22 декабря 2001
133

НАЕМНИК



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Александр Лыхвар.
Западня

Данный текст распространяется на некоммерческой основе
только в электронном виде.
Авторские права принадлежат Лыхвару Александру Ивановичу т.(0432)46-04-72.
Авторские права на територии СНГ представляет
Гудзовский Константин Александрович Е-mаil соnst@riа.nеst.vinniса.uа.
(с) 1998.

ЗАПАДНЯ.
Роман.


Содержание:

Пролог.

Часть первая.
НУЛЕВОЙ СТАТУС.

Глава 1. Сражение.
Глава 2. Землепашец.
Глава 3. Бирка на столбике.
Глава 4. Наемник по принуждению.
Глава 5. Бунт.
Глава 6. Третья база Люиса.
Глава 7. Торги.
Глава 8. Сделка.
Глава 9. Захват.
Глава 10. Орток
Глава 11. Варгуст.
Глава 12. Ариноск обыкновенный.
Глава 13. Побег.
Глава 14. Долг чести.

Часть вторая.
ЛЮДИ БЕЗ ФЛАГА.

Глава 1. Стычка в лесу.
Глава 2. Безвредный.
Глава 3. Вольный город.
Глава 4. Старатели.
Глава 5. Переносной кусочек ада.
Глава 6. Шлюз над водой.
Глава 7. Тварь на борту.
Глава 8. Погоня.
Глава 9. Дикарь.
Глава 10. Комплекс в лесу.
Глава 11. Архипелаг торговцев.
Глава 12. Рывок.

Эпилог.



ПРОЛОГ.

Сверхгалактика 18/10
Группа галактик 21/561
Спиральная галактика 511/87
Шаровое звездное скопление 148
Сектор 015
Планетарная система Иртин(4)


В головном офисе галактической корпорации `Скант Ко Пирин`, как всегда
царила деловая обстановка. В огромном, тридцатиэтажном корпусе все
занимались своим делом, надо сказать, размеренно и обстоятельно, совсем не
так, как это бывает в маленьких и несолидных компаниях, где повседневная
работа больше напоминает постоянную суету, а аврал стихийное бедствие.
Центральный офис корпорации целиком занимал все это грандиозное, по
своей претензии на изыск здание, раскинувшее три свои огромные лапы на
площади гектаров в восемнадцать. Три секции, построенные под 120 градусов к
линии симметрии, на уровне десятого этажа гармонично сливались в единое
целое, образуя далее цилиндрическую башню, в которой собственно и
размещалось все более-менее действенное руководство.
Корпорации, подобные `Скант Ко Пирин` не размешали свои головные
административные строения где попало. Планетарная система Иртин(4) числилась
по всем известным каталогам как мир класса `А`, со всеми причитающимися
такому положению атрибутами - голубым небом; атмосферой, отличающейся от
стандарта не более чем на 1 процент; стандартным тяготением; наличием
большого количества и широко распространенной растительности. Единственным
отличием планет класса `А` от рая было то, что обитателям такого
первосортного мира, как это и не прискорбно, все равно приходилось со
временем умирать, покидая такую красоту и невероятно удобные условия
обитания. Это было единственное проявление действительности, которое роднило
людей живущих в подобных местах, с жителями миров, более похожих на
воплотившейся в реальности ад.
Жить на такой планете, если ты только не родился на ней и не имеешь
достаточного дохода для оплаты подобной роскоши, было очень дорого. Если по
каким-либо причинам доход утрачивался, несчастному приходилось переселяться
в более неприспособленное для жизни и менее дорогое место, доживать свою
жалкую, дешевую жизнь, или заняться выполнением такой работы в этом мире,
какую выполняют специально завербованные для таких целей из менее
приспособленных мест и довольствоваться, в лучшем случае, ролью прислуги,
для более богатых и удачливых представителей рода человеческого.
Задачи решаемые корпорацией, буквально угнетали своей обширностью и
многообразием. Она занималась практически всем, что только можно было себе
представить. Предприятия, разбросанные,по всей галактике 511/87 и по ее
ближайшим соседкам, выпускали космические корабли любых типов и классов,
осуществляли разведку и добычу полезных ископаемых, производили продукты
питания натуральной и синтетических групп, все представимые и непостижимые
для понимания типы робототехники, металл и вычислительную технику, довольно
высокого уровня для этой части Вселенной, а так же тысячи разных мелочей, о
существовании которых вспоминают только тогда, когда вещь такого рода
потребуется.
Поговаривали, что ощутимую, если не большую, часть своего дохода,
корпорация получает от поставленного на широкую ногу теневого бизнеса,
охватившего своим влиянием всю местную группу галактик, обороты которого
достигали действительно астрономических цифр. Доходы от незаконной
деятельности достигали звезд в ночных небесах, а ни одно налоговое ведомство
даже не подозревало, вернее не хотело подозревать, об этом. Так что у
бухгалтеров на всех уровнях этой цепочки, в графе `налоги` всегда значился
твердый ноль.
Хотя об этом и говорилось очень тихо, но обычно говоривший смельчак
непонятным образом куда-то девался, и его больше никто и никогда не видел...
Залитое оранжевым светом Иртина утро было далеко не будничным днем в
`Скант Ко Пирин`. Раз в год держатели самых больших пакетов акций слетались
со всей Вселенной, для разработки дальнейших стратегических планов и
тактических ходов в развитии своей кормилицы. Сегодня было именно такое
утро. На космодроме, расположенном поблизости от утопающего в зелени
городка, над которым исполинским колоссом нависла башня центрального офиса,
еще вчера днем, как по команде заходили на посадку неописуемые по своей
красоте и дороговизне космические корабли. В основном это были челноки
класса `яхта`, хотя хватало и совсем незнакомых в этой части Вселенной
судов, поражавших воображение механиков взлетки и нагоняя на местных
инженеров, тягостные мысли об их полной технической безграмотности. Сегодня
эти суда сверкая отделкой, под неусыпным вниманием охраны, стояли
выстроенные в стройные шеренги - немыслимо дорогущие символы статуса своих
хозяев.
На тридцатом, председательском этаже, председатель правления
корпорации, сам Эднар Хаттор, отпрыск одной из самых влиятельных и богатых
семей на Иртине, тридцатипятилетний красавчик, любимец судьбы и всех без
исключения местных красавиц, встречал в конференцзале дорогих и уважаемых
гостей. Только по тому, как он выпрыгивал со своего места, мчался навстречу
окруженному личной охраной гостю, как вился вокруг, осыпая его радостными
приветствиями и пожеланиями, пока тот не занимал место в одном из
расставленных вокруг большого, овального стола кресле, можно было судить об
их калибре.
Когда все двенадцать человек правления сидели за отделанном тончайшей
инкрустацией, полированным столом, а из зала удалилась свита и охрана,
оставив председателя правления наедине со своими акционерами началось
заседание.
Надо сказать, что `Скант Ко Прин` финансировалась исключительно на
частные средства, так что Эднару Хаттору, как председателю правления
корпорации и его команде аналитиков, приходилось демонстрировать чудеса
изворотливости, чтобы обеспечить ей такой уровень доходности, на который
надеялись сидящие сейчас у стола толстосумы.
- Господа, - начал с притворной дрожью в голосе свой доклад Эднар
Хаттор, - позвольте поприветствовать вас от лица правления и выразить вам
огромную благодарность, за то, что вы нашли время посетить наше ежегодное
собрание.
Держатели пакета сидели с непроницаемыми лицами, демонстрируя
наплевательское отношение к формальной части заседания. Кто уткнулся в свою
папку с предоставленными Хаттором накануне отчетами, а кто и откровенно
зевал, демонстрируя свое превосходство этому `знатному пижону`, давая
понять, что большая куча денег, всегда выше самого высокого титула.
- За период прошедшего года, - продолжал Хаттор свой доклад, -
финансовое положение корпорации улучшилось, хотя мы не дотянули до принятых
на прошлогоднем заседании показателей доходности.
Маленький зал взорвался возмущенными возгласами. Уважаемые акционеры,
не стесняясь в выражениях, наперебой высказывали все, что они думают об этой
корпорации, о ее руководстве и о председателе правления лично. Хаттор не
обращая внимания на обидные выражения, еле их успокоил и продолжил доклад:
- Дело в том, что на рынке наших товаров появились непредвиденные
конкуренты, вот и пришлось несколько снизить цены. Отсюда и недобор средств.
Когда мы заседали год назад, мы предвидели прорывы конкурентов на наш рынок,
но никто даже не мог подумать, что экспансия будет осуществляться в таких
объемах. Для сохранения ликвидности товаров пришлось пойти на убытки. Вот
отсюда и некоторый недобор средств, по сравнению с планируемым показателем.
Во время этих слов, с противоположной стороны стола вскочил полный
мужчина с красным лицом и покрытой крупными капельками пота, обширной
лысиной.
- Что ты нам голову морочишь своими показателями. - Вскричал он, даже
не стараясь сдержать распиравший его гнев. - Да если ты хочешь знать, есть
море мест, где за мои деньги, мне дадут вдвое и даже втрое больше, чем даешь
ты и без всякой болтовни. Развел тут... - Мужчина запнулся, подыскивая в
темных закоулках своей памяти нужное слово, да так и не обнаружив ничего
подходящего, плюхнулся обратно в свое кресло.
Все присутствующие одобрительно загудели, как бы подтверждая все только
что сказанное.
- Не волнуйтесь, господа, - не обращая ни какого внимания на
презрительное к себе отношение, принялся опять успокаивать своих акционеров
Хаттор. - Падение уровня прибыли нам удалось свести к минимуму. Оно
составило всего около трех процентов от намеченного показателя.
- Но это же огромные деньги, - вставил свое мнение сидящий справа от
председателя старый, седеющий господин, его сухой, длинный палец со скрипом
двигался по бумаге высшего качества вдоль колонки с цифрами.
Недовольный шум опять заполнил зал. Хаттор, демонстрируя выдержку
опытного игрока на большие ставки, абсолютно не реагируя на колкости и
оскорбительные замечания, доносившиеся со всех сторон, с достоинством,
подобающим отпрыску знатного рода опустился в свое, тринадцатое по счету
кресло и открыл лежащую перед ним папку с документами. Он проделал это с
такой уверенностью в себе, что все мигом затихли в ожидании, что же будет
дальше.
- Аналитический отдел нашей корпорации, - начал он зло и холодно, тоном
не терпящим возражений от кого бы то ни было, - проанализировав сложившуюся
ситуацию, предложил несколько путей выхода из сложившегося положения. На
ваше рассмотрение я представляю одно из наиболее выгодных, как с точки
зрения быстрой отдачи вложенных средств, так и перспективного развития на
протяжении длительного периода времени. Но господа, - Хаттор до
заговорческого понизил голос, хотя его тон остался как прежде холоден, - все
что вы услышите на этом заседании и за что будете или не будете голосовать -
строго конфиденциальная информация и разглашению не подлежит, так как это
может негативно повлиять не только на репутацию руководства компании, но и
корпорации в целом.
Присутствующие одобрительно загудели. Им нравилось, когда председатель
начинал говорить таким решительным тоном. Это, как показывал опыт,
свидетельствовало только об одном - увеличении доходности их акций.
- Ведущими специалистами корпорации, в условиях строжайшей секретности,
подготовлен целый пакет проектов, - продолжал красавчик Хаттор, - который
предлагается вашему вниманию. Рассмотрим проекты по объему капиталовложений.
Самым серьезным, с этой точки зрения, является проект под кодовым названием
`Отстойник`. Его стоимость на следующий год составит около сорока миллиардов
кредитов.
- Ну у вас и аппетит! - Воскликнул сидящий справа от председателя. Хотя
он был одним из самых богатых людей, присутствующих на заседании, но
отличался маниакальной скупостью. Может благодаря именно этому качеству ему
удалось преумножить фамильные богатства до умопомрачительной величины. Все
остальные зашикали на него. После такого отношения к своему мнению, он
захлопнул свою папку и демонстрируя крайнюю неуравновешенность крутнув
кресло, повернулся спиной к столу. Если бы на месте оказались его
телохранители, то он наверняка отдал бы приказ стрелять. После того, как его
успокоили и пообещали впредь прислушиваться к его мнению он развернулся
лицом к столу и заседание продолжилось.
- Смею вас заверить, господа, проект очень перспективный. Можно даже
сказать, что это беспроиграшный вариант. Позвольте перейти к сути.
Предлагается расширить теневую часть оборота корпорации. Дело в том, что
налогообложение в мирах и странах, где располагаются наши предприятия
съедают ощутимую часть наших доходов. В противовес этому, специалистами
аналитического отдела, были найдены исключительно жизнеспособные схемы
работы.
Свободные средства компании предлагается направить на приобретение трех
планет класса В и официально организовать в этих мирах тюрьмы для целых
секторов галактики. Межсистемные советы нам только спасибо скажут - очень
редко можно встретить сообщность людей, которую бы не волновала проблема
преступности. Если мы поможем им в разрешении этой проблемы, то вполне
сможем расчитывать и даже потребовать некоторого послабления в их налоговой
политике по отношению к нам. Но это только прикрытие, хотя и оно принесет
определенные деньги. Основным мотивом, побуждающим нас к такому, внешне
альтруистическому предприятию, есть тот, что мы не будем прекращать контроль
над этими мирами, наоборот, будем старательно контролировать все, что там
будет происходить.
Такие миры, `Отстойники`, как принято называть в определенных кругах,
как правило контролируются очень плохо, если вообще контролируются и все
процессы там протекают хаотически. Мы подсчитали, если организовать и
контролировать производство наркотического сырья и переработку его в
наркотики, то это уже принесет несказанные барыши. К тому же есть очень
много других сфер незаконной деятельности, которой вполне могли бы
заниматься ссыльные в подобных местах. Надо учесть, что ссыльным не нужно
платить, а вместо профсоюза там длинная плеть. Это еще одна сокращенная
статья доходов. Там не будет отпусков, оплачиваемых нами, не будет пособий
по нетрудоспособности, не будет выплат семье в случае смерти работника и
всех остальных выплат тоже. Расходы обещают быть минимальными.
- А как же объединенный таможенный департамент на это посмотрит? -
Заволновался один из акционеров в дальнем конце стола.
Хаттор посмотрел на него как на ребенка и поспешил его успокоить: - За
это можете не даже не думать. Жить всем охота. По нашему плану и
таможенники, и службы правоохранительных структур, и эмиграционные службы
станут основными нашими поставщиками трудовых ресурсов и насколько я себе
представляю, будут делать все от них зависящее, чтобы защитить наш бизнес.
Все удовлетворенно заерзали в своих креслах в предвкушении
предполагавшихся барышей. Напряжение спало. Совету акционеров их
председатель опять стал нравиться. Именно такого человека, смелого и
инициативного все хотели видеть у руля огромной корпорации.
- Хаттон, вы уже подыскали подходящие планеты для этого проекта, и если
да, то где они расположены? - Спросил худющий, высокий как жердь, господин.
Даже сидя он был выше любого из присутствующих, ничего не изменилось,
если бы те встали, а его худоба была настолько очевидной, что можно было
подумать, что он не дай бог не доедает. Подобный типаж скорее всего можно
было без труда обнаружить на вечерней улице, среди баков с отбросами, но
никак в совете соучередителей финансовой империи.
- Да, с этим вопросом мы уже определились. Отстойник С8(12) расположен
в нашей галактике, две остальных планеты К3(09) и К3(80), это по каталогу
`сурков`, находятся в галактике 511/70, соседствующей с нашей. Это наша
ближайшая соседка. До нее всего два миллиарда световых лет. Надо сказать две
остальные лежат в пространстве в стороне от основных транспортных маршрутов,
в настоящей глуши. Это нам на руку - тем меньше будет желающих совать нос в
наши дела.
Хаттор, спинным мозгом почувствовал, что его хозяева глубоко заглотнули
предложенную им наживку. Настало время подсекать, но как опытный игрок он не
спешил это делать, давая этим господам как следует прочувствовать себя
главными в деле. В конце-концов именно им нужно было за все это заплатить.
Он встал и прошелся вокруг стола не говоря ни слова. `Что бы
почувствовать грандиозность начинания, - думал про себя глава правления, -
нужно некоторое время`. Акционеры сидели и обдумывали пропозицию своего
директора. Если бы не гулко раздававшиеся по залу шаги главы правления, то
можно было даже услышать скрип давно не смазываемых мозгов.
- С владельцами прав на эти миры, - походив немного слад выдавать свои
последние аргументы Хаттор, - нами были проведены переговоры и они дали
предварительное согласие продать свои права корпорации. С руководством
силовых структур я так же имел приватные встречи, они только поддерживают
такое начинание и обещают свое содействие. Отдел по кадровым вопросам,
изучил любезно предоставленные `сурками` базы данных на их подопечных, и
отобрал среди этих отбросов подходящие кандидатуры на роли лидеров,
сформированных вскоре в этих мирах сообществ. Главари торговцев наркотиками,
с которыми я имел встречу на прошлой неделе, то же ничего не имеют против
этого предприятия - нужно же им где то брать товар.
- А что вы будете делать с бывшими поставщиками, которые потеряют сбыт
в нашей системе? - Спросил все тот же худущий господин.
- Это вас не должно волновать. С ними мы разберемся, если сами не
управимся, то помогут доблестные стражи закона. Как я уже сказал, с ними я
уже договорился.
Хаттор обвел всех испытующим взглядом. - И вообще такие мелочи вас не
должны волновать. Я председатель правления, у меня есть море народу, - он
показал пальцем в пол, имея ввиду двадцать девять этажей наемной рабочей
силы, - они то и будут решать все возникающие по дороге мелкие вопросы.
Осмелюсь вам напомнить, что наша корпорация обладает достаточными силами,
чтобы справиться и не с такими проблемами. Нам нужно определиться в главном.
Поддерживаете вы или нет мое предложение. Я думаю самое время перейти к
голосованию.
Голосование по этому вопросу совместили с обсуждением. Хозяева бурно
высказывали свое мнение, не слушая при этом мнения даже своих соседей. Эднар
Хаттор проводил не первое такое заседание и прекрасно знал буйный нрав своих
хозяев. К его необузданным проявлениям он уже привык и теперь сидя в своем
кресле, с выражением терпимости на лице, более свойственной старости, чем
его молодым годам, взирал на происходящее.
Постепенно все успокоились и проголосовали. `За` было отдано тринадцать
голосов, при одном воздержавшемся - один из членов правления не прибыл на
заседание, а ответственный за его голос господин, распорядился им самым
осторожным образом.
Хаттор посветлел. `Наконец то я поправлю финансовое положение своей
семьи и больше не буду зависеть от этих придурков,` - подумал он себя и
перешел к следующим вопросам.
Еще многое нужно было решить. Сталелитейный комбинат на Бертоне (12)
лихорадили не прекращающиеся бунты, производство упало до критического
уровня. Закладывать или нет шахты на недавно открытом месторождении,
располагавшемся на безжизненном астероиде, не имевшим даже названия, а
только идентификационный номер. Восемнадцать крупнотоннажных рудовозов были
арестованы на Фарсе, новое правительство этой республики было не согласно
больше работать на старых условиях и требовало их пересмотра, так что
требовалось срочное вмешательство влиятельных в этом секторе сил.
Заседание проходило как всегда бурно. Прервались только на обед, после
которого продолжили.

Прошло 2 450 лет стандарта U-3.


Часть первая. НУЛЕВОЙ СТАТУС.

Я вечен, как сама Вселенная,
хотя живу всего один, мучительный
миг; я велик, как звезды и ничтожен,
как пыль на сандалиях путника;
мой дух могуч, как удар стихии,
хотя и подвержен легчайшему
постороннему влиянию, как пушинка
на едва уловимом ветру; я - человек
и тому, кто хоть в чем-то разбирается,
больше ничего говорить не надо.
Я - Человек, и этим уже сказано все.
(безымянный бродячий философ).



Глава 1. Сражение.

Сверхгалактика 18/10.
Группа галактик 21/561.
Неправильная галактика 511/75.
Сектор В-02.

В Чистилище был аврал. Работники и служащие этого учреждения,
уважаемого и солидного, сновали туда-сюда позабыв об привычной важности и
надменности, с которой они обычно выполняли свои обязанности, пытаясь хоть
как-то их исполнить, но из-за большого напряжения, вызванного огромным
наплывом клиентов и ограниченности во времени, случались досадные ошибки. Ну
да где их не бывает?
Заклятые грешники отправлялись на прогулку по бесконечным просторам,
благоухающими самыми удивительными ароматами райских садов, а праведники,
отправлялись в самое сердце пекла, где сходившие с ума от нестерпимого жара
и копоти черти, круглыми от ужаса глазами, смотрели то на вновь прибывающих,
то на свои котлы с кипящей смолой, в которых больше не было мест. Эти орудия
праведного возмездия сейчас больше походили на рыбные консервы, забитые до
отказа чуть ли не прессованными морскими обитателями. Мест не было не только
для вновь прибывающих грешников, его не было даже для самой смолы, которая
выливалась прямо на угли при попытке чертей впихнуть в котел еще одного
несчастного. Белый, едкий дым от разлитой, перегретой смолы собирался
тут-же, над головами персонала, задевая за рожки самых высоких и походил на
легкие, перистые облака, только в отличие от небосклона планет класса `А`,
сквозь разрывы этих `облаков` не просматривалось голубое, ласковое небо, а
зияла провалами кромешная тьма.
А незапланированные и неупорядоченные по значению и статусу клиенты все
прибывали и прибывали в Чистилище. Они появлялись внезапно в главном холле
целыми группами, целыми подразделениями, во главе со своими командирами,
самые мелкие из этих команд составляли человек по двадцать, а самые большие
доходили до нескольких тысяч человек; и еще не понимая, что все уже
закончилось, что узы плоти больше не сковывают вырвавшиеся в самостоятельное
бытие души, они по инерции продолжали воевать и здесь, благо противник, как
для одной, так и для другой из сторон появлялся регулярно и в достаточном
количестве. Из-за этого, главный холл, обычно строгий и практически
пустынный, переполнял сейчас шум и гам, пытающихся пригробить таки друг
дружку, еще не подозревающих о своем бессмертии, сущностей.
Эти приступы ярости эхом отзывались в чистых и непорочных душах
служащих, трогая казалось давным-давно вырванные постом и молитвой, если не
сказать темные, то наверняка серенькие струны их белоснежных душ, побуждая
беспристрастных `судебных исполнителей`, бросить все свои дела и сжав до
бела кулаки броситься в самую гущу схватки, победить, и шумно отпраздновать
победу на разгульном пиршестве, с добрым вином, высокопарными речами и
неутомимыми красавицами, один взгляд которых поражает разрушительнее, чем
разрывная пуля крупного калибра. После того, как в их душах вихрем
проносились такие порывы, служители с удвоенным рвением и скоростью
разбирали образовавшийся в их хозяйстве завал, напрочь пренебрегая законным,
месячным, минимальным сроком,- гарантированным высочайшим повелением
Всевышнего каждому пребывающему, отправляя в рай и в пекло чуть ли не по
очереди, в слабой надежде исправить в более спокойное время все допущенные
ошибки.
Филиал Чистилища, галактики 511/75 по проекту не был расчитан на такой
большой наплыв клиентов.

Два флота враждующих миров сошлись в смертельной схватке. Сразу, как
обычно это и бывает, в подобных ситуациях, непонятно откуда появилась фея
Безумие, и сделав на своей противной рожице гримасу шизофреника с
двадцатилетним стажем, раскинула свой знаменитый серебристый плащ, в котором
дьявольскими огнями таинственно зажглись звезды, одновременно пугая и маня.
После того, как это было сделано, и знаменитый плащ покрыл все пространство
боя, сражение, не очень то вязавшееся до этого, пошло как по маслу. Пилоты
кораблей делали немыслемые пируэты, наводя ужас не только на противника,
командиров и собственные экипажи, но и на самих себя, внезапно появившимися
гениальными способностями в навигации; стрелки с хладнокровностью опытного
хирурга превращали в яркие, красивые, разноцветные вспышки все, что
попадалось им в прицелы своими мощными орудийными системами; телеметристы и
связисты, точно по инструкции, как это и требовалось, следили за экранами
своих радаров и приказами командиров, но их никто не слушал. Сейчас всем
было не до них.

Легкий челнок межгалактического, особо-малого класса, вынырнул из
подпространственного перехода в реальное пространство в самой гуще схватки.
Разноцветные вспышки аннигилирующих космических кораблей расцветали
диковинными цветами в опасной близости от беззащитного корабля, абсолютно не
приспособленного не только для ведения боевых действий, но и вообще для
нахождения в области их ведения.
Исчерченное трассами энергетических зарядов и красиво расставленных
линий заградительного ракетного огня пространство, походило на какой-то
пространный чертеж, линии на котором постепенно исчезали и заменялись
новыми, как бы следуя за ходом мысли опытного чертежника, назвать которого
можно было с полной уверенностью. Это была Смерть. Таких высот, каких
достигла эта госпожа в своем искусстве, следовало еще поискать. По крайней
мере Жизни до ее мастерства было еще далеко, хотя и она старалась не
отставать.
Челнок била дрожь от частых и близких выделений энергии. Несколько раз
его бросило с огромной силой - два штурмовика были развеяны в прах прямо
возле его бортов. Можно было только посочувствовать экипажу, которому так не
повезло. Кто же мог знать, что при выходе в реальное пространство его
ожидает такой горячий прием?.. Бортовые системы навигации с большей или
меньшей долей вероятности уже могли гарантировать, что при выходе в реальное
пространство корабль не окажется на месте, занятом каким либо телом
естественного происхождения, но прогнозировать наличие военных действий в
таких областях пространства, навигационные системы попросту не могли, и хотя
такое случалось довольно редко, но все таки случалось.
После каждого энергетического импульса компьютерной системе корабля
приходилось наново вводить в свои мозги эталонные программные продукты,
заменяя ими подпорченные, на это тоже уходило драгоценное время, которого в
сложившейся ситуации у экипажа просто не было.
Весь комизм положения заключался в том, что этот пришлый челнок не
принадлежал ни к одной из противоборствующих сторон, а следовательно не
реагировал на запросы систем опознавания и дружно воспринимался обеими
сторонами как враг, который достоин только уничтожения и чем быстрее - тем
лучше.
Пилот показывал чудеса изворотливости, демонстрируя разгоряченным в бою
экипажам такие серии фигур пилотажа, что у стрелков, тщетно пытающихся
захватить непонятный корабль в перекрестье своих прицелов это вызывало
приступы бешенства.
Пришелец постепенно выбирался из самой гущи схватки стараясь держаться
как можно дальше от штурмовиков обеих сторон, и обходя суда побольше на
почтительном расстоянии и с такой скоростью, какую только позволяла силовая
установка корабля.
За ним не отставая ни на метр шла пара легких штурмовиков, повторяя все
маневры бьющегося за жизнь неудачника. И что самое интересное, эти два
корабля принадлежали к разным конфликтующим сторонам, но это им нисколько не
мешало сообща преследовать врага. Когда беглецу особенно хорошо удавался
маневр и он немного отрывался от преследователей, те тоже времени зря не
теряли, продолжая нагонять жертву, они расходились и открывали ураганный
огонь друг по другу, а после того, догоняли беглеца, весь их гнев
переключался на него, и они опять сходились борт к борту.
Пилот челнока старался во всю, но расстояние между ними постепенно
сокращалось и этому были объективные причины - у загонщиков была более
мощная и новая техника, изначально рассчитанная на уничтожение, и притом
быстрое и эффективное. В данный момент он делал все возможное для того,
чтобы выйти из этой области пространства, но для его старенького корабля
требовалось время для подготовки генераторов поля, к тому же выйти из
реального пространства эта модель кораблей могла только по достижении
определенной скорости, которую корабль набирал очень медленно.
Выйдя из самой гущи схватки, челнок лег на прямолинейный курс и сделал
отчаянную попытку последнего броска. Скорость конечно росла, но что самое
обидное, она росла не пропорционально - у преследователей штурмовики
разгонялись гораздо резвее. Расстояние между ними сокращалось
катастрофически быстро и уже подойдя на достаточное для результативного
выстрела расстояние, те синхронно открыли огонь по загнанной жертве.
Импульсы выстрелов прочертили батистовую черноту пространства скрестившись
на маленькой, блестящей точке челнока. В следующее мгновение отливающая
металлом точка ярко вспыхнула синим, оставив в пространстве позади себя
тухнущий, светящуюся красным сгусток раскаленных газов, затем непрошенного
гостя объяло фиолетовое сияние и до боли яркая вспышка прекратила погоню.
Корабля как не бывало, только угасающие всполохи фиолетовых тонов
рассеивающейся энергии, указывали на то место, где в последнее мгновение
реально находился находился материальный объект.
Преследователи как по команде разошлись, по дуге обходя почти потухшую
вспышку. Им не верилось, что все так быстро закончилось. Затем экипаж одного
из штурмовиков невзначай обнаружил, что в пылу погони сильно углубился во
вражеские порядки и сделав крутой разворот бросился сломя голову наутек. Его
недавний напарник по охоте ринулся следом стреляя из всего, из чего только
можно было выстрелить.
Процесс жизни продолжался.




Глава 2. Землепашец.

Сверхгалактика 18/10
Группа галактик 21/561
Неправильная галактика 511/75
Сектор В 04
Планетарная система Кристин 7(5)

Мужчина, определить возраст которого не представлялось возможным, сидел
на краю своего малюсенького клочка земли и куском дикого камня, старательно
оттачивал рабочую поверхность бронзовой мотыги. Свалявшаяся, длинная борода
закрывала пол-лица, а прячущиеся под густыми, черными бровями глаза,
выражали полное безразличие ко всему окружающему. Клочок обработанной земли
со всех сторон обступали густые заросли кустарника, из которого то там, то
здесь, вздымались к густо-синему небу величественные деревья, с трудом
удерживая на своих широких ветвях невероятно тяжелое небо. На краю
обработанного участка земли, находилась покосившаяся хижина, которая до
такой степени обросла кустарником, что представляла одно с ним целое. Могло
даже показаться, что это вовсе не результат человеческого труда, а одна из
шуток природы, которыми она время от времени удивляет всех, кто способен это
увидеть и осмыслить.
Редкие, безжизненные всходы какой-то культуры - это было все, что
произрастало на земле этого земледельца. Судя по состоянию его корявых
ладоней, даже эти невзрачные ростки, просто так здесь расти не хотели. По
сравнению с окружающим их буйством дикого леса, жизни в этих побегах было не
больше чем в куске камня.
Тишину дня резанул резкий вой, постепенно снизившийся до рокота. Редкие
посвисты лесных птичек бесследно исчезли, уступив поле деятельности более
могучему и громкому конкуренту.
Человек даже глазом не повел, продолжая полировать корявым камнем не
менее корявую поверхность мотыги.
Под брюхом челнока шли сплошные заросли. Пилот внимательно всматривался
то под нос машины, то на экран радара, но никакого просвета в этом зеленом
море не наблюдалось. Не смотря на видимое спокойствие пилота, и даже
какую-то уверенность, с которой он вел свой челнок, дела у его машины были
не такими уж и хорошими. В корме зияла провалом внушительных размеров
пробоина, из всей планетарно-маршевой двигательной установки осталась только
третья часть, и что самое удивительное, сохранившейся мощности было
достаточно для удержания в воздухе такого большого куска железа и притом на
планете с достаточно высокой гравитацией.
Аппарат разрабатывался и изготавливался с расчетом на такие ситуации,
но бесконечно долго ничто продолжаться не может. Уже не осталось в живых не
только тех, кто непосредственно вдохнул жизнь в этот набор деталей, а отошли
уже в мир иной их дети, внуки и правнуки. Около ста лет челнок служил людям
меняя хозяев и галактики, детали и виды топлива, постоянно подвергаясь то
нападению, то реконструкции.
Челнок погибал. Реактор вышел из теплового режима и все еще продолжал
нагреваться. Видимо досталось не только двигательно установке, но и ему.
Транспорант, предупреждающий об этом уже давно светился на мониторе, перед
глазами пилота алым цветом, сигнализируя об опасном режиме эксплуатации, но
пилот не хотел делать посадку прямо посреди зарослей и все искал подходящее
место.
Среди сплошного ковра растительности, на мгновенье, черным пятном
моргнул свободный участок. Не сильно надеясь, что ему удалось найти
свободное место, пилот сбрасывая скорость развернулся по пологой дуге и
вскоре его аппарат завис над поляной. Долго не раздумывая, раздувая
рулежными двигателями грунт, он посадил машину. Посадка оказалась жесткой -
шасси глубоко вошли в рыхлую почву.
Бородач отбросил свою мотыгу и вскочил. Стоя как вкопанный, широко
раскрытыми глазами, он смотрел на это безобразие. От его каторжной работы,
за каких-то несколько секунд не осталось и следа. Все всходы, вместе с
верхнем слоем почвы теперь находились не на привычных для земледельца
местах, а в перемешку лежали валом высотой в пояс по периметру огорода.
Плотные как стена заросли не пропустили дальше этот венигрет из почвы и
растений. Посреди ровной как стол поляны, стоял знавший и лучшие времена
межгалактический челнок особо малого класса. Радужные разводы по корпусу
цветов побежалости, количество заплат и сварных швов говорили сами за себя,
но то, что машина добралась сюда своим ходом, неплохо характеризовало ее
строителей, мир их праху.
Лязгнули блокировочные замки и с шипением отошел в сторону люк по
правому борту. В проеме шлюзовой камеры появился высокий мужчина средних лет
и ударом тяжелого ботинка попытался исправить технические огрехи. После
третьего удара, трапик, то же много раз варенный-переваренный покинул свое
место, с лязгом выскочил и уперся в грунт. Человек энергично сбежал и
направился смотреть повреждения на корме. То что он увидел превзошло его
самые пессимистические ожидания. Маршевая установка была буквально
разворочена мощным взрывом. Нечего было и думать о продолжении полета на
челноке, находящемся в таком состоянии. Вернее думать можно было о чем
угодно, но от этого ничего бы не изменилось.
Больше из корабля никто не показывался. Очевидно, вышедший, был
единственным человеком на борту и находился сразу во всех должностях от
капитана до уборщика. На вид ему можно было дать лет сорок, хотя жизнь в
космосе несколько быстрее старит человека. Гладковыбритое, овальное лицо
венчала аккуратная прическа, изготовленная из черных как ночь волос. Не
новый, но аккуратный и чистый коричневый костюм, хорошо сидел на еще не
плохо сохранившейся фигуре.
Осмотрев пробоину и найдя это отвратительным, пилот озабочено огляделся
по сторонам и заметил все еще стоящего на краю своего бывшего поля,
заросшего аборигена. Увидев его состояние, он повнимательней осмотрел
выдутый при посадке грунт в перемешку с салатовыми ростками. Сделав скорбное
выражение на лице и подходя поближе к земледельцу, стал искать что-то в
своих многочисленных карманах.
Из хижины выскочила еще довольно молодая, одетая в лохмотья, давно не
мытая женщина и что-то выкрикивая на непонятном языке бросилась к своему
мужу, не переставая кричать и размахивать руками.
Мужчина, что-то ей крикнув, прогнал ее обратно в хижину. Хотя и с
неохотой она все же выполнила его требование.
Подойдя поближе пришелец обнаружил таки то, что искал в одном из
карманов и протянул жителю этого бескрайнего леса коричневый кусочек
пластика с блестящей поверхностью и закругленными краями.
- На вот, возьми, не обижайся. За это можно купить три таких урожая, по
крайней мере я так думаю.
На кредитном билете значилось: `100 кредитов. Объединенная банковская
система скоплений - 21/504, 21/505,.. 21/814. Обязателен к приему в любой из
этих систем`.
Земледелец осторожно взял протянутые ему деньги и внимательно их
осмотрел, как человек, который видит что-то впервые.
- Ну будем считать, что мы с тобой в расчете. - Продолжал пришелец. -
Мне понадобиться твоя помощь. Ты случано не знаешь где на твоей планете есть
еще такие корабли как мой?
Чувствуя вопросительную интонацию земледелец несмело что-то сказал, но
спрашивающий так ничего и не понял. Тогда он прибегнул к древнейшему языку
жестов, сопровождая ими свой вопрос. На этом языке пришлось втолковывать
свою мысль довольно долго. Он то показывал на свой корабль, то изображал
пролетающий в воздухе челнок, сопровождая это представление звуками, которые
отдаленно напоминали звуки, производимые пролетающим кораблем. Собеседник
стоял с широко распахнутыми глазами и не понимал что случилось с пришельцем.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован