15 января 2002
132

МОЯ СВАДЬБА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Аlехаndеr Nеstеrеnkо, 2:5020/600 (17 Dес 97 00:26)

Моя свадьба

`В тот день народу в `Миге удачи` было на порядок больше, чем обычно. О
предстоящем торжественном событии знали давно, готовились и предвкушали.
Стол являл собой само совершенство - посредине на громадном блюде лежал
гипертрофированных размеров лимон, весело поблескивая восковой кожицей.
Впрочем, восковым он и был. Там и сям были расставлены блюдца с лимоном
настоящим - в достаточном количестве, на случай, если жениху вздумается
пошалить. Позаботились устроители и о достаточном количестве свадебного
напитка - стол был уставлен батареями `Балтики`, `Очаковского`, `Оболони`,
`Тверского`. Несколько ящиков драгоценного напитка ждали своего часа под
столом. Барменши на всякий случай установили на прилавке вторую колонку для
разлива пива, и (опять же на всякий случай) во дворе дежурили две пожарных
машины, емкости которых были заполнены отменным Lоwеnbrаu. Все было готово.
Собравшиеся гости, ожидая появления счастливой пары, вели светские
беседы, отпускали искрометные шутки, флиртовали, галантные мужчины
одаривали прелестных дам комплиментами, по изяществу сравнимыми лишь с
красотой самих дам. Дамы принимали комплименты благосклонно, но с
достоинством.
Экслер, одетый в изысканный клетчатый пиджак, курил ароматную сигарету и
вел неторопливую светскую беседу с Борисом Гордоном. Иногда до окружающих
доносились обрывки фраз: `Сударь, что бы там ни говорили, но я с детства
глубоко убежден в одном: мыло должно ходить...`, `Ну как вам сказать -
понимаете, я давно уже отучился говорить за всех...`, `Милостивый государь,
кодекс чести говорит, что если анноит, то непременно нужно писать
комплейн...` - словом, шла беседа двух знающих себе цену интеллигентных
людей.
Гарик Чернобельский по своей стародавней привычке флиртовал с девушками,
сыпал направо и налево комплиментами, рассказывал анекдоты - словом, брал
крепости женских сердец старым испытанным способом. Вокруг него уже
собралась стайка дам с одинаково поблескивающими глазами, когда к компании
приблизился Лелик. Ни слова не говоря, Лелик поцеловал дамам руки - но
сделал это столь элегантно и изысканно, что в блеск в женских глазах
сменился растерянностью, взгляды их заметались между Гариком и Леликом.
Гарик забеспокоился было, но тут же, как и подобает истинному джентльмену,
взял себя в руки.
Неподалеку ворковали Василий и Ирина Баконины. Ирина смотрела на мужа
смеющимися влюбленными глазами - она как будто вновь переживала свою
свадьбу, и счастье светилось во всем облике ее. Василий же усмехался в усы
время от времени и отпускал колкие остроумные комментарии по поводу
происходящего - все, что только предстояло постичь молодоженам, он уже
давно постиг, и потому имел право на некоторое ерничество.
У дальнего торца стола сиял легкой благородной сединой и бриллиантами
очков `Картье` Нахт. Он был одет в джинсы безымянной фирмы и пиджак от
Версаче. Нахт был признанным эстетом компании, и потому мог себе позволить
столь шокирующее сочетание - эклектика была его любимым коньком. С
надменным видом Нахт объяснял молоденькому поинту разницу между
флексбургскими и остзейскими устрицами, хотя тот и сам все прекрасно знал,
поскольку свои заметки `О правилах хорошего тона` Нахт публиковал столь же
регулярно, как добросовестный модератор публикует правила подчиненной ему
эхи. Но юноша тем не менее внимательно и учтиво слушал, не желая обидеть
мэтра невниманием.
Легкая, как весенний ветерок, Марина Синицына порхала по залу,
перемещаясь от одной компании к другой. Она была везде одновременно, и
повсюду мужчины склонялись в галантном полупоклоне, покоренные ее
очарованием. В конце концов Марина присоединилась к компании,
развлекающейся игрой в `куски` - там как раз Женя Карпель потирал
подбородок в глубокой задумчивости. Ему предстояло изобразить слово
`постэкзистенциализм`.

...Между тем странное, непонятное ощущение чувствовалось все более
отчетливо. Время шло, но пиво стояло нетронутым, и блестящий лимон ждал
своей участи. Свадебная процессия безнадежно опаздывала.
В воздухе уже было сине от дыма благородных сигар и дорогих сигарет. Нахт
в восемнадцатый раз начал рассказ о том, как ему приходилось пить `Вдову
Клико` на Рю дэ ля Пэ, закусывая ее знаменитыми французскими жареными
каштанами. Слушавший его молоденький поинт потихоньку задремал, пользуясь
тем, что мэтр увлечен своим рассказом.
В уголке вконец утомленные Карпель с Коломийцем потихоньку откупорили
пиво и заранее припасенную бутылку водки. Не чокаясь, они выпили за
здоровье молодых. Через некоторое время Женя посмотрел поверх Кировой
головы, внезапно широко раскрыл глаза и потрясенно молвил: `Ну надо же!..`
Заинтригованный Кира обернулся - и тут же быстрым движением Женя плеснул
ему водки в пиво. Это была старинная дружеская шутка, нечто вроде ритуала.
Она повторялась на каждой экслеровке, и никто уже ей не удивлялся. Вот и
теперь - не увидев, как всегда, ничего примечательного над своей головой,
Кира повернулся, привычно взял кружку и стал пить ерша, по привычке делая
вид, что наслаждается этим королевским напитком. Женя также по привычке
сделал вид, что ничего не произошло.
За бильярдным столом творилось нечто особенное. Собравшиеся вокруг
завсегдатаи экслеровок с неподдельным интересом наблюдали, как хрупкая
Марина Синицына с нарочито простоватым и смущенным видом деловито
расправляется с двухметровым новичком, по слухам - мастером спорта по
пулевой стрельбе и стрельбе из лука. Парнишка, покрывшись краской, смотрел,
как после резкого и точного удара Марины два шара дуплетом юркнули в
угловые лузы. Дело шло к победе `всухую`.
Кто-то из игравших в `куски` полез в `дипломат` и достал оттуда Большой
Энциклопедический словарь, а также справочники по ядерной физике и высшему
математическому анализу. Через полминуты очередной водящий задумался над
словом `дивергенция`...

...Где-то в начале десятого Экслер вдруг резко встал со стула и произнес:
`Кончено! Они не приедут. Ждать больше нет смысла...` Тягостное молчание
повисло в воздухе, и водящий в `кусках` застыл в неестественной позе.
Вздогнувший от неожиданности Кира пролил пиво. Нахт умолк на полуслове, а
его собеседник неожиданно проснулся. Вердикт был тяжелым и жестоким.
Оскорбленный в лучших чувствах Саша Демидов вдруг вспомнил свои
магические навыки и прочитанных когда-то Стругацких. Действуя в точности по
книге, он щелчком пальцев сотворил точного дубля жениха - только почему-то
ростом под два метра, да еще и с бородой. Потом он несколько раз с
наслаждением дернул дубля за бороду, двинул его коленом, после чего
движением брови уничтожил. Избавившись от раздражения, Саша последовал к
столу, где уже открывали бутылки с пивом и готовились отпраздновать хоть
что-нибудь, коль уж свадьба не состоялась. И экслеровка покатилась по
традиционной накатанной колее...

...В это время неудавшийся жених сидел на берегу Шотозера в Карелии,
сгорбившись над угасающим костром, с мрачным видом доедал из котелка
надоевшую гречневую кашу с тушенкой и думал о том, что ему осталось всего
одну ночь спать в промерзшей насквозь палатке. `А где-то люди сейчас пьют и
веселятся в тепле...` - подумал он, и пошел, прихрамывая, к темному куполу
`Фортамбека` устраиваться на ночлег...`

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован