11 октября 2004
101

Мы должны иметь веру в Бога и не покидать свои дома, считает епископ Призренский и Расский Артемий

- Ваше Преосвященство, как складывается сегодня ситуация в Косово и Метохии, на территории управляемой вами епархии?
- Сегодняшняя ситуация очень сложна для православных, но она всегда была неоднозначной в Косово и Метохии на протяжении всей нашей истории еще со времени косовской битвы. До сих пор здесь очень трудно жить, но то, что происходит сейчас, - наихудшее из всего, что могло случиться.
- Как тогда должны вести себя косовские православные сербы?
- Православные должны прежде всего иметь веру в Бога и оставаться в своих домах, деревнях и городах. Это единственный способ сохранить здесь православие.
- Могут ли войска НАТО реально защитить сербов от насилия?
- Да, конечно, но не сразу, потому что они здесь только несколько дней. Они еще не успели повсюду разместиться и гарантировать безопасность, но я надеюсь, что это вскоре произойдет.
- Можно ли договориться с Освободительной армией Косово?
- Прежде всего нужно отметить, что это никакая не армия, а террористическая организация и с ней никогда нельзя было нормально разговаривать. Они должны быть разоружены.
- Встречаетесь ли вы с мусульманским духовенством?
- Да, мы пытались завязать человеческие отношения, но до сих пор ничего определенного у нас нет. Мы один раз встречались в Вене. В Косово можно и надо жить всем, кто здесь жил испокон веков. Косово и Метохия не могут быть только для сербов или для албанцев.
- Существует ли реальная угроза для православных священников и монахов в Косово?
- Нет, потому что они не способствовали раздору в этом крае. Мы не уйдем отсюда, хотя нам будет трудно. Сегодня для меня самое важное - убедить народ в том, что необходимо остаться здесь, а потом уже решать, что же именно надо делать.
- Стала ли жизнь православных сложнее?
- Нет, хотя, например, в монастыре Дэвич боевики ОАК отобрали все имущество. Несколько монастырей было сожжено за первые дни волнений. Это монастырь Святой Троицы, недалеко от Призрена, разбита церковь Святых апостолов Петра и Павла.
- При каких обстоятельствах сербы были вынуждены уйти из Призрена?
- При очень трудных обстоятельствах, потому что Призрен находится очень близко к границе с Албанией, и когда югославская армия ушла, граница осталась открытой, и как только это случилось, все боевики ОАК буквально обрушились на Призрен, который был первым городом на их пути. Уже в субботу 12 июня их можно было увидеть на улице прославляющими свою победу. Потом они начали заходить в дома сербов, забирать оружие и похищать людей. Обстановка стала нестерпимой, тем более что люди потеряли уверенность в том, что их безопасность будет обеспечена силами КФОР. Многие вынуждены были уйти вместе с армией, и в течение трех дней почти все сербы уехали.
- Какие еще города были вынуждены покинуть сербы?
- Джаковицы, Дечаны, Печ, Клинаджораковиц - это северо-запад Метохии.
- Существуют ли в Косово районы компактного проживания сербов и возможен ли раздел Косово по этническому признаку?
- Разделения Косово не будет, но возможна своего рода его кантонизация. Есть пять областей, в которых сербы имеют большинство, - это Градчаницы, Либляны, Лабье Село, Чегловицы, Косово Поле. Мы предлагали уже перед началом войны решить проблему Косово и Метохии с помощью кантонизации, как это было в Швейцарии. Каждый кантон может иметь свою полицию и свое управление, но Косово должно остаться единым.
- Во время войны здесь было сожжено много домов и много албанцев изгнано с территории Косово и Метохии. Как Православная Церковь относилась к тому, что здесь происходило?
- Православная Церковь всегда осуждала все виды насилия, с какой бы стороны оно ни осуществлялось. И она всегда дистанцировалась от того, что творилось в Косово и Метохии. Православная Церковь всегда жалела всех, кто был жертвой, и с той и с другой стороны. Конечно, нельзя знать точно, кто это все сделал: войска, полиция или иррегулярные военные формирования. Это должен установить международный трибунал, но вначале нужно дать возможность жить всем, кто здесь жил прежде. Никто не давал право ОАК творить самосуд. Албанцы считают всех сербов виновными. Это неправда. Есть сербы, которые никакого участия в этом не принимали, это простой народ, монахи, они тоже страдают.
- Позиция Сербской Православной Церкви по отношению к политике правительства была достаточно критической. Свидетельством тому являются и высказывания Патриарха Павла, и, в частности, его недавний призыв к президенту Милошевичу уйти в отставку. Чем объясняется такая позиция?
- Православная Церковь всегда старалась говорить народу правду. Она всегда заявляла, что не может благословлять злодеяния кого бы то ни было, и всегда осуждала политику, которая приводит к бедствиям.
- Сегодня фактически в отсутствие возможности работы на территории косово-югославской администрации вы представляете интересы всех православных сербов, возможно, как это было в годы турецкой оккупации...
- Нет, нет, это не оккупация, международные силы пришли для того, чтобы восстановить такое положение, при котором можно было бы жить абсолютно всем. А потом посмотрим, какое будет административное решение... Пока еще Косово и Метохия являются частью государства Югославии.
- Сколько сербов покинули свои дома?
- Это трудно определить. Кажется, около пятидесяти тысяч. Многие перевезли женщин и детей в Сербию еще раньше.
- Сколько сербов было убито в результате этих событий?
- Мало, может быть, несколько человек.
- В Призрене богословская школа находится под защитой немецких войск. Я видел перед ее воротами специальный патруль. У вас договоренность с немецким командованием на этот счет?
- Да, я несколько раз разговаривал с немецким генералом, и он дал гарантию, что защищать будут, конечно, всех, но особенно Епархиальное управление, богословскую школу и монастырь около Призрена. Это самые важные объекты в Призрене.
- Я видел, что, кроме монастырей, было сожжено также много мечетей. Возможна ли в Косово межрелигиозная рознь, и имеет ли ислам какое-то влияние на ОАК?
- Албанский народ не слишком религиозен. Они скорее националисты, нежели мусульмане. Тому, что здесь сожгли много мечетей, нет оправдания, но, конечно, бывали моменты, когда внутри мечети скрывались боевики ОАК.
- В своем открытом письме к руководителям НАТО вы сказали, что своими бомбами они погубили в Сербии остатки демократии. Что вы имели в виду?
- В Сербии существовали демократические организации. Но с начала бомбардировок режим прекратил развитие этого движения. Теперь в Сербии нет демократической оппозиции. Может быть, есть люди, которые хотели бы демократии, но нет реальной оппозиции, способной на осуществление этих надежд. И самое вредное последствие бомбардировок - это то, что они остановили демократическое развитие страны.
- Вы думаете, что силы КФОР все-таки разоружат албанские вооруженные формирования?
- Конечно. На этот счет существует соответствующая резолюция Совета Безопасности. Если этого не будет, не будет мира в Косово. Это будет поражение ООН, поражение Объединенных сил.
- Насколько реально сербов можно назвать православными?
- Когда кто-то говорит, что он православный, он может подразумевать несколько вещей. Во-первых, что он крещен, во-вторых, что он ходит раз в год в церковь, и, в-третьих, конечно, когда человек соблюдает все заповеди Божии. Я считаю, что у нас очень мало православных в подлинном смысле этого слова. В Сербии мало церквей. В России на каждом шагу можно встретить храмы. У нас их гораздо меньше. В этом смысле у нас до сих пор коммунистический режим.


`Независимая газета` , 23.06.1999http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован