29 июля 2004
270

`НА РАВНЫХ РАЗГОВАРИВАТЬ С МОСКОВСКИМ КРЕМЛЕМ` В Татарстане не советуют провожать президента Шаймиева на покой раньше, чем он сам того пожелает

В этом году президенту Татарстана и западные и отечественные журналисты во всех интервью обязательно задают вопрос: готовит ли он себе преемника к президентским выборам 2006 года? На что Минтимер Шаймиев ровным голосом отвечает, дескать, глупо было бы не думать о преемнике, конечно же, он об этом думает, хороших кандидатур много, и ближе к выборам он определится, а пока об этом говорить рано.

Но в то же время президент Шаймиев не делал официального заявления по поводу того, что не пойдет на четвертый срок. Помнится, он и на третий не собирался. Однако пошел. Не мог не пойти - политическая нестабильность в стране настоятельно требовала его присутствия во власти. `Если бы я был уверен, - говорил он журналистам после опубликования официальных итогов выборов президента РТ в марте 2001 года, - что Россия встала на твердые рельсы как федеративное и демократическое государство, то спокойно ушел бы. Но к окончанию моего второго срока не удалось добиться политической стабильности в стране`.

Сегодня Россия все чаще сходит с рельсов как федеративное и демократическое государство. И из Татарстана эта ситуация видится гораздо рельефнее и живописнее, чем из Москвы, дальнего и ближнего зарубежья или из другого российского региона, который тоже взял `суверенитета столько, сколько смог проглотить`, потому что все брали, и договор с федеральным Центром о разграничении полномочий заключил, потому что все заключали.




Казань - это не Россия



С приходом к власти Владимира Путина российские регионы стали проворно очищаться от сепаратистской скверны, послушно забыли про суверенитеты, договоры и `плюрализм мнений`. И только президент Шаймиев, подписав 19 апреля 2002 года `зачищенный`, приведенный - насколько в республике посчитали возможным - в соответствие с Основным федеральным законом вариант Конституции Республики Татарстан, сказал на пресс-конференции журналистам: `Больше никаких изменений вносить не будем`.

И это при том, что в обновленной Конституции РТ, как заявил по горячим следам прокурор Приволжского федерального округа Александр Звягинцев, 50 статей из 124 не соответствуют Основному закону Российской Федерации. Более того, она сохраняла основы республиканского конституционного строя (ст. 1): `Республика Татарстан - демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией Конституцией РФ, Конституцией РТ и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан `О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан`. А согласно ст. 3, п. 1 `Носителем суверенитета и единственным источником власти в республике Татарстан является ее многонациональный народ`. Республиканская Конституция по-прежнему закрепляла татарский язык наравне с русским как государственный, а землю, ее недра, водные, лесные и другие природные ресурсы объявляла основой `жизни и деятельности народа`. Это была демонстрация силы, которой татары успели напитаться во времена ельцинских свобод: `Казань - это не Россия, никогда не была Россией и не заставите`, как говорят `националы`. Этим термином в республике привыкли определять как членов националистических организаций, так и вообще активных сторонников идей национального возрождения и суверенитета.

Российские правители не хотят это признавать. Даже знать не хотят, что татарин с тех пор, как русский царь Иван Грозный завоевал Казанское ханство, не чувствовал и сейчас не чувствует себя комфортно и более всего не любит и никогда не полюбит великодержавный российский апломб. Оказавшись волею истории в самом центре России, он, по сути, оказался в западне, в капкане, из которого не может выбраться. Так было при императорах, за исключением разве только Екатерины Великой, которая разрешила строить мечети и молиться Аллаху. Так было и при большевиках, которые мечети порушили.

Президент Шаймиев в отличие от российских правителей знает, что каждому татарину, равно как и любому другому из коренных российских народов, хочется говорить, читать и писать на родном языке, а русский язык для них чужой. И если говорить о `феномене Шаймиева`, то его истоки - в доскональном знании национального вопроса вообще и `татарского` в частности. Вековое желание татарина - вырваться из удушающих объятий России и начать жить самостоятельно, своим умом. Понимание этого - главное. Все остальное было делом техники для такого опытного человека, как Шаймиев. В начале девяностых годов, когда Советский Союз оказался в глубоком кризисе и во весь рост встал вопрос выживаемости страны и республик в ее составе, включая российские автономии, Шаймиев из своих пятидесяти двух лет двадцать семь находился во власти.

`Ничего иного региональные элиты, в том числе и элита Татарстана, не могли придумать, кроме идеи суверенитета, - считает политолог Джаудат Аминов. - Эта идея через референдум и была использована. Татарстан, никогда не претендуя - в отличие от Украины или Белоруссии - на выход из состава Советского Союза, претендовал на повышение статуса до уровня союзной республики. И дело шло к тому, что 20 августа 1991 года Татарстан должен был самостоятельно поставить подпись в обновленном союзном договоре. Но незадолго до этого прошло совещание в Алма-Ате с участием лидеров тогдашних союзных республик, и 18 августа в интервью радио `Россия` Ельцин говорил: `Кравчук против и даже Назарбаев против, тогда и я тоже против того, чтобы Татарстан становился союзной республикой`.

Никто не обратил внимания на это интервью Ельцина. Однако именно оно помогло понять поведение Шаймиева, когда перед ним возникла дилемма, кого поддерживать. И все-таки мне кажется, не обида на Ельцина, а природные качества Шаймиева - неторопливость, рассудительность, осторожность, взвешенность - возобладали. И когда категорически требовалось, чтобы он занял ту или иную позицию - Ельцина или Янаева, - он повел себя `никак`. Он как бы поддержал ГКЧП, но на встрече с Янаевым отмолчался, хотя и Ельцина не поддержал. Ввел у себя в республике цензуру, арестовал в Казани двоих студентов, которые бузили на митинге националов... Если бы победил Янаев, к примеру, то все было бы готово, чтобы пойти янаевским путем. Но победил Ельцин. И Минтимер Шаймиев на следующий же день громко приветствовал нарождающуюся в России демократию. Веками выработанная в татарах приспособляемость, а у любого цивилизованного татарина - толерантность, помогает Минтимеру Шаймиеву держаться на плаву`.

Джаудат Аминов вспоминает: `После очередной смены российского премьер-министра, опять же при Ельцине, я спросил Шаймиева: `Как вы будете работать с этим премьером?` - `А мы сработаемся с любым`, - ответил он. Татарину в течение многих веков приходится приспосабливаться. Это уже вошло у него в кровь. И это хорошо, ибо в 91-м татары все-таки удержались на мысли, что два больших народа - русские и татары - несут историческую ответственность перед этой страной, перед ее прошлым и будущим`.




`Это наш президент - и не Москве его судить`



Родимым пятном на политическом портрете президента Татарстана является безоговорочное, кочующее в СМИ утверждение, что `все межнациональные и межконфессиональные эксцессы последних лет происходили, как ни странно, именно в моменты, когда у Шаймиева возникали конфликты с федеральным Центром` (`Новая газета`, 18.12.2000). Речь идет о `национальной карте`, которую якобы использует президент, когда ему нужно оказать давление на Москву.

Однако дело в том, что это утверждение соответствует истине не более чем наполовину. Действительно, в диалоге с Москвой президент Татарстана успешно использует национальный фактор. Но при этом ни межконфессиональных, ни межнациональных эксцессов в республике не было - исключительно благодаря политической воле президента Шаймиева. Может быть, опьяненные воздухом свободы националы и демократы в конце 80-х - начале 90-х и выясняли отношения по вопросу о месте и статусе республики на повышенных тонах, но до мордобоя дело не дошло. Конфликт ветеранов войны и труда в Набережных Челнах с Православной Церковью, затеявшей строительство храма рядом с парком Победы, ни межнациональным, ни межконфессиональным не назовешь.

Вообще национальное движение и первый татарский президент - отдельная большая и мало исследованная тема, которую трудно развить в газетной статье. А можно разве что отметить, что не Шаймиев, а противостояние Бориса Ельцина и Михаила Горбачева вызвало к жизни и сформировало национальное движение вообще и радикальное его крыло во главе с писательницей Фаузией Байрамовой в частности. Из Москвы повеяло свободой, и татары поспешили этой свободой воспользоваться. Разумеется, им нужен был лидер, и таким лидером они хотели видеть Минтимера Шаймиева. На него поставили.

Известен всего один случай, когда Шаймиев якобы просил помощи у националов. Это случилось сразу после провала ГКЧП. В Казань приехал спецпредставитель российского президента Сергей Шахрай с очень неприятной для Минтимера Шаймиева миссией. И в это самое время националы вышли на площадь Свободы. Это было впечатляющее зрелище: многотысячная толпа татар, в основном из нефтяного Закамья, где уровень национального сознания особенно высок, колыхалась и ревела, как разбушевавшееся море. А народный депутат, председатель Татарской партии национальной независимости `Иттифак` Фаузия Байрамова выступила на экстренном заседании Верховного совета: `Это наш президент - и не Москве его судить!`

Шахрай убрался восвояси, не выполнив поручение президента Ельцина. Но националы и без просьбы Шаймиева вышли бы на площадь Свободы в этой ситуации: так велик был его авторитет среди людей, жаждущих и требующих полной независимости от России.

Когда президент Шаймиев в феврале 1994 года подпишет вместе с президентом Ельциным Большой договор о разграничении полномочий и предметов ведения между органами государственной власти России и Татарстана, а националов куцый суверенитет республики в составе все той же России не удовлетворит, пути Шаймиева и националов разойдутся. КГБ и МВД Татарстана получат команду разгромить национальное движение. А националы, избрав своей столицей Набережные Челны, обрушат на президента шквал критики со страниц газеты `Алтын Урда`, которую финансировали челнинские предприниматели братья Кашаповы. Они обвинили президента Шаймиева в предательстве татарского народа и национального движения. В том, что он изобрел самую изощренную избирательную систему в России, чтобы не пустить в татарский парламент татарскую оппозицию, а Декларацию о государственном суверенитете использовал в качестве лицензии на безграничную эксплуатацию природных ресурсов республики, в частности нефти.

Более того, Фаузия Байрамова соберет в Набережных Челнах съезд мусульман, который изберет муфтия Татарстана, сформирует собственное Духовное управление мусульман и отколется от Духовного управления мусульман России в Уфе. Вокруг аскетичного, грамотного, доброжелательного к русским, но совершенно непредсказуемого для властей муфтия Габдуллы Галиуллина начнет возрождаться национальное движение.

Такого подарка от националов Шаймиев даже не ждал. В феврале 1998 года он приберет ДУМ РТ к своим рукам, созвав внеочередной съезд мусульман, избравший нужного муфтия и председателя Духовного управления.

С тех пор религия станет одной из солидных составляющих политики Шаймиева в отношениях с Москвой. В республику потекли арабские деньги и сами арабы, в короткое время буквально оккупировавшие Закамье, проповедуя войну с неверными. Всплеск мусульманской активности, ориентированной на ваххабизм и исламский экстремизм, держит Москву в напряжении, оставляя за татарским лидером право диктовать российской столице. Этого не может позволить себе ни один другой руководитель национальной республики. Включая `президента всех башкир` Муртазу Рахимова.

Даже следуя в фарватере заклятого друга Минтимера, Муртаза не смог бы сравняться с Шаймиевым. У `президента всех башкир` рати меньше миллиона, а у `президента всех татар` - до семи миллионов. Рахимов за два президентских срока уволил пять тысяч чиновников, банкиров, директоров крупных заводов, которые оформились в мощную оппозицию. Шаймиев со скандалом расстался только с одним из чиновников - главой администрации Набережных Челнов Рафгатом Алтынбаевым, посмевшим шесть лет назад пойти против воли президента. Вначале Автограду и его жителям за спесивость главы была объявлена экономическая блокада: раз ты такой самостоятельный, сумей их - 500 тысяч челнинцев - накормить, напоить и обогреть. У Алтынбаева получилось выживать в условиях блокады, развивая частный бизнес. Тогда президент вышвырнул его в Москву... Откуда с подачи российских правителей Алтынбаев играет теперь в альтернативного Шаймиеву кандидата в президенты `на следующих выборах`, теряя остатки авторитета среди татар.

Некоторые мои коллеги сравнивают татарского лидера с генсеком Брежневым. Обидно.




Выбор Шаймиева - `аульная демократия`



Но вернемся к выборам.

В противостоянии с московской и ленинградской партократией Ельцин искал опору и вынужден был (так видит сейчас уже далекие события один из участников, экс-премьер-министр Татарстана Мухаммат Сабиров) опереться на руководителей двух богатых республик, которые к тому времени близко подошли к признанию их союзными, - Башкирии и Татарии. Для сохранения власти Шаймиев и Рахимов чувствовали, что `если они с БЕНом (выражение Сабирова. - В.П.), то власть у них останется... БЕН вынужден был сказать (дословно, впервые в Казани): `Возьмите суверенитета столько, сколько проглотите`, открыв для Татарстана и Башкирии путь к большой самостоятельности`.

Отхватив от российского пирога солидный кусок, президент Шаймиев очень скоро ощутил себя одним из самых сильных, независимых и востребованных игроков на российском политическом поле. Без которого не будет победы. С тех пор Москва договаривается с Казанью, если ей нужна от последней какая-то услуга. Скажем, голоса в Госдуму для партии власти или голоса кандидату-фавориту в президенты. Владимир Путин за убедительную победу на выборах в Татарстане расплатился `Программой социально-экономического развития РТ до 2006 года`, согласно которой республика получает от федерального Центра больше, чем отдает Центру в виде налогов.

Но для того чтобы обеспечивать на выборах любого уровня нужный результат без всяких сбоев, в республике необходимо было выстроить соответствующую систему власти. Для этого прежде всего были изобретены два типа избирательных округов: территориальные и административно-территориальные. Границы последних совпадали с границами районов, что позволило провести в республиканский парламент всех глав администраций, чтобы и на кнопки нажимали, и законы, нужные исполнительной власти, принимали. Параллельно была истреблена до определения `диванная` (то есть умещается на одном диване) оппозиция. Приведена в состояние `чего изволите?` местная пресса. И сделано это не кнутом, а пряником.

В 2004 году на содержании СМИ из республиканского бюджета выделено 326 424 тыс. руб., на телевидение и радиовещание - 123 969 тыс., государственная поддержка телерадиокомпаний составила 123 969 тыс., периодическая печать и издательство - 202 455 тыс., государственная поддержка периодических изданий, учрежденных органами исполнительной и законодательной власти - 160 860 тыс. Итого без малого миллиард рублей только официально, помимо гуманитарных фондов типа фонда `Рухият`, учрежденного ОАО `Татнефть`.

Минтимер Шаймиев не кривил душой, отвергая обвинения в том, что в республике глав городских и районных администраций не выбирают, а назначает президент РТ. Их в самом деле до марта 2004 года вначале избирали депутаты Госсовета, и только потом президент своим указом вручал им район, где они становились полными хозяевами и над бюджетом, и над народом. `Ну хорошо, вот о главах администраций еще говорят: на таких машинах ездят, коттеджи есть у них... Вот он стал начальником и все, и всеми благами пользуется. Я не боюсь этих слов никогда. Я же не могу послать туда менее способного человека, который не может себе даже дом построить...` Это цитата из интервью президента РТ Радио `Свобода` в марте 2004 года.

Не только сам глава, но и его семья, близкая и дальняя родня пользуются всеми благами. И все они сознают, чем им грозит потеря благ и что в сравнении с этой потерей какая-то фальсификация результатов выборов любого уровня. Это и есть `аульная демократия` в отдельно взятом районе, а в рамках республики - состоявшийся авторитарный режим и его важнейшая составляющая - командно-административный ресурс.

Президент, конечно, понимал, что эта система не обеспечит республике заданный результат в экономике. Размер средней зарплаты в Татарстане на тысячу рублей меньше, чем по России. По размеру средней пенсии республика занимает последнее место в Приволжском федеральном округе. Зато первое во всем цивилизованном мире, включая Россию, по числу чиновников - 450 тыс. человек. Армия чиновников президента Минтимера Шаймиева всего на 150 тысяч уступает армии Наполеона Бонапарта во время его похода на Россию. На содержание чиновничества уже сегодня уходит 70% бюджета. Зарплата плюс коммунальные платежи за офисы, в которых трудятся чиновники. Надо заметить, что, поправ российскую (9 кв. м) и татарскую (11,5 кв. м) нормы, местные чиновники занимают по 14 кв. м на брата. Эти цифры названы в конце прошлого года министром земельных и имущественных отношений Валерием Васильевым на заседании правительства.




Кто хозяин в Татарстане?



Но кого сокращать, когда кругом свои? Из 158 чиновников Министерства экологии ненужных только 60, в Министерстве торговли - 40, в Министерстве труда и занятости - 25, в Министерстве жилищно-коммунального хозяйства - 41. Каждое Министерство продублировано госкомитетом Кабинета министров РТ или Центром. От одного названия некоторых голова идет кругом: Республиканский центр профилактики наркотизации населения при Кабинете министров Республики Татарстан. При этом многие ведомства, начиная от Министерства здравоохранения, получают кругленькие суммы на реализацию Республиканской комплексной программы профилактики наркотизации населения. А последняя большая работа, выполненная самим Республиканским центром, - издание двухтомника опубликованных в разное время местными СМИ газетных статей на тему наркотизации. Сократили было года два назад Министерство информации и печати под давлением федерального Центра. А в нынешнем году создали `Татмедиа` с небольшим по местным меркам штатным расписанием в 43 чиновника. Всех разместили в красивом офисе в центре Казани, а ее начальнику выделили служебный новенький `Фольксваген-Раssаt`.

В Татарстане знают: республиканский бюджет последние четыре года рассчитывается исходя из минимальной цены на нефть - от 13-14 до 20 долл. за баррель. Уже в середине года народный депутат Александр Штанин сделал этот факт достоянием гласности, правительство рапортует с трибуны Госсовета о выполнении бюджета по доходам, ибо цена на нефть стабильно держится на отметке 30 долл. за баррель и выше. В 1999 году бюджет РТ по доходам исполнен на 151%, в 2000-м - на 219%, в 2001-м и 2002-м выполнен двойной бюджет. В отличие от федерального правительства Кабинет министров Татарстана ни разу не отчитался перед парламентариями, на что расходуются многомиллиардные сверхприбыли. Народ уверен, что нефтедоллары уплывают в карманы полумиллионной армии чиновников. На этом фоне президент Шаймиев включился в объявленную российским президентом кампанию по борьбе с коррупцией. Создали комиссию, которую возглавил первый вице-премьер Равиль Муратов.

Но у живущих в Республике Татарстан никогда не возникнет вопрос о взаимоотношении президента Шаймиева и крупного бизнеса. И уж совсем невозможно представить ни одного из местных `олигархов` на скамье подсудимых, даже ради куража. Бизнес в республике по определению чиновничий. Особенно крупный, выросший вокруг нефти и нефтехимии, оформлен на близких родственников высокопоставленных чиновников. Средний уровень контролируют их замы и замы замов. И все они теперь борются с коррупцией, выражая готовность очистить свои чиновничьи ряды от позорной мелочи, которая берет взятки в размере максимум десяти тысяч, потому как больше им по их чину никто не даст.

Исключение составляет президент Шаймиев. Он не ворует, да и незачем ему воровать, имея двух сыновей - удачливых предпринимателей. Кто из татарских чиновников откажется от такого президента?




* * *



Да и Москва семь раз примерится, прежде чем отрезать президента Шаймиева от власти. Слишком крепко и надежно он держит в руках все сферы жизни республики, слишком надежно управляет и народом, именуемым электоратом, и политическими партиями, и местными законодателями, и националами, и так далее и тому подобное... А сам он, крепко опираясь на щедро унавоженную за время президентского правления почву, и в четвертый раз наберет необходимый ему процент голосов, чтобы, как верно заметил его госсоветник Рафаэль Хакимов, `на равных разговаривать с московским Кремлем`.

Что-то не похоже пока, чтобы Минтимер Шаймиев спешил оставить свой президентский пост и удалиться на покой. Разве только к окончанию его третьего срока Россия `встанет на твердые рельсы как федеративное и демократическое государство` и удастся добиться в стране такой стабильности, какой президент Татарстана за два своих срока так и не смог дождаться.

Казань


Вера Постнова
материалы: Независимая Газетаhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован