28 июля 2006
1649

Мы за разумный баланс между дивидендами и инвестициями - зампредправления РАО `ЕЭС` Яков Уринсон

Добившись от властей РФ принципиального решения по механизмам привлечения инвестиций в энергетику, РАО "ЕЭС" начало всерьез готовиться к реорганизации, итогом которой должно стать прекращение деятельности материнской компании холдинга в середине 2009 года с передачей её функции компаниям целевой структуры (ФСК, СО-ЦДУ, ОГК, ТГК, МРСК) и государству (министерствам и ведомствам). О том, как будет жить энергохолдинг в оставшиеся три года, какие задачи, в том числе в сфере управления дочерними компаниями, предстоит решить, рассказывает в интервью "Интерфаксу" заместитель председателя правления РАО "ЕЭС" Яков Уринсон.

- Когда менеджмент предполагает вынести на обсуждение совета директоров вопросы, связанные с реорганизацией РАО "ЕЭС"?

- На заседании 28 июля мы проинформируем совет директоров о подготовке к реорганизации РАО. Мы представим предложения о проведении первой реорганизации общества в 2006-2007 годах в форме выделения дочерних компаний из энергохолдинга. В августе-сентябре на рассмотрение совета будут вынесены вопросы о созыве внеочередного общего собрания акционеров РАО по вопросу реорганизации.

- Определился ли менеджмент РАО "ЕЭС", сколько компаний будет предложено выделить в рамках первого этапа реорганизации, и что это будут за компании?

- Да, по существу определились. Мы предлагаем на первом этапе выделить две компании - ОГК-5 и ТГК-9.

- Почему именно они?

- Во-первых, они представляют собой два разных типа генерирующих компаний, что само по себе хорошо. Во-вторых, в ОГК-5 пока не просматривается стратегический инвестор, а в ТГК-9 он явно есть. Есть еще и другие кандидаты: ОГК-3, ТГК-5 и другие, но первоочередными скорее всего будут эти. Но, окончательное решение, безусловно, будет принимать совет директоров РАО "ЕЭС".

- Когда планируете созвать внеочередное собрание акционеров по этому вопросу?

- В ноябре.

- Выбран ли оценщик для определения цены выкупа акций у акционеров, не согласных с реорганизацией? Каков ваш прогноз, сколько акций РАО будет предъявлено к выкупу?

- Конкурс проведен, победителем стал Delloitte&Touche, который уже завершает работу по оценке. Что касается объема акций, которые могут быть предъявлены к выкупу, то их будет немного. Это очевидно: акции РАО "ЕЭС" являются высоколиквидными ценными бумагами, их легко можно реализовать на рынке. В динамике их стоимости явно просматривается повышательный тренд.

- Предложения оценщика по цене выкупа тоже на июльский совет вынесены?

- Нет, позже, когда оценщик закончит работу.

- Резервировать средства будете? Ранее РАО говорило о планах создать резервный фонд под финансовые риски реорганизации.

- Резервный фонд у нас уже есть, а на какие цели он пойдет - посмотрим по ходу событий. В случае необходимости будут определены требуемые денежные средства и их источники.

- Разделительный баланс для первой реорганизации РАО уже составляет? Если да, то на какую дату?

- Да, разделительный баланс составляется на 1 апреля 2006 г.

- Какова будет судьба привилегированных акций РАО "ЕЭС" при реорганизации в целом и при выделении компаний в рамках первого этапа, в частности?

- Этот вопрос сейчас прорабатывается. Безусловно, владельцам и обыкновенных, и привилегированных акций будут распределены акции обособляемых в ходе первой реорганизации тепловых генерирующих компаний. При этом на обыкновенные и привилегированные акции предлагается распределить соответствующие акции компаний - оболочек, то есть промежуточных компаний, которые одновременно будут сконвертированы в обыкновенные акции целевых ОГК и ТГК.

- Владельцы обоих видов акций РАО "ЕЭС" получат равные права на акции ОГК и ТГК при реорганизации?

- Конкретные значения коэффициентов, в соответствии с которыми акции ОГК и ТГК будут распределяться на акции РАО "ЕЭС", будут определены по итогам работы привлекаемого инвестбанка. При этом мы будем принимать в расчет имеющийся опыт подобных операций как в России, так и за рубежом.

- Правительственные ведомства хотят закрепить в комплексном плане реформы электроэнергетики срок второй реорганизации - июль 2008 года. По Вашему мнению, этот срок - реалистичный?

- Да, мы исходим из того, что летом 2008 года должно состояться собрание акционеров, где будет принято решение уже о второй, завершающей реорганизации РАО "ЕЭС". Первая реорганизация планируется в форме выделения, а вторая - разделения. Думаю, как только собрание состоится, потребуется еще примерно год на прохождение всех процедур, связанных со второй реорганизацией РАО.

- По закону об акционерных обществах, РАО в рамках реорганизации не может просто распределить среди своих акционеров акции, например, ОГК-5. Понадобится выделять промежуточные холдинги, которые затем будут присоединены к соответствующим ОГК и ТГК. А при разделении на втором этапе тоже потребуются "оболочковые" компании?

- Я надеюсь, что те поправки в закон об АО, которые уже прошли через Совет Федерации и лежат на столе у президента, к тому времени будут подписаны. В моем представлении, эти новые нормы, которые разрешают принять все необходимые решения на одном собрании и сокращают срок присоединения, существенно облегчат процедуру реорганизации.

- Что будет с абонентной платой в 2008 году?

- На 2008 год она будет устанавливаться. И естественно, в меньших величинах, чем в предыдущие годы, ведь функции РАО сокращаются. Мы начинаем передавать свои функции в дочерние инфраструктурные организации, и, надеюсь, начнем передавать часть из них государству. Вместе с тем инвестиционная составляющая явно уменьшится, поскольку, скажем, ОАО "ГидроОГК" получит те инвестиции, которые сейчас осуществляются в рамках абонплаты РАО. Скорее всего, какая-то часть абонплаты, необходимая для работы "ликвидационной" комиссии РАО "ЕЭС", сохранится как минимум на первую половину 2009 года. Мы понимаем, что работа с бухгалтерским балансом и завершение всей деятельности РАО "ЕЭС" как самостоятельной компании в процессе разделения общества потребует достаточно приличных усилий. Мы уже сейчас начали инвентаризацию всего того, что есть в офисе материнской компании. Это - большая работа, не говоря уж об активах за его пределами.

- Остались ли у РАО после продажи РЕН-ТВ и "Лидера" какие-то значительные непрофильные активы кроме "Авиаэнерго" и "Центра Энергетики"? Планирует ли РАО продавать их? Если да, то когда?

- Во-первых, у нас остались акции ОАО "РКС", это в известном смысле непрофильный для нас актив. Мы прилагаем серьезные усилия, чтобы развить этот бизнес и повысить капитализацию компании. В 2008 году, в ходе реорганизации РАО "ЕЭС", приступим к его продаже. Осталась пара домов отдыха, санаторий. Остался ГВЦ Энергетики. Естественно, к концу 2008 года мы расстанемся с ними, то есть будем продавать. Что касается принадлежащих РАО акций ОАО "Центр Энергетики" (здание на проспекте Вернадского, где расположен офис РАО "ЕЭС" - ИФ), то мы сейчас как раз активно обсуждаем этот вопрос с миноритарными акционерами Центра. Здесь есть разные варианты. То, что мы им сейчас предлагаем - продать их акции одновременно с нашими - с тем, чтобы они получили компенсацию за свои акции во время продажи всего пакета. Это будет и им выгодно, и нам. А до этого мы собираемся создать при совете директоров "Центра Энергетики" комитет акционеров. Надеюсь, что здесь тоже мы в нормальном цивилизованном режиме все сделаем.

- Разве у Центра Энергетики есть миноритарные акционеры?

- РАО принадлежит 75,03% акций этой компании. Есть еще два крупных миноритарных акционера, у которых примерно по 10% акций, остальными акциями владеют физические лица. У них были претензии к нам, почему "Центр Энергетики" не выплачивал дивиденды. Дивиденды не выплачивались, поскольку мы два года приводили здание в порядок, перестраивали под нужды нашей компании, оно же функционально другим было. Так что там приличные расходы понесли. Сейчас мы баланс этого ОАО практически расчистили. В августе гендиректор Центра и наши финансисты должны докладывать о том, как мы будем заниматься предпродажной подготовкой этого актива и работать с миноритарными акционерами, чтобы к 2008 году иметь четкое и ясное представление о том, по какой схеме их реализовать. Хотя все миноритарные акционеры хотят, чтобы мы поскорее выкупили их акции, чтобы получить деньги сейчас. Учитывая рост цен на недвижимость, они понимают, что сейчас можно получить какую-то приличную сумму, а на счет будущего, естественно, у них есть всякие сомнения. Я понимаю их озабоченность, но, с другой стороны, деньги на выкуп акций "Центра энергетики" в абонплате РАО "ЕЭС" не предусмотрены, и пока я бы не спешил с выкупом.

- Примерно с 2004 года РАО ввело систему ключевых показателей эффективности как внутри себя, так и в "дочках". Расскажите, как она работает?

- На самом деле, это целый комплекс мер, которыми мы начали заниматься еще вместе с Меламедом (Леонид Меламед, в 2000-2004 годах занимал пост первого зампредправления РАО "ЕЭС") в 1999-2000 году. Первое, что было сделано - мы внедрили нормальную систему бизнес-планирования с тем, чтобы бизнес-план компаний выражал волю собственника, принимался советом директоров в определенном формате. Параллельно мы разработали и реализовали в РАО и в "дочках" программы управления издержками, что для того времени было особо актуально. Это был первый шаг. Вместе с этим мы внедрили систему бюджетирования, так называемую таблицу движения потоков наличности (ДПН), и она уже стала инструментом в руках менеджмента для реализации бизнес-плана. В соответствии с ДПН осуществляются все расходы денежных средств в дочерних компаниях РАО. Это было для нас принципиально важно, так как обеспечивало казначейское исполнение бюджетов. Ушло достаточно много времени и нервов, чтобы эту систему внедрить и навести порядок. Дальше - это нормальная схема бухучета, контроль и регулирование договоров, то есть всех платежей. Получилась полная замкнутая схема: бизнес-план - ДПН - казначейское исполнение бюджета - бухгалтерская отчетность - вход в следующий цикл. Сначала мы ввели эту достаточно сложную систему в материнской компании, затем в наиболее крупных дочерних обществах, а затем практически во всех компаниях холдинга.

Затем, в 2004 году РАО "ЕЭС" перешло на дивизиональный принцип управления, были созданы Бизнес-единицы, Центр управления реформой и Корпоративный Центр. Ввели в действие корпоративные стандарты бизнес-планирования и бюджетирования, инвестиционной и дивидендной политики, закупочной деятельности и другое. Именно в это время мы внедрили систему Ключевых показателей эффективности (КПЭ или KPI) как для дочерних компаний, так и для подразделений материнской компании, завершив тем самым переход к системе управления по целям.

Отмечу две принципиально важные вещи: сбалансированность системы КПЭ; встроенность системы КПЭ в инструменты регулярного менеджмента, и наконец, прямую увязку с системами мотивации руководителей и их ответственности за конечные результаты деятельности. Таким образом, мы постарались охватить ограниченным числом КПЭ - не более 7-ми, - такие важные для нас направления, как надежность работы энергооборудования, операционную эффективность деятельности компаний, обеспечение процессов реформирования энергохолдинга, интересы акционеров, конкурентоспособность, качество управления.

По каждому из этих направлений устанавливаются конкретные значения КПЭ, измеримые и достоверно проверяемые. И теперь все премирование (годовое и квартальное) как генеральных директоров дочерних компаний и их заместителей, так и руководителей подразделений внутри головного общества непосредственно зависит от выполнения заданных КПЭ. При этом мы ввели жесткое условие премирования - все премии выплачиваются только в том случае, если в энергосистеме не было аварий. Тем самым, в нашей системе показатель надежности выступает специфическим KПЭ и одновременно условием премирования.

- Оправдала ли себя эта система? Существуют ли какие-то расчеты финансового результата применения системы KPI?

- Начну с того, что внедренная система КПЭ в первый же год способствовала удвоению консолидированной прибыли холдинга РАО "ЕЭС". Менеджмент "дочек" обеспечил достаточно серьезный прирост чистой прибыли. При этом все наши гендиректора, включая тех, кто пришел на этот пост, пройдя всю производственную энергетическую лестницу, теперь прекрасно знают, чем отличается ROE от ROTA, до тонкостей разбираются не только в инженерно-технических, но и в финансовых вопросах.

Насколько я знаю, западные и отечественные компании выстраивают свои системы управления по целям в течение 3-4 лет, постоянно их затем совершенствуя. И у нас эта система - не догма. Например, подводя итоги деятельности холдинга за 2005 год, мы поняли, что в бухгалтерскую чистую прибыль двух ОГК попал финансовый результат переоценки акций входящих в их состав федеральных электростанций. А переоценка была, по сути, обусловлена необходимостью приведения учетной стоимости акций к рыночной (компании уже имеют двусторонние котировки и весьма значительные объемы продаж на бирже). Правление РАО "ЕЭС" приняло отдельное решение исключать этот фактор при оценке КПЭ. А, взглянув более широко на проблему, дали поручение к уточнению показателя ROE на "cash-flow ROE". В целом же, повторюсь, считаю, внедренная система КPI себя полностью оправдывает.

- Часто ли приходится корректировать систему KPI? Что еще, по вашему мнению, нужно сделать?

- Мы хотим с 2007 года внести уточнения по двум важнейшим направлениям: надежность работы энергооборудования и привлечение инвестиций, так как для нас это абсолютные приоритеты именно в завершающей стадии реформирования холдинга. Нужно учесть множество нюансов, чтобы наказание "рублем", то есть лишение премии было осмысленным и действительно побуждало руководителя "дочки" к повышению уровня надежности работы энергокомпании, причем желательно без снижения уровня прибыльности компании. Второе, и как мне кажется, прямо увязанное с надежностью направление совершенствования системы КПЭ - мотивация руководителей "дочек" на интенсивную работу по повышению инвестиционной привлекательности компаний. Полагаю, до начала 2007 года мы эти направления проработаем и утвердим.

Есть и другие задумки. Например, разработать некие сценарные условия для однотипных компаний на предстоящие периоды, будь то генерирующие, сетевые или сбытовые компании. Они будут платформой для разработки предложений по целевым значениям КПЭ. Подчеркну, что с одной стороны, систему КПЭ можно совершенствовать, но с другой стороны, нельзя сильно менять, потому что она работает только тогда, когда более-менее устойчива. Если вносить в нее изменения по каждому поводу, то реальное воздействие на менеджмент ослабевает - люди понимают, что каждый индивидуальный случай можно отспорить.

- РАО предлагало увеличить тарифы на электроэнергию в 2007 году на 12%, но правительство РФ утвердило 10%-ое повышение. Есть ли расчеты, сколько денег из-за этого недополучит отрасль?

- РАО, действительно, внесло в начале мая предложения в министерства и ведомства с обоснованиями необходимости предельного роста тарифов на электроэнергию в 2007 году на 12%. При этом мы подтвердили преемственность нашей жесткой политики по оптимизации эксплутационных издержек - они будут расти по-прежнему не выше инфляции, как это происходило в последние три года. Исключение составляют затраты на топливо - мы заложили в наших расчетах рост цен на газ на 18%. В основном же превышение роста тарифов над инфляцией вызвано инвестиционными программами энергокомпаний. Правительство, рассмотрев на июньском заседании наши предложения, одобрило рост тарифов на 10% при росте цен на газ на 15%. Планируемая выручка предприятий отрасли из-за сдерживания роста тарифов может оказаться примерно на 16 млрд. рублей меньше, чем было в наших предложениях правительству. При этом расходы на газ по сравнению с нашими предварительными оценками также сократятся на 6 млрд. рублей. В итоге компания может недополучить порядка 10 млрд. рублей. Однако, за счет повышения тарифов на 10%, а не на 6,5%, как было заложено в предварительном прогнозе социально-экономического развития экономики страны, энергетика получила дополнительный ресурс для развития на 2007 год в размере около 30 млрд. рублей. Мы считаем, что наши предложения по тарифам на 2007 год в основном приняты, хотя и серьезно скорректированы правительством.

- Есть ли у компаний холдинга еще ресурс для снижения издержек? Если да, то в какой сфере?

- Работу по сокращению издержек мы ведем более 5 лет. Мероприятия по сокращению издержек в дочерних компаниях, дающие наибольший эффект, были реализованы в первую очередь. Дальнейшее сокращение дается все с большим трудом. Например, в 2006 году мы вместе с ФСТ реализовали крупный структурный шаг - вывели почти всю региональную генерацию на оптовый рынок и за счет этого оптимизировали загрузку электростанций. Одно только это мероприятие позволило сэкономить около 5 млрд. рублей. В 2007 году мы доведем этот процесс до конца и выведем региональную генерацию на оптовый рынок Дальнего Востока. Серьезные резервы мы видим и в дальнейшем расширении практики конкурсных закупок во всех компаниях холдинга.

- Не собирается ли РАО "ЕЭС" менять свою дивидендную политику и дивидендную политику "дочек" в связи с критикой со стороны Минэкономразвития РФ?

- Диалог с Минэкономразвития не закончен. В настоящий момент ведется работа по анализу практики применения существующей дивидендной политики. Кстати говоря, она строится на принципах, принятых советом директоров РАО "ЕЭС", куда входят представители Минэкономразвития. Мы считаем, что должен быть разумный баланс между выплатой дивидендов и инвестициями. Эту позицию мы не раз заявляли и будем ее отстаивать. Можно, конечно, вообще не платить несколько лет дивидендов. Но кто же тогда будет инвестировать в такую компанию? Почему тогда будет расти её капитализация?

- Но аналитики говорят, что дивидендная доходность в электроэнергетике все-таки низкая и инвесторы покупают акции не в расчете на дивиденды...

- Говорить-то можно, но я абсолютно убежден, что если мы год, два или три перестанем платить дивиденды, то серьезные инвесторы отнесутся к этому негативно. Все-таки российский рынок постепенно цивилизуется, со временем все будут инвестировать не ради того, чтобы сесть на денежный поток. Появятся не только "портфельщики", которые покупают наши акции, чтобы по мере роста капитализации компании продать их по более высокой цене, но и "стратеги", которые идут для того, чтобы заработать дивиденды. Поэтому если мы хотим привлекать серьезные инвестиции в энергетику, конечно, надо и нам, и нашим "дочкам" выплачивать дивиденды. Другое дело, что в каждом случае надо тщательно все просчитывать. У нас принята дивидендная политика, которая была выработана в ходе серьезной дискуссии между "минорами" и "мажором" - представителями государства, - и трижды рассматривалась советом директоров РАО "ЕЭС". В результате есть стандарт, по которому рассчитываются дивиденды энергокомпаний. Мы хорошо помним, как глава правительства РФ (в 2000-2004 годах) Михаил Касьянов с нас требовал платить поменьше дивидендов, следующий этап был, когда с нас требовали платить побольше дивидендов - Росимущество написало инструкцию о том, что все госкомпании должны направлять на дивиденды не менее 10% чистой прибыли. И вот, новая позиция Минэкономразвития, "если вам нужны инвестиции, зачем вы вообще платите дивиденды?". Но в таком вопросе нельзя резко колебаться из стороны в сторону. Любая компания, которая серьезно выходит на рынок, должна иметь более или менее стабильную политику, в том числе дивидендную. Поэтому готов докладывать на любом уровне, что РАО "ЕЭС" и профильные дочерние компании, типа ОГК, ТГК должны платить дивиденды.

С другой стороны, например, мы сами освободили от выплаты дивидендов на три года наши инженерные центры и научно-проектные институты, поскольку считали, что для них было главным в тот период удержать персонал, нарастить свои основные фонды, научно-техническую базу (испытательные стенды, специальная аппаратура, компьютеры и т.д.). Однако сейчас и с них начинаем требовать дивиденды: "Ребята, мы вам дали три года дивидендных каникул, вы накопили кое-какой жирок, давайте платите, а иначе, зачем вы нужны, если, будучи акционерными обществами, не приносите прибыль?".

- Вы - член совета директоров РАО "ЕЭС". Два года Вы избирались в совет по правительственному списку, то есть представляли интересы государства. Теперь Вас избрали пакетом миноритарных акционеров компании. Чьи интересы Вы будете отстаивать в совете этого созыва при голосовании по вопросам повестки?

- Вне зависимости от того, на какой пакет меня выбрали, на государственный или миноритарный, я осознаю свою ответственность перед всеми акционерами, и считаю своей главной целью добросовестное и компетентное исполнение обязанностей по управлению Обществом.

- То есть ваше мнение по отдельным вопросам деятельности РАО не изменится?

- Абсолютно. Оно не зависит от того, благодаря чьим голосам я попал в совет директоров.

28.07.2006
http://www.rao-ees.ru/ru/news/speech/execspeech/show.cgi?280706ur.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован