20 декабря 2001
131

НА СУШЕ И НА МОРЕ, 1989: ФАНТАСТИКА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Владимир Щербаков.
Меч Короля Артура

Опубликовано: часть 1 - На суше и на море, 1989: Фантастика. --
М.:Мысль, 1989, с.368-399.
Полностью:
В.Щербаков Меч короля Артура. И.Ткаченко Разрушить илион. Н.Полунин
Коридор огней меж двух зеркал. -- М.: Мол. Гвардия, 1990. -- 288 с. (`Румбы
Фантастики`), стр. 3-72.
(ISВN 5--235--00974--6).
ОСR: Сергей Кузнецов


Сборник фантастических произведений членов Всесоюзного творческого
объединения молодых писателей-фантастов, действующего при издательстве
`Молодая гвардия`. Кроме молодых авторов в сборнике представлен и член
Совета ВТО МПФ -- писатель Владимир Щербаков.


Фантастическая повесть-хроника

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *
Год 1939-й. Из письма профессора Берендта секретарю Германского посольства в Лондоне Шлиттеру

Всякое государство - это таинственный корабль, якоря которого находятся
в небе. Так, кажется, писал один старый, ныне забытый писатель. В этом
изречении мне чудится истина. На Земле разыгрываются трагедии, возникают и
сокрушаются волей судьбы империи, но есть особый язык для посвященных, с
помощью которого они предвосхищают непознанное. Два пространства
сосуществуют рядом. Иногда они соприкасаются и пересекаются друг с другом.
Тогда вдруг в простой истории или старой легенде мы как в зеркале видим
перст провидения. Тайное становится явным. Мне было бы горько думать, что
героические усилия нашего народа не увенчаются успехом. Именно поэтому
здесь, в Берлине, я ловлю этот голос провидения, пытаясь угадать будущее - и
возрадоваться. Но я должен все же признать, что наши недруги тоже пытаются
это делать в свойственной им манере. Даже мифы они превратили в оружие. Об
этом говорит воскресшая слава короля Артура. Конечно, каждый народ при
желании может найти такой древний символ - меч сказочного или подлинного
героя. Теперь вопрос для нас стоит так - мы или они

Год 1939-й. Шлиттер - Берендту

Кельтские предания о короле бриттов Артуре, объединившем рыцарей для
борьбы с саксами, действительно пользуются в Британии популярностью. В пятом
- шестом веках саксы искали для поселения новые земли. Их ладьи отправлялись
в путь с территории нынешней Дании и нынешней Британии, они нашли вторую
родину. Коренные жители встречали их недружелюбно, хотя именно король
бриттов Вортигерн призвал саксов в свою страну. Он ловко использовал их в
борьбе с пиктами и скоттами, соседями бриттов. По существу саксы проливали
кровь за чуждое им дело, укрепляя власть Вортигерна. Естественно, они могли
рассчитывать на ту часть земли, которую они отвоевали для Вортигерна и его
потомков. Однако им было отказано в правах на нее при восприемниках
Вортигерна.
Король Артур считается потомком римских наместников, управлявших
Британией. Когда римские легионы были отведены из провинции и Британия была
предоставлена самой себе, начались междоусобные войны. Только Артуру удалось
объединить силы. Он некоторое время с успехом противостоял справедливому
натиску германцев, англов и саксов. Часть бриттов вынуждена была
переселиться в Галлию. Так была основана на территории нынешней Франции
провинция Бретань, которая во времена Артура называлась Арморикой.
Это была героическая эпоха, особенно для германских племен. Вспомните
славные походы готов. Саксы и англы теснили бриттов, и в этом я вижу символ
того времени. Точно так же сейчас я считаю символичным новый порыв к
завоеванию просторов за морем, а также к сухопутным победоносным походам.
Нам довелось быть свидетелями этого порыва. Мы придаем большое значение
провидению в нашем справедливом деле. Смешавшиеся с бриттами, пиктами и
другими племенами англы и саксы не смогли явить достойный пример германской
миссии в отношении Европы. Англия превратилась в довольно мрачный бастион,
который противостоит нам, и его, видимо, придется в конце концов разрушить.
Здесь, в Лондоне, я твердо знаю, что фюрер лучше всех нас улавливает тайный
голос самой судьбы, провидения, которое указывает нам дорогу на Запад и
Восток. Он говорит об этом на важных совещаниях, и это производит большое
впечатление на присутствующих, даже на военных, закаленных в битвах.
Еще несколько слов о древнейшем британском предании.
Начинается эта история в древнем замке Тинтагиль. Владетель замка
Горлуа был женат на Игрэн. Увидевший Игрэн король Утер Пендрагон влюбился в
нее и не рассчитывал на успех, но волшебник Мерлин помог ему. Приняв с
помощью Мерлина облик Горлуа, король-ловелас проник в замок. Король Артур -
сын Игрэн и Утера Пендрагона.

Год 477-й. Замок Тинтагиль

Глухой ночью человек, укутанный в плащ, остановился на узкой тропе,
которая вела к стенам монастырского замка. Под ногами его далеко внизу
бились о камни неумолкающие волны. В эту ночь страннику предстояло похитить
ребенка, который позднее станет королем бриттов. Он двинулся к стене,
казавшейся продолжением крутого обрыва. За обрывом угадывался узкий пролив,
и на том берегу высились такие же темные старые стены - продолжение замка.
Странник крикнул у самых ворот, подождал. Ворота с глухим звуком
приоткрылись, и он проник в замок, о котором Джефри Монмаутский позднее
напишет: `Он расположен на море, и море окружает его со всех сторон. Нет к
нему доступа, кроме узкой тропинки в скалах, которую могли бы преградить три
вооруженных рыцаря, если бы ты наступал по ней даже со всей армией
Британии`.
Через час так же глухо стукнули ворота, и человек вышел из замка с
ребенком на руках. Мгновение - и его поглотила тень нависшей над тропой
скалы. Луна, высветившая на минуту камни над морем, обрыв, серые скалы,
спряталась за ночным облаком. До утра было тихо в замке и окрест него, и
никто больше не появлялся на тропе.
Странника позднее назовут Мерлином - добрым духом, волшебником,
помогавшим Артуру в его походах. Но это было не так. Человек, уже немолодой,
умудренный опытом, лишившийся сна от вечной тревоги, посеянной на этой земле
набегами саксов, он не был ни волшебником, ни духом, ни прорицателем. Но он
был мудр и помнил многое из того, что было забыто. Его острый ум и крепкая
память помогали ему предвидеть события, хранить знания, но он сознавал, что
бессилен будет, если ему не поможет случай. Такой случай представился. С
тайного согласия отца и матери ребенка он похитил его. Через пять часов пути
в самом диком и живописном месте Корнуолла он приблизится к опустевшему
особняку, брошенному много лет назад богатым римлянином. Там он бережно
опустит спящего мальчика на волчью шкуру, которой укрыто старинное ложе, и
громким, вовсе не старческим голосом крикнет выйдя за порог:
- Эсси! Эсси!
Почти тотчас же распахнется окно боковой пристройки, и молодая женщина,
дочь старика, поправляя пышные огненно-яркие волосы, спросит его:
- Ну что? Ты принес ребенка, как обещал?
- Да, Эсси! Он тебе понравится, Эсси. Если бы ты видела, как он
царственно спит на волчьей шкуре в моей комнате! Есть старое поверье, Эсси,
что волчья шкура делает ребенка невидимым для дурных людей. Нам надо бояться
дурных людей. Пусть этот мальчик станет нашим защитником от них, когда
вырастет. Я рад, Эсси.
Но Эсси, мечтавшая о ребенке, была бы поражена, если бы узнала в тот
день, что ребенок этот будет императором бриттов.

Год 1939-й. Берендт - Шлиттеру

Должен начать рассказ о том, чему мы, немцы, всегда придавали и придаем
огромное значение. История эта проливает свет на извилистый путь провидения,
она может осветить и те трудности, которые встанут перед нами в ближайшее
время. Мы отчасти испытываем эти трудности уже сейчас, когда некоторые
страны, руководимые фактически коминтерновскими вождями или одряхлевшими
монархистами старого толка, ничего не понимающими в современности, уже
мешают нам. Их усилия ставят перед нами преграды. То, что я собираюсь Вам
рассказать, как волшебное стекло отражает все это. Думаю, что интуиция меня
не подводит. Мои мысли - о будущем.
Даже в Англии сэр Мосли и Беллами провозгласили, что свет коснулся
Германии. А разве случайность, что еще в 1926 году в Берлине и Мюнхене были
основаны небольшие колонии коренных тибетцев, олицетворяющих как бы волю
мира? Недаром Саундерс, этот наш враг, пытался в `Семи спящих`, нашумевшем,
но неудавшемся бестселлере, опровергнуть наш эзотеризм и принизить роль
наших тибетских друзей и вдохновителей. Наша арийская доктрина не может не
учитывать реальности прошлого. И когда мы говорим о гигантском катаклизме в
Гоби, который в далеком прошлом вынудил учителей высокой цивилизации
поселиться в гималайских пещерах, то мы знаем, что именно к нам это имеет
непосредственное отношение. Носители Высшего Разума скрылись в огромной
системе подземелий, потом сложились два центра - Агарти и Шамлах. Это были
места созерцания и мощи соответственно с разделением этих функций между
центрами. Маги руководили народами. Мы внимательнее других прислушивались к
их голосу. Мы выполняем ныне их волю и предначертания. Их голос - наш голос,
их воля - наша воля. Вот в чем суть нашей доктрины, если изложить ее
специальным языком. Готов допустить, что не всем следует знать эту суть. Для
многих достаточно простых разъяснений, основанных на наших ясных
политических принципах. Вы не можете не заметить, что все события мы должны
трактовать как бы в двух плоскостях: в плоскости духовной мощи магов,
которая отражается во внешне малозаметных событиях, имеющих, однако,
грандиозные последствия в плоскости так называемого реального мира, то есть
видимого простым глазом пространства, где веления магов проявляются для
непосвященных, для толпы. Мы улавливаем энергию магов, видим будущее и
наделены способностью лучше других изменять условия существования толпы в
соответствии с тайными велениями. Но двойственность центра порождает такое
состояние, когда и другим, а не только нам частично приоткрывается истина.
Мы овладели пока слишком небольшим пространством, нам тесно в нашей
маленькой Германии. Если бы наши враги пользовались тайными знаками судьбы,
они достигли бы еще больших успехов. Но они не умеют этого делать. И все же
об одном таком случае я должен Вам сейчас рассказать. Он тревожит меня. Я
просыпаюсь по ночам и вспоминаю сны... Это не случайность. Это дано мне, и я
вижу незримый луч, который тянется из мирового центра созерцания Агарти.
Сравнительно недавно я начал задумываться о способности проникать в
мир, скрытый от нас. Мой добрый знакомый обладает этой способностью. Этот
человек убедил меня, что он сможет сделать так, что и сам я увижу его. Быть
может, это и есть телепатия? Не знаю, как дать точную характеристику этого
явления. Но как бы там ни было, через несколько дней я действительно смог
проникнуть в это неизвестное мне ранее пространство. Я ощущал его связь с
нашей реальностью, и вот однажды мне действительно показалось, что по
событиям, происходящим в этом условном пространстве, я могу судить и о ходе
реальных событий. Яснее говоря, я узнавал ситуации. Интуиция? Возможно. Но
человек этот - его зовут Клаус Кведенфельдт - убедил меня, что это не
интуиция, не приблизительное предвосхищение событий, а точное. Что это
органически вытекает из свойства нашего мозга воспринимать едва уловимые
сигналы, кодировать их и насыщать образной информацией, что я и наблюдал.
Мне все же проще объяснить это так: как будто бы есть спонтанная связь с
центром мира Агарти. Вы знаете, я давно верю в возможность такой связи, но
никогда не наблюдал ее. Впрочем, где достоверные свидетельства, что это
явление следует так именно и объяснять? Есть же просто сны, которые
сбываются! Мы, немцы, любим мистику - я нарочно говорю простым и понятным
языком, - и любой из нас, образованных немцев, может придумать десяток
объяснений феномену, о котором я хочу рассказать.
Итак, закрыв глаза и войдя в то состояние, которое мне было
рекомендовано, я увидел серые однообразные холмы. Они разбегались во все
стороны. Потом будто бы появилось немного зелени. Это была тощая трава.
Блеснула вода. Свет был сумрачным, небо низким, слепым. Одна гряда холмов
сменялась другой, и вот открылось море. Видимо, сказалось крайнее
напряжение, которое сковало меня, едва я начал различать детали. Ощущение
пропало. Я рассказал Кведенфельдту о своих скромных успехах, и он
посоветовал проявить гибкость, не пытаться охватить все пространство, а
ловить лишь существенное, и даже не все существенное, а то, что мне будто бы
само будет дано в образах. Так я и сделал.
Вначале мне виделся высокий безликий борт корабля. Тросы, провисшие над
серой водой с бликами от огней. Чугун причальных тумб. И туман, который
наполнял это пространство над водой, где иногда резко вскрикивали чайки, а
может быть, люди. Что это было? Это был пролог к истории, о которой я должен
Вам своевременно рассказать. В прологе этом ощущалась старая Англия.
И этот корабль был каким-то знаком, который помог мне уяснить ситуацию.
Я оказался на британском берегу, я стал свидетелем простых с виду событий.
Но кто знает, что за ними стояло на самом деле? Нет важнее темы, чем
Великобритания и мы. Думаю, Вы согласны со мной. Я обещаю подробно описать
Вам в следующем письме, что же произошло дальше. Мне кажется, что все
признаки свидетельствуют о возможности уловить многое из того, что
ускользает от нас. Как быстро меняется ситуация в мире! Мы не в силах не
только уследить за ней, но и дать объяснения изменениям и поворотам, которые
мы наблюдаем, так сказать, внешним образом. Эти объяснения требуют от нас
гораздо большего времени, чем то, которое нам отпущено. Истина может
ускользнуть от нас.

Год 1939-й. Запись беседы германского посла в Лондоне Дирксена с лордом Кемсли. Из дневника Дирксена

Лорд Кемсли, который пригласил меня на чашку чая, рассказал мне
следующее о впечатлениях от своей поездки в Германию.
Он провел в Берлине один день, был на завтраке у рейхслейтера
Розенберга, затем поехал на автомобиле через Лейпциг в Байрейт и посетил по
дороге лагерь трудовой повинности, присутствовал на представлении
`Парсифаля` и во время антракта был представлен вместе со своей женой
фюреру, с которым имел затем более чем часовую беседу. Он беседовал также
довольно долго с рейхсминистром Геббельсом и вернулся затем через Остенде в
Англию.
На лорда Кемсли произвел большое впечатление энтузиазм всех немецких
деятелей, с которыми ему пришлось встречаться, вплоть до самых младших
чиновников... Далее он с большой силой заявил, что, собственно говоря,
просто невозможно, чтобы германский и английский народы были вовлечены в
войну друг против друга...

Год 1939-й. Из дневника германского поверенного в делах в Лондоне Кордта

Удивительные и странные сообщения английской прессы в последнее время
не поддаются объяснению. В них можно отметить явные симптомы резкого
ухудшения отношения к Германии и ее фюреру. Так, мне доставили номер `Санди
экспресс`, где была опубликована статья под названием `Человек, который убил
Гитлера`. Речь действительно шла о том, что фюрер убит в Берлине, и человек,
убивший его, рассказывает об этом с такими подробностями, что читатель верит
каждому слову. Каково же было мое удивление, когда я прочитал в следующем
материале `Санди экспресс` о том, что фюрер заменен двойником, которого
заранее подготовили для этой роли. Эта выдумка подается так искусно, что
вызывает недоумение и растерянность даже у людей здравомыслящих - а такие
люди в Великобритании еще остались, несмотря на враждебную по отношению к
Германии пропаганду.
В другом сообщении, которое выдается за документальное свидетельство,
рассказывается о покушении на жизнь Геринга, сообщается, что он тяжело ранен
и в тяжелом состоянии доставлен в клинику, что шансы на его поправку
минимальны.
Бессмысленно обращаться за разъяснениями по этому вопросу к британским
властям: они не контролируют положение, сложившееся в последнее время, и
пресса может делать все, что угодно.

Год 1939-й. Берендт - Шлиттеру

Я продолжаю рассказ.
Англия, которую я увидел, была непохожа на ту, что я знаю по поездкам.
Она была другой. И я брел в одиночестве по ее полям и белым каменистым
осыпям. С кем? С чем? Я не знал этого, но ощущение близкой встречи было
таким навязчивым, что я вздрагивал и просыпался, испуганно озираясь по
сторонам. И только вид улицы цивилизованного города из окна моей квартиры
успокаивал.
Мне объяснили, что это и есть проникновение в это условное пространство
образов. Когда-нибудь оно соединится со всем, что происходит в Англии
сегодня. Это очень важно. Я почувствовал это и буду вам писать, как только
появятся новые результаты.
Прошло несколько дней. Мне снова удался сеанс благодаря внимательному
руководству моего знакомого.
Представьте только: приветливая поляна с цветами, с ручьем, с какими-то
птичками, перелетающими от одного одинокого дерева к другому, и вдруг, через
несколько минут - кровь, ржание коней, глухие удары мечей.
Я видел лагерь саксов. Узнал я его по красным щитам воинов. Из дальней
рощи вырвалась конная группа, несколько всадников впереди на белых конях.
Над головами - штандарт, копья наизготовку, они намного опередили остальных
и буквально опрокинули лагерь саксов вверх дном. Когда же саксы поднялись по
тревоге, поднялись навстречу непрошеным гостям копья и красные щиты, волна
за волной набегали новые группы всадников, и за ними медленно наступали
лучники. Стрелы пели над головами. Бились на траве смертельно раненные кони.
Ручей окрасился кровью. Живописная поляна представляла ужасное зрелище. Но
побоище только начиналось. Красные щиты выстроились в ряд, за ними уносили с
поля боя раненых. Я узнал короля бриттов. Конные рыцари в латах обходили
ряды саксов слева и справа. То тут, то там завязывались стычки. Между тем
лучники и пешие кнехты неотступно приближались, и саксы дрогнули, не в силах
удержаться на опушке леса. Они рассыпались и стали уходить в рощу, но и там
среди редких деревьев я видел мелькание щитов, блеск мечей. Только миновав
второй ручей с прозрачной водой, они наконец смогли укрыться в настоящем
дремучем лесу. Я не в силах был вынести зрелища поляны, окропленной кровью.
Там кружили вихри, трепавшие попоны павших коней. Жара слепила раненым
глаза, многие корчились в смертельных муках, иные пытались встать, но
жестокие враги ударами меча лишали их жизни.
Вскрикнув, я очнулся от собственного крика.

Шлиттер - Берендту

Эпопея кельтов не так уж безобидна, как может показаться просвещенному
немцу на первый взгляд. Королевство логров, основанное королем Артуром,
погибло после его смерти под ударами победоносных саксов и отважных англов.
Но вот что утверждается по этому поводу в сказаниях бриттов: `Саксы
завоевали всю Британию, и на весь западный мир опустились Темные Века`.
Цитирую дословно, так как здесь важно каждое слово. Не правда ли, мрачная
роль приписывается саксам? Надо понимать, безымянные авторы той эпохи
подразумевали под `Темными Веками` средневековье, освобождение от которого
принесло Возрождение. Но разве саксы повинны в том, что настали эти `Темные
Века`? Да, Римская империя была завоевана германцами и отчасти славянами. Но
Вы, мой друг, хорошо знаете, что это был дряхлый организм, в который лишь
германцы могли вдохнуть вторую жизнь. Кстати, фюрер учит нас, что
организующее начало в процессе становления Рима и Афин вносили именно
арийские племена. Но мы с Вами теперь знаем, что в одном из величайших
эпосов Европы - в сказаниях об Артуре и его рыцарях - все перевернуто с ног
на голову. Там не найти и следа роли германского народа в становлении
Европы. Наоборот, авторы утверждают, что именно германцы повинны в
наступлении эпохи темного и невежественного средневековья. Над Европой якобы
тяготели многие и многие века эти заветы германцев-варваров, не дававшие ей
ни света, ни свободы развития. Это не так! Берусь это утверждать особенно
потому, что знаю, как дорого нам просвещение, какой святыней является для
нас порядок. Новые кампании, которые вдохновляет гений фюрера, явят миру не
только нашу победу, но и ту неоценимую роль в просвещении Европы, которая
уготована нашему народу благодаря воле его и стремлению к подлинному
гуманизму, к полной справедливости во всем, к окончательному решению так
называемого национального вопроса.
В `Истории бриттов` монаха Ненния мне довелось прочесть:
`Артур сражался в одном ряду с королями бриттов, но сам он был
военачальником. Его двенадцатое сражение было у горы Бадон. В тот день Артур
лично убил 960 саксов`.
Как Вы догадываетесь, это неизбежное преувеличение. Однако история как
будто бы на стороне Артура. Движение германцев было остановлено, по крайней
мере на какое-то время. Держава кельтов укрепилась. Неизбежно окрепли и ее
связи с Европой.
До сих пор в Англии сохранились развалины замка Тинтагиль. Под ними -
крутой обрыв, скалы, у подножия которых плещутся волны. За обрывом - остров
с крутыми берегами, где расположен второй замок, столь же неприступный.
Замок, правда, перестраивался и расширялся, но все данные говорят о том, что
и в эпоху Артура здесь уже было возведено каменное сооружение. В графстве
Соммерсет посетителям показывают руины Гластонберийского аббатства. Крутой
холм археологи отождествляют с островом Авалон, где скончался смертельно
раненный Артур. Раньше этот холм был окружен водой, весенние ручьи затопляли
низину, и здесь, у Авалона, разливалось озеро.
В присутствии короля Эдуарда I в 1278 году могилу короля Артура
вскрыли. Об этом оставлена запись:
`Король Эдуард со своей супругой, леди Элеонор, прибыл в Гластонбери...
На закате король приказал открыть могилу знаменитого короля Артура. В ней
были два гроба, украшенные портретами и гербами, и обнаружены порознь кости
короля, крупного размера, и кости королевы Гвиневеры`. В годы кромвелевских
реформ могила эта была уничтожена и кости развеяны по окрестности. Недалеко
от этого холма находится деревня Камел и другой холм. Местные жители до сих
пор рассказывают, что именно здесь находился Камелот с Круглым столом. Этот
второй холм они называют `Дворец короля Артура`. По их словам, в ночь на
праздник святого Джона можно услышать топот копыт и услышать приглушенные
голоса короля Артура и его рыцарей, спускающихся с холма к ручью.

Год 493-й. Король бриттов

На рождество в Лондоне созвали рыцарей - всем им даже не хватило места
в церкви, и некоторым пришлось остаться за ее дверями.
В середине службы один из рыцарей, оставшихся во дворе, вдруг увидел
большую каменную плиту, железную наковальню, на ней меч, глубоко уходящий
под наковальню острием. Ропот во дворе не остался незамеченным.
- Не касайтесь меча до конца службы, - приказал архиепископ. - Будем же
молить господа, чтобы помог он найти лекарство, которое исцелит раны этой
многострадальной земли.
Но, не слушая архиепископа, рыцари уже толпились у неведомо откуда
появившегося меча.
Архиепископ поспешил окончить службу. На камне рыцари явственно увидели
золотые письмена, которые гласили: `Кто вытащит сей меч из-под наковальни,
тот и есть по рождению истинный король всей Британии`.
Десяток рук легли на рукоять меча, но даже соединенные усилия не
помогали. Меч словно врос в землю.
- Нет среди нас этого рыцаря, - сказал архиепископ. - Пусть же во все
края направятся гонцы рассказать о происшедшем. И в день Нового года да
будет устроен славный турнир, где мы заодно и повеселимся. Сейчас же пусть
останутся у неведомого камня десять рыцарей, которые возведут над ним шатер
и останутся в этом шатре беречь камень и меч.
И вот в день Нового года съехалось со всей Британии множество
вооруженных людей. Но никто не мог овладеть мечом. И тогда поодаль
запестрели шатры, и стали устраивать витязи утешительные турниры, испытывая
свою силу и резвость своих коней.
Среди прибывших были добрый рыцарь Эктор и сын его Кей, посвященный в
рыцари как раз незадолго до этого.
С ними прибыл Артур, младший брат Кея, юноша, едва ли достигший
шестнадцати лет. В дороге сэр Кей вдруг обнаружил, что оставил дома свой меч
с широким лезвием, и попросил своего младшего брата вернуться и привезти
его.
- Я охотно выполню просьбу, - сказал Артур, который всегда с
удовольствием помогал другим.
Супруга сэра Эктора закрыла дверь на замок и неожиданно поехала с
соседкой вслед за супругом посмотреть на турнир и на славных кавалеров.
Это очень расстроило Артура, который обнаружил, что дверь дома заперта,
а ключа у него нет `У моего брата должен быть меч, - подумал он, возвращаясь
назад. - Иначе стыдно будет`.
Но где найти меч?.. И юный Артур вспомнил о мече, который он видел
случайно под наковальней на церковном дворе. Кажется, этот ничейный меч
неплох, думал Артур, пришпоривая коня, потом его можно вернуть на место.
И Артур прискакал во двор церкви, спешился, подбежал к шатру,
укрывавшему камень, и обнаружил, что никого в шатре нет, рыцари-стражи тоже
ушли на турнир, и, стало быть, некого и спрашивать. Артур выдернул меч, не
утруждая себя чтением надписи, вскочил на коня и через четверть часа вручил
меч старшему брату.
Артур ничего не знал о тайне этого меча, но молодой и горячий сэр Кей
уже пытался вытащить его из-под наковальни и теперь сразу же узнал его.
Пожав руку младшему брату и порывисто обняв его, тотчас поскакал Кей к отцу,
чтобы заявить:
- Сэр! Смотрите, вот меч из-под камня! Так что, как видите, я и есть
истинный король Британии!
Но сэр Эктор не был так наивен, чтобы поверить молодому сэру Кею.
Немедленно поскакал он с ним к церкви и там у шатра заставил снова вонзить
меч в землю и вытащить его. Кею не удалось ни то, ни другое. Прискакал
Артур, увидевший их на полпути к церкви.
- Мой брат Артур принес этот меч, - сказал Кей со вздохом.
- А вы откуда взяли его? - спросил Эктор Артура.
- Сэр, я расскажу вам, - учтиво сказал Артур, опасаясь, что он сделал
что-то не так. - Брат послал меня за своим мечом, но я не смог найти его.
Тогда я вспомнил, что какой-то меч торчит понапрасну из-под наковальни близ
церкви. Я подумал, брату моему он по крайней мере принесет пользу.
- Да, но где были рыцари, охранявшие его? - воскликнул сэр Эктор.
- Они спешили на турнир, я видел двух из них вместе с вашей
достопочтенной супругой и нашей матушкой.
- Как вы смеете! - воскликнул сэр Эктор. - Вы слишком много себе
позволяете, не будучи еще даже простым рыцарем. Ну и нравы! Клянусь
последним из Евангелий! Вот что: немедленно верните меч на место, под
наковальню. Но берегитесь, если не сможете этого сделать!
- О, это не трудно, - сказал Артур, озадаченный пассажем отца. Он
воткнул меч в землю.
Сэр Кей схватился за рукоятку и что есть силы дернул. Напрасны были его
усилия. Эктор тоже пытался - с тем же результатом.
- Ну-ка, попробуйте! - сказал Эктор Артуру. И Артур, которого
происходящее немало удивляло и забавляло, положил руку на рукоять и
немедленно вытащил меч.
- А теперь, - сказал сэр Эктор, становясь на колени перед Артуром и
почтительно склоняя голову, - я понимаю, что вы и являетесь королем этой
многострадальной земли.
- Отчего вы стали на колени перед мной, отец? - вскричал перепуганный
юноша.
- Такова воля провидения: тот, кто сможет вытащить этот меч из-под
камня, тот и есть истинный король Британии, - сказал сэр Эктор. - Более
того, хотя я люблю вас, я не отец вам. Ибо Мерлин привел вас ко мне после
смерти своей дочери и повелел мне любить вас и воспитывать как собственного
сына.
- Добрый сэр, вы были мне отцом с тех пор, как я помню себя, будьте же
отцом моим и впредь. Кей, брат мой, будьте сенешалем над всеми моими землями
и верным рыцарем моего двора. Обязуюсь служить моему народу, искоренять
несправедливость, изгонять зло, беречь мир для моей страны...
Такую речь, первую свою речь произнес молодой король, и вместе с отцом
и братом они поехали разыскивать свою матушку и супругу.

Год 1939-й. Берендт - Шлиттеру

Я верю великим учителям: все, что существует, есть лишь проявление духа
или подобие его. Провидение выражается в движении звезд, которое мы так
тщательно изучаем. Светила же есть проявление воли главных божеств, точнее,
форма выражения их законов. Мне запомнилась классическая в своей ясности
формула: `Когда Юпитер находится в восхождении, то есть расположен низко над
горизонтом, он как Меркурий и выражает волю духа, связанную с Меркурием;
если же Юпитер стоит на свойственной ему высоте - он Юпитер, а если он в
зените своего движения - то он главная звезда и выражает волю верховных
богов и духов`.
Мы знаем, что всякая звезда получает свою силу в зависимости от
положения на небе. Боги являют свою волю расположением звезд на ночном небе.
В этом я нахожу поддержку перед лицом тех несомненных испытаний, которые
будут уготованы нам врагами.
Теперь мне все чаще видится одинокий человек, странник, бредущий по
британским холмам. Я слежу за его передвижением, ибо чувствую, что он опасен
для нас, очень опасен. Я до сих пор не могу понять, что он ищет, но если он
найдет то, что ищет, случится непоправимая беда.
Важное явление, переворачивающее обычный ход событий, может явиться нам
как имитация простого. Аэроплан похож на птицу, дирижабль - на плывущую по
воле волн медузу. Я допускаю, что в форме освещенного традицией меча короля
Артура к нам может прийти предупреждение о новой реальности. Жаль, что мы
лишены возможности выделить истину, так сказать, в чистом виде. Меч Артура -
олицетворение надежды Британии. Мы все делаем для того, чтобы сокрушить
могущество коварного и сильного врага. Мы, образно говоря, должны уничтожить
этот меч. Пусть от него останется осколок - и тогда он опасен. Даже ножны
служат нашему врагу. Свидетельство об этом записано в легендах. Волшебник
Мерлин, покровитель Артура и созданного им королевства логров, предупредил
об этом опекаемого им короля кельтов.

Год 494-й. Меч Экскалибур

Постыдные деяния творили в Британии воры и высокопоставленные
грабители. Меж тем и саксы, и англы, и другие брали свою немалую долю.
В столице своей Камелоте неизвестный юноша, который называл себя
королем всей Британии, обдумывал планы борьбы с многоликим разбоем, а
соседние короли готовили мечи и копья, дабы расправиться с ним.
Старый Мерлин внезапно навестил Артура, и вместе поехали они в город
Карлион в Южном Уэльсе, укрылись, беседуя в крепкой башне, где были и вода и
припасы, на случай осады. Другие же короли, большей частью самозванцы,
окружили башню, но не могли ворваться в нее и покончить с Артуром и верной
ему дружиной.
На пятнадцатый день Мерлин вышел из ворот башни и спросил разгневанных
королей и рыцарей, зачем они пожаловали сюда.
- Почему этот юноша стал нашим королем? - кричали они, не умолкая.
- Молчите и слушайте! - ответил Мерлин.
Воцарилась тишина.
- Расскажу вам о чуде, - начал мудрый Мерлин. - Артур действительно
король, истинный король этой земли, Уэльса, Ирландии, Шотландии и Оркнея, а
также Арморики, которая лежит за морем. Этот юноша единственный сын короля
Утера Пендрагона и леди Игрэн, вдовы рыцаря Горлуа. Я укрыл их ребенка в
Авалоне, земле волшебной и таинственной, населенной эльфами и феями. Тремя
дарами одарили они юношу: быть ему лучшим из рыцарей; быть ему величайшим
королем; жить ему долго - так долго, что трудно и вообразить. И в этой
туманно-волшебной земле эльфы куют меч Экскалибур - сияющее лезвие этого
волшебного меча будет обнажаться только за правое дело и будет долго
сверкать над нашей землей. И назовется земля наша Логрией, страной
благословенной, ее Артур явит вам.
После слов Мерлина стояла тишина, и все слушавшие его чувствовали, что
эти мгновения чудесны.
Внезапно рыцари преклонили колени перед Артуром, вышедшим на ступени
башни, и обещали ему свою верность.
- Мы начинаем собирать силы, - сказал Артур. - И после этого, не
мешкая, выступим, чтобы сразиться с нашими врагами и вытеснить их из родных
пределов. Затем мы отстроим крепости и заведем стражу у самого моря, чтобы
никогда не смогли незваные гости вторгнуться к нам. И если кто-нибудь, будь
он самым низким по положению из моих подданных, окажется в беде, пусть
приходит ко мне, и найдет защиту и справедливость.
Вскоре, словно испытывая молодого короля, во двор въехал оруженосец,
ведя в поводу второго коня, и на нем поперек седла лежало тело.
- Отмщения, доблестный король! - закричал оруженосец. - Вот лежит
рыцарь Милес на своем боевом коне, он мертв этот храбрый рыцарь. В лесу, в
низине, сильный жестокий Пелинор поставил шатер у дороги, близ колодца, и
расхаживает там, поигрывая мечом, убивая странников и рыцарей.
Оруженосец Грифлет, не старше самого Артура, упал на колени перед своим
королем и просил произвести его в рыцари, чтобы мог он немедля сразиться с
Пелинором.
- Вы слишком молоды, - сказал Артур со вздохом.
- О, сделайте меня рыцарем! - воскликнул снова Грифлет.
- Мой король, - незаметно подсказал Мерлин, - можно потерять Грифлета,
ведь Пелинор из всех носящих оружие самый сильный, Грифлету, конечно,
несдобровать, если они сразятся мечами.
Король Артур кивнул в знак согласия и сказал:
- Грифлет, станьте на колени, я посвящаю вас в рыцари.
И после обряда Артур продолжил:
- А теперь, сэр Грифлет, не откажите мне в рыцарском подарке.
- Мой король!.. - только и сказал Грифлет.
- Клянитесь, - приказал Артур, - клянитесь честью рыцаря, что сражаться
с Пелинором вы будете копьем, на коне или пешим, и никаким другим оружием.
- Обещаю! - воскликнул Грифлет. И он вскочил на коня, взял копье и
скрылся в облаке пыли.
Во время схватки копье Грифлета раскололось на куски, а копье Пелинора
прошло сквозь щит Грифлета, вонзилось в бок его и тоже сломалось. Грифлет
упал на землю.
- Что ж, это храбрый юноша, - сказал Пелинор, - и если он выживет, то
будет настоящим рыцарем.
Пелинор положил Грифлета через седло, и конь галопом примчался обратно
в Карлион.
Разгневанный Артур немедленно надел доспехи, опустил забрало и помчался
в лес, захваченный Пелинором.
Трое грабителей напали на отставшего Мерлина и, размахивая дубинками,
требовали денег. Артур повернул коня и прогнал разбойников.
- Ах, Мерлин, - сказал Артур, развязывая узлы на веревках, которыми был
связан его друг, - при всей вашей мудрости вы были бы убиты через
минуту-другую.
- Возможно, - загадочно улыбнулся Мерлин, - но если бы я очень захотел,
то мог бы спастись. Сегодня нам обоим уготовано испытание...
Артур не внял этим словам Мерлина.
Артур и Пелинор сшиблись так, что копья их разлетелись в щепки. Артур
обнажил меч, но Пелинор остановил его:
- Подождите! Держите новое копье. Сразимся копьями еще раз!
И опять копья сломались, но в третий раз сломалось лишь копье Артура.
Конь и всадник упали.
Артур поднялся, вытащив меч из ножен. Пелинор спешился и пошел
навстречу. Вскоре трава вокруг шатра покраснела от крови, а меч Артура
разломился надвое.
- В моей власти убить или пощадить вас! - закричал Пелинор. - Сдайтесь
мне и в знак этого станьте на колени.
- Сдаться? Никогда!
Артур бросился вперед, проскользнув под мечом противника, обхватил его
и швырнул наземь. Они боролись, катаясь по окровавленной траве, но Пелинор
был сильнее, сорвал шлем с Артура и поднял меч.
Тут внезапно появился Мерлин и сжал руку Пелинора.
- Рыцарь, - сказал он, - не наносите этого удара. Ибо надежда логров
умрет, и вы ввергнете Британию в опустошение!
- Кто этот юноша? - спросил Пелинор.
- Это король Артур, - сказал Мерлин и возложил руку на голову Пелинора.
И мгновенно гнев и опасения покинули этого сильного человека, и он вдруг,
как ребенок, погрузился в глубокий непробудный сон.
Мерлин помог израненному королю оседлать коня.
- Что вы сделали? - спросил Артур. - Вы убили достойного рыцаря своей
магией!
- Оставьте! - возразил Мерлин. - Он спит, как младенец. Именно он,
Пелинор, сослужит вам хорошую службу. Сыновья его, Тор и Ламорак, будут
среди ваших рыцарей, за вашим Круглым столом.
Мерлин проводил юного Артура в убежище, где искусный целитель ран
поставил короля на ноги через три дня и три ночи.
И снова увидел он Мерлина по истечении этого срока. И пожаловался, что
нет у него теперь меча.
- Пусть это не беспокоит вас, - ответил Мерлин. - В том старом мече не
было настоящей силы; не печальтесь более. Неподалеку от этой хижины ждет вас
меч, который вас достоин. Все волшебники Авалона, этой страны чудес, ковали
его для вас, и вскоре пора нам отправиться в Авалон. Меч этот называется
Экскалибур, никто не устоит против его удара. Близится назначенный час,
когда Экскалибур будет вашим и вы будете обнажать его только за правое дело.

Год 1939-й. Берендт - Шлиттеру

Я будто воочию вижу этого человека: вот он бредет по пустошам, по
старым дорогам, заросшим вереском, по берегам озер. Но странное дело: ни
одна птица не боится его, даже бабочки не взлетают, когда нога его в
запыленном ботинке ступает совсем рядом. И сколько я ни всматривался, я не
мог рассмотреть на пыльной дороге следов, оставляемых этими грубыми кожаными
ботинками. На нем серый свитер, за плечами рюкзак, в руке прут, и тонкая
тень от этой гибкой лозы бежит как роковая черта по заржавевшим уже рельсам
заброшенных узкоколеек, старым полуразрушенным плотинам, по обочинам всех
графств Средней и Южной Англии. Я видел его в Уэльсе. Об этом я догадался,
когда в дымке показались меловые скалы. Среди убогих домов потомков кельтов
он прошел как привидение, и ни один человек как будто не заметил его. Ни
одна собака не подала голос. Это было бы странно, мой друг, но не забывайте,
что это видение, тайный знак, быть может посланный нам как предупреждение. Я
отчасти узнал уже современную нам Британию.
Он спустился с холма, оставив за спиной домишки с тесными каморками,
где еще и сейчас живут валлийцы примерно так, как они жили двести лет назад.
Среди серых каменных откосов он что-то искал. Каждая тень привлекала его
внимание, каждая расселина в камне, каждая тропа. Так он обследовал
местность шаг за шагом, а я следил за ним с затаенным дыханием. И это было
явью. Когда я просыпался, то еще видел его силуэт. Потом он таял, и место,
где он только что стоял, озираясь, рядом со мной наполнялось светом дня.
Что он искал? В первые дни я не мог ответить на этот нелегкий вопрос.
Потом я отчетливо услышал однажды имя короля Артура. Как будто он произнес
его в задумчивости. Может быть, произнес не он, а посторонний голос. Но я
видел, что при звуках этого голоса, произнесшего имя Артура, он словно
окрылился, плечи его расправились, глаза стали ясными, как если бы солнечный
свет попал в зрачок. Он стоял, слушая голос, даже тогда, когда мне ничего

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован