29 января 2009
2173

Москва-Вена. Copy-paste

Этот текст должен был быть совсем о другом - о кризисе и о том, как иногда смешно, нелепо мы с ним боремся, ограничивая себя в том, в чем ограничивать себя точно не нужно. Но жизнь иногда подкидывает такую, как мы в редакциях выражаемся, фактуру, что пройти мимо - просто преступление.

Итак, меня пригласили на бал. На один из самых дурацких в мире вопросов "А вы поедете на бал?" я в течение двух последних месяцев мог совершенно спокойно отвечать "да". Устраивать русский Венский бал в бывшей императорской резиденции Хофбург придумала замечательная русская женщина Наталья с какой-то нестерпимо прекрасной немецкой фамилией и манерами, которые увидишь разве что на старой кинопленке. Я вообще замечаю, что многие симпатичные вещи в Европе люди делают просто так, от хорошей, что называется, жизни. С жиру, как сказали бы у нас. Бал проходит под патронатом маэстро Валерия Гергиева, хотя причины этого патроната и его масштаб не очень ясны. Как, собственно, и то, в чем он заключается. Ну должно же на балу быть место загадке.

Кризис, который, вынужден признать, в Вене не ощущается вовсе, никак не сказался и на этой чудной затее. У Гергиева, видимо, такая мощная энергетика и имя его так много значит не только для слушателей, но и для слушателей с деньгами, что никакая экономика над тем, к чему он прикасается, не властна. Этот паровоз летит вперед сам по себе.

И вот день подготовки - там подтянуть, здесь ослабить, тут застегнуть, а вот тут как раз расстегнуть, - этот важный день позади, и консьерж отеля, носящего неблагозвучное для русского уха название "Захер" (Sacher), рукой мастера вносит последние штрихи. Наташа Ростова, то есть я, отдает ключи консьержу и собирается выйти. "Ваш лимузин справа от дверей". - "Но я не заказывал лимузин, здесь же минуты две пешком", - оправдываюсь я. "Да я и сам удивился, но кто-то точно заказал". Выяснилось, что 60-секундный трансфер ценою в триста евро заказала русская пара с шестого этажа. Мы потом встретились на балу.

Уже в фойе Хофбурга ко мне подкатило смутное нехорошее предчувствие. Интуиция не обманывала: в зале для аперитива стояли несколько мужчин в... костюмах. Для того чтобы понять, насколько такой наряд противен самой природе бала, надо, конечно, побывать на настоящем венском балу - Оперном, Гильдии продавцов цветов или Филармоническом балу (где в свое время побывал и я). Туда не приходят в костюмах, а только в смокингах и фраках. Не потому, что в пиджаке не пустят - на балах, знаете ли, нет фейсконтроля, - а потому... Потому что это невозможно, поскольку невозможно никогда. Не люблю эту формулировку, но тут она весьма кстати. Black tie не признает расширительного толкования.

Исключение - иногда - делается для кадровых военных: им дозволено являться на балы в парадном, подчеркиваю, парадном мундире, а не в кителях цвета охры, в которых на русском венском балу красовались наши военные чины.

Несколько столиков было не занято, и где-то уже через час после начала бала их оккупировали статисты, до этого изображавшие драгунов, кавалергардов и их дам сердца. Рюмочка, другая - и пошло-поехало. За дирижерским пультом стоял скрипач Максим Венгеров - ну отчего, отчего любой музыкант считает, что он может быть дирижером?.. Впрочем, великий и могучий Гергиев сказал, что Венгеров хороший дирижер, а ему, конечно, можно верить.

На этом балу, где игрались чудесные вещи русских композиторов, в том числе и Шостаковича, на венских балах ранее не звучавшего, отчаянно не хватало главного: гости не танцевали. Они менялись визитками, целовались, клялись встретиться в Москве, собирались ехать в ночной клуб и слушали рассказы некоего графа фон... ну неважно, очень похожего на цыганского барона, - о том, каким феерическим будет русский бал в Софии. Мы с графом даже пели: "А я и не зн-а-а-л, что любовь может быть жестокой, а сердце таким одиноким. Я все сказа-а-а-ал". Потом я знакомился с болгарскими застройщиками. Это был отменно длинный, длинный, длинный ужин с развлекательной программой, обеспеченной, как у Бунина в "Господине из Сан-Франциско", специально нанятыми молодыми парами, вполне бесцеремонно усаживавшимися выпивать и закусывать за наш стол.

Была, впрочем, одна пара - и одетая как следует, и танцевавшая, и получавшая удовольствие от бала. Из Франкфурта. Он пилот "Люфтганзы". Она стюардесса. На балу оказались случайно. "Какой прекрасный австрийский танец", - сказала стюардесса, когда зазвучал русский танец из "Щелкунчика".

Последнее, что помню, - дегустация одного из самых дорогих коньяков мира, "Людовика Тринадцатого". "Да я таких две бутылки за ночь прикончил, когда мне доктора дали, - сказал один из собравшихся. - Шампунем припахивает". Потом, конечно, пили пиво, лакировали, но к тому времени моя камера уже сделала "стоп".

Наутро, на волшебном завтраке в "Захере" - этом торжестве потомственной аристократии и старых денег, - в уголке, где приветливо стоит "зект" *, встречаю участника вчерашнего мероприятия. Мы все выглядим не очень, очень не. "Ты знаешь, после второй отпускает... Вздрогнем еще по одной". Естесссно.

29.01.2009
www.openspace.ru

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован