21 декабря 2001
133

НА МОСТУ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Михаил ЧЕРНЕНОК

ТОЧКИ ПЕРЕСЕЧЕНИЯ


ГЛАВА I

Столь дерзкое преступление в райцентре случилось впервые.
В одиннадцатом часу вечера, когда теплый июньский день не успел еще
угаснуть, шестидесятилетний кладовщик угольного склада Семен Иванович
Тюленькин подъзхал в собственной `Ладе` к пологому берегу неширокой речки,
лениво петляющей в зарослях тальника через городок. Неподалеку от берега,
среди густых тополей, находился районный Дом культуры, где под бодрую
музыку беззаботно веселилась молодежь. Справа, над тальниковыми кустами,
высился деревянный пешеходный мост к железнодорожному вокзалу. На мосту
несколько подростков бренчали гитарами.
Тюленькин разделся до трусов, неторопливо вымыл автомашину и, надумав
искупаться, зашел за тальниковые кусты на песчаный откос берега. Там сидел
незнакомый парень в темных очках, при шляпе. Он попросил у некурящего
Тюленькина закурить. Тот, понятно, отказал. Тогда парень выхватил из
кармана револьвер и толкнул онемевшего от страха кладовщика в кусты.
Повалив Тюленькина на землю, кляпом из носового платка заткнул ему рот,
связал по рукам и ногам бельевым шнуром и укатил в тюленькчнской `Ладе`
неизвестно куда.
Развязали кладовщика подростки-гитаристы, когда старик вытолкнул
языком кляп и закричал диким голосом. Кое-как натянув одежду, Семен
Иванович прибежал в районную милицию. Худые угловатые плечи Тюленькина
вздрагивали в нервном ознобе. Он болезненно морщился, часто прикладывал
ладонь к большущей ссадине на лысой макушке и посиневшим распухшим языком
слизывал кроиь, сочившуюся из надорванного уголка губ.
В кабинете начальника отделения уголовного розыска Антона Бирюкова,
несмотря на распахнутое настежь окно, было душно. Могучие сосны за окном
источали густой хвойный запах, Бирюков терпеливо выждал, пока потерпевший
мало-мальски пришел в себя, и попросил его рассказать о случившемся
подробно. Тюленькин всхлипнул:
- Вышиб, стервец, из памяти все подробности.
- Не торопитесь, внешность парня вспомните...
- Ну я ж вроде говорил... Высокий, не ниже вас... В плечах тоже -
богатырь.
- Одет как?
Кладовщика будто передернуло.
- Рубаха, кажись, синяя, а штаны... джинсы, что ли... - Тюленькин
глубоко вздохнул. - Нет, не помню. Когда я подошел к берегу искупаться,
он, как вроде спрятавшись за кустами, рукав у коричневой куртки отмывал.
- Что на рукаве было?
- Вроде бы кровь... - кладовщик встретился с внимательным взглядом
Бирюкова и втянул голову в плечи. - А может, и не кровь. Может, это мне со
страху показалось.
- Лицо у парня какое?
- Неприметное.
- А поточнее?..
- Бледное, вроде как с севера он приехал или из колонии только что
вышел. На груди это... наколка картины товарища... простите, художника
Шишкина `Три богатыря`.
- Васнецова.
- Что?
- `Трех богатырей` художник Васнецов написал.
- Разве?.. А мне помнится, Шишкин...
- Сколько лет парню?
- Затрудняюсь сказать..
- Примерно, Семен Иванович.
Тюленькин мучительно наморщил лоб:
- Лицо совсем молодое, вроде еще к бритве не приучено, так что... Но
физически ужасно здоровый. Как принялся обкручивать меня шнуром, думал,
все косточки, зверюга, поломает.
- Откуда у него взялся шнур?
- Из моей машины. Я сдуру сам предложил парню... Он, значит, это...
говориг: `Дедок, не угостишь веревкой?` - кладовщик, зажмурясь, покрутил
головой. - То есть это... насчет угостить он про курево спрашивал. Я в
ответ, дескать, некурящий... Тогда парень, значит, и говорит: `Может,
негодной веревки метра три-четыре найдется?` Я ему толкую, мол, пошарь в
машине. Он сходил до `Лады`, вернулся со шнуром и сразу - револьвер мне
под нос.
- Какой репольпер?
- Самый настоящий - системы наган. Я, к вашему сведению, в милодости
десять годов на районном элеваторе охранником трудился и подобную систему
револьверов наглядно изучил. Затрудняюсь утверждать, заряженным ли оружие
было, но то, что натуральный наган, голову даю на отсечение.
- Зачем парень просил веревку?
Тюленькин уставился на Бирюкова слезящимися глазами:
- Как зачем?.. Чтобы меня в бараний рог скрутить.
- Так и сказал?
- Понятно, не так. Вообще, он не объяснял, для чего веревка надобна.
Попросил - и все. А я, старый дурень, нараспашку расщедрился...
- Волосы у парня какие? - снова задал вопрос Антон. - Может, хоть
что-то из характерных примет запомнили?
- Волос у него почти нету. Вроде солдата-новобранца, видать, недавно
под машинку был оболванен. На два пальца, не больше, отросли. А из примет,
считай, одних `Богатырей` Шишкина, простите, художника Васнецова только и
запомнил.
- Вы сказали, что парень был в рубахе...
- Ага, кажись, в синей.
- Как же на его груди татуировку увидели?
Тюленькин, словно задыхающаяся рыба, широко раскрыл рот и молча
уставился на Антона.
- Убей - не знаю, как... - наконец выдохнул он. - Помутил, стервец,
мою память. Голова как ватой набита...
- Я полагаю, парень давно на меня зуб имел, только удобного случая
ему не подворачивалось, чтобы завладеть моей `Ладой`. Видите ли... раньше,
когда разрешалось законом, песцов я держал. Вот, значит, некоторые
завистники и считают, вроде автомашина мною куплена на нетрудовые доходы,
И этот - с наганом - песцами меня попрекнул.
- Откуда же ему о песцах известно?
- Сам не пойму. Спекуляцией я не занимался, с рук шкурками не
торговал. Все до последней шкурочки - в райповскую заготконтору, как по
закону было положено. Поверьте, ей-богу, не вру. И вот... Страшно
подумать, средь бела дня ограбили... - губы Тюленькина мелко задрожали, и
он вдруг слезно запричитал:
- Ой, пропала моя `Ладушка`, ой, пропала...
- Найдем вашу `Ладу`, - остановил причитания Бирюков.
- Это когда еще найдете! А теперь-то чего делать? Как думаете, если
сейчас забегу домой к прокурору, поможет?..
- Лучше сходите в больницу и возьмите там справку о телесных
повреждениях. Она понадобится в суде.
- Какой суд! Парень ведь с револьвером. Его за милую душу не
поймаешь,
- Поймаем, - сказал Бирюков. - Постарайтесь, Семен Иванович, все-таки
вспомнить подробности нападения на вас.
- Нет, нет! Чем больше прихожу в себя, тем сильнее из головы все
вылетает, - Тюленькин нетерпелива заерзал на стуле. - Пожалуй, пойду я в
больницу, а?..


ГЛАВА II

Утреннее оперативное совещание при начальнике РОВД шло вяло. По
докладу дежурного, кроме нападения на Тюленькина и угона его `Лады`,
ничего существенного за прошедшие сутки в районе не случилось. Начальник
райотдела подполковник Гладышев подробно расспросил Бирюкова о намеченных
оперативных мерах по розыску угнанной машины, сделал несколько пометок и
своем блокноте и хотел уже закрыть совещание. В это время иэ Новосибирска
позвонил начальник отдела управления уголовного розыска УВД области майор
Шахматов и попросил подполковника детально рассказать об обстоятельствах
нападения на Тюленькина.
Хмуро поглядывая из-под седых кустистых бровей на Бирюкова, словно
тот был виновен в случившемся, подполковник доложил о происшествии.
Наступила пауза. Шахматов, видимо, с кем-то советовался.
- Уточните цвет угнанной машины и ее номер, - вдруг сказал он
подполковнику.
Гладышев заглянул в раскрытый блокнот:
- Автомашина вишневого цвета, номерной знак: Е пятьдесят семь
шестьдесят два НБ - Елена, Николай, Борис.
- Пусть Бирюков срочно позвонит мне.
- Есть, позвонить вам, - Гладышев встретился с Бирюковым взглядом и
прикрыл телефонную трубку ладонью. - Срочно позвони Шахматову,
Антон вышел из кабинета начальника райотдела. В коридоре, понуро
прислонившись плечом к стене, стоял Тюленькин. Выглядел кладовщик на этот
раз по-сиротски: под пиджаком - старая, неопределенного цвета рубаха,
мятые сатиновые брюки с заплатами на коленях, на босых ногах - разбитые
сандалеты. На лысой макушке белела широкая наклейка лейкопластыря, а
кровоточивший вчера уголок губ был прижжен йодом. Едва завидев Бирюкова,
Семен Иванович принялся суетливо шарить по карманам пиджака. Будто
опасаясь, что ему не дадут вымолвить слова, заторопился:
- Я вот принес медицинскую справочку, как велели, и хочу сообщить,
что вчерашним вечером шофер с угольного склада возвращался в райцентр из
Мошкова и в пути встретился с моей `Ладой`....
Бирюков пригласил Тюленькина в кабинет. Стал выяснять подробности. К
сожалению, Семен Иванович мало что смог добавить. Шофер, встретивший в
пути вишневую `Ладу`, узнал ее по номерному знаку, а кто сидел за рулем и
сколько в машине было пассажиров, не разглядел. Не запомнил он и точного
места, где встретилась `Лада`. Пришлось Антону попросить Семена Ивановича
подождать несколько минут в коридоре, чтобы без посторонних переговорить
по телефону с майором Шахматовым.
Шахматов ответил сразу и обрадовал. Автомобиль `Лада` с номером Е
57-62 НБ - полностью исправный, но с пустым топливным баком - обнаружен
сотрудниками ГАИ на обочине Мошковского шоссе, у окраины Новосибирска.
- Странно, Виктор Федорович, - заговорил Бирюков. - Почему угонщик
выбрал путь от нас в Новосибирск через Мошковское шоссе? Эта окольная
дорога в два раза длиннее, чем магистральная трасса.
- Вероятно, опасался, что на трассе могут задержать, и поехал
проселками, где постов ГАИ, как известно, нет. У меня серьезную тревогу
вызывает то, что угонщик `Лады` вооружен.
- По-моему, он в Новосибирске сейчас.
- Ориентировку уже распространили... - Шахматов, словно раздумывая,
помолчал. - Не преувеличил ли Тюленькин физические достоинства своего
обидчика?
- У страха глаза велики. Однако не думаю, чтоб слишком преувеличил.
Старик усиленно нажимает на татуировку `Трех богатырей`,.. У тебя никого
нет на примете с такой картинкой?
- Нет. Меня заинтересовало другое. На прошлой неделе у нас в городе
совершено нападение на шофера такси. Как и в вашей ориентировке,
преступник был вроде бы в синей рубахе и в джинсах, вооружен наганом. Пулю
нашли. Но комплекция его и повадки иные: рост не выше среднего, худощавый,
пуглив...
- А шляпа, темные очки, коричневая куртка?..
- Этого не было. На голове - летняя кепочка. Угрожая оружием,
потребовал у таксиста выручку. Тот оказал сопротивление, тогда преступник
выстрелил в упор и скрылся. Таксист находится в тяжелом состоянии.
Возможно, не выживет. Уточни у Тюленькина внешность угонщика `Лады` и
перезвони мне.
- Могу уточнить прямо сейчас. Тюленькин - в коридоре. Позвать?..
- Зови, уточняй.
Бирюков пригласил Семена Ивановича в кабинет. Стараясь держать
телефонную трубку так, чтобы Шахматову был слышен разговор, попросил
Тюленькина еще раз вспомнить внешность нападавшего на него парня.
Кладовщик уставился взглядом в пол и, как зазубренный урок, повторил
прежние показания. Бирюков стал задавать уточняющие вопросы, однако
Шахматов сказал:
- Не трать, Антон Игнатьевич, телефонное время. Направь потерпевшего
к нам. Ему так или иначе ехать в Новосибирск, чтобы автомашину забрать.
Появится что-то повое - немедленно звони.
Тюленькин, узнав, что надо ехать в управление уголовного розыска
области, не на шутку перепугался. У нею оказалось столько работы на
угольном складе - дыхнуть некогда! Когда же Антон сказал, что `Лада`
нашлась и находится в Новосибирске, Семен Иванович мгновенно позабыл о
работе.
Бирюков задумался. Поведение старого кладовщика казалось
подозрительным. Это настораживало. Антон нажал клавишу селектора и
попросил Голубева:
- Слава, организуй мне встречу с Шуриком Ахмеровым.
- Игнатьич, телепатия существует! - воскликнул Голубев. - Минуту
назад я позвонил директору промкомбината, чтобы срочно направил Шурика к
нам в райотдел.
- Как появится - сразу ко мне.
- Есть, сразу к тебе!
Ахмеров оказалася белобрысым, заикающимся от волнения пареньком,
которому с виду можно было дать не больше шестнадцати лет. На самом деле,
как узнал Антон, в прошлом году Шурику исполнилось восемнадцать, в связи с
чем ему пришлось после совершеннолетия около года отбывать наказание не в
воспитательной колонии, где содержатся несовершеннолетние правонарушители,
а в исправительно-трудовой, вместе со взрослыми преступниками.
- Понравилось там? - стараясь издали подойти к интересующей теме,
спросил Антон,
Шурик смущенно улыбнулся:
- В в-воспитательной, у малолеток, лучше.
- Тебе, дружок, теперь уже в воспитательную не попасть. Только в
исправительно-трудовой будешь отбывать наказание, если пойдешь по прежней
дорожке.
- Я вообще за-закаялся туда попадать.
- А за что сел?
- За школьный ма-магнитофон.
- Украл?
- Ну. В Новосибирске на барахолке толкнул за сто рублей. Хотел
за-заграничные джинсы купить.
- Житья не было без заморских штанов?
- Д-да н-ну их! Сам себе за-заморочил голову. Дружки в импорте
рисуются. Хотел всех пе-переплюнуть.
- С теми, с кем отбывал наказание, не встречаешься?
На лице Ахмерова появилось удивление:
- Зачем встречаться? В колониях больше - одни ханыги.
Антон помолчал.
- Скажи, Шурик, ты не знаешь молодого здорового парня, у которого на
груди татуировка - `Три богатыря`?
- Ка-ка-кажется, не знаю, - заикаясь сильнее обычного, ответил
Ахмеров.
- А если честно, Шурик?..
Ахмеров мялся. опустил глаза, словно решал: говорить - не говорить.
Наконец сказал:
- `Трех богатырей` Савка Вожегов в колонии вы-вы-колол.
Бирюков мгновенно сосредоточился:
- Кто он? Где теперь?
Шурик покосился на молчаливо сидящего Голубева, вздохнул и, с трудом
преодолевая заикание, медленно стал рассказывать. Наказание Ахмеров
отбывал в Красноярском крае, где и познакомился с Вожеговым. Когда Шурика
перевели в исправительно-трудовую колонию, Савелий уже больше месяца
находился там. До этого, будучи, как и Шурик, несовершеннолетним, он год и
десять месяцев пробыл в воспитательно-трудовой колонии. Судимость у
Вожегова, по его словам, была за хулиганство. Говорил, что `на спор с
огольцами пырнул ножом одного пузана`. Освободился Савелий на неделю
раньше Шурика и сказал Ахмерову, что сразу поедет в Минск, к родителям. А
еще он хвастался, будто знает в лесу под Минском потайной немецкий склад
оружия, оставшийся от войны. В этом складе всяких-разных пистолетов и
патронов - тьма-тьмущая!
- В наш район Вожегов не собирался заглянуть? - спросил Бирюков.
Шурик крутнул головой:
- Нет, не собирался. Чего Савке тут делать?..
- Допустим, у тебя погостить.
- Нужны мне такие гости!
- Адресами-то, наверное, обменялись перед расставанием?
- Нет.
- Честно, Шурик, говори.
- Че-честное слово, я Савкин адрес ие знаю, - Ахмеров смущенно
потупился. - Он, правда, мой адресок на всякий случай за-записал.
- Значит, мог Вожегов у нас появиться?
- Зачем?.. Я всем париям в колонии сказал, что с прошлым за-завязываю
намертво.
Бирюков обстоятельно стал выяснять внешность Вожегова. По словам
Ахмерова, тот выглядел примерно так, как описал угонщика `Лады` кладовщик
Тюленькин. Когда Шурик вышел из кабинета, Голубев со свойственной ему
горячностью заговорил:
- Игнатьич, по-моему, потерпевший старикан наделал много шума из
ничего. Выдумал вооруженного бандита! Ну, действительно, зачем тому же
Вожегову ехать из Минска в Сибирь? И, тем более, я ваш район! Золотых
россыпей у нас нет...
- Ты вот что. Слава, - остановил Антон, - проверь все последние связи
Ахмерова. О Тюленькине хорошенько разузнай.
...Прошло несколько дней. Занятый текущими делами, Антон Бирюков
внимательно следил за поступающими из управления внутренних дел
ориентировками. Надеялся, что если не в Новосибирске, то в каком-либо
районе области вот-вот объявится след преступника. Однако тот как в воду
канул,


ГЛАВА III

Проснулся Бирюков от телефонного звонка. Первым делом машинально
глянул на тикающий у изголовья будильник - стрелки показывали половину
шестого утра. Звонок повторился.
- Слушаю.
- Антон Игнатьевич... - раздался в трубке голос дежурного по
райотделу. - Извините за столь раннее беспокойство. В Рожневском урочище
разбитая автомашина `Жигули` обнаружена. На переднем сиденье, рядом с
водительским местом, засохшая лужа крови...
- Через десять минут буду в отделе! Собирайте следственно-оперативную
группу.
Утро выдалось удивительно тихим. Едва взошедшее июньское солнце
ослепляюще сияло над горизонтом у кромки голубого безоблачного неба. В
дежурной части Бирюков появился первым из оперативников. Кроме
разговаривающего по телефону дежурного и шофера служебной машины, здесь,
на диванчике, устало клевал носом черноголовый подросток.
- Вот этот гонец загадочную весть принес, - показывая взглядом на
подростка, тихо проговорил шофер.
- Ты чей, мальчик?
- Борька Муранкин.
- Так что же, Боря, в Рожневском урочище случилось?
Глаза Муранкина стали тревожными, он быстро-быстро заговорил:
- Мы всем классом еще в субботу утром пошли в поход. Ночевали у
Рожневки, а вчера, в воскресенье, хотели побродить по урочищу. Там
сплошная глухомань, интересно. В одно место забрались, в другое и перед
вечером на `Жигули` наткнулись. Дверка открыта. Никого поблизости.
Заглянули в машину - там засохшей крови полным-полно, даже стекла
забрызганы...
В помещение дежурной части один за другим стали входить участники
следственно-оперативной группы: рослый, с густыми пучками седых бровей
начальник районного отдела внутренних дел подполковник Гладышев;
грузноватый пожилой районный прокурор Белоносов: худенький, похожий на
студента-практиканта следователь прокуратуры Петр Лимакин с неизменным
поношенным портфельчиком; замкнуто хмурый эксперт-криминалист капитан
милиции Семенов и проводник служебно-розыскной собаки высоченный сержант
Онищенко. В `дежурке` сразу стало тесно.
- Все собрались? - окинув быстрым взглядом присутствуюшнх, спросил
прокурор.
- Доктора нет, - ответил Антон Бирюков.
Как раз в этот момент в дежурную часть заглянул круглолицый, с
большими залысинами судебно-медицинский эксперт Борис Медников. Поправляя
на плече ремень служебной сумки, пробурчал:
- Чего телитесь, сыщики? Я уже место в машине занял. Скоро поедем?
Прокурор чуть улыбнулся:
- Вот ловкач, из любого положения выход найдет. Поехали, товарищи, по
пути надо еще понятых прихватить.
Плотно забитый оперативниками восьмиместный милицейский `уазик`
недолго поколесил по окраинным улочкам спящего райцентра и выехал на
широкую щебеночную дорогу. По днищу машины Забарабанили камешки. Вдоль
дороги зеленели под утренним солнцем колхозные поля. Среди них, как
одинокие кораблики в безбрежном море, темнели березовые рощицы. Монотонное
гудение мотора убаюкивало. Уставший за бессонную ночь Борька Муранкин
по-детски доверчиво прижался головой к плечу Бирюкова, закрыл глаза и
глубоко засопел.
Миновав поля, дорога свернула в густой лес. Стало сумрачно. Укрытая
деревьями колея была влажной от росы, `Уазик` сбавил скорость и,
покачиваясь с бока на бок, покатил по разбитой автомашинами колее.
Очнувшийся Борька уставился сонными глазами в смотровое стекло,
- За этим лесом, мимо Рожневки, есть дорога к урочищу. По ней с
километр надо проехать, - сказал он.
- Там, где Мошковский район начинается? - спросил подполковник
Гладышев.
- Нет, кажется, в нашем районе.
Лес кончился неожиданно, и на взгорке показалось старинное село
Рожневка, Заехав туда за понятыми и кое-как втиснув их в переполненный
`уазик`, свернули с наезженного большака на поросшую травой проселочную
дорогу, дальний конец которой словно упирался в угрюмо чернеющее урочище.
На опушке желтела большая туристская палатка и тянулся к небу чуть
приметный сизоватый дымок костра. Как только `уазик` подъехал к костру,
его сразу обступили подростки. Участники следственно-оперативной группы
выбрались из машины. Мальчишки, увидев высоченного сержанта с овчаркой на
поводке, испуганно попятились.
- Чего оробели, добры молодцы? - отряхивая полы запылившегося
пиджака, спросил прокурор. - Где ваша находка?
- Идемте, покажу, - раньше всех ответил Муранкип.
- Подожди, - остановил Борьку прокурор. - Вам, хлопчики, здесь больше
делать нечего. Мы одни управимся. Складывайте палатку и топайте до дому. -
Прокурор повернулся к Онищенко.
- Попробуй применить Барса...
Онищенко удлинил поводок. Барс, почуяв свободу, вроде для разминки
сделал небольшой круг и потянул сержанта к урочищу. За сержантом цепочкой
двинулись остальные участники оперативной группы и понятые - пожилая
техничка и председатель исполкома сельского Совета из Рожневки.
Случайно обнаруженные подростками `Жигули` утопали в густой высокой
траве по самую крышу, будто автомашину загнали сюда специально, чтобы
упрятать от людских глаз. Судя по тому, что в траве не было видно
автомобильного следа, напрашивался вывод: со дня въезда `Жигулей` в
урочище прошло, по крайней мере, не меньше недели. Путь, по которому
проехала машина, можно было определить лишь по надломленным молодым
деревцам, Из-за давности времени Барс, конечно, след не взял. Покружив
сержанта по урочищу, он приплелся к машине и, словно извиняясь за свою
беспомощность, понуро опустил голову.
- Онищенко, давай переквалифицируем кобеля на уток. Больше от него
пользы будет, - с усмешкой глядя на собаку, сказал судмедэксперт Медников.
Сержант промолчал. Следователь Петр Лимакин и эксперт-криминалист
Семенов принялись осматривать машину. Антон Бирюков тоже заглянул в
открытую переднюю дверцу. На правой части сиденья чернело большое пятно
засохшей крови. Несколько размазанных кровяных пятен темнели на правой
передней дверце и на дверном стекле. Антон подошел к приоткрытому
багажнику машины - там лежали измазанная землею штыковая лопата с коротким
черенком, полиэтиленовое ведерко и свернутый по окружности стальной
буксировочный трос. Окинув взглядом эти обычные шоферские принадлежности,
Антон ногою пригнул траву и увидел номерной знак А 19-82 НБ, Машина была
белого цвета. Судя по ориентировке УВД, принадлежала она разыскиваемому
Геннадию Митрофановичу Зоркальцеву,
Бирюков достал из кармана пиджака ориентировку и показал ее
подполковнику Гладышеву. Тот нахмурил седые брови, быстро прочитал текст,
порассматривал приклеенную фотографию и молча передал листок прокурору.
- Машина нашлась, но где же хозяин?.. - вроде сам себя спросил
прокурор. Повернувшись к кинологу, сказал: - Онищенко, заставляй Барса
работать. Труп надо искать...
По требовательной команде сержанта Барс неохотно заводил носом,
сунулся было в глубь урочища, затем вернулся к `Жигулям` и потянул
проводника мимо надломленных деревцев к проселочной дороге, до которой
было всего каких-нибудь пятнадцать-двадцать метров. Вскоре он возвратился,
и оперативники поняли, что надежды на взятие собакой следа никакой нет.
Больше трех часов следственно-оперативная группа проработала в
урочище, однако предполагаемого трупа обнаружить так и не удалось, хотя,
по утверждению судмедэксперта Медиинова, при столь большой потере крови
человек выжить не мог, если. конечно, ему не оказать своевременную помощь.
Здесь же, в урочище, провели иервое обсуждение создавшейся ситуации.
Выводы оказались неутешительными. Более-менее уверенно можно было сделать
всего одно предположение: потерпевшим явился человек, сидевший в машане
рядом с водителем. Долго обсуждали вопрос: из-за чего загнала машину в
урочище? Учитывая, что топливный бак `Жигудеб` наполовину был заполнен
бензином, пришли к выводу: преступник не мог ликвидировать столь обильные
следы крови и вынужден был упрятать автомобиль в лесу, рассчитывая, что в
этой глухомани вряд ли кто в ближайшее время его обнаружит.
- Обратите внимание, - сказал понятым следователь Лимакия, - ключ
зажигания оставлен в автомобиле. Это мы запишем в протокол.
- Что-то серьезное тут сотворилось, - тихо произнесла перепуганная
жевщина-понятая.
- Убийство - вот что, - авторитетным тоном председатель сельисполкома
ответил ей.
Сразу по возвращении из Рожневского урочища Антон Бирюков созвонился
с майором Шахматовым и подробно доложил о запрятанных в лесу `Жигулях`
Зоркальцева.
- Зеленой фетровой шляпы и коричневой японской куртки в машине не
оказалось? - спросил Шахматов.
- Разве они там были? - в свою очередь задал вопрос Антон.
- Жена Зоркальцева утверждает, что были. Поэтому мы и в ориентировке
их указали.
- В шляпе, в коричневой куртке был угонщик `Лады` Тюленькина. К тому
же, темные очки...
- Нет, что-то здесь другое. Во-первых, Зоркальцев уже не юношеского
возраста, во-вторых, он без всяких татуировок, да и угон машин - не его
амплуа.
- Кто он, этот Зоркальцев?
- Инженер. Работал последнее время в конструкторском бюро одного из
заводов. Недавно уволился. Личность довольно интересная, по телефону не
расскажешь. Давай мы с тобой встретимся. Попроси криминалиста Семена
срочно сделать фотоснимки, если удалось что-то изъять на дактилопленку в
зоркальцевской машине, и завтра приезжай с ними в управление. И группу
крови надо определить.
- Зоркальцев не привлекался к уголовной ответственности?
- Нет, но его делом сейчас занимается областная прокуратура. Приедешь
- узнаешь.
- По Вожегову нового ничего нет?
- Из Минска прислали фотографию. Вчера мы отправили вам. Пусть
следователь проведет опознание по фото. И еще одна новость. Ознакомься с
телеграммой Тюменского УВД, она сегодня утром к вам в райотдел должна была
поступить.
На этом разговор с Шахматовым закончился. Бирюков прижал трубку к
телефону и тут же набрал номер Голубева. Слава на вопрос Антона сказал,
что телеграмма из Тюмени и фотография Савелия Вожегова в отдел поступили.
- Еще, Игнатьич, тебе пришло какое-то личное письмо из Новосибирска,
- добавил он. - Принести?..
- Неси.
Через минуту Голубев уже был в кабинете Бирюкова. Антон сразу прочел
телеграмму: `Начальникам горрайорганов внутренних дел, линейных отделов
милиции. Ориентировочно между 5 и 8 числами июня ввиду острой сердечной
недостаточности скончался сотрудник ведомственной охраны Колчин Демьян
Леонтьевич 1927 года рождения, сопровождавший перевозимый по железной
дороге гусеничный вездеход `Тюменьгеологии`. Платформа с вездеходом
отправилась от станции Минск в составе грузового поезда 3 июня, Труп
обнаружен завернутым в брезент под вездеходом 12 июня, когда платформа
прибыла в пункт назначения - на станцию Тюмень. У охранника похищен
револьвер системы наган Nо 18910 выпуска 1939 года с семью боевыми
патронами. При обнаружении указанного оружия просим незамедлительно
информировать управление уголовного розыска Тюменского УВД`.
- Что, Славик, скажешь по этому печальному поводу? - вторично
перечитывая телеграмму, спросил Голубева Бирюков.
- Сегодня понедельник - день тяжелый, - скороговоркой ответил тот.
- Абстрактный ответ.
- Ну, если без абстракции, то незавидное происшествие досталось
Тюменскому розыску. Даже предположительно не знают, кто утащил у охранника
наган.
- А станция Минск ничего тебе не подсказывает?
- Минск?.. - Голубев задумался, - Первого июня в Минске потерялся
Савелий Вожегов... Третьего - из Минска отправилась платформа с
вездеходом. В пути следования неизвестный преступник увел у охранника
наган, а... одиннадцатого числа сего месяца какой-то сорвиголова с `Тремя
богатырями` на могучей груди напал с наганом на гражданина Тюленькина и
угнал его `Ладу`. Правильно мыслю, товарищ начальник?
- Правильно, - Бирюков достал ориентировку на Зоркальцева. - А
теперь, мыслитель, ознакомься вот с этим документом...
Голубев, пробежав взглядом текст, воскликнул:
- Оригинальное совпадение! Одиннадцатого нюня утром из Новосибирска
исчез гражданин Зоркальцев. Вечером того же дня у нас, в райцентре,
совершено вооруженное нападение на Тюленькина. У преступника были шляпа,
коричневая куртка, темные очки... Как сказал бы Боря Медников, черт-те что
и сбоку бантик. Предлагаю версию: Вожегов, завладев наганом, встретился в
Новосибирске с Зоркальцевым...
- Дальше?..
- Дальше, Игнатьич, пока не знаю.
- Жаль, что не знаешь...
Бирюков отложил телеграмму и вгляделся в присланную майором
Шахматовым фотографию Савелия Вожегова. Снимок был сделан без малейшей
претензии на художественность. Со стандартного `фаса` смотрел коротко
стриженный губастый подросток с удивительно добродушным лицом. За время
работы в уголовном розыске Антону доводилось в процессе расследования
встречаться с убийцами. Стараясь выявить мотивы, побудившие людей на
крайне тяжкое преступление, Антон каждый раз при таких встречах пристально
изучал лица подследственных. В большинстве случаев это были угрюмые морды
дремучих дегенератов или безнадежно опустившихся алкоголиков. Иногда,
правда, попадались убийцы интеллигентного вида, однако и на их лощеных
физиономиях природа оставляла своеобразную печать, подсказывающую, что
этот `интеллигент` способен на любую гадость.
Решив проверить возникшее предположение, Бирюков повернул фото к
Голубеву:
- Как думаешь, может такой добродушный парень убить человека?
- Нет, по-моему. Разве только непреднамеренно, по какой-нибудь
случайности, - после некоторого раздумья ответил Голубев и показал
Бирюкову ориентировку с фотографией Зоркальцева. - Вот этот товарищ, судя
по портрету, в экстремальных условиях может отмочить хлесткий номер.
Посмотри на прищур глаз, на ухмылочку - они криком кричат: `Я - супермен!`
- Надо, Слава, переговорить со следователем, чтобы он пригласил
Тюленькнна и провел опознание по этим фото. Я завтра уеду в управление
угрозыска, поэтому результат немедленно сообщи Шахматову по телефону.
- Бу-сделано! - отчеканил Голубев. - Личное письмо почему не читаешь?
Бирюков только теперь обратил внимание на адресованный ему конверт с
припиской `Личное`, Письмо было написано на двух тетрадных листках в
клеточку крупным четким почерком, каким обычно пишут учителя начальных
классов:
`Дорогой Антон! Помнишь ли ты свою односельчанку и одноклассницу
Галину Терехину? Кажется, совсем недавно мы с тобой встречались в нашей
родной Березовке, а вот уже, оказывается, пошел седьмой год, как я
перевелась из сельской школы и теперь учительствую в Новосибирске. Не
удивляйся, что мне понадобилось тебе написать.
Произошел ужасный случай с одним из моих хороших знакомых, и я
невольно вспомнила о тебе - сотруднике уголовного розыска. Из уважения к
этому человеку не хотелось бы вспоминать некоторые подробности, но
все-таки нахожу нужным их сообщить - на случай, если ты займешься этой
историей и благодаря твоему опыту и таланту (может быть!) прольется свет
на очень темное, запутанное дело. Уже вторую неделю изводятся от горя
родственники, обращаются ко всем знакомым, надеясь узнать что-то новое.
Возле каждого из отделов милиции в Новосибирске расклеены листовки с
портретом: `Разыскивается человек... Кто знает, просим сообщить...`
А случилось - хуже не придумаешь. 11 июня Геннадий Митрофанович
Зоркальцев уехал из дому, сказав жене `ненадолго`, на своей машине и до
сих пор не вернулся. Красивый мужчина, нашего с тобой возраста - за 30
лет. Брюнет, худощав, лицо несколько южного типа. Умен, культурен, немного
скептик и насмешник. Работал инженером, был на прекрасном счету. За
несколько дней до исчезновения уволился и никуда не поступил. Жена -
молодая. Блондинка, умна, обаятельна. Зовут Таней. Работает в
геологическом тресте. Детей нет. Жили вдвоем. Квартира в центре города,
отлично меблирована и обставлена антикварными редкостями, со вкусом
отделанная поистине золотыми руками Геннадия Митрофановича. Доказательство
его мастерских рук еще - роскошная дача с великолепным камином,
спроектированная самим Зоркальцевым, - гордость его, которую он любил всем
показывать.
В квартире я была, а на дачу, жалею, не съездила. Незадолго до
увольнения Гены с работы дача сгорела. Пожар произошел наподобие взрыва. В
результате - ничего не осталось. После этого среди знакомых поползли
какие-то смутные предположения, будто дачу и машину грозился уничтожить
некто Фарфоров Вадим, жена которого вроде бы когда-то была любовницей
Зоркальцева, хотя все мы знали Гену как человека, женщинами не
увлекающегося. И опять же: угрозы угрозами, а с другой стороны, Фарфоров -
человек бесспорно добропорядочный, и очень трудно поверить, чтобы он
занялся разбойными делами, тем более что жены его с прошлого года нет в
живых (к чему столь запоздалая месть?). Подробностей ее смерти не знаю.
Слышала, будто она где-то утонула. Фарфоров теперь живет холостяком,
замкнуто. Работает в геологическом тресте начальником отдела, Таня, жена
Зоркальцева, у него в подчинении.
Вопросов, Антон, много. Например, кто поджег зоркальцевскую дачу? Из
каких соображений этот пожар учинен? Почему Зоркальцев так спешно уволился
с завода и последнее время нигде не работал? Какие и с кем у него были
общения? Откуда имел средства? Жил Гена более чем явно не по средствам...
Пока известно одно: человека нет...
Антон! Возможно, я сообщила тебе банальность. Я в этом мало
разбираюсь. Ну, тогда извини. Хотелось бы с тобой увидеться и переговорить
подробно. Будешь в Новосибирске - непременно заходи. Адрес мой указан на
конверте. С уважением Галина Терехина`.
Бирюков протянул письмо Голубеву:
- Прочти, Слава. Кажется, один из наших старых знакомых в дело
вплетается...


ГЛАВА IV

Утром следующего дня Бирюков выехал в Новосибирск. Электричка резво
постукивала на стыках рельсов. Мимо мелькали выстроившиеся рядком вдоль
железнодорожного полотна молодые березки, за ними красовались разномастные
домики дачных кооперативов. Глядя в окно, Антон перебирал в памяти
последние события. Выводы складывались неутешительные.
Долгое время мысли крутились вокруг минчанина Савелия Вожегова.
Вопрос возникал за вопросом. Есть ли какая связь между Вожеговым и смертью
охранника Колчина, сопровождавшего по железной дороге вездеход тюменских
геологов? Допустим, наган с боевыми патронами похитил Вожегов, но... Что
побудило Вожегова ехать из Белоруссии в далекую Сибирь? Не был ли Вожегов
раньше знаком с Зоркальцевым? Где, на какой почве пересеклись их пути?..
Предположим иное: они встретились в Новосибирске случайно. Что между ними
произошло? Куда они ехали? За размышлениями Антон не заметил, как
пролетело время. В прохладном вестибюле управления внутренних дел Бирюков
предъявил козырнувшему постовому сержанту удостоверение личности и по
широкой лестнице поднялся на третий этаж. Начальник отдела розыска
Шахматов находился в своем кабинете. Моложаво подтянутый, ростом и шириной
плеч под стать Бирюкову, он дружески пожал ему руку.
Антон вынул из внутреннего кармана штатского пиджака заключение
экспертизы по крови и увеличенные фоторепродукции отпечатков пальцев.
Шахматов сосредоточенно прочитал заключение. Вздохнув, поднял глаза на
Бирюкова:
- Группа совпадает, резус-фактор не тот. Здесь - положительный, а у
Вожегова - отрицательный.
- У Зоркальцева какая кровь? - спросил Антон.
- Нет по Зоркальцеву данных. Геннадий Митрофанович не обременял
больницы и поликлиники своим посещением - здоровье у него отменное.
- Неужели все-таки Вожегов?
- Кто его знает...
Шахматов, нахмурясь, принялся рассматривать фоторепродукции с
папиллярными узорами. Внезапно лицо его оживилось. Он показал Бирюкову
фотоснимок с дуговым узором:
- Вот, кажется, находка! Помнишь, я говорил о нападении на таксиста?
Так на том такси чуть не вся левая ладонь с дуговыми пальчиками
отпечаталась.
- Не Вожегова?..
- Нет, не его. Запросили главный информцентр МВД. Завтрапослезавтра
должен поступить ответ. Вдруг повезет...
- На этот счет шоферская присказка есть: кто-то возит, а кому-то
везет, - Антон невесело улыбнулся. - Нам, Виктор Федорович, большей частью
возить приходится.
- Что поделаешь, работа наша такая, - спокойно сказал Шахматов и
сразу спросил: - Какую версию наметил?
- На версии Слава Голубев горазд - с ходу сочиняет. У меня с этим
делом труднее. В электричке, пока ехал сюда, вроде бы `вышел` на Вожегова.
Теперь, чувствую, кто-то другой с наганом развлекается. Кстати, о смерти
охранника Колчина какие-нибудь подробности есть?
- По заключению медиков, Колчин умер от острой сердечной
недостаточности. И родственники подтверждают, что сердце у него последнее
время барахлило. На нитроглицерине мужик держался. В пути, видимо,
таблетки кончились - в кармане гимнастерки обнаружена пустая упаковка...
- Ну, а по нагану какая версия?
- Никакой. Есть только предположение: с Колчиным ехал ктото курящий.
Несколько окурков на платформе обнаружено, а сам Колчин никогда не курил.
- Опять я возвращаюсь к Вожегову. Нового о нем ничего нет?
- Пока ничего.
Бирюков достал из кармана письмо Терехиной и передал его Шахматову:
- Прочитай, Виктор Федорович, что моя соклассница пишет.
Шахматов неторопливо прочитал, задумался. Затем вложил письмо в
конверт и, возвращая Бирюкову, сказал:
- Информация, в общем, объективная. Ты помнишь Фарфорова? Жена его,
Ира Крыловецкая, у вас, в райцентре, утонула.
- Крыловецкую в живых я ни разу не видел, а с Фарфоровым, когда
разбирались, дважды встречался.
- Лелю Кудряшкину не забыл?
Бирюков напряг память:
- Тоже старая знакомая. Подруга Крыловецкой, свидетельницей тогда по
делу проходила. Пышногрудая высокая девица с размалеванным лицом...
- Правильно, Так вот. Фарфоров утверждает, что недавно Кудряшкина
показывала ему серебряный перстень с бирюзой, принадлежавший якобы
Зоркальцеву.
- Какая связь между Фарфоровым и Зоркальцевым?
- Относительная. Фарфоров работает вместе с женой Геннадия
Митрофановича. Несколько раз выезжали компанией на природу. Инициатором
этих выездов была Крыловецкая. Вероятно, Зоркальцев флиртовал с Ириной.
Хотя твоя соклассница и знает его как человека, женщинами не
увлекающегося, но факты говорят обратное: Геннадий Митрофанович любил
показывать молоденьким бездельницам свою `роскошную дачу с великолепным
камином`, которая так блистательно сгорела.
- Причину пожара установили?
- Умышленный поджог. Однако виновник пока не известен.
- Фарфоров действительно угрожал поджогом?
- Сам Вадим Алексеевич категорически это отрицает, но слушок такой

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован