06 октября 2004
198

Начальник экологической безопасности Вооруженных сил РФ генерал-майор Борис АЛЕКСЕЕВ: ЗОНА ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ТЕРРОРИЗМА

Начальник экологической безопасности Вооруженных сил РФ генерал-майор Борис АЛЕКСЕЕВ уверен - катастрофу в Чечне еще можно предотвратить
Насколько сложна сегодня экологическая обстановка в Чечне?

- До 1992 года в республике ежегодно перерабатывали около 9 млн. тонн нефти, из которых 3 добывалось на ее территории, а 6 перекачивалось по магистральному нефтепроводу из Азербайджана. Только на территории Грозного было три крупных нефтеперерабатывающих завода. Это не могло не сказаться на экологии Чечни. Значительная часть загрязнений прибавилась после бесконтрольной добычи и переработки нефти кустарным способом. Из трубопроводов похищали до 80 процентов перегоняемой нефти, перерабатывали ее на частных мини-заводах, число которых достигло 15 тысяч. Мы, военные, первыми обнаружили, каковы истинные масштабы экологического бедствия.

Для этого проводился специальный мониторинг?

- Военные экологи - составная часть Вооруженных сил, у них есть боевая задача. Никого не удивляет, что инженер, химик, сапер находятся с войсками. Почему же удивляет присутствие военного эколога? На войне нет лишних людей. Главная наша задача - защитить личный состав от экологически значимых угроз, которые сопровождают любые военные действия. Если химики измеряют радиацию в рентгенах, то экологи работают с фоновыми, сверхмалыми концентрациями веществ. Война в Персидском заливе показала, что часть личного состава была поражена продуктами горения нефти. В Чечне масштабы, конечно, меньшие, но ситуацию отслеживать все равно надо.

В Чечне с 60-х годов существует спецкомбинат `Радон` для транспортировки и захоронения радиоактивных отходов. На него могли сбросить бомбу или попасть шальным снарядом. Что было бы тогда?

- Да ничего. Активность всего, что там накоплено, крайне низкая - 1200 кюри. В могильнике есть дефектоскопы, кобальтовые, стронциевые, цезиевые источники излучения с невысокой активностью. Чтобы заразить территорию, надо все это поднять в воздух, перевести в дисперсное состояние и равномерно распределить по большой территории. Представляете, какая мощность взрыва должна быть для этого! Даже если в могильник попала бы бомба мощностью в полторы тонны, загрязнилась бы территория в радиусе всего 300 метров. На Западе пытались создать радиологическое оружие, когда без ядерного взрыва загрязняются большие территории. Но поняли, что экономически это невыгодно, - крайне низка эффективность.

И тем не менее учитывалось ли наличие могильника при разработке планов контртеррористической операции?

- Его координаты, главным образом по политическим мотивам, были внесены в директиву начальника Генштаба на ведение боевых действий - по этому району запрещено было наносить ракетные и бомбовые удары.

А другие подобные объекты в вашей экологической директиве были?

- Да, холодильники, мясокомбинаты, где имеются хлор и аммиак для хладоустановок и подготовки питьевой воды. Эти объекты экологически опасны. Их координаты были сообщены командующему объединенной группировкой, а сейчас взяты под охрану федеральными войсками.

Но вернемся к нефти. В Чечне я видел лужи мазута, нефтяные реки, факелы горящих скважин...

- Это средневековье, беспредел правовой и экологический. Чеченцы для получения наживы присасывались, как клопы, к нефтепроводу, идущему из Азербайджана. В районе одного только населенного пункта Побединское было до 400 нефтеперегонных установок и мини-заводов, у села Левобережное - более 300. До сотни заводиков на 5 километров. Теперь на месте этих врезок - стоки нефти шириной полтора-два метра, длиной до полукилометра, нефтяные озера размером 100х500 метров.

Что представляют собой самопальные мини-заводы, о которых так много говорят?

- Обычный самогонный аппарат: бочка с нефтью, под ней резервуар с горящей нефтью, легкие фракции - бензин, керосин, солярка - испаряются, конденсируются в трубе и сливаются в емкость. Потом перегоняют еще для разгона фракций между собой. Ненужные остатки - до 70 процентов (при нормальных технологиях 10 процентов) - сливали. Никто не думал о своей родной земле. Это экологический терроризм.

Военных обвиняют в том, что, расстреливая кустарные заводы, они тоже загрязняют природу.

- Войска прервали процесс отравления природы: никто в эти бочки наливать нефть больше не будет. Иначе поступить было нельзя. Прогорит содержимое заводика, и он перестает существовать. Вот когда горят скважины, которые поджигают, чтобы никому не достались, это бандитская психология. Конечно, есть и скважины, которые непроизвольно подожгли федеральные войска. Что поделаешь, война. В Чечне, кстати, работает специальная противофакеловая служба.

Экологическая ситуация в республике ухудшила обстановку на Каспийском море?

- В Тереке, в районе Павлодольского гидроузла (это 10 км юго-западнее Моздока), рыба, идущая на нерест из Каспийского моря, резко пахнет нефтью, у некоторых особей осыпается чешуя.

Что собой представляет и чем грозит нефтяная `линза` под Грозным?

- Ее высота 12 метров, объем примерно 2 млн. тонн, скорость подъема нефтепродуктов 1 метр в год. Все это может привести к заболачиванию большой площади. Если загрязнения пойдут в Терек, остановить процесс будет практически невозможно. С питьевой водой человек получит сильнейшие канцерогены. Ни пахать, ни сеять там сейчас нельзя - кругом лужи мазута.

Положение, как видим, критическое. В то же время из некоторых источников известно, что на освобожденных территориях добыча нефти увеличена в два раза по сравнению с довоенным периодом, а полномочный представитель правительства РФ в Чечне Николай Кошман приказал увеличить ее в четыре раза.

- Здесь речь идет о государственной добыче нефти на неразрушенных скважинах, о переработке ее по промышленным технологиям, которые прошли экологическую экспертизу. Там никому не придет в голову остаток слить на почву.

К печальным экологическим деталям добавляется уничтожение лесов.

- В Гудермесе, к примеру, вырубили реликтовые деревья. Конечно, не было электричества, газа, у всех буржуйки - людей можно понять. Но ведь рубили и на продажу, на вывоз - дуб, ясень, клен, в Заводском районе Грозного в парке вырублены голубые ели диаметром ствола 35-40 см.

Каковы экологические перспективы Чечни?

- В январе исполняющий обязанности президента РФ Владимир Путин дал Минобороны, Госкомэкологии, Росгидромету, МЧС, Минтопэнерго и еще ряду министерств и ведомств поручение провести мониторинг экологически опасных объектов и разработать предложения правительству по локализации и ликвидации опасных последствий, держит ситуацию под собственным контролем. Минобороны значится первым, поскольку, кроме нас, сейчас там никто работать не может - гражданские специалисты тут же окажутся под угрозой стать жертвами террористов.

Не пробовали обращаться к международным экологическим организациям?

- Нет, ни консультаций с ними, ни совместных планов, ни поисков средств для ликвидации загрязнений не было. Пишут о том, что лично я, мол, даю советы: Грозный восстанавливать не нужно, он обречен и скоро утонет в `линзе`. Ее многие неправильно считают чем-то вроде нефтяного озера. Поясняю: это пропитанная нефтепродуктами в высокой концентрации земля. Находится она над поверхностью грунтовых вод - нефть проходит даже через глину, остановить ее может только вода. А судьбу города решат политики.

И все же применителен ли к Чечне термин `экологическая катастрофа`?

- Вернее говорить об очень серьезной проблеме, которая требует, возможно, более быстрого решения. На четверти территории республики глубина проникновения нефтепродуктов в почву более 2 метров, а напорные воды до глубины 250 метров имеют превышение ПДК по нефтепродуктам в 15 раз. Концентрация нефтепродуктов в почвах на более чем 15 процентах территории превышает естественную в 10 и более раз, до 40 процентов почвы сельскохозяйственных угодий загрязнено бесконтрольно применяемыми в последние годы пестицидами на уровне 20-24 ПДК.

В районе Грозного, сел Сары-Чу и Карголинское концентрация загрязнителей в воде превышает ПДК в 100-1000 раз. Наиболее загрязнены нефтепродуктами и тяжелыми металлами (медь, цинк, свинец) реки Терек, Сунжа, Аргун и Белка - до 1000 ПДК. На сегодня 30% территории Чечни - зона экологического бедствия, 40% - зона с особо неблагоприятной экологической обстановкой. Угроза экологической катастрофы остается. И не только для Чечни, но и для ее соседей.

Беседовал Николай ПОРОСКОВ


Век 17.03.2000http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован