Эксклюзив
Подберезкин Алексей Иванович
08 декабря 2021
457

Наиболее вероятные сценарии развития МО

Main 08122021 2

Даже самая усиленная подготовка в мирное время носит более теоретический, чем практический характер[1]

Б. Гарт

Существует, как уже говорилось выше, принципиальная разница между будущими возможными и наиболее вероятными сценариями развития МО. Возможных сценариев может быть сколько угодно в зависимости от фантазий тех, кто пытается их описать. Но совсем другое дело, когда перед вами стоит практическая задача, которая, как правило, сопровождается необходимостью выделения ресурсов (иногда очень крупных), вычленить из всего спектра таких сценариев наиболее вероятный. В этих условиях вы обязаны заниматься, как минимум, обоснованием своих прогнозов, прежде всего с точки зрения их вероятности. Другими словами, если перед вами не стоит конкретной задачи определения наиболее вероятного сценария для решения неких практических задач (строительств, разработки ВВСТ и т. п.), то вы можете предложить неограниченное количество подобных сценариев развития МО - от падения метеоритов и всеобщей засухи (войны, природных катаклизмов и т. п.) до всеобщей ядерной войны.

В нашем случае был предложен прогноз достаточно конкретного будущего сценария развития МО «Нарастающего военно-силового противоборства», который обязывает принимать неотложные и достаточно масштабные меры по нейтрализации вероятных угроз. Я исходил из справедливого положения о том, что «определенность, даже в отношении реальной угрозы, успокаивает», а субъект «мобилизует внутренние и внешние ресурсы на борьбу с рисками»[2].

Последующие рассуждения сводились к анализу и прогнозу развития только этого сценария - его структуры, факторов, субъектов и тенденций. Таким образом, «за скобками» остались значительное число «возможных» и какое-то число «наиболее вероятных» сценариев и вариантов их развития, хотя некоторые из них, как минимум, могут рассматриваться в качестве потенциальных сценариев.

В мире существуют десятки и даже сотни различных прогнозов развития человечества, часть которых посвящена перспективам развития МО. Однако этот факт ни на шаг не продвигает нас к решению конкретной политической задачи – прогнозу именно конкретного сценария развития ВПО (желательно в одном из максимально прикладных его вариантов), который позволит нам в той или иной степени обоснованно планировать на долгосрочную перспективу внешнюю и военную политику России. Эти прогнозы, как правило, вообще никак не обосновываются, но, главное, не переносятся в полной мере в качестве прикладных сценариев развития ВПО в практическую плоскость[3]. Поэтому такие прогнозы могут иметь ознакомительный характер, без политических и материально-технических последствий. Вместе с тем, учитывая одно из названных выше трех методологических условий анализа ВПО (учета открытого характера МО, рассмотрения МО как системы, а также её хаотичности развития и нарастающей энтропии), полезно хотя бы попытаться представить себе теоретически возможное разнообразие сценариев развития МО. Например, если возникнет потребность в неожиданных решениях, которые образуются в связи с внутриполитической нестабильностью в крупных субъектах МО, например, в США при Д. Трампе.

Поэтому серьёзная работа над прогнозом развития ВПО в мире неизбежно начинается с попытки стратегического прогноза развития МО по одному из наиболее вероятных (из возможных) сценариев, но не исключая некого перечня других возможных вариантов развития МО, чья вероятность существует уже сегодня. Иными словами, требуется изначально описать несколько возможных сценариев развития МО, из которых вычленить наиболее вероятный сценарий и его варианты развития. И только после того, уже из этого, наиболее вероятного сценария развития МО, выделяется собственно сценарий развития ВПО в одном из наиболее вероятных вариантов. Другими словами, решающий критерий отбора таких будущих сценариев развития МО лежит в области экспертной оценки «вероятность / возможность».

Кроме того, необходимо всегда держать в уме особенности применения военной силы в качестве инструмента политики при реализации каждого из этих сценариев и его вариантов. Так, при развитии в будущем некоторых сценариев и их вариантов использование военной силы изначально планируется, при других – допускается, а, в-третьих, – исключается. Естественно, что с точки зрения прогноза развития ВПО нас прежде всего интересуют е сценарии и варианты, которые допускают вероятность применения военной силы. Так, например, в одной из работ РЭНД, посвященных оценке и прогнозу последствий военного конфликта США и Китая, такая вероятность военного конфликта оценивается как 4 балла из 5 при том понимании, что с экономической точки зрения эта вероятность будет не выше 2/3 баллов для Китая и США соответственно также из 5 баллов, исходя из сильной взаимозависимости экономик и торговли этих государств.

Более того, в каждом из сценариев могут быть (и обязательно будут) свои конкретные варианты развития. Например, в нашем случае – сценария «Нарастающего военно-силового противоборства» – отчётливо просматриваются, как минимум, 3 варианта глобального противоборства (с КНР, Россией и исламской ЛЧЦ) и несколько вариантов форм использования военной силы – в региональных и локальных конфликтах, глобальном противоборстве, военно-политической силовой форме. Итого, как минимум, 9-12 вариантов одного и того же сценария. Соответственно во всех вариантах одного этого сценария мы должны планировать разные по составу, ВВСТ и способам применения силовые и военные средства. Так, военные действия Китая против США и Японии (а также, возможно, других стран) в Южно-Китайском море будут требовать усиления ВМС и военной авиации, а также развития ракет меньшей и средней дальности (на что и делается акцент в КНР).

Таким образом, учитывая специфику нашей работы и её главную цель – анализ и прогноз развития конкретного варианта наиболее вероятного сценария ВПО, исходя из соответствующего сценария развития МО, – мы должны акцентировать внимание на роли и значении военной силы в каждом из возможных и вероятных сценариев развития МО и конкретных вариантов развития ВПО. Именно от этого во многом будет зависеть собственно развитие уже не только сценариев и вариантов развития ВПО, но и конкретных войн и конфликтов.

С точки зрения военно-политического управления, можно предложить аналогию в развитии сценария МО – от уровня отношений между ЛЧЦ до конкретного военного локального конфликта с развитием управления в коалициях, государствах и вооруженных силах: от уровня управления военной организации государства (военной коалиции) до уровня управления группой и отделением военнослужащих. Строгая иерархия сохраняется почти всегда:

Конкретный вариант того или иного сценария развития ВПО, напомню в очередной раз, – только часть (очень важная, но часть) конкретного варианта сценария развития МО, реализуемая через развитие СО, конфликты, войны, провокации, специальные операции и пр. Она не может проводиться вне некой внешней политики и стратегических установок, как если бы вдруг спецоперация диверсионной группы или группы снайперов в какой-то стране была организована и проведена без руководства и без санкции высших политических органов. В настоящее время системы политического и военного управления позволяют контролировать развитие военной ситуации на конкретном, даже частном, небольшом участке военных действий.

В нашем случае наиболее вероятный сценарий развития МО – сценарий «Нарастающего военно-силового противоборства», в своих наиболее конкретных и вероятных вариантах предполагает (с точки зрения военной силы) максимально широкое применение силы вообще и военной силы, в частности, по всему спектру и в самых разных регионах планеты, т. е. по целому набору различных вариантов развития ВПО. Забегая вперед (об этом подробнее будет говориться в Главе № 4 работы), мы исходим из того, что в результате развития анализа и прогноза этого сценария МО мы обоснованно выйдем – сначала с помощью логики и дедукции, а затем и подкрепим конкретными примерами – на решение конечной задачи обоснования наиболее вероятного сценария развития ВПО и его вариантов до 2025 года.

В качестве только рабочей гипотезы пока что мы предлагаем вариант готового ответа: будущий наиболее вероятный сценарий развития ВПО до 2025 года будет сценарием «Эскалации военно-силового противоборства» со стороны западной военно-политической коалиции в отношении всех ЛЧЦ и центров силы, чья приоритетность будет определяться конкретным состоянием МО. Поэтому заранее предлагается модель, которая позже будет обосновывается только для того, чтобы, анализируя современное состояние и вероятность развития того или иного сценария МО, иметь в качестве гипотезы уже готовый сценарий будущей ВПО.

Как видно из этого рисунка, сценарий развития ВПО, в свою очередь, делится на две части или этапа реализации – первый этап: реально существующего сценария усиления военно-политического противоборства в 2010–2014 годы, который в своих 3 вариантах развивался до 2019 года и (с учетом эскалации) в 2020–2021 гг.

И второй этап, названный как «переходный период» в 2021–2025 гг., когда все три варианта этого сценария переходят в стадию прямой военно-силовой конфронтации. Подобное «забегание вперед» в анализе развития сценария МО вполне, на мой взгляд, допустимо в силу ряда причин.

Во-первых, потому, что ВПО – важнейшая часть МО. Прогнозируя весь сценарий развития МО, нельзя игнорировать вероятность влияния развития его важнейшей части на общую часть.

Во-вторых, процесс мышления, в том числе анализ и прогноз, предполагает изначально своего рода «забегание вперед» общего хода мысли. Хотим мы того или нет, но будущее уже представляется нам в некоем образе, в основе которого лежит собственная интуиция и опыт. Так и в нашем случае: рассуждая строго логически и дедуктивно, мы соизмеряем даже сами того не замечая, наши рассуждения и выводы с возможным конечным результатом. Парадокс заключается в том, что в политике нередко именно интуитивные и не объяснимые с точки зрения логики мысли и поступки могут оказаться самыми точными. Видимо потому, что они максимально соответствуют принципу «хаотизации» больших систем. Важно только, чтобы под этот результат не подгонялся ответ.

В-третьих, с военно-политической точки зрения и целей настоящей работы, нам важен конкретный, даже вполне частный, результат, которым в нашем случае является обоснование наиболее вероятного и конкретного сценария развития ВПО и его вариантов, а не промежуточный результат в виде абстрактного сценария МО (который, однако, безусловно необходим на этапе анализа и прогноза будущего сценария ВПО).

Поэтому нам важно изначально зафиксировать общую тенденцию в развитии МО, тенденцию, в рамках которой будет формироваться группа сценариев противоборства, а не иные многочисленные тенденции, среди которых, однако, не оказывается места для доминирующего направления в развитии МО. К сожалению, мы нередко встречаемся с ситуацией, когда полная абстракция от возможных последствий тех или иных умозаключений делает такие абстракции изначально не жизнеспособными. И тому есть немало примеров в российской политологии, когда изначально «игнорируются» неудобные возможные варианты развития тех или иных последствий. Так, например, среди подобных сценариев, предложенных в разгар очевидно нарастающего противостояния в мире в 2017 году сотрудниками ИМЭМО РАН, вообще не оказалось места для сценариев эскалации военно-силового соперничества.

У многих в России поэтому складывается ощущение, что подобные прогнозы пишутся искусственно для того, чтобы обосновать необходимость тех или иных акцентов политики. Естественно, что для практических политических и военных задач эти прогнозы не годятся. Впрочем, к ним так и относятся.

 

_____________________________________

[1] ГартБ.Л. Стратегия непрямых действий. М.: АСТ, 2018, с. 21.

[2] Манойло А., Пономарёва Е.Г. Современные информационно-психологические операции: технологии и методы противодействия // Обозреватель, 2019, № 2, сс. 7-8.

[3] См. подробнее: Концепция обоснования перспективного облика силовых компонентов военной организации Российской Федерации: монография / под ред. Президента РАРАН В.М. Буренка. М.: Граница, 2018, 512 с.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован