18 января 2002
109

НА КРЫЛЬЯХ МУЖЕСТВА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

И. И. МИНЦ

ПАТРИОТИЧЕСКИЙ ЦИКЛ ПРОИЗВЕДЕНИЙ В. ЯНА

Вступительная статья
к сборнику произведений В. Яна `На крыльях мужества`



Не случайно внимание советских писателей к историческим темам, не
случайны их достижения в этой области. Великие исторические повороты
всегда обостряли интерес к прошлому - к тем его годам и событиям, когда
решались судьбы народов и государств. Этот интерес находил свое выражение
в общественной мысли, науке, публицистике, художественной литературе.
Перед взорами людей, делающих историю, участников больших общественных
движений раскрывалась книга истории, сохраняющая глубочайшую
поучительность. Через образы прошлого современники хотели осмыслить законы
общественного развития, облегчить понимание настоящего, и тем подойти к
восприятию будущего.
Величайшее движение нашей эпохи - рождение и победа социалистического
строя, так же как Великая Отечественная война советского народа и всего
передового человечества против фашизма, в свою очередь, возбудили глубокий
интерес к большим историческим событиям прошлого.
Максим Горький со свойственной ему прозорливостью своевременно
отметил этот интерес. Именно по инициативе великого пролетарского писателя
было организовано издание серии исторических романов, в числе которых, на
переломе 30-х и 40-х годов, вышли книги В. Яна `Чингисхан` и `Батый`,
принесшие автору славу.
Горький сам набросал план этого издания, отобрал первые десятки
названий. `Исторические романы, - говорил Алексей Максимович, - очень
доходчивая форма, они помогают усвоению законов развития общества. Образы
исторических романов надолго остаются в сознании. Я сам, - говорил он, -
сколько ни читал книг о Смутном времени на Руси, а Годунова представляю по
Пушкину. Надо только отбирать книги, написанные с подлинным знанием
истории`.
Отбирая исторические романы для серии, Горький рекомендовал не
ограничиваться переизданием старых произведений, а создавать новые книги
по темам, которых раньше не касались или изображали неправильно, в том
числе - нашествия Александра Македонского, Аттилы, Чингисхана, других
завоевателей. `Нужно при этом, - повторял Алексей Максимович, - соединить
работу историка и литератора`.
Книги В. Яна, как составившие его известную историческую трилогию
повести `Чингисхан` - `Батый` - `К последнему морю`, так и продолжающие
эпопею о нашествиях ХIII века, вошедшие в настоящий сборник повести `На
крыльях мужества` и `Юность полководца` (Александр Невский), примыкающие к
ним исторические рассказы, автобиографические записи, в полной мере
являются выполнением заветов Максима Горького.
Более полувека назад мне посчастливилось встречаться с Алексеем
Максимовичем, участвовать в реализации некоторых из многих его замыслов,
работать в основанных им изданиях, продолжавших свое существование и после
кончины писателя.
В середине 30-х годов, будучи ответственным секретарем `Истории
гражданской войны в СССР` и членом редколлегии серии `Исторические
романы`, мне приходилось знакомиться с планами новых изданий, а иногда с
рукописями, предложенными к публикации в серии, где издавались
преимущественно уже зарекомендовавшие себя книги известных иностранных и
советских авторов, такие, например, как `Собор Парижской богоматери` В.
Гюго, `Черная стрела` Р. Стивенсона, `Граф Роберт Парижский` В. Скотта или
`Салават Юлаев` С. Злобина, `Пархоменко` Вс. Иванова, `Шамиль` П.
Павленко, и другие, им подобные.
Однажды, протягивая мне рукопись, Горький сказал: `Вот интересная
книга. Мне она в общем-то понравилась... Но чувствую... в ней чего-то не
хватает. Почитайте рукопись как историк. Отвечает ли она истории?..`
Так попала ко мне объемистая рукопись повести `Чингисхан`, переданная
в редакцию серии автором нескольких исторических произведений, тогда еще
малоизвестным писателем В. Яном. Его имя мне мало что говорило, но я знал,
что эта рукопись уже несколько лет `ходит` по издательствам, не решающимся
ее печатать.
Повесть настораживала рецензентов своей темой и содержанием,
изображающими мрачную эпоху отечественной истории, охарактеризованную К.
Марксом, как `кровавое болото монгольского рабства`, своими необычайными
стилем, формой, языком.
Но мне эта рукопись сразу понравилась, и я прочел ее быстро - за два
дня. Она оказалась написанной ярко и вдохновенно. Читая ее, сразу видишь
перед глазами всю эпоху и ее героев. События далеких лет освещены с
позиций марксистско-ленинского понимания истории, во многом созвучны
современности, повесть пронизана чувством патриотизма.
Стало ясно, что это - необходимая книга, заполняющая большой
исторический пробел в нашей художественной литературе, ее нужно печатать.
По поручению М. Горького, несколько позже, мы встретились с Василием
Григорьевичем Янчевецким (В. Яном) и долго беседовали, очень дружески, о
его рукописи. Я сделал несколько замечаний и рекомендаций по ее
содержанию, сводящихся главным образом к тому, чтобы усилить показ насилия
и жертв завоевателя (говорил же К. Маркс о том, что `после прохода
монголов трава не росла`) и вместе с тем опрокинуть бытовавшее мнение,
будто бы монголы проходили через покоряемые страны без всякого
сопротивления, как нож сквозь масло.
Горький согласился с моими замечаниями. `Грядет новый Чингисхан -
Гитлер, - говорил Алексей Максимович, - и надо показать ужас его
нашествия... важность и возможность ему сопротивляться...`
Автор с пониманием воспринял эти пожелания, доработал рукопись, и
весною 1939 года появилась его прекрасная книга `Чингисхан`.
Несколько позже, в годы Великой Отечественной войны, писатель выделил
из этого произведения и развил в самостоятельную повесть тему борьбы
опального наследника трона Хорезм-шахов Джелаль эд-Дина и его отважных
воинов-хорезмийцев, с нашествием Чингисхана. Давшая название нашему
сборнику повесть `На крыльях мужества` печаталась в годы войны в Средней
Азии, ее книжки в `Библиотечке бойца` посылались на фронт.
Через несколько месяцев после выхода в свет `Чингисхана` началась
вторая мировая война, возвестившая о появлении современного (тогда)
`бронированного Чингисхана`, и книга В. Яна, рассказывающая о событиях
семисотлетней давности, стала необычайно актуальна.
Эта повесть, как и появившаяся вскоре, накануне вероломного нападения
фашистской Германии на СССР, ее продолжение, повесть `Батый`, а затем и
другие книги исторической эпопеи В. Яна рисовали трагические и героические
картины истории, воскрешали образы наших далеких предков, защищавших
Родину от завоевателей, и вдохновляли советских воинов, оборонявших родные
города и села от армии современных `чингисханов и батыев`.
Произведения, вошедшие в настоящий сборник, близки по времени
действия, рисуют события одной исторической эпохи ХIII века: нашествие с
Востока на Среднюю Азию орд Чингисхана и отчаянное сопротивление
насильникам воинов-хорезмийцев, возглавляемых Джелаль эд-Дином (`На
крыльях мужества`), отражение вторжений в Северную Русь с Запада шведских
и тевтонских рыцарей-завоевателей свободолюбивыми русскими воинами,
предводимыми юным князем Новгородским Александром Ярославичем, прозванным
впоследствии `Невским` за победу на Неве (`Юность полководца`).
Обе эти повести продолжают и развивают тему вторжения и сопротивления
насильникам, начатую автором в повестях своей трилогии, призывают к борьбе
за свободу и независимость, рисуют героические образы борцов за родные
рубежи, светлые лики их руководителей, мрачные фигуры завоевателей.
В этих произведениях автор, не прибегая к готовым обобщениям, лишь
отобрав необходимый исторический материал, силой художественного
воображения и мастерством писателя, воссоздал прошлое в рельефных, ярких
картинах и живых фигурах персонажей действия, чем ответил на вопрос:
почему культурные, высокоразвитые по тем временам цивилизации, страны и
народы с многомиллионным населением были завоеваны и раздавлены иноземным
врагом, меньшим по численности, зачастую стоявшим на более низкой ступени
общественного развития, но сильным своим единством, военным искусством,
грабительской целенаправленностью, вероломством и беспощадностью, как это
было в нашествиях Чингисхана и Батыя.
Убедительность и влияние произведений В. Яна в том в особенности, что
его художественные образы не противоречат исторической правде, а,
напротив, раскрывают, подтверждают ее.
Повести писателя, как и его исторические рассказы, свидетельствуют о
тщательном изучении документальных материалов изображаемых эпох и
современных исследований, о богатом творческом воображении, всегда
основывающемся на жизненной правде. Именно поэтому для В. Яна, глубоко
познавшего эпоху, историческая правда и есть художественная правда.
Читатель верит его героям, и если они и не произносили слов,
приписанных им автором, то могли бы их произнести. Возможно, некоторых
поступков, совершаемых героями этих произведений, не было в
действительности, но они могли быть, настолько верно и живо нарисовал
писатель образы своих героев.
Вместе с тем автор мастерски владеет словесной живописью. Колоритны
его описания Древней Азии, в которых яркость красок сочетается с верностью
изображения бытовых деталей. В этом В. Яну, несомненно, помогли личное
знакомство с `голубыми далями Азии`, путешествия по ее пустыням и горам,
селениям и городам, встречи с ее жителями, многие переживания и
впечатления, оставшиеся от нескольких лет, проведенных им `под солнцем
Азии`.
А для изображения Северной Руси и Прибалтики немало дали автору
личные впечатления, вынесенные из его `хождения по Руси`, ее северным
губерниям конца ХIХ века и жизни в свои гимназические годы в Риге и Ревеле
(Таллине), посещения Чудского озера и Невских берегов.
Это сочетание знаний историка, наблюдений `землепроходца` и
мастерства писателя позволило В. Яну создать серию высокохудожественных,
немеркнущих во времени исторических произведений.
Великолепно написаны исполненные глубокого смысла портреты насмерть
перепуганных властелина `Великого Хорезма` Мухаммед-шаха и его
приближенных, ищущих спасения в бегстве, трусливо и предательски бросающих
свои народы на разорение, и светлые мужественные образы борцов за свободу,
отважных воинов-хорезмийцев, их вождей Джелаль эд-Дина, Тимур-Мелика и
других национальных героев народов Средней Азии.
Также впечатляющи и образы Александра Ярославича, князя
Новгородского, его богатырей Гаврилы Олексича и Кузьмы Шолоха, описания
трудной юности сына князя Ярослава в борьбе с `переветчиками` -
предателями родной земли, а затем с закованными в стальные латы шведскими
и немецкими рыцарями, крестом и мечом утверждавшими власть Тевтонского
Ордена на Балтийском берегу, превращая в своих холопов леттов (латышей) и
эстов (эстонцев), несшими кабалу и народу русскому.
Читатель любовно следит за героями В. Яна, зовущими своим примером к
национальной независимости и упорной борьбе с насильниками и срывающими с
завоевателей ореол непобедимости, как это показано автором в сценах битв
воинов-хорезмийцев с ордами Чингисхана у Первана и воинов-новгородцев в
битвах у Вороньего Камня на Чудском озере и на Неве-реке.
Как Джелаль эд-Дин и его воины, так и Александр со своими
новгородцами упорно боролись с завоевателями, не отступая, а собирая
вокруг себя смельчаков-патриотов. `Защита воина - острие его меча`, -
говорит Джелаль эд-Дин, нанося удары ненавистному врагу, борясь с ним до
конца дней своих, погибая непобежденным. `Когда нужно родину защищать, мы
не думаем, можно или нельзя... Мы бросаемся в битву, хотя бы нам грозила
верная смерть!` - говорит Александр Ярославич.
И читателю становится ясно, что, если бы примеру гордых борцов за
свободу и независимость следовали и другие руководители и народы,
завоеватели были бы разбиты и отброшены.
Рисующие трагические картины в жизни народов нашей многонациональной
Родины произведения В. Яна по своей природе и убедительности всегда
оптимистичны - это их отличительное свойство. В. Я н  п и с а л  о б
у ж а с а х  н а ш е с т в и й, а  с о з д а в а л
п р о и з в е д е н и я  о  г о р д ы х, с м е л ы х  б о р ц а х  з а
с в о б о д у, з о в у щ и е  н а  б е з з а в е т н у ю,
с а м о о т в е р ж е н н у ю  б о р ь б у  с 
п о р а б о т и т е л я м и.
Тему протеста против угнетения и тирании выражают такие герои
включенных в сборник рассказов, как опальный канцлер поэт-узник Пьетро де
ла-Винья (`Возвращение мечты`), прекраснодушный мечтатель Сала эд-Дин
(`Три счастливейших дня Бухары`); читатель встретит здесь и образы,
известные ему по повестям В. Яна, - князя Александра, юную Устю, дочку
охотника Еремы (`Скоморошья потеха`), посланца Багдадского калифа воина
Абдэр-Рахмана (`В Орлином гнезде `Старца Горы`). По первоначальному
замыслу писателя некоторые рассказы входили в повести `К последнему морю`
и `Юность полководца`.
Произведения В. Яна учат и тому, что завоеватели и тираны всех
времен, древнейшие и современные, легко достигают своих целей, когда
встречают трусливых и разобщенных правителей, предающих свои страны в
надежде на пощаду. Так было и на нашей памяти сорок пять лет назад с
гитлеровскими `бронированными ордами`, понадеявшимися на то, что советский
народ опустится перед ними на колени, но встретивших сопротивление не
отдельных смельчаков и героев, как в древности, а сопротивление всего
монолитного советского народа.
Среди них были и герои из новгородских земель, потомки смелых
новгородцев-витязей князя Александра, и из среднеазиатских советских
республик, потомки воинов-хорезмийцев, некогда боровшихся с нашествием
Чингисхана, теперь совместно отражавших `натиск на Восток` потомков
тевтонских завоевателей, но не разобщенных, а объединенных в одной
советской семье народов, вдохновленных любовью к единой Родине,
уничтоживших завоевателей нашей эпохи, готовых и дальше самоотверженно
защищать родные очаги от любых агрессоров, откуда бы они ни появились.
Ныне, в свете необыкновенного обострения международной обстановки,
очень своевременно и необходимо издание повестей и рассказов В. Яна,
рисующих образы наших мужественных предков, героев, посвятивших свою жизнь
неутомимой, справедливой борьбе с кровавыми завоевателями.
Это необходимо и потому, что в исторической и художественной
литературе все еще иногда высказывается мнение о том, что чингисханово и
батыево нашествия, где были истреблены десятки народов и стран, делались
якобы в `прогрессивных целях`, чтобы создать единые, большие государства,
установить `всеобщий мир`. А шведские и немецкие рыцари-крестоносцы,
вторгаясь в земли Прибалтики и Северную Русь, будто бы `несли передовую
европейскую культуру` и были `культуртренерами` среди `варварских леттов,
эстов и руссов`.
Решительно отражающие и разоблачающие эту антиисторическую тенденцию
и антимарксистские теории произведения В. Яна, его повести и рассказы
написаны удивительно просто, ярко, читаются легко и с огромным интересом.
Они поднимают настроение, воспитывают национальную гордость и любовь к их
героям.
Нужно отметить и то большое значение, какое выполняют произведения В.
Яна в подготовке сознания нашего молодого поколения, знакомящегося с его
книгами в домашнем чтении, школах, средних и высших учебных заведениях.
Более чем за полвека уже несколько поколений советских (и зарубежных)
читателей, можно сказать, выросли на книгах В. Яна, призывающих к
самопожертвованию во имя Родины, к интернационализму, миру и дружбе между
народами, узнают со страниц его книг эпизоды отечественной (и мировой)
истории, образы своих национальных героев.
Общеизвестна выдающаяся, проявившаяся в годы Великой Отечественной
войны патриотическая роль книг В. Яна, вдохновлявших образами своих
пращуров мужественно защищавших родные очаги советских воинов-патриотов,
разгромивших фашистских завоевателей. Велико их оборонно-патриотическое и
воспитательное значение и ныне, после того как советский народ отметил
40-летие Дня Победы в минувшей войне.
Книги В. Яна - острое оружие советской исторической науки и
художественной исторической литературы в современной идеологической борьбе
с буржуазными и иными фальсификаторами истории. И сегодня, как в годы
войны, они воспитывают в советских читателях чувства патриотизма и
интернационализма.
Они могут быть названы образцом правильного подхода литературы к
истории, писателя к историческому произведению, примером образцового
сочетания в художественном историческом произведении исторического факта и
творческого вымысла.
В памяти русского и советских среднеазиатских народов, в их
национальном эпосе сохраняются овеянные сказочными преданиями легендарные
фигуры известных и безымянных героев - богатырей их тысячелетней истории,
неподкупно боровшихся с захватчиками за свободу. Поэтому потомкам будет
интересно увидеть живые образы своих героических предков, воскрешенные из
тьмы веков силой писательского воображения В. Яна.
Публикуемые в сборнике путевые заметки В. Яна о годах его пребывания
в Средней Азии начала ХХ века `Голубые дали Азии`, наполненные
наблюдениями и переживаниями, составившими содержимое его `кладовой
впечатлений`, откуда писатель впоследствии черпал `самоцветы` для создания
живых и ярких картин своих художественных произведений, представляющие
несомненную литературную, историческую и биографическую ценность, записаны
со слов писателя и подготовлены к печати его сыном - М. В. Янчевецким.
В дополнение к достоинствам произведений В. Яна, ныне хорошо
известным, уместно здесь отметить еще одно его положительное качество: он
сумел воспитать себе преемника, понимающего значение творчества своего
отца, ставшего продолжателем его творческих замыслов, усердно работающим
вот уже более тридцати лет ответственным секретарем Комиссии по
литературному наследию писателя, составившим и подготовившим к печати этот
и другие сборники В. Яна.
Спасибо за это обоим Янам - старшему и младшему.


Не скрою, для меня было трудно выполнить просьбу написать предисловие
к этому сборнику произведений В. Яна, постоянно находясь в большом
цейтноте: подготовка своих трудов, заседания, совещания, далекие
командировки... Утомительно и длинно.
Но я вспоминал минувшие годы своих молодых лет, когда мы
повстречались и беседовали с В. Яном, и утешением мне было хорошее чувство
от чтения его повестей, рассказов и воспоминаний, составивших сборник, и я
с большой настойчивостью рекомендую их современным читателям.
Вполне надеюсь, что им, как и мне, придут на память мысли великого
Пушкина:

Два чувства дивно близки нам, -
В них обретает сердце пищу -
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

А к а д е м и к  И. И. М И Н Ц
Герой Социалистического Труда.
лауреат Ленинской и Государственных премий СССР

Москва. Март 1986 г.

__________________________________________________________________________

В. ЯН
Я 60. На крыльях мужества. / Сост. и посл. М. В. Янчевецкого;
Вступ. ст. И. И. Минца; Илл. П. Л. Парамонова. - М.: Правда, 1988.
496 с.
Тираж 500 000 экз.
В сборник исторических повестей и рассказов русского советского
писателя В. Г. Яна (1874/1875 - 1954) включены, произведения,
развивающие тему борьбы за свободу и независимость нашей Родины (`На
крыльях мужества`, `Юность полководца`), избранные рассказы и путевые
заметки.
ИБ 1376
Составитель Михаил Васильевич Янчевецкий
Редактор С. А. Суркова
Оформление художника Д. Б. Шимилиса
Художественный редактор Н. Н. Каминская
Технический редактор Т. В. Мешкова

__________________________________________________________________________
Текст подготовил Ершов В. Г. Дата последней редакции: 06.06.2001
О найденных в тексте ошибках сообщать: mаiltо:vgеrshоv@сhаt.ru
Новые редакции текста можно получить на: httр://lib.ru/~vgеrshоv

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован