20 декабря 2001
157

НА ДАЛЬНЕМ ЗАПАДЕ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Роберт АСПРИН и Линда ЭВАНС
ВОКЗАЛ ВРЕМЕНИ 1-2

РАЗВЕДЧИКИ ВРЕМЕНИ
МОШЕННИКИ ВРЕМЕНИ


Роберт АСПРИН и Линда ЭВАНС
ВОКЗАЛ ВРЕМЕНИ I
РАЗВЕДЧИКИ ВРЕМЕНИ



ОNLINЕ БИБЛИОТЕКА httр://www.bеstlibrаry.ru


Анонс

Для разведчиков прошлого никакая предосторожность не бывает излишней.
Особенно для всемирно известных... и почти безработных!
Особенно для тех, кому приходится подрабатывать гидами в туристической
компании, предлагающей богатым клиентам экскурсии во времени. Работа, какой
не пожелаешь лютому врагу, потому что врата времени нестабильны, сосисочные
киоски, стилизованные под древнеримские лотки с колбасками, имеют подлую
привычку проваливаться на дно доисторического океана в самый неподходящий
момент, а испанские инквизиторы обладают чутьем ищеек на тех, в ком
ощущается нечто инородное. А уж если у вас аллергия на вонь от горящих
салунов и борделей, то попробуйте-ка поработать на Дальнем Западе! Трудная
профессия - Разведчики времени!

Глава 1

Отличить туристов от постоянных обитателей восемьдесят шестого было
несложно. Туристы - это те, что с разинутыми ртами, круглыми от удивления
глазами и постоянно убывающими банковскими счетами. Словно дети, нашедшие на
бабушкином чердаке и напялившие на себя давно забытое тряпье, они были
разодеты во всякую всячину, объявленную костюмерами нынешней `модой века`.
Всегдашняя неловкая возня с непривычными предметами туалета, диковинного
вида багаж и монеты, привезенные бог весть из каких стран, выдавали их даже
быстрее, чем, скажем, приезжих на улицах Нью-Йорка задранные вверх головы.
Здешние, из восемьдесят шестого, напротив, отличались тем, что ничего
подобного не делали. Они никогда ни на что удивленно не глазели, им
совершенно несвойственна была самая несносная из туристских привычек -
корчить из себя всезнаек, которые только и ждут, с кем бы поделиться своими
познаниями - типичная бравада! - да они не смогли бы отличить драхму от
сестерция, даже если бы от этого зависела их жизнь.
Что здесь, на ВВ-86, вполне могло случиться.
Нет, как раз здешние, из восемьдесят шестого, и присматривали за багажом,
находили потерявшихся детей прежде, чем те успевали попасть в серьезную
беду, успокаивали растерянных или скандалящих туристов на трех разных языках
за три минуты, не натыкались ни на одну даму с ужасно неудобными в носке
викторианскими турнюрами, и все складочки на их римских тогах, которые якобы
невозможно правильно задрапировать, оставались при этом безукоризненными.
Здесь, в этой Ла-ла-ландии, ребята из восемьдесят шестого были у себя
дома.
Честно говоря, Малькольм Мур не мог себе представить, как бы он жил
где-нибудь еще.
Вот потому-то он сейчас и шел через Общий зал, облаченный в свою самую
потрепанную шерстяную тунику (ту, что весьма живописно запятнана вином и
навозом), свои самые грязные дешевые сандалии и свой самый лучший бронзовый
ошейник (с надписью МАLСОLUМ SЕRVUS ).
Пустое место на ошейнике предназначалось для имени любого, кто предложит
ему работу. Добавить к надписи имя клиента Малькольм мог за несколько секунд
с помощью своего гравировального карандаша на батарейках, а в его комнате
был шлифовальный круг, чтобы убрать это имя, готовясь к новому путешествию.
Сейчас металл был столь же сияющим, как его надежды, и столь же пустым, как
его желудок.
Иногда Малькольму казалось, что само его имя навлекает на него несчастья
- ведь МАL по-латыни означало `зло`.
- Должно же мое невезение когда-нибудь кончиться, - пробормотал он себе
под нос, метафорически препоясывая чресла перед битвой.
Он направлялся, разумеется, к Шестым Вратам. Туристы начали собираться на
площадке ожидания перед этими Вратами, слоняясь шумными компаниями и
небольшими группками. Зеваки уже толпились в огромном Общем зале, чтобы
просто поглазеть на это представление. Отбытие экскурсантов через Шестые
Врата - это было зрелище, на которое стоило посмотреть даже тем, кто не
собирался лично принять участие в экскурсии. Места за столиками в маленьких
кафе и барах, особенно расположенных в той части вокзала, которая называлась
`Urbs Rоmае` - `Римский город`, - быстро заполнялись.
В `Urbs Rоmае` киоски для продажи хот-догов были оформлены под древние
лотки торговцев винами и колбасками, наподобие тех, что можно было увидеть
на улицах Древнего Рима, и оборудованы котлами с горячим маслом, в которых
шипели хот-доги. Широкогорлые амфоры на прилавках этих `таверн` пенились
вином лучшего качества, чем то, что можно раздобыть в прошлом. Кафе
пошикарнее оформлялись, как храмы, внутренние дворики богатых вилл и даже
как сады с колоннадами, фонтанами и цветочными клумбами. Звон бокалов,
густой аромат кофе, горячей выпечки и дорогих ликеров ласкали слух и
обоняние Малькольма, возбуждая, как прикосновения любовницы. У него заурчало
в животе. Боже, как он проголодался...
Он кивнул нескольким знакомым, уже усевшимся за столики кафе. Они
помахали ему в ответ и тактично не пригласили его присоединиться к ним,
поскольку он явно был одет для дела, а не для болтовни. Проходя мимо узкого,
плохо освещенного фасада бара `Нижнее Время`, наполовину скрытого за опорами
галереи второго яруса (изобретательно стилизованными под мраморные колонны и
балкон), он заметил Маркуса и помахал ему. Его молодой друг был занят
расстановкой стаканов на столике у окна, одном из тех, которыми гордился
этот бар. Трехфутовый иллюминатор создавал впечатление, что вы смотрите в
него изнутри древнего морского судна.
- Бона фортуна, - неслышно, через стекло ответил бармен, затем покрутил
пальцем у виска и подмигнул. Малькольм улыбнулся в ответ. Маркус - другого
имени у него не было - однажды высказал мнение, что всякий, кто хочет
посетить настоящий Urbs Rоmае, слегка чокнулся.
- Вернуться обратно? - сказал он как-то раз, когда Малькольм предложил
ему объединить их таланты и познания и стать партнерами в нелегком бизнесе
независимых гидов по прошлому. - Ты оказываешь мне честь, дружище. Но
спасибо, не хочу. В Шангри-ла веселее. - Напряженность его улыбки подсказала
Малькольму, что нужно сменить тему и запомнить, что к ней больше никогда не
следует возвращаться.
`Римский город` был излюбленным местом Малькольма на станции Шангри-ла,
наверное, потому, что он был специалистом по Древнему Риму. По обе стороны
от входа в гриль-бар `Нижнее Время` Общий зал простирался, как некий
огромный универсальный магазин, спроектированный Эшером <Морис Эсхер (Эшер)
- нидерландский художник, автор графических работ, реализующих гротескные и
парадоксальные геометрические представления>. Занимая двести ярдов в ширину
и почти втрое больше в длину, он представлял собой многоэтажное
нагромождение балочных ферм, широких галерей, трапов и пандусов, балконов и
торчащих из стен платформ; все эти конструкции были стилизованы самым
причудливым образом, причем многие из них не вели абсолютно никуда.
Изящные фонтаны и бассейны сверкали бликами под неугасимым сиянием
фонарей Общего зала. Порой на фоне голубой плитки фонтана мелькало яркое
пятно - это проплывала какая-нибудь экзотическая рыба: их разводили, чтобы
очищать бассейны от водорослей. Пол `Римского города` был выложен цветными
мозаичными панно, имитирующими творения древних римлян, - в основном на
средства владельцев соседних лавочек. На стенах кое-где встречались надписи
и стрелки-указатели; мимо фасадов лавок и окон отелей вверх по стенам
тянулись лестницы, ведущие на невидимые снизу этажи.
Некоторые пандусы и галереи все еще сооружались или по крайней мере
выглядели неоконченными. Многие из них вели к ничем не примечательным
участкам бетонной стены, другие - к изолированным платформам, вознесенным на
высоту четырех-пяти этажей и опирающимся лишь на ажурные металлические леса
наподобие тех, что возводят вокруг реставрируемого собора. Несколько
пандусов и лестниц тянулись от беспорядочно раскиданных там и тут площадок и
обрывались в воздухе, предоставляя зрителю гадать, ведут ли они вверх к
чему-то невидимому или свешиваются вниз из какой-нибудь дыры в пустоте.
Малькольм усмехнулся. Большинство туристов, впервые попав в Шангри-ла,
приходили к выводу, что распространенное название этого вокзала Времени,
Ла-ла-ландия, происходит от безумных, лунатических прогулок в никуда.
Здоровенные щиты с объявлениями, написанными аршинными буквами, окружали
со всех сторон несколько пустых участков, где балконы и галереи были
перегорожены цепями. Эти конструкции даже не пытались стилизовать под
остальную часть `Римского города`. Объявления на нескольких языках
предостерегали об опасности неисследованных Врат. Цепные ограждения
предназначались не столько для того, чтобы что-нибудь случайно не забрело
внутрь станции, а скорее чтобы ничто случайно не вышло наружу. Эти
объявления, конечно, были лишь данью юридическим формальностям. Вряд ли кто
из туристов был настолько глуп, чтобы без гида проходить через открытый
портал. Но на других станциях бывали подобные несчастные случаи, и семьи
пропавших возбуждали судебные иски против администрации. Обитатели ВВ-86
были признательны своей администрации за эти предосторожности.
Никому не хотелось, чтобы вокзал Времени был закрыт из-за небрежного
руководства.
Никому.
Туристы сегодняшней группы выглядели, как статисты на съемках фильма
`Спартак`. Большинство мужчин чувствовали себя неловко в похожих на женские
платья туниках. Они старательно избегали встречаться друг с другом
взглядами. Шишковатые, коленки и волосатые ноги всем бросались в глаза. Ох
уж эти Шестые Врата... Малькольм держался в своей потрепанной тунике с
привычной непринужденностью, выработанной долгой практикой. Он чувствовал
себя в своей `рабочей одежде` почти так же удобно, как в обычном костюме,
хотя и обратил внимание, что ремень его сандалии снова нуждается в починке.
Женщины в изящных римских стОлах оживленно болтали, разбившись на
маленькие группки, сравнивая ювелирные украшения, вышитые каемочки и
элегантные прически. Другие прошли на площадку ожидания перед Вратами, где
расселись в удобных креслах, потягивая напитки из бумажных стаканчиков и
наблюдая за происходящим. Этим, как с первого взгляда понял Малькольм, уже
приходилось бывать в Нижнем Времени, - видимо, денег у них хватало.
Туристы, впервые отправляющиеся в подобное путешествие, слишком
волновались, чтобы усидеть в креслах. Малькольм обошел по краю толпу,
выраставшую с каждой минутой, высматривая потенциальных клиентов.
- Привет, Малькольм.
Обернувшись, он увидел Скитера Джексона, одетого в изящный хитон
греческого покроя. Едва удержавшись от стона, он выдавил улыбку.
- Привет, Скитер. - После краткого рукопожатия он проверил, все ли его
ногти на месте.
Скитер кивком показал на тунику Малькольма:
- Ты, я вижу, все еще надеешься на этот старый фокус `гид-раб`. - Его
карие глаза заискрились. - Потрясные пятна. Мне бы как-нибудь взять у тебя
рецепт. - Единственной неподдельной чертой Скитера, как многие здесь успели
убедиться, была его неотразимая, ослепительная улыбка.
- Ну конечно, - рассмеялся Малькольм. - Одна кварта разведенного конского
навоза, две кварты скисшего римского вина и три пинты ила из Тибра.
Тщательно нанести кисточкой для живописи, посушить недели две и затем
простирать в холодной воде. Чудесно действует на неотбеленную шерсть.
Скитер сделал круглые глаза:
- Бог ты мой. Ты говорил серьезно. - Его собственные одежды, как всегда,
были щегольски опрятны и явно новы. Где он их доставал, Малькольм и знать не
хотел. - Ну что же, удачи тебе, - пожелал Скитер. - Мне нужно не опоздать на
встречу. - Он подмигнул. - Увидимся.
Улыбнувшись, как бесенок, считающий души грешников, изящный молодой
человек смешался с толпой. Малькольм украдкой проверил висевший у него на
поясе кошелек и убедился, что гравировальный карандаш и визитки все еще там.
- Ну что же, - сказал он сам себе, - по крайней мере он, похоже, никогда
не надувает никого из нас, здешних. - Он взглянул на один из нескольких
десятков хронометров, свисавших с высокого свода, и проверил, скоро ли
откроются Шестые Врата.
Пора было браться за работу.
Толпа все прибывала. Гул стал громче. Наемные носильщики багажа старались
не рассыпать неудобные ноши, состоящие из всевозможных пакетов, свертков и
кожаных сумок, пока гиды из `Путешествий во времени` еще раз проверяли
списки своих клиентов и давали последние наставления. Билетные контролеры у
входа на главную рампу у Шестых Врат пропустили двух служащих компании,
поднимавшихся проверить верхнюю платформу. Как прикинул Малькольм, здесь
собралось уже свыше семидесяти человек.
- Слишком много для туристской группы, - пробормотал он. Алчность
компании `Путешествия во времени`, похоже, росла неудержимо. Голоса туристов
и носильщиков, стонущих под своими ношами, отражались от балок наверху и
создавали гул многократного эхо. По крайней мере в такой большой группе он
сможет найти хоть одного клиента. Он изобразил широкую жизнерадостную
улыбку, выудил из кошелька у себя на поясе визитную карточку и занялся
делом.
- Здравствуйте, - обратился он к первому предполагаемому клиенту и
протянул руку высокому, крепкому мужчине - судя по бронзовому загару и
светлым волосам, это был калифорнийский магнат. - Разрешите представиться.
Малькольм Мур, независимый гид.
Мужчина настороженно пожал ему руку и покосился на протянутую визитную
карточку. Там было напечатано:

Малькольм Мур, гид по прошлому
Рим, 47 г. до н.э. * Лондон, 1888 г. * Денвер, 1885 г.
По требованию клиента возможны другие маршруты
Увлекательные приключения без суеты групповых экскурсий!
Индивидуальные туры вне обычных маршрутов и глубокое ознакомление с
эпохой для отдельных лиц, семей и компаний
Лучшие цены в Шангри-ла
Обращаться по адресу:
ВВ-86, комната 503, #111-1814

Магнат прочитал карточку и посмотрел на Малькольма.
- Вы независимый гид? - Его тон был более полон сомнения, чем Малькольму
когда-либо приходилось слышать.
- Моя специальность - Древний Рим, - сказал Малькольм с теплой, искренней
улыбкой. - У меня докторская степень по классической античности и
антропологии и почти семь лет практики в качестве гида. Формальные
экскурсии, - он кивнул в сторону служащих `Путешествий во времени`,
проверявших билеты и отвечавших на вопросы туристов, - включают гонки на
колесницах и гладиаторские бои в цирке, но `Путешествия во времени`
оставляют в стороне исключительно захватывающее зрелище...
- Благодарю, - сказал мужчина, возвращая карточку, - но я этим не
интересуюсь.
Малькольм с усилием заставил себя продолжать улыбаться:
- Ну конечно. Может, как-нибудь в другой раз.
Он перешел к следующему потенциальному клиенту.
- Разрешите представиться...
Но уговорить других туристов оказалось ничуть не легче.
Судя по тому, как холодно отнеслись к его предложениям в этой толпе,
компания `Путешествия во времени` заранее наговорила своим клиентам кучу
гадостей про независимых гидов. У Скитера Джексона, проходимца проклятого,
похоже, дела шли неплохо, чем бы он там ни промышлял в том дальнем углу.
Его улыбка сияла ярче фонарей над головами.
Когда хронометр, отсчитывающий время до открытия Врат, показывал
десятиминутную готовность, Малькольм начал подумывать, не наняться ли ему
сейчас носильщиком - просто чтобы заработать на несколько обедов, - но
решил, что у мужчины должна быть своя гордость. Он же был гидом, и притом
чертовски хорошим. Если он утратит то, что еще оставалось от его
профессиональной репутации, ему здесь больше не жить. Он снова окинул
взглядом толпу туристов, начав с одного края и разглядывая головы и костюмы,
и пришел к невеселому выводу, что он и в самом деле уже поговорил здесь с
каждым.
Что же... проклятие.
Отчаянно пытаясь сохранить достойный вид, Малькольм отступил. Он ушел с
участка, непосредственно прилегающего к Шестым Вратам, и вновь его
захлестнули невеселые мысли. Где раздобыть денег, чтобы расплатиться за
комнату и еду на ближайшие несколько дней? Но еще больше Малькольма
расстроило нечто иное, не имевшее никакого отношения к деньгам или к потере
его прежней постоянной работы. Ему было трудно представить, что ощущают гиды
больших туристических агентств вроде `Путешествий во времени`, но для него
самого пройти через портал в другую эпоху означало испытать нервное
возбуждение, куда более притягательное, чем возможность регулярно питаться,
и едва ли не более сильное, чем секс.
Ради этого он и оставался на ВВ-86, предлагая свои услуги каждой
отбывающей группе, куда бы та ни направлялась: просто чтобы снова пережить
этот восторг.
Малькольм решил укрыться в тени увитого виноградной лозой портика. Это
было достаточно близко к Шестым Вратам, чтобы наблюдать за представлением,
но достаточно далеко, чтобы не привлечь внимания знакомых; сейчас бы он не
вынес их сочувственных взглядов. Монтгомери Уилкс, выглядевший очень нелепо
в своей темной униформе из Верхнего Времени, протопал сквозь толпу с
решимостью атакующего носорога. Даже туристы разбегались перед ним.
Малькольм удивленно поднял брови. Что Уилкс делает тут, зачем он покинул
свое логово? Шеф ДВВ Ла-ла-ландии никогда не приходил смотреть на открытие
Врат. Малькольм снова взглянул на ближайшее хронометрическое табло над
головой и нашел ответ на свой вопрос.
Врата в Первый зал тоже вот-вот откроются. В суетливых поисках работы он
совсем запамятовал, что сегодня из Верхнего Времени прибывает новая группа
туристов. Малькольм потер кончик носа и улыбнулся. День двух Врат...
Может, ему все же повезет. Даже если он не найдет работы, это все равно
должно быть занятно.
Там, у Шестых Врат, уже вовсю кипел ажиотаж последних покупок перед
отбытием. В толпе проворно сновали лоточники, нагруженные всякой всячиной:
гирляндами `безопасных` колбасок, запасными кожаными сумками для сувениров,
наборами для выживания (вы непременно должны иметь все это с собой!) и
римскими монетами для тех, кто оказался настолько глуп, что не обменял свои
деньги раньше.
Малькольм задумался, не податься ли и ему в лоточники. Они всегда,
кажется, неплохо зарабатывали, и это стабильная работа. У Конни, может быть,
найдется для него что-нибудь. Он рассеянно покачал головой, наблюдая, как из
рук в руки переходит всякая мура, от последних стаканчиков кофе до
аляповатых ювелирных украшений. Нет, ему слишком быстро наскучит поденщина,
даже здесь. Об открытии собственного дела не стоит и мечтать. Не говоря уже
о том, что за аренду помещения для коммерческих нужд придется платить
гораздо больше, чем за жилье, и заниматься ненавистным ему бумагомаранием
для государственных налоговых служб, где ему взять капитал для закупки
оборудования? Инвесторы не заинтересованы в бывших гидах, им подавай шустрых
бизнесменов с деловым чутьем и большим опытом управления торговыми
предприятиями.
Конечно, он всегда может снова начать разведывать прошлое.
Малькольм невольно взглянул на ближайшие заграждения. Этот участок был
огорожен барьерами из-за того, что открывшиеся там Врата были или еще
неисследованы, или неустойчивы. Малькольм лишь дважды рискнул заняться
исследованиями прошлого как независимый разведчик. Мурашки пробежали у него
по спине. Кит Карсон, первый - и самый лучший - разведчик прошлого был
всемирно известен. И чертовски удачлив, раз остался в живых. Малькольм был
не то чтобы трус, но разведку прошлого не считал подходящей для себя
карьерой. С него вполне хватало быть накоротке с гигантами разведки и
делиться рассказами о ратных подвигах с подлинными героями ВВ-86 за кружкой
пива с чипсами.
Внезапно раздался пронзительный гудок, отразившийся гулким эхом от свода,
возвышавшегося на пять этажей. Разговоры оборвались на полуслове.
Так же внезапно гудок смолк, сменившись лающим голосом, гремевшим изо
всех громкоговорителей. Давнишние обитатели наклонились вперед в своих
креслах, рассеянно вертя в руках бокалы или чертя кончиками пальцев узоры на
запотевших столешницах. Суматоха на площадке ожидания затихла.
- Прошу внимания. Шестые Врата откроются через три минуты.
Возвращающиеся группы пользуются приоритетом на проход через Врата. Всем
отбывающим оставаться на своих местах, пока гиды не будут уведомлены, что
Врата свободны.
Объявление повторили три раза на разных языках.
Малькольм пожалел, что у туники нет карманов, чтобы сунуть туда руки.
Вместо этого ему пришлось скрестить их на груди и ждать.
Снова раздирающий уши рев гудка.
- Прошу внимания. Первые Врата откроются через десять минут. Извещаем
всех отбывающих, что, если вы не прошли медконтроль, вам не будет разрешено
войти в Первый зал. Приготовьте ваш багаж для таможенного досмотра...
Дальше Малькольм не слушал. Он уже много лет помнил наизусть напутствие
отбывающим вверх по времени. Кроме того, наблюдать отбытие вниз по времени
всегда было куда интереснее, чем смотреть, как кучка государственных
служащих роется в багаже. Настоящее веселье в Первом зале не начнется, пока
там не появятся первые новоприбывшие из Верхнего Времени.
Малькольм отыскал взглядом таймер Шестых Врат. С этого момента в любую
секунду...
Гул низкочастотных вибраций прокатился по вокзалу Времени, когда Шестые
Врата, самые крупные активные Врата на ВВ-86, проснулись. Куда более низкий,
чем могло расслышать человеческое ухо, и все же воспринимаемый каждым через
вибрацию костей у основания черепа, этот звук, который не был звуком, все
нарастал. По всему Общему залу туристы зажали уши ладонями, тщетно пытаясь
ослабить это неприятное ощущение. Взгляд Малькольма невольно устремился
вверх, к двум широким пандусам - тому, что спускался вниз к накопительной
площадке с просторной галереи, и другому, по которому должны были подняться
отбывающие, - и застыл в напряженном ожидании.
Наверху, на краю галереи, ничем не примечательный участок голой стены
начал едва заметно дрожать. Так мерцает и струится горячий воздух в жаркий
полдень над шоссе. Радужные пятна, меняя форму и цвет, заиграли на стене не
правильными, причудливыми очертаниями. С площадки ожидания донеслись стоны,
ясно слышимые сквозь шум толпы. Затем прямо в центре глухой стены появилось
черное пятно.
Туристы разинули рты и начали тыкать в пятно пальцами. Большинству из них
лишь во второй раз довелось увидеть собственными глазами на близком
расстоянии, как открываются темпоральные Врата, - первый раз, конечно, они
видели это в Первом зале, когда вниз по времени спускались в Шангри-ла.
Болтовня, снова вспыхнувшая было после появления радужных пятен,
прекратилась. Носильщики наконец закончили увязывать свою поклажу. Деньги
опять потекли из рук в руки - новые сделки, заключенные в последнюю минуту.
Не один гид отхлебнул последний глоток обжигающего кофе - теперь им две
недели предстоит обходиться без него.
Пятно на стене расширялось, разрастаясь, как плесень на хлебе, если
заснять ее рост на пленку и прокрутить на повышенной скорости. В центре
этого островка тьмы Малькольм разглядел, как в перевернутый бинокль,
очертания пыльных полок и крохотных амфор, аккуратно составленных рядами у
задней стены длинной, уходящей вдаль комнаты. Затем, как мерцающая звезда,
вспыхнул огонек: кто-то по ту сторону Врат зажег лампу.
Туристы внизу удивленно вскрикнули и нервно рассмеялись с явным
восхищением, когда какой-то мужчина в одежде римского раба решительно и
властно, как и подобает организатору экскурсий `Путешествий во времени`,
шагнул во Врата. Он со стремительностью бейсбольного мяча надвинулся на них,
в мгновение ока вырос в размерах от нескольких дюймов до нормального
человеческого роста и затем спокойно шагнул через дыру в стене на
металлический решетчатый пол галереи. Он выпрямился и стал резким голосом
выкрикивать приказания.
Туристы хлынули через открытые Врата на галерею и стали спускаться по
пандусу. Некоторые выглядели сонными и больными, другие оживленно
беседовали, но у всех был явно измученный вид. Большинство сжимали в руках
сувениры. Некоторые цеплялись друг за друга. Гидам пришлось напоминать почти
каждому, что нужно опустить свою Карточку времени - размером с визитную
карточку - в щель шифровального устройства в нижнем конце пандуса.
Малькольм снова улыбнулся. Этот ритуал был неизменен. Те, что не забывали
`отбить часы` у Роrtа Rоtnае - Римских Врат, были опытные путешественники во
времени. Те, что цеплялись друг за друга, вдруг обнаружили неожиданный для
них самих глубоко запрятанный страх перед путешествиями во времени - либо
из-за того, что прошлое показалось им слишком грязным и жестоким, либо из-за
того, что в течение всей экскурсии тряслись от страха совершить ошибку,
которую гид не сумеет исправить.
Те, что выглядели сонными или больными, то ли не получили от
гладиаторских боев того удовольствия, на которое рассчитывали, то ли все еще
пытались прийти в себя после безудержного пьянства. Клиенты Малькольма
никогда не возвращались в таком виде, что их в пору было класть в больницу.
Конечно, люди, которым хватило здравого смысла нанять личного гида хотя
бы для стандартной экскурсии вроде тех, что предлагало агентство
`Путешествия во времени`, редко оказывались настолько глупы, чтобы две
недели подряд накачиваться содержащим свинец римским вином.
Уже не в первый раз Малькольм позволил себе на краткий миг горько
пожалеть, что он не служит в `Путешествиях во времени`, с их хорошо
налаженной и прибыльной работой. Если бы только не их подлые обманные
фокусы...
- Они гроша ломаного не стоят, - сказал кто-то рядом с ним.
Он вздрогнул и обернулся. Прямо на него смотрела Энн Уин Малхэни. Он с
облегчением улыбнулся. Должно быть, она пришла прямо из тира, услышав гудок.
Она даже не потрудилась убрать в кобуры пистолеты, торчавшие у нее из-за
пояса, или распустить свои волосы, прихваченные резинкой, чтоб не мешали
стрелять. Ростом всего пять футов и пять дюймов, Энн была чуть пониже
Малькольма, но как раз вровень со Свеном Бейли, который подошел и встал
позади нее. Он тоже был одет для упражнений в тире.
Должно быть, они только что закончили занятия с новыми учениками,
наверное, с той группой, что должна отправиться в Лондон. Свен, весивший
почти вдвое больше изящной маленькой Энн, хотя и был одного с нею роста,
вежливо кивнул Малькольму и стал наблюдать за отбывающими туристами,
неодобрительно покачивая головой.
- Что за жалкий сброд, - заметил он, ни к кому конкретно не обращаясь.
- И глупый к тому же, если ты все еще здесь. - Он мельком взглянул на
Малькольма.
Тот пожал плечами, принимая этот чистосердечный комплимент, и ответил на
вопрос Энн:
- Я просто смотрю на представление, как и все прочие. А как дела у вас
обоих?
Свен, признанный мастер владения холодным оружием, недовольно хмыкнул и
не удостоил Малькольма ответом. Энн рассмеялась. Она принадлежала к числу
тех немногих здешних обитателей, которые отваживались смеяться над самим
Свеном Бейли. Она взмахнула своим `конским хвостом` и положила узкие ладони
на бедра.
- Он продул свое последнее пари. Пять выстрелов из шести, проигравший
платит по счету в `Нижнем Времени`.
Малькольм улыбнулся:
- Свен, неужто ты еще не понял, что тебе не стоит состязаться с ней в
меткости стрельбы?
Свен Бейли пристально рассматривал свои ногти.
- Ага. - Потом поднял голову, саркастически улыбаясь:
- Беда в том, что наши ученики по-прежнему стараются истратить свои
денежки. Что еще парню вроде меня остается делать?
Малькольм пожал плечами:
- Как мне говорили, вы двое делитесь своими дополнительными доходами.
Свен лишь притворился обиженным. Энн громко рассмеялась:
- Какая дикая сплетня. - Она подмигнула. - Ты не прочь присоединиться к
нам? Мы направлялись в `Нижнее Время` немного поостыть и чего-нибудь
перекусить.
Малькольм уже давно миновал ту стадию, когда он краснел от смущения
всякий раз, как ему приходилось отклонять приглашение посидеть в баре из-за
отсутствия денег.
- Спасибо, но я вынужден отказаться. Я думаю посмотреть отбытие до конца
и отправиться вверх в Первый зал, попытаться отыскать возможных клиентов
среди новоприбывших. И мне опять нужно чинить эту сандалию. У нее то и дело
отрывается подметка.
Свен кивнул, молча принимая его отговорки, целью которых было сохранить
лицо. Энн хотела было возразить, но посмотрела на Свена и только вздохнула.
- Если ты передумаешь, приглашаю тебя выпить со мной. Или, еще лучше,
пусть Свен заплатит по счету из тех денег, что я выиграла. - Она подмигнула
Малькольму. Свен лишь скрестил руки на груди и фыркнул, напомнив Малькольму
здоровенного бульдога, с юмором наблюдающего за вспугнутой трясогузкой. -
Кстати, - улыбнулась она, - мы с Кевином собирались пригласить кое-кого
завтра на ужин. Если ты будешь свободен, ну, скажем, часиков в шесть,
загляни к нам. Дети обожают, когда ты приходишь.
- Конечно, - сказал он, на самом деле вовсе не собираясь воспользоваться
этим приглашением. - Спасибо.
К счастью, они ушли прежде, чем заметили, как у Малькольма покраснела от
стыда сначала шея, а затем и все лицо. Он бы скорее съел свою сандалию
вместе с лопнувшим ремешком и всем прочим, чем поверил, что Энн Уин Малхэни
и в самом деле заранее запланировала на завтра вечеринку. От ее выдумки,
однако, у него потеплело на душе. Он потер шею и пробормотал себе под нос:
- Я должен найти постоянную работу хоть где-то.
Но только не в `Путешествиях во времени`.
Ни за что на свете он не станет там работать.
Уж лучше сдохнуть с голода.
Туристы у Шестых Врат начали подниматься по пандусу, и каждый по очереди
предъявлял свою Карточку времени, чтобы его отбытие было зарегистрировано
как положено. Взвизги и нервный смех взволнованных женщин были слышны на
весь Общий зал, когда те набирались храбрости, чтобы шагнуть через открытый
портал. Этот ритуал тоже был неизменен. Ходили слухи, что `Путешествия во
времени` предпочли оборудовать звукоизоляцией противоположную сторону всех
своих Врат, но не пытаться заставить туристов вести себя потише. Он хмыкнул.
Он на самом деле не мог упрекать их за это.
Впервые пройти через портал было действительно нелегко.
И конечно, как всегда, - на сей раз это случилось, когда три четверти
группы уже прошли на ту сторону, - кто-то выронил кипу плохо увязанного
багажа. Пакеты рассыпались по галерее, мешая проходу туристов. Сразу три
гида, поглядывая дикими глазами на висевший над головами хронометр,
бросились к куче рассыпанных пакетов и кое-как сгребли все это в охапку.
Четвертый только что не пинками протолкнул оставшихся туристов сквозь
открытые Врата. Края Врат уже начали медленно стягиваться к центру.
Малькольм покачал головой. С их многолетним опытом `Путешествия во
времени` должны бы уж, казалось, научиться избегать подобных накладок. Он
застонал. Вот что получается, если ненароком забредших на станцию людей из
прошлого заставлять работать носильщиками багажа. Кто-то действительно
должен позаботиться об этих несчастных, случайно прошедших через открытые
Врата и оказавшихся в чужом мире. Агентство, в котором он прежде работал,
никогда не использовало их в качестве дешевой рабочей силы.
Впрочем, надо признать, агентство, в котором он прежде работал,
потихоньку обанкротилось.
Гиды, подобрав рассыпанные пакеты, нырнули во Врата и исчезли. Всего
секунду спустя Шестые Врата мигнули и закрылись на следующие две недели.
Малькольм вздохнул и вспомнил про Первый зал. Взглянув на хронометр, он
тихо чертыхнулся. Только-только успеть, если поспешить. Покинув `Римский
город`, он почти бегом проскочил `Приграничный поселок` с его салунами и
праздношатающимися `ковбоями` и рысцой помчался по `мощеным` улочкам
`Вокзала Виктория`, вдоль которых тянулись витрины лавок с изящными
викторианскими платьями и мужскими фетровыми шляпами. И тут раздался
раздирающий уши гудок, снова заставивший Малькольма тихо чертыхнуться.
- Прошу внимания. Первые Врата откроются через две минуты. Извещаем всех
отбывающих, что, если вы не прошли медконтроль, вам не будет разрешено войти
в Первый зал. Приготовьте ваш багаж для таможенного досмотра...
Малькольм срезал угол, наискосок промчавшись по задворкам `Замка Эдо` с
его причудливыми садиками, средневековой японской архитектурой и
прохаживающимися с важным видом туристами, разодетыми в костюмы самураев.
Он пулей проскочил мимо отеля `Новый Эдо`, обогнув группу женщин в
кимоно, остановившихся, чтобы полюбоваться на фреску в вестибюле. Портье
улыбнулся и помахал ему рукой, когда он пробегал мимо.
Первый зал, расположенный не далее чем в ста футах от дальнего конца
`Замка Эдо`, состоял из впечатляющего скопления заграждений, вооруженных
охранников, пандусов, барьеров, детекторов металлических предметов и
рентгеновских установок для просвечивания багажа, а также двух отдельных
постов медконтроля. Все это располагалось у нижнего конца широкого пандуса,
уходившего вверх на пятнадцать футов и там просто обрывавшегося. Малькольм
как-то раз поинтересовался, почему вокзал не был спроектирован так, чтобы
его пол располагался прямо на уровне Первых Врат, или Предбанника, как их
называли все постоянные обитатели.
Поговорив с чиновниками из Бюро Допуска к Вратам Времени, Мальком решил,
что ДВВ, должно быть, настояло на таком проектном решении ради его
обескураживающего психологического воздействия. Монтгомери Уилкса,
инспектирующего все, как рыскающий леопард, было нетрудно обнаружить -
просто по бешеной суете, возникающей всюду, где он появлялся.
Малькольм нашел удобный наблюдательный пункт и прислонился к стене
станции, искренне радуясь, что ему не приходится работать на этого агента
ДВВ. Он взглянул на ближайший хронометр и вздохнул. Так-так... Остались
считанные секунды. Уже образовалась очередь возвращающихся в Верхнее Время
бизнесменов и туристов, проходящих мимо Малькольма через ряд отгороженных
канатами проходов. Таможенники готовились начать досмотр.
Кости черепа Малькольма предупредили его за мгновение до того, как
открылись Главные Врата, ведущие в Шангри-ла. Затем прибывающие из Верхнего
Времени один за другим хлынули на станцию через открытый портал, пока
отбывающие проходили таможенный контроль после обычного безрезультатного
досмотра. Новоприбывшие останавливались у поста медицинского контроля рядом
с неогражденной частью площадки перед Вратами, где их медицинские карты
проверялись, регистрировались и вводились в базу данных ВВ-86. Как всегда,
здесь были небольшие группки туристов с круглыми от изумления глазами,
бизнесмены в серых костюмах, гиды в униформе своих компаний и
правительственные чиновники в мундирах, в том числе почтальон ВВ-86 из
Верхнего Времени с обычным грузом писем, лазерных дисков и посылок - он
обошел медпост стороной и влился в управляемый хаос Ла-ла-ландии.
- Ладно, - пробормотал Малькольм себе под нос, - посмотрим, какие подарки
на сей раз принес Санта-Клаус.
Тот, кто хоть раз побывал гидом по прошлому, навсегда им остается. К этой
профессии привыкают, как к наркотику.
Он снова внимательно изучил большое хронометрическое табло. Следующее
отбытие - через три дня, в Лондон. Денвер следовал через двенадцать часов
после Лондона, а еще через сутки - Эдо. Один из трехмесячных туров в
Монголию двенадцатого века должен начаться через шесть дней. Он покачал
головой. О Монголии и думать нечего. Никто из новоприбывших не выглядел
достаточно сильным, чтобы выдержать три месяца в дикой стране, населенной
еще более дикими людьми.
Через Пятые Врата проходило не так уж много народу, даже когда они были
открыты.
Он стал рассматривать прибывших. Лондон, Денвер или древний Токио...
Большинство туристов, направлявшихся в Эдо, были японскими бизнесменами.
Они, как правило, держались гидов-японцев. Единственный раз Малькольм
побывал в Эдо шестнадцатого века с плановой экскурсией от своего старого
агентства, и в тот раз он был сильно загримирован. Сегуны династии Токугавы
имели скверную привычку казнить любого попавшегося им в руки иностранца,
даже если ему просто случилось потерпеть кораблекрушение и оказаться
выброшенным на побережье Японии. После этого первого посещения Малькольм
твердо решил, что он легко отделался и почти задаром узнал достаточно много
о Японии, Португалии и Голландии шестнадцатого столетия.
Значит, Лондон или Денвер... У него оставалось по крайней мере три дня,
чтобы подыскать себе клиента. Его взгляд остановился на подходящего вида
женщине средних лет, замершей в явной растерянности, в то время как трое
маленьких детей сбились в стайку у нее под боком, заткнув себе рты кулачками
и вцепившись в багаж, облепленный наклейками с индейцами и ковбоями. На
младшем мальчике была широкополая пластиковая шляпа и игрушечный пояс с
шестью пистолетиками. Мамаша вертела головой из стороны в сторону, вверх и
вниз, ошалело глазела на хронометр и выглядела так, словно вот-вот
разревется.
`То, что надо. Туристка, нуждающаяся в помощи`.
Он не успел, однако, сделать и трех шагов, как к нему, подобно
пикирующему ястребу, кинулась какая-то рыжая девчонка, одетая в черную
кожаную мини-юбку, ажурное черное трико и черные кожаные сапоги до бедра. В
руке она тащила небольшой чемодан, выглядевший так, словно он весил не
меньше ее самой.
- Эй! Я ищу Кита Карсона. Не знаете, где бы он мог быть?
- Хм... - глубокомысленно промычал Малькольм, вдруг почувствовав, как
каждая капля крови отливает от его мозга и бросается совсем в другую
сторону. К тому же Малькольм и понятия не имел, где сейчас мог шататься
отставной разведчик прошлого...
`Боже... Нужно запретить выглядеть подобным образом!`
Ясное дело, слишком уж давно Малькольм в последний раз...
Он раздраженно одернул себя. Где все же она могла бы найти Кита?
Наверное, в отеле его сейчас нет, уже слишком поздно для этого; но и для
выпивки еще слишком рано. Ну конечно, он развлекается, наблюдая за отбытием
туристов, как и все прочие обитатели восемьдесят шестого.
Эта прелестная маленькая проказница, что набросилась на него, от избытка
сил нетерпеливо притопывала своей обтянутой кожей ножкой. С коротко
стриженными рыжими волосами, веснушками и ясными зелеными глазами она
походила на бродячую кошку, сосредоточенную на своих делах и раздраженно
отметающую все, что встает у нее на пути. Как показалось Малькольму, она
была самой хорошенькой штучкой, прошедшей через Предбанник за последние
месяцы. Он внимательно посмотрел ей в лицо.
- Попробуйте поспрашивать в гриль-баре `Нижнее Время`. Если кто-нибудь
вообще в курсе, то это могут быть тамошние завсегдатаи. Или же вы можете...
Он умолк, не кончив фразы. Ее уже словно ветром сдуло. Эта чертова
кожаная мини-юбка сыграла скверную шутку со способностью Малькольма ровно

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован