25 мая 2009
746

Можно ли победить врожденную глухоту. Операции по кохлеарной имплантации

Т.ЛЯМЗИНА: И в студии Татьяна Лямзина, приветствую наших радиослушателей. Сегодня у нас совместный утренний обход с Министерством здравоохранения и социального развития. Поговорим мы на тему, можно ли победить врожденную глухоту. По данным медицинской статистики, в России более миллиона детей и подростков страдают тугоухостью, и еще ежегодно рождается от 1,5 до 2 тысяч детей с врожденной тугоухостью, и 2 тысячи детей приобретают позднее этот недуг. Можно ли вернуть этих детей к нормальной, полноценной жизни? Вот об этом мы поговорим сегодня с директором Департамента развития медицинской помощи детям и службы Родовспоможения Минздравсоцразвития России Валентиной Ивановной Широковой. Валентина Ивановна, рада вас видеть в нашей студии.

В.ШИРОКОВА: Спасибо, Танечка. Доброе утро, доброе утро, уважаемые радиослушатели. Действительно, проблема детей с нарушениями слуха - это одна из актуальных проблем, ибо дети-инвалиды, к сожалению, пополняются за счет как раз детишек с нарушениями слуха. И вы привели абсолютно правильную статистику, и даже по этим цифрам, которые вы привели, понятно, что это актуальная проблема.

Т.ЛЯМЗИНА: Ну, более миллиона - это достаточно много, да.

В.ШИРОКОВА: И именно поэтому в рамках национального проекта "Здоровье" было определено такое направление - аудиологический скрининг. Однако, аудиологический скрининг, то есть из обследования малышей на выявление нарушений слуха - это не только диагностика. Прежде всего, это такая многоэтапная программа по оказанию помощи детям с нарушениями слуха. Цифры вы назвали. Как же решать эту проблему хотя бы в рамках этого национального проекта? Прежде всего, это, конечно, как можно более раннее начало обследования детей, именно поэтому.

Т.ЛЯМЗИНА: То есть выявить саму проблему?

В.ШИРОКОВА: Да, выявить. Выявить количество этих детей и выявить конкретных детей. Именно поэтому в настоящее время с 2008-го года в рамках национального проекта началось обеспечение родильных домов и детских поликлиник специальным оборудованием. Это так называемый первый этап аудиологического скрининга. Благодаря вот этому оборудованию, которое в 2008 году было поставлено в 30 регионов Российской Федерации, будут обследоваться все новорожденные детки. А если это не произошло в родильном доме, то в детской поликлинике на предмет выявления нарушений слуха.

Т.ЛЯМЗИНА: То есть это всех будут, да?

В.ШИРОКОВА: Это да. Это будет тотальный скрининг. Естественно, это будет постепенно. Сразу охватить всю страну невозможно не только потому, что не хватит ресурсов, а потому что это проблема достаточно многоемкая. Для того чтобы выявить, не только необходимо оснастить все родильные дома, детские поликлиники, самое главное - необходимо обучить персонал правильно проводить это обследование. И затем ту группу детей, у которых будут выявлены нарушения слуха, необходимо направлять уже на 2-й этап аудиологического скрининга в так называемые сурдологические центры. Ну, surdos - латинское слово "глухой", logos - "наука". То есть Сурдология - это часть оториноларингологии, которая занимается именно проблемами нарушения слуха. И вот эти дети, у которых выявлены нарушения слуха, направляются в эти сурдологические центры. У нас в стране на сегодняшний день 126 сурдологических центров, из них 73 чисто детские, а 53 центра - это центры, где оказывается помощь и детям, и взрослым.

Т.ЛЯМЗИНА: Ну, то есть 73 - это практически все регионы и охвачены?

В.ШИРОКОВА: Ну, практически да. Вот я уже сказала, что в 2008-м году 30 регионов получили, в этом году еще 30 получают. И в 2010-м году соответственно уже все регионы Российской Федерации в соответствии с этой программой будут оснащены оборудованием. Но я должна, Таня, сказать, что это не значит, что каждый буквально родильный дом будет оснащен, потому что количество роддомов, безусловно, значительно больше. Но это позволит охватить всех практически детей обследованием.

Т.ЛЯМЗИНА: Ну, если какие-то вопросы вдруг, подозрения появятся, так, по крайней мере...

В.ШИРОКОВА: А вот если подозрения, дети дальше идут в сурдологический центр. Но мне бы хотелось еще сказать, что помимо вот такого всеобщего обхвата, который постепенно, действительно, будет всеобщим, необходимо еще выявлять группы риска. Потому что не все формы глухоты могут проявляться с момента рождения. Есть наследственные формы, и поэтому очень важно подключение еще и генетического обследования, специальное анкетирование. И, конечно, это должна быть информированность населения и, естественно, медицинских работников. Мы должны знать приблизительно какое количество детей мы ожидаем, с какой патологией. А для того, чтобы это все знать, необходимо создать еще национальный реестр и регистр. То есть мы должны каждого ребенка с нарушениями слуха взять на учет. Это позволит, во-первых, четко знать, какое количество детишек страдает. Второе, это позволит расчеты проводить, какие понадобятся средства, материальные ресурсы для того, чтобы этим детям помочь. Потому что это все, конечно, дорогостоящие процедуры. Почему? Потому что детей необходимо, прежде всего, обследовать, затем им надо уточнить диагноз в сурдологическом центре, а затем определить, какой вид лечения. Вот лечение - это не обязательно только операция. Есть нарушения слуха, которые лечению подвергаются.

Т.ЛЯМЗИНА: Ну да. Вот какие виды вообще сейчас помощи существуют, да?

В.ШИРОКОВА: Мы сейчас на этом остановимся. Прежде всего, если незначительное нарушение слуха, чаще всего обходится слуховыми аппаратами. В некоторых случаях прибегают к так называемым микрохирургическим операциям по улучшению слуха. Но, наверное, слышали уже многие из вас: при полной, тотальной глухоте или так называемой нейросенсорной, врожденной глухоте, когда слуховой нерв не способен воспринимать звуковые волны, делается такая операция, которая называется кохлеарная имплантация. Кохлеос - это раковина, то есть имплантируется фактически микрочип, система электродиков. Эти электродики вживляются в слуховой нерв и происходит передача звуковых сигналов через вот этот микрочип к головному мозгу ребенка. Вот эта операция - кохлеарная имплантация - она у нас в стране уже внедрена, мы ее начинаем уже проводить детям в более широких масштабах. Впервые провели эти операции в 2005-м году, но количество тогда было, конечно, ничтожным. Если говорить о том, какое количество детишек нуждается в этой дорогостоящей операции, это, в среднем, от 1,5 до 2 тысяч ежегодно. На сегодняшний день в 2009-м году у нас планируется провести около 500-550 операций. Я сказала, что это дорогостоящая операция.

Т.ЛЯМЗИНА: Ну, кстати, это за счет государства, вот эти дети будут оперироваться?

В.ШИРОКОВА: Да. Да, Танечка, я как раз хочу сказать, что это за счет государства в рамках высокотехнологичной медицинской помощи. Почему? Потому что сам кохлеарный имплант, вот этот микрочип - достаточно дорогостоящее медицинское оборудование.

Т.ЛЯМЗИНА: Микрочип, который заменяет, действительно, нерв, фактически, слуховой - это, действительно, очень высокая техника.

В.ШИРОКОВА: Да. Но это очень дорогой аппарат, его необходимо закупать. Сама операция тоже. И на сегодняшний день даже дело не только в микрочипе. То есть количество операций могли бы проводить значительно больше, но необходимо обучить этого ребенка, настроить этот аппарат - а вот это уже более тонкая и длительная по времени процедура. И с каждым ребенком надо работать, ибо на него обрушивается буквально, ну, море различных звуков. И надо научить его ориентироваться, надо научить его понимать их, надо научить его разговаривать.

Т.ЛЯМЗИНА: Ну, то есть восстановить вот эту утраченную цепочку между слухом, мозгом и речью, опять же.

В.ШИРОКОВА: Да, абсолютно вы правы. И это, конечно, процесс во времени пролонгированный. То есть это не одномоментно - прооперировали и все. И вот именно из-за этого мы не можем сразу внедрить везде эти операции. На сегодняшний день операции кохлеарной имплантации проводятся в нескольких центрах - в таких ведущих как в Санкт-Петербурге, в Москве. Но наша задача - создать сеть филиалов этих центров, чтобы детям не приходилось из восточных регионов страны ехать только в Москву.

Т.ЛЯМЗИНА: Ну, да, с Дальнего Востока в Москву ехать.

В.ШИРОКОВА: Это надо обязательно налаживать во всех, может быть, 7-ми округах России. По крайней мере, это будущее обязательно помимо охвата в аудиологическом скрининге, это помощь этим детям. И если говорить уже о кохлеарных имплантах, то, конечно, мы очень надеемся, что когда-то будет наш отечественный кохлеарный имплант.

Т.ЛЯМЗИНА: То есть местная микроэлектроника российская наконец придумает свою версию, да?

В.ШИРОКОВА: Нам кажется, она на достаточном уровне, чтобы создать такой кохлеарный имплант, а не закупать только импортные импланты. Ну, если еще говорить о том, насколько широко на сегодняшний день же аудиологический скрининг распространен, но в этом году у нас запланировано обследование 500 тысяч детей. Ну, если взять данные прошлого года, то у нас родилось 1717481 ребенок, а в этом году мы обследуем только 500 тысяч детей - это как раз связано вот с этими трудностями. Но мы надеемся, что уже где-то к 2011-2012-му году мы полностью будем проводить и аудиологический скрининг, и самое главное, обеспечим всех детей, нуждающихся в этой операции, кохлеарной имплантации помощью за счет государственных средств.

Т.ЛЯМЗИНА: Валентина Ивановна, ну вот вы знаете, вот мы заговорили все-таки про врожденную глухоту больше. Но ведь бывают ситуации, когда ребенок родился-то здоровым, а потом там или заболел, или какая-то там травма, или еще что-то.

В.ШИРОКОВА: К сожалению, да. Вот, например, такие заболевания как менингокковый менингит может привести к глухоте, и там несколько иные подходы к лечению. То есть это тоже надо знать, и об этом должны знать врачи, об этом должно знать и население, должно быть информировано в определенной степени. Безусловно, к сожалению, некоторые медикаменты и лечебные лекарственные препараты могут иметь побочное действие, влияние на слуховой нерв. Об этом тоже надо знать и врачам, и необходимо информировать об этом родителей, если препарат по жизненным показаниям назначается ребенку - должны об этом говорить. И вы знаете, Тань, еще хотелось бы остановиться на такой проблеме. Что если - а у нас это запланирована в будущем, мы, действительно, будем проводить так называемую пренатальную диагностику, основанную на генетических методах выявления - то целый ряд синдромов, в которые входит врожденная глухота, будут выявляться, возможно, еще до родов, до рождения ребенка. А, действительно, существуют наследственные синдромы, при которых сочетается глухота и жизнеугрожаемые нарушения ритма, такие, так называемый, синдром удлиненного интервала QT. Но я не хотела бы посвящать вас во все тонкости уже медицинских диагнозов, но проблема нарушения слуха у детей - она актуальна именно поэтому. Национальный проект "Здоровье" направлен на выявление этой патологии и на улучшение помощи этим деткам. Очень хотелось бы, чтобы через года 3 мы сказали вам, что все, у нас все дети получают эту помощь. Но пока мы только в начале пути.

Т.ЛЯМЗИНА: Но наверняка если в какой-то семье такая проблема существует, они заинтересуются, куда же нужно обращаться, чтобы, по крайней мере, ребенка, может быть, взяли на учет. Вот куда? По каким каналам?

В.ШИРОКОВА: Абсолютно вы правы. Прежде всего они должны обратиться в сурдологические кабинеты. Ну, а еще раньше к лор-врачу. Лор-врач обязан выявить некие нарушения слуха, затем уже отправить его в специализированный сурдологический кабинет, а затем уже при необходимости ребенку выдается квота на высокотехнологичную медицинскую помощь и операцию "кохлеарная имплантация". Проблем здесь больше, чем мы сегодня осветили. Это очень емкая программа. Но мы понимаем, что она очень нужна нашим детям. И я думаю, что мы постепенно ее, все-таки, претворим в жизнь полностью.

Т.ЛЯМЗИНА: Но все-таки вот эта операция высокотехнологичная - это панацея? То есть, действительно, всем она нужна?

В.ШИРОКОВА: Вы знаете, в отдельных случаях панацея. Нет, она нужна не всем, она тоже делается строго по показаниям. И чем раньше ее проводят, тем лучше результат.

Т.ЛЯМЗИНА: Но тут именно связано с тем, что развитие ребенка будет протекать правильнее, да?

В.ШИРОКОВА: Развитие ребенка, конечно. Ребенок будет развиваться. То есть мы безбарьерное существование ребенку обеспечиваем, мы снимаем барьер глухоты, барьер тишины, и ребенок получает больше информации. Это способствует его развитию, это препятствует инвалидизации его, поэтому это очень важно. Но это не значит, что это всем тотально показана эта операция.

Т.ЛЯМЗИНА: Но в любом случае сначала обратиться к врачу, а потом уже он направит, если есть такая необходимость, да?

В.ШИРОКОВА: Да, абсолютно, Таня, вы правы. Именно так.

Т.ЛЯМЗИНА: Ну что ж? Спасибо огромное. Я надеюсь, наша сегодняшняя гостья Валентина Ивановна Широкова, директор Департамента Минздравсоцразвития обнадежила сегодня многих мам и их детей. Поэтому будем ждать, что через 3 года вы, действительно, придете к нам и расскажете, как же эта программа реализовалась на самом деле, и с удовольствием вас выслушаем.

В.ШИРОКОВА: Очень хотелось бы. Спасибо.

Т.ЛЯМЗИНА: Спасибо вам.

В.ШИРОКОВА: Спасибо. Всем удачи.

25.05.2009
www.echo.msk.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован