02 июня 2009
838

Может ли, на Ваш взгляд, измениться статус Санкт-Петербурга в охранном списке ЮНЕСКО из-за состояния памятников архитектуры города и новых стеклобетонных зданий, вторгающихся в старинный ансамбль?

ОТВЕТ Матвиенко: Статус Санкт-Петербурга как величайшего градостроительного образования с уникальным историко-культурным ландшафтом был, есть и будет неизменным. Что касается опасности для сохранения наследия, то она всегда и везде является следствием правового вакуума градостроительной деятельности. У нас отныне нет никакого вакуума. Вступила в силу триада законов Санкт-Петербурга: Генеральный план, Правила землепользования и застройки, Границы и режимы зон охраны объектов культурного наследия. Совокупность этих законов предотвратит любые проявления волюнтаризма в градостроительстве и архитектуре и полностью защитит исторический городской ландшафт. В текстах законов четко прописано: где, что и как можно реконструировать, реставрировать и строить. Жестко, в цифрах обозначены допустимые параметры реконструкции и нового строительства. Проще говоря: не выше, не ниже, не дальше, не ближе, с учетом исторических средовых характеристик, традиционных материалов и способов декора.

Эксперты ЮНЕСКО и ИКОМОС, оценивая сегодняшнее состояние исторического центра Санкт-Петербурга, сочли, что принятые городской властью законодательные меры в значительной степени повысили эффективность управления городом с точки зрения его сохранения.

В своем вопросе Вы коснулись не только исторической застройки, но и состояния памятников архитектуры. Не знаю, что именно Вы имели ввиду. Общепризнанно, что в Санкт-Петербурге высокие стандарты сохранения объектов культурного наследия и их реставрации. И это неоднократно отмечалось экспертами ЮНЕСКО и ИКОМОС. В реставрации ансамбли мирового уровня: Смольный монастырь, Александро-Невская лавра, Ораниенбаум, Адмиралтейство, церкви, дворцы, особняки, театры, мосты, набережные, тысячи фасадов - всего даже не перечислишь. Вот цифры реставрации за пятилетие: 445 объектов культурного наследия, 528 фасадов зданий-памятников, 1437 фасадов зданий рядовой исторической застройки. А объем финансирования реставрации в 2008 году - 10 млрд. 869,5 млн. руб. (4 млрд. 301,9 млн. руб. из федерального бюджета, 6 млрд. 567,6 млн. руб. из бюджета Санкт-Петербурга) - сопоставим с реставрационными бюджетами Франции и Италии.

НАШ КОММЕНТАРИЙ:

Губернатор прибегает к подмене понятий - переходя от вполне конкретного, юридически оформленного (но также могущего быть отозванным) статуса объекта всемирного наследия к некоему абстрактному определению неформального "признания". В то время как выраженная в вопросе тревога имеет известные причины. Прошлогодняя сессия Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО вынесла резолюцию, выражающую обеспокоенность состоянием исторического Петербурга и указывающую на возможность его включения в Список объектов Всемирного наследия в опасности.

В частности, в итоговом документе 32-й сессии отмечалось: "Комитет Всемирного наследия сожалеет, что государство-участник не предоставило подробный отчет о состоянии сохранения, включая проект высотного строительства в Санкт-Петербурге... и выражает серьезную озабоченность проектом башни "Охта-центр" "Газпрома", которая может отрицательно повлиять на выдающуюся универсальную ценность этого достояния"

Комитет просил пригласить миссию для оценки этого возможного влияния, не приступать к реализации какого бы то ни было проекта до получения результатов ее работы, и не позднее 1 февраля 2009 года представить отчет о сохранении, включая подробную информацию о проекте Газпрома "Охта-центр", для изучения.

При этом недвусмысленно сказано, что Комитет по всемирному наследию на 33-й сессии собирается рассмотреть занесение достояния в Список объектов Всемирного наследия в опасности.

До сих пор ни один из пунктов этой резолюции российской стороной не исполнен. Так что не исключено, на очередной сессии, намеченной на июль нынешнего года, ЮНЕСКО не ограничится вынесением "101-го предупреждения".

Эксперты ЮНЕСКО и ИКОМОС, посетившие Петербург в мае, едва ли имели возможность оценить состояние его исторического центра. Во-первых, потому, что такой задачи перед ними вообще не ставилось. "Это, скорее, визит вежливости в рамках дипломатической работы, - заявлял ответственный секретарь Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО Григорий Орджоникидзе. - Никаких решений приниматься не будет".

Во-вторых, умело сверстанная КГИОП программа пребывания посланцев ЮНЕСКО позволила им осмотреть лишь несколько разрозненных объектов: "яму", вырытую под вторую сцену Мариинского театра, археологический раскоп на месте будущего "Охта-центра", "Новую Голландию" и реставрируемый деревянный театр на Каменном острове.

Содержание же оценки принятых в Петербурге законов дошло до международных экспертов пока, очевидно, только в вольном пересказе наших чиновников (едва ли, будучи в Северной столице лишь пару дней, они успели тщательно изучить несколько томов документов, карт и схем, не переведенных пока ни на какие иностранные языки).

Петербургским же экспертам памятны и другие слова Валентины Матвиенко, произнесенные на заседании Совета по культурному наследию: "Это фундаментальные, но не догматичные документы, - подчеркнула Валентина Матвиенко, комментируя суть "триады". - По мере развития города они тоже могут меняться".

А город меняется буквально на глазах, развиваясь сообразно поступающим заявкам инвесторов. Вступление в силу новых законов, например, ничуть не помешало одобрить концепцию возведения театра Додина на территории зеленой зоны общего пользования, где строительство запрещено. Не помешало выдать задним числом разрешение на строительство комплекса "Империал" подле Новодевичьего монастыря, узаконив по факту набранную высоту - хотя и прокуратура к тому времени уже установила, что промежуточная проектная документация была согласована противоправно.

Что до упомянутого "вакуума", так он существовал разве что для тех чиновников, которые в упор не желали видеть имеющиеся в наличии законы. На весь период - от издания первичного распоряжения и до подведения под крышу обоих объектов, - участок их расположения относился к зоне регулирования застройки первой категории (ОЗРЗ-1), где новое строительство регламентируется, в частности, по высоте и силуэту - исходя из согласованных КГИОП выводов историко-культурной экспертизы.

В случае с биржей вообще обошлись без согласования КГИОП. В отношении "Финансиста" экспертиза проводилась. И вполне объективно показала: здание заявленной высоты "будет восприниматься на фоне сложившейся застройки набережной Лейтенанта Шмидта и Стрелки Васильевского острова, будучи видимым с Английской и части Адмиралтейской набережной, с площади Декабристов, с Троицкого моста и моста Лейтенанта Шмидта; на его фоне будут видны следующие известные здания и сооружения: Успенская церковь, Морской кадетский корпус, частично Академия художеств, Биржа, северная Ростральная колонна, кроншпиц Петропавловской крепости".

Проводившая этот анализ Татьяна Славина напоминала, что для участка предполагаемого строительства законом установлены высотные ограничения: не больше 27 м для лицевых фасадов по уличному фронту, для внутриквартальной застройки - 32 м, а при положительном заключении историко-культурной экспертизы - до 42 м. Однако вывод делала весьма своеобразный: "заключение настоящей экспертизы в отношении высоты возможного строения 60 м является положительным". Потому, видите ли, что "нужно принять во внимание уже назревшую необходимость корректировки" действующего тогда высотного регламента".

А КГИОП экспертизу подписал, пояснив, что рядом, мол, уже и так строится биржа высотой 63 метра. В случае с которой вообще обошлись без согласования КГИОП.

Правительство города не замедлило воспользоваться подсказкой Славиной и постановлением N 1731 от 28.12.2007 г. отменило действовавший в Петербурге с 2004 года высотный регламент и установило новые параметры. В частности, закрепив за участками новой биржи и "Финансиста" максимальные отметки в 66 и 63 м.

Это подписанное губернатором Матвиенко постановление как раз и создало правовой вакуум: почти год никто толком не знал, какие высоты закладывать в проект - те, что диктовались регламентом 2004 года, или же те, что устанавливались постановлением 1731.

Смольный настаивал на правомочности последнего, штампуя одно разрешение за другим. Тогда как прокуратура Петербурга установила, что постановление "не является самостоятельным нормативным правовым актом в сфере градостроительства и не подлежит применению до утверждения Правил землепользования и застройки" (каковые, напомним, вступили в силу только в марте 2009 года).

Теперь о представленной губернатором Матвиенко картине масштабной реставрации петербургских памятников. Из внушительного увеличения показателя освоенных средств вовсе не обязательно вытекает качественное улучшение состояния памятников. Например, в результате прошлогодней проверки Государственного музея истории Петербурга (Петропавловской крепости), Контрольно-счетная палата выявила завышение цен контрактов по ремонту объектов - на 39 млн рублей. Также было установлено, что при расчете стоимости ряда работ применялись расценки как на реставрацию, когда проводился капитальный ремонт. В апреле нынешнего года КСП снова выявила ряд нарушений. Председатель палаты Вадим Лопатников, в частности, отмечал:

"Было необоснованное завышение расходов, когда наши специалисты проверяли смету каких-либо работ и оказывалось, что они должны обходиться дешевле: там стоят какие-то дополнительные расценки, значатся сверхурочные, приписываются реставрационные работы там, где можно обойтись обычными. Ведь покраска фасада - она и есть покраска фасада, а не реставрация".

По мнению ряда экспертов, широко разрекламированная (почему-то как "губернаторская" - неужто на ее кровные реализуется?) программа "Фасады Санкт-Петербурга" зачастую оборачивается напрасной тратой денег. "Ремонтировать фасад в доме, где уже сто лет не было капитального ремонта - это то же самое, что накладывать макияж онкологическому больному", - убежден депутат городского парламента Алексей Ковалев.

"Все эти программы по восстановлению фасадов - по сути, выброшенные деньги, - считает и директор по технической диагностике группы "Городской центр экспертиз" Александр Калухин. - Покрасят сейчас этот фасад, а через 2-3 года он опять даст трещину, так как не проводится исследование о необходимости сначала укрепить несущие конструкции. Губернаторская программа ремонта фасадов, на которую только в 2007 году ушло 2 миллиарда рублей, превратилась в бесполезную трату денег. Ремонт зданий по всему Петербургу ведется с многочисленными нарушениями".

В своем ответе Валентина Матвиенко, кстати, привела не лучшие примеры реставрации отдельных памятников. Адмиралтейство, наспех подретушированное к 300-летию Петербурга, к осени 2007-го пошло глубокими трещинами. Вид их настолько перепугал горожан, что главе КГИОП пришлось спешно давать комментарии. Сначала Вера Дементьева в качестве причин видимого разрушения памятника назвала перестройку Адмиралтейства, осуществленную архитектором Захаровым 200 лет назад. Затем перешла в атаку на журналистов, устроивших переполох только теперь - хотя "трещины нижней части стен башни Главного Адмиралтейства проявились более десяти лет назад!". После чего попыталась успокоить общественность заверениями в том, что КГИОП "отслеживает развитие трещин". Попутно пенялось на отсутствие финансирования со стороны Министерства обороны РФ (на балансе которого находится памятник). В июле прошлого года Вера Дементьева заявляла, что реставрацию Адмиралтейства еще только "планируется начать". Не рано ли ставить "галочку"?

www.zaks.ru
02,06,2009
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован