшая надежда. Мысли у меня -
опрокидывались, я вчера был у Лиды, мы выключили свет и по очереди,
осторожно шептались, приближая теплые губы к самому уху. Она очень
боялась, что нас кто-нибудь ненароком подслушает. Волосы ее пахли
старостью, недавно прошел дождь, горизонты очистились, и горькостью
размолотой лебеды тянуло в свежевымытые косые рамы. Я отлично все помню.
Впрочем, это ничего не значит. Это - `гусиная память`, мираж, фантомы за
чертой времени. Этого никогда не было. Я погиб. Да, но сегодня утром я
проснулся в гостинице, и меня разбудил сосед - мятая обескровленная
физиономия, пластилиновые руки, жаждущие соприкосновения: Кажется, вы
л_и_ч_н_о_ знакомы с товарищем Саламасовым?.. Очень, очень приятно... -
Выходит, не арестовали. Выходит, есть еще шанс! Впрочем, это тоже ничего
не значит. Небольшие вариации, конечно же, допустимы. Ведь они не угрожают
целостности Ковчега. Опасность представляет лишь прямое и открытое
действие, идущее против течения. Например, мой _п_о_б_е_г_. Я слушал скрип
карандаша, ползущего по бумаге, сердце у меня трепыхалось, как воробей. И
я знал, что уже погиб. Никакого _п_о_б_е_г_а_ не будет. Но по-видимому,
вчера я все-таки не погиб окончательно, потому что из августовской
непроницаемой черноты, будто со дна огромной морской раковины, раздался
могучий голос, и голос этот пообещал, что меня еще вызовут в ближайшее
время. В нем была очевидная угроза, коренастый сержант хотел, чтобы я ее
почувствовал, и я ее почувствовал. Я смотрел, как он уходит, цокая
набойками по булыжнику: страшноватое, серо-малиновое, несгибаемое
олицетворение власти - траурные густые ветви сомкнулись за ним, зашуршали
в горячей листве кропотливые насекомые, я дышал верхушками легких, молотом
бухала кровь в больной голове, выступала испарина, прилипали неосторожные
комары, и у меня даже не было сил, чтобы стереть их со щек ладонью.


По городу бродило Черное Одеяло.
Беззвучно, как торфяная вода, проступило оно из резного боярышника
напротив и, помахивая оборванными фосфоресцирующими краями, очень медленно
двинулось через площадь, недалеко от меня, колебля нижней кромкой своею
обглоданные травяные былинки. Чудовищная ночная бабочка, вышедшая на
охоту. Махаон-людоед невиданных размеров. Одеяло пробуждается в полночь.
Обитает оно в полуразрушенной Гремячей Башне за городом - где разломом
кончается древняя крепостная стена, по ночам на Башне светится ртутный
огонь в бойницах, и доносится странный протяжный размеренный гул, точно от
множества пчелиных ульев. Синий дым ползет из подвалов. Это, видимо, не
легенды. Это - душа Безвременья. Я увидел, как из соседнего двухэтажного
дома с погашенными окошками, будто швабра, обвитый халатом, выбежал
человек в стучащих истертых баретках и, волчком крутанувшись на месте,
раздувая тяжелые полы, со всего размаху ударился головой прямо в черный
клубящийся сгусток. Одеяло пронзительно чмокнуло, поглощая добычу. Я сжал
кулаки. Через две-три минуты появится новый зомби. Он очнется, как
эпилептик, он поведет вокруг себя глазами из молочного льда, он ощупает
липкое вялое желтое слабое тело - он вздохнет, он почешется, он сплюнет
тягучей слюной, и резиновый рот его сам собою растянется в довольную и
бессмысленную ухмылку. Все хорошо, все отлично, можно не беспокоиться. А
затем он вернется обратно, в квартиру - чтоб досыпать.
Мне хотелось зарыться под землю. Звездный блеск лежал на иголках
крапивы, которые перекрещивались над головой. Одеяло совсем не опасно, оно
ходит улиточьей поступью, от него легко убежать. Чтоб утратить сознание,
надо самому тронуть дрожащий стекающий фосфор. Надо прежде всего -
п_о_ж_е_л_а_т_ь_. Лишь тогда прозвучит удивительный треск, и проскочат
короткие зеленоватые искры, и по жилам, как водка, заплещется жгучее
электричество. Так рассказывают. Впрочем, сейчас у меня другие проблемы. Я
еще должен был дожить до утра. Ночь - это царство призраков. По сценарию я
проснулся в гостинице, но ведь уже началась вариация, давление возрастает.
И в гостиницу меня теперь просто не пустят. `Нет мест`. Они получили
строгий и неумолимый приказ. Мне не дадут даже пересидеть в холле, в тепле
- сошлются на какую-нибудь инструкцию образца тысяча девятьсот тридцатого
года. `Запрещается пребывание посторонних лиц`... И так далее. Все будет
по закону. _О_н_и_ поступают только по закону. Правда, законы эти
устанавливают _о_н_и_ сами. На вокзал мне тоже пока нельзя. Полный
с_л_о_м_ еще не наступил, патрули, вероятно, предупреждены, не хватало,
чтобы меня задержали за бродяжничество. И в парадных, на лестнице, у
чердака тоже долго не просидишь, проверять будут каждую трещинку. - Что вы
здесь делаете, гражданин? - Ничего. - Ах, ничего, тогда пройдемте! - И уж,
конечно, нельзя было идти к Лиде. Я не знаю, что _о_н_и_ задумали еще, но
в квартире на Луговой уже прорастает рыжая паутина, которую не смести, уже
бегают, стрекоча, тараканы размерами с небольшой огурец, и скребется уже
за стеной кто-то странно-когтистый, в горячей шерсти - обоняя доступную
плоть, истекая слюной и выкрашивая от бешенства розоватые дряхлые кирпичи.
Хронос! Хронос! Ковчег! А ночных ресторанов в этом городе нет. Это ведь
очень тихий и маленький город. И навряд ли какая-нибудь старушка
согласится пустить меня в комнату, пусть даже за тройную оплату. Потому
что старушки, наверное, тоже предупреждены. Я почувствовал злобу и душащую
беспомощность. Меня обложили со всех сторон. Оставался лишь дом на
окраине, в Горсти: серая картофельная ботва, поросенок - веселый,
хватающий за щиколотки, женщина в сарафане из лоскутов, которая
зачерпывает кислый воздух, а потом облизывается и - жует, жует, жует
пустоту. К счастью, это - всего на одну ночь. Мне ведь надо продержаться
всего одну ночь, всего несколько тягучих беспокойных часов. В семь утра
идет поезд. Завтра я обязательно уеду отсюда. В кармане у меня лежал
билет, оставленный редактором. Надо явиться на перрон перед самым
отправлением. Тогда _о_н_и_ ничего не смогут сделать. Все-таки мне
повезло, что - лето. Зимой бы я точно пропал.
Я поднял воротник пиджака и уже собирался пойти вдоль расхлестанной
хулиганистой улицы, где, сворачивая на спуск, горели редкие жестяные
фонари, но в это время дверь рабочей подсобки, совершенно невидимая в
стене, распахнулась, и Фаина, светлея протяжным воздушным платьем, голыми
руками и пирамидальной седой прической, сделанной специально для банкета,
быстро и негромко прошептала мне:
- Иди сюда, я тебя уложу, что ты здесь торчишь, как дерево на
автостраде...
Это было бы наилучшим выходом, потому что в гостинице меня не станут
искать, но Фаина была - без сомнения - зомби, я по-прежнему боялся ловушки
и поэтому упрямо покачал головой:
- Ни за что!..
Тогда она без лишних дискуссий втащила меня в треугольный
хозяйственный закуток под лестницей, загораживая проход, обдавая духами:
- Послушай! Не валяй дурака!.. Ты окажешься на Таракановской, и к
тебе немедленно подойдут двое местных парней... И потребуют закурить. А ты
ведь не куришь?.. И милиция, разумеется, не отыщет виноватых...
- Откуда ты знаешь?
- Знаю... - она обхватила меня и приблизила влажные искры глаз. - Ну
не будь идиотом, я слышала, как _о_н_и_ договаривались... И Нуприенок
кивал... Мы проскочим по черному ходу, никто не увидит, это, может быть,
твой последний, единственный шанс...
- Завтра мне надо подняться в шесть утра. Поклянись! - отрывисто
сказал я.
- Ну, конечно, конечно! - и Фаина, уже не колеблясь, не спрашивая ни
о чем, повлекла меня по невидимым темным ступенькам - сначала вниз, сквозь
подвальные переходы, уставленные забытой мебелью, а потом снова вверх - к
круторогим пластмассовым загогулинам, которые освещали пустынный коридор,
весь наполненный тишиною и тревожным глянцевым блеском дубовых дверей. - Я
тебя положу в `семерке`, там есть свободное место... И напарник вполне
приличный - из `тягачей`... Только скажешь ему, что это - временно, завтра
тебя уже здесь не будет...
- А ты не боишься _п_о_с_т_а_р_е_т_ь_? - с внезапной завистью спросил
я.
У Фаины размотались отбеленные локоны на висках.
- А... все равно!.. Ты, разумеется, не поверишь, но я _и_х_ ни
чуточки не боюсь... Ни Батюты, ни даже товарища Саламасова... Чтоб _о_н_и
провалились!..
Я и в самом деле не верил ей.
Она повернула ключ, и из приоткрывшейся узкой щели между дверью и
косяком вырвался сигаретный дым.
- Ну, иди же, иди! Твоя кровать справа... И, пожалуйста, не
выглядывай никуда... А мне надо бежать - как бы _н_а_ш_и_ не
спохватились...
Я без сил повалился на скомканную постель. Шторы в номере были
задернуты, и на них отпечатался лунный негатив окна. Было зверски
накурено. Я устал, но я отчетливо помнил, что это еще не все, и
действительно - едва заскрипели пружины, как натруженный низкий голос из
темноты безразлично поинтересовался:
- Сосед?
- Сосед, - ответил я.
- Вот какая история, сосед, - вяло сказали из темноты. - Жил-был
Дурак Ушастый. Ну, он был не совсем дурак, а просто очень наивный,
доверчивый человек. Этот Дурак Ушастый читал газеты, и он верил тому, что
в газетах пишут. Он смотрел телевизор и верил тому, что показывают на
экране. Он, как чокнутый, слушал радио, и буквально каждое слово речей
западало ему прямо в душу. А когда этому Дураку Ушастому говорили, что -
в_с_е _н_е _т_а_к_, то он страшно сердился и просил, чтоб немедленно
замолчали. Он сердился и слушать ничего не хотел. Вот такой он был
человек. Наивный. И, как полагается, этот Дурак Ушастый очень любил
работать. Он стремился работать, и он умел работать, и работал он - как
здоровая лошадь на борозде: изо дня в день и из года в год, и он даже в
отпуск не уходил, чтобы было можно больше работать. И что бы этому Дураку
Ушастому ни приказывали, он все исполнял без колебаний. Он никогда не
задумывался. Он считал, что именно так и надо. Потому что все вокруг
делали именно так. И вот как-то раз этого Дурака Ушастого вызвали к одному
большому начальнику, а это был очень Большой Начальник, и он прослышал,
что Дурак Ушастый умеет работать, как здоровая лошадь на борозде. И вот
этот Большой Начальник говорит Дураку Ушастому...
Я стащил пиджак и повесил его на спинку стула. Сосед рассказывал
абсолютно без интонаций, на одной колеблющейся неприятной ноте. Так
рассказывают на поминках. Я был рад, что не вижу его в темноте. В самом
деле - `тягач`. Я вчера уже слышал эту историю. Вероятно, я слышал ее уже
много десятков раз. И я знал, что сейчас он спросит: не сплю ли я? - и
сосед, разумеется, тут же спросил: Вы не спите? - Нет, - ответил я, точно
эхо. Мне нельзя было спать. Умирающий город был полон зомби. Как голодные
огненные муравьи, они пожирали его изнутри, оставляя лишь скорлупу и
истерзанный мусор. По улицам бродило Черное Одеяло, мутно плавились
амбразуры в Гремячей Башне. Мне нельзя было спать. Распускался чертополох,
шлепал картами у костра ожиревший Младенец, многорукий Кагал надрывался
всеми своими шестью керосиновыми моторами, и Железная Дева, опираясь на
посох, жадно рыскала по переулкам, ища очередного сожителя. Будто угли,
краснела металлическая оправа очков. Хронос! Хронос! Ковчег! Мне нельзя
было спать. Я растер дрожь лица и до слез ущипнул себя за мочку уха.
Толстый крест отпечатывался на шторах луной. Было больно и муторно. Мне
нельзя было спать. Содрогался лепной потолок, доносились оттуда какие-то
звериные выкрики. Камарилья гуляла. Мне нельзя было спать. Ведь умер
редактор. И он снова умрет - через двадцать четыре часа. Мне нельзя было
спать. Хоть Фаина и обещала, что утром разбудит. Но я знал, что она не
разбудит. Мне нельзя было спать. Я щипал мочку уха. Мне нельзя было спать.
- Я слушаю, слушаю вас! - сказал я в отчаянии. Мне нельзя было спать.
Наваливалась глухота. Мне нельзя было спать. Мягко падали веки. Мне ни в
коем случае нельзя было спать. Я ведь тоже был - зомби, и черный нелепый
круговорот готов был сомкнуться и затянуть меня...



2. ОБЫКНОВЕННОЕ УТРО

Стояли с пяти утра. Нагружались сумками и пакетами. Очередь
растянулась на километр. Говорили, что из свободной продажи исчезнут
крупы, соль, сахар, а также дешевый собачий студень, снова введут
карточки, продуктов не хватает, все промышленные товары будут
распределяться по месту работы: галоши и комбинезон - один раз в год.
Говорили о небывалой засухе на юге, где пустая раскаленная земля
потрескалась, выполз желтый туман и пшеница умерла в зерне. Говорили, что
надвигается всеобщий голод, в правительстве паника, никто не знает, что
делать, трех министров уже посадили, - срочно покупают хлеб за границей, а
т_е_, значит, не продают, и поэтому в Москве сейчас строятся гигантские
хранилища для консервов, даже метро закрыли: каждому трудящемуся станут
выдавать банку минтая на два дня, а по праздникам - котлетку из брюквы.
Остальные, по-видимому, как хотят. Всех студентов сошлют в колхозы,
отпуска сократят, рабочий день увеличат, запретят колбасу, выпустят
пищевой гуталин, откроют общие бани, тунеядцев - немедленно под расстрел,
так - до следующего урожая, который - тоже сгорит, и тогда пропадем
совсем. В Сибири уже сейчас есть нечего, брат мне писал: съели все сено,
весь мох, всю кору с деревьев, народ оттуда бежит, побросав фабрики и
заводы, а на опустевшие земли спокойно приходят китайцы. Китайцу - что?
Съел кузнечика - и довольный. Значит, вот оно как. Да, так оно. А нам
разве скажут? Ни черта нам не скажут. Вымрем, тогда узнаем. И в газетах не
будет? Чего захотели - в газетах!..
Старичок из киоска `Союзпечать`, морща серую черепашью шею, очень
радостно сообщил мне, что скоро начнется война. _Т_е_ потребовали
освободить всех евреев, а _н_а_ш_и_, естественно, отказались. Потому как
евреям и у нас хорошо. Было три ультиматума. Ракеты уже летят. Тайно
объявлена мобилизация. У него самые верные сведения: в городе видели крысу
о двух головах, которая везла на спине голого ребенка, увенчанного
короной. Крыса насвистывала `Прощание славянки`, ребенок же визгливо
хохотал и выкрикивал: Идиоты! Идиоты! Психи ненормальные!.. - тыча пальцем
в прохожих. А наутро из зыби за серой рекой поднялись Трое в Белых
Одеждах, сами ростом до облаков, и, как ангелы, прижав ладони к груди,
очень долго смотрели на величественное здание горкома, печально и тихо
вздыхая, - а потом незаметно растаяли, точно дым. Будет, значит, война -
семьдесят семь лет, и будет неизлечимый мор, и будет пал ледяного огня на
четыре стороны света, и крысы будут вечно править людьми. Не зря же
вымахала такая крапива - дрокадер, сатанинская колючка, до самых крыш... А
что говорят в столице: мы погибнем все, или хотя бы один человек
останется?
- Ничего не слышал, - торопливо ответил я, забирая газеты.
Был август, понедельник.
Циркуль-Клазов в слабо клетчатом отутюженном костюме, разглядывавший
до этого пыльную драпировку на витрине универмага, вдруг потерял к ней
всякий интерес и непринужденно тронулся вслед за мной, поблескивая
круглыми слепыми очками. Я заметил, как он мельком сказал что-то киоскеру,
и тот, отшатнувшись, со стуком захлопнул окошечко. Все. Газет мне больше
не продадут. У меня болезненно оборвалось сердце. За мной
с_м_о_т_р_е_л_и_ вторые сутки - нагло, прилипчиво, даже не пытаясь хоть
как-нибудь скрыть. Это была настоящая психическая атака. Вчера ходил
Суховой, а сегодня - Циркуль. Меня начинали _у_б_и_р_а_т_ь_. Час назад
администратор гостиницы сказала: Просим вас освободить этот номер,
произошло досадное недоразумение, он был забронирован еще на той неделе, к
сожалению, огромный наплыв приезжих. - Она постукивала железными ключами о
стол. Колыхались сережки из золота. Спорить было бессмысленно. И дежурная
на втором этажа, возмущенно одергивая платье, фыркала, как больной
верблюд: Мы не можем устраивать здесь склад вещей! Сдайте свой портфель в
камеру хранения! - Спорить было так же бессмысленно. А буфетчица из
ресторана внизу даже не посмотрела на протянутые мною деньги: Ресторан
закрыт! - И швейцар, не задумываясь, распахнул дверь наружу: Сюда, сюда,
прошу вас... - Все это было чрезвычайно серьезно. Будто жесткие пальцы
легли мне на горло.
Я свернул по Таракановской, а потом сразу же - на Кривой бульвар, где
стояли подстриженные купы чертополоха. Тухлое коричневое солнце выплыло в
голубизну над трубами, и крапивная чернь, обметавшая стены домов, заиграла
стеклянными острыми проблесками. Я спешил, словно мягкий червяк, на
которого вот-вот должны наступить. Нет ничего хуже обычного страха. Я ведь
не совершил никаких противозаконных поступков. И я знал, что для
установления слежки требуется санкция прокурора. Я имел поэтому полное
право протестовать. Мокрая натянутая, бесконечно жалкая ниточка, как
струна, вибрировала у меня в груди. Это были все теоретические
рассуждения. Циркуль-Клазов, поднимая лакированные ботинки, невозмутимо
вышагивал за моей спиной, и слепые белесые очки его отражали небо. Какой
прокурор? Какая санкция? Вы же не ребенок. Деревянный скрипучий город -
ловушка для идиотов, деревянные скрипучие люди с мозгами из костей и
тряпок, деревянное скрипучее, обдирающее живую кожу время, которое, как
телега, заваливаясь на бока, еле тащится по дремучим ночным ухабам.
Непроглядный растительный сумрак. Стагнация. Бессилие разума. - Одну
минуточку, гражданин!.. - А в чем, собственно, дело?.. - Минуточку, вам
говорят!.. - Только без рук!.. - Гражданин!.. - Пустите меня!.. -
Гражданин, не оказывайте сопротивления!.. - Удар в лицо - белые искры из
глаз. Удар в поддых - рвотный перехват дыхания. Завернутая на шею рука -
пронзительной кричащей болью выламываются суставы. - Согласен!..
Согласен!.. - Вот и хорошо. А теперь внизу на каждой странице: `с моих
слов записано верно`. И подпись. Да не ерзай ладонями, с-сука очкастая,
всю бумагу нам измараешь! - Так было с Корецким. Ничего не доказать.
Никогда ничего доказать нельзя.
Я, наверное, совсем потерял голову, потому что неожиданно побежал -
вдоль дремотной асфальтовой каменной улицы, мешковато переставляя ноги.
Это было ужасно. Это было смешно и глупо. Куда мне бежать? Мятые со сна
прохожие, уступая дорогу, изумленно оборачивались на меня. Деловито
забрехала собака. Выпорхнул из-под ног перепуганный воробей. Мне казалось,
что в спину сейчас громогласно и звонко раздастся: Держите его!.. -
Кинутся, повалят, с упоением затопчут в седую горькую пыль. Бегущий всегда
виновен. Особенно в этом городе. Лида предупреждала, что так и будет. - Я
тебя прошу: уезжай. Если сможешь, и если не сможешь. Все равно. Хоть куда.
Уезжай. - Нет ничего хуже страха. Уже через полсотни метров я начал
задыхаться, и тончайшее огненное шило вонзилось мне в правый бок. Бульвар
качался и раздваивался. Я боялся задеть выступающие листья крапивы -
потому что тогда ожог, больница, обязательная койка на целых два месяца.
За два месяца _о_н_и_ меня уничтожат. Это был неизбежный финал. Черный зев
подворотни распахнулся навстречу. Будто спасение: какие-то ящики, какие-то
щепастые доски, нелепый бетонный столб посередине двора и тут же -
парадная с половинкой отломанной двери. Цепляясь за изжеванные перила, я
вскарабкался на второй этаж и, обмякая, прислонился в углу. Было крайне
тоскливо. Я не знал, почему я забрался сюда. Так нахохлившийся больной
хомяк забивается - в дерн, под корни. У меня вылезали глаза. Твердые
неумолимые пальцы все сильнее сходились на горле. Одно дело слышать о
подобных историях, передаваемых под большим секретом, срывающимся
полушепотом, только для своих, и нечто совсем иное - испытать все это на
себе. Если бы меня здесь нашли, то я бы сдался, честное слово! Я бы
сдался, я поднял бы руки и униженно вымаливал бы прощение, суетливо
клянясь, что - больше никогда, ни за что на свете! Но сквозь изъеденное
неотмытыми напластованиями окно, очень быстро потеющее от дыхания, я с
громадным облегчением увидел, как Циркуль-Клазов, появившийся уже через
секунду, дико заметался на булыжных макушках из стороны в сторону,
по-собачьи вынюхивая следы, а потом, видимо приняв решение, торопливо
побежал дальше, на соседнюю улицу. Двор, оказывается, был проходной.
Все-таки есть Бог! - деревянный, одноглазый, страшный и молчаливый,
темноликий, прожорливый, косматый бог нелюдей!
Кажется, я, в изнеможении прикрыв глаза, возносил горячую молитву
этому вислогубому, брезгливому, злобно-высокомерному богу в потеках от
жирной лести, когда одна из трех дверей, выходящих на лестничную площадку,
тихонечко приоткрылась, и сквозь темный проем абсолютно беззвучно
выскользнул щуплый черноволосый человек в мятых брюках и поношенном
свитере, чрезвычайно похожий на встревоженного грача - склонил на бок
остроносую голову.
- Кусакова уже сожрали, - негромко сказал он. - Кусакова сожрали.
Теперь очередь за Черкашиным... Вы, конечно, слышали об этом? Нет?.. Это
плохо. Вы очень легкомысленны... Между прочим, именно вы должны его
заместить. Я на вашем месте стал бы сейчас вдвойне осторожней... Потому
что события могут сконцентрироваться на вас... Я надеюсь, вы не
собираетесь вписаться в сценарий?.. Нет? Тогда зачем вам понадобилось
ходить на бюро?.. Просто так? Ни к чему! Зачем ворошить гадючник... -
Человек быстро-быстро подозрительно обнюхивал меня. Шорох слов разлетался
у него изо рта ореховой скорлупой. Я не ходил ни на какое бюро. Я и не
собирался. Я вообще видел этого человека впервые и поэтому с опасливым
удивлением взирал на толстый самодельный, тщательно заклеенный белый
конверт безо всякой надписи, который он, достав из-под свитера, настойчиво
пихал мне в грудь. - Берите, берите!.. Как договаривались!.. Я все это
переписал - извините, печатными буквами, небольшая перестраховка. Мне это
стоило, наверное, трех лет жизни. Три года!.. Как копеечка!.. Напоминаю в
десятый раз: вы меня не знаете, и я вас тоже никогда не встречал. Боже
мой, точно в подполье!.. - он досадливо передернул узкими худыми плечами,
свитер был сильно заплатанный, где-то скворчало радио, пахло жареной
рыбой. - Теперь вам надо как-то выбраться отсюда, - сказал он. - На вокзал
не советую, там вас возьмут. А через Коридоры вы просто запутаетесь:
семнадцатый поворот, девяносто восьмой поворот... Лучше всего идите на
Лаврики. По дороге. Которая вниз. Говорят, что кое-кому удалось
прорваться. Ну! Прощайте! Надеюсь, больше мы не увидимся. Кстати, хотите
последний анекдот? Вышел товарищ Прежний на пенсию, на другой день заходит
к вечеру в магазин: Килограмм колбасы и полкило масла. - Масла нет,
колбасы нет. - Как нет?! Почему нет?! - Сегодня не завозили. - Безобразие!
Второй день на пенсии, и уже такой бардак!..
Человек захихикал, мелко заперхал гортанью и оскалил мышиные
треугольные зубы.
- Что здесь у вас? - спросил я, недоверчиво держа конверт за углы.
- Вам ведь нужны факты? Я и даю вам факты: письма, выписки из
протокола, подлинные показания свидетелей. Как договаривались... Но имейте
в виду - это ваш приговор, потому что теперь пощады не будет. - У него
вдруг запрыгало что-то в кофейных плоских глазах, и он как бы закостенел,
освещенный утренними лучами, вздернув длинный колючий нос. - А вы разве
забыли: Идельман, особое мнение? Память, память... И разговор наш
вчерашний забыли? А какое сегодня число? Восемнадцатое? Правильно,
восемнадцатое...
И прежде, чем я успел что-либо произнести, он испуганным юрким
зверьком отскочил к черной щели в дверях и выбросил палец:
- Зомби!!!
Меня будто громом ударило.
- Так вы и есть Идельман?
- Не держите меня! - пискнул серенький человечек.
- Подождите же, Идельман!..
- Не надо!
- Послушайте!..
Но он сделал неуловимое движение, и тут же щелкнул замок, отрезав
лестничную тишину. Дверь была солидная, в полтора человеческих роста, в
многослойной пузырчатой высохшей краске, прошпатлеванная войлоком и
поролоном, - совершенно безнадежная дверь.
Как могила.
Я шандарахнул в нее кулаком.
- Откройте, Идельман!.. Я ищу вас четвертые сутки, мне сказали, что
вы на больничном!.. Откройте!..
Ни звука.
Толстая неповоротливая страшноватая баба с ведром земляной картошки,
несмотря на жару перевязанная по груди шерстяным платком, поднималась с
первого этажа, будто паровоз, выдыхая тяжелые хрипы.
- Не хулюгань, не хулюгань, парень!.. Никто здесь не живет. Уехал
старик к дочери и ключи мне отдал. Уж которую неделю его нет...
Она теснила меня невероятным корпусом.
Пахло рыбой.
Я оглянулся на полированную металлическую табличку, прикрепленную
слева от дверей. `Идельман И.И.`, буквы были доисторические, с роскошными
завитушками, перечеркнутые кое-где наплывами окислов, а выше них по
меловой стене - гвоздем по штукатурке - было резко процарапано короткое
неприличное слово.


Материалы я просмотрел прямо на лестнице, поднявшись этажом выше. Это
был жуткий мрак, загробная волосяная духота, шарящие по лицу безумные
костяные пальцы. Некто Б. показал, что вручил Корецкому деньги в
количестве девятисот рублей, за которые тот обещал способствовать
продвижению его вне общей очереди. Когда вы вручили Корецкому эти деньги?
Двадцать седьмого числа. На следствии вы утверждали, что вручили их
двадцать восьмого. Ну - может быть, двадцать восьмого. Так двадцать
седьмого или двадцать восьмого. Молчание. А в какое время вы их вручили?
Часа в три дня. Вот показания свидетеля Кусакова: в указанные вами числа
вы выполняли задание по оформлению технической документации на объектах и
ни на минуту не отлучались с работы. Молчание. Как вы это можете
объяснить, свидетель? Молчание. Может быть, вы просто не давали
обвиняемому этих денег? Молчание. Защита вопросов не имеет. Полупустой
зал, беспорядочные облезлые стулья, графин на зеленом сукне,
концентрирующий в своей сердцевине ослепительный солнечный снопик. Все
было безнадежно с самого начала. Некто В. показал, что Корецкий четырежды
вымогал у него подношения, обещая негласно содействовать при рассмотрении
запутанного дела. Какую сумму вы передавали обвиняемому? Кажется, пятьсот
рублей. _К_а_ж_е_т_с_я_, свидетель? Точно пятьсот! Но на следствии вы
утверждали, что - триста. К сожалению, я не помню. Так триста или пятьсот?
Молчание. Вы же знали, что от Корецкого решение вашего дела не зависит?
Ну, вроде бы, знал. Вам не показались странными его домогательства? Ну,
вроде бы, показались. Почему же вы сразу не заявили об этом в милицию?
Молчание. Мы слушаем вас, свидетель. Молчание. Может быть, вы просто не
давали обвиняемому этих денег? Молчание. Защита вопросов не имеет.
Это был полный мрак, удушье, пересохшие сенные остья, выкалывающие
глаза. Побелевший, исхоженный, стертый линолеум, пыльные занавески,
круглые электрические часы - на стене. Погребение. Двадцатый век. Полдень.
Из характеристики Корецкого, выданной ему год назад: Проявил себя знающим
инициативным работником, отлично владеет всеми навыками профессии
инженера, внес ряд ценных рационализаторских предложений, неоднократно
отмечался грамотами и благодарностями в приказе, ведет большую
общественную работу, возглавляет Совет ИТР, смело вскрывает и критикует
недостатки, существующие на производстве, политически грамотен, морально
устойчив, отношения в коллективе хорошие, пользуется заслуженным
авторитетом у товарищей... Директор объединения. Подпись. Секретарь
партийной организации. Подпись. Председатель профсоюзного комитета.
Подпись. _П_е_ч_а_т_ь_. Все, как полагается. Это еще в период дружеского
согласия. Из характеристики Корецкого, выданной девять месяцев спустя для
представления в народный суд Ленинского района: Обнаружил слабую
профессиональную подготовку, в вопросах технологии металлоконструкций
разбирается плохо, злостно пренебрегает инструкциями министерства,
неоднократно нарушал производственную дисциплину, имеет замечания со
стороны администрации объединения, с порученной общественной работой не
справлялся, склонен к политической демагогии, груб и высокомерен, огульным
критиканством и пренебрежительным отношением к мнению товарищей по работе
фактически поставил себя вне коллектива... Директор объединения. Подпись.
Секретарь партийной организации. Подпись. Председатель профсоюзного
комитета. Подпись. _П_е_ч_а_т_ь_. Все как полагается. Те же самые люди,
которые выдвигали его вперед. Потому что он стал опасен, потому что
закрутилась бумажная карусель, потому что пришли уже в действие скрытые
рычаги и, невидимо набирая силу, застучали вокруг ножи и цилиндры
обезличивающей машины уничтожения.
Полдень. Двадцатый век.
Свидетельница Бехтина: Я не хотела говорить, что Корецкий брал из
общественной кассы деньги на свои личные цели, потому что это - неправда,
но следователь Мешков сильно кричал на меня и грозился посадить в тюрьму
на три дня - `подумать`. Тогда я испугалась и подписала составленное им
заявление. Защита вопросов не имеет. Свидетель Кусаков: Сразу же после
этого меня вызвал товарищ Батюта и предупредил, что если я буду
упорствовать, то меня привлекут к уголовной ответственности, потому что я
помогаю презренному отщепенцу дискредитировать органы советской власти.
Тогда я изменил свои показания. Защита вопросов не имеет. Свидетель
Постников: Меня попросили остаться, и Г.В.Шпунт сказал, что мой долг
коммуниста - выступить с разоблачением нашего общего врага. Я ответил, что
не знаю Корецкого, но Г.В.Шпунт объяснил, что это совершенно неважно,
текст критического выступления мне напишут, главное - побольше ораторов,
надо продемонстрировать осуждение преступника здоровым рабочим
коллективом. Затем мне дали текст, и я выступил. Защита вопросов не имеет.
Свидетель Венник: Примерно месяц назад некто Б., находясь в состоянии
алкогольного опьянения, доверительно сообщил мне, что Корецкому теперь -
труба, его скоро посадят. Так решили на самом верху, потому что Корецкий
м_е_ш_а_е_т_. Я забыл об этом разговоре, но вспомнил, когда Корецкого
арестовали. Защита вопросов не имеет.
Полный мрак, растерявшийся вымерший город, болотная тишина,
сдавленный тревожный шепот в квартирах - при погашенном свете, за
опущенными тяжелыми шторами, - недоверие, замкнутость, темнота, страх
обмолвиться хотя бы одним лишним словом. Водянистые ужасные призраки
бродят по замершим улицам, поднимаются на этажи и, хихикая, прикладывают
ухо к дверям, - проникают сквозь щели в прихожие, роются по углам,
омерзительно улыбаясь, разглядывают спящих, ни о чем не подозревающих
вялых людей, прикасаются к лицу холодными белыми пальцами. Глухота.
Безъязычие. Комья сырой земли. Обвиняемый И.М.Корецкий, русский,
исключенный из КПСС. Сразу же после ареста следователь Мешков начал
угрожать мне, что если я не сознаюсь, то он добьется для меня высшей меры.
Он требовал, чтобы я подтвердил, будто все вещи в моей квартире куплены на
нетрудовые доходы, а когда я категорически отказался, то ко мне были
применены недозволенные методы расследования, после чего я подписал
признание, рассчитывая на суде рассказать всю правду. Но следователь
Мешков требовал помимо этого, чтобы я указал, где спрятаны деньги,
полученные мною в качестве взяток. Денег у меня не было. Я их не брал.
Меня три раза возили домой, и я указывал различные места на участке перед
домом, там разрывали землю, но, естественно, ничего не нашли, и
следователь Мешков сказал, что за укрывательство мне добавят еще пять лет.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован