06 октября 2009
6109

Нам тоже нужно выйти на такой же уровень эффективности работы особых экономических зон.

Как сообщила пресс-служба Президента, вчера 5 октябрясостоялась рабочая встреча Президента России Дмитрия Медведева с Министром экономического развития Эльвирой Набиуллиной

Дмитрий Медведев считает необходимым активизировать работу по развитию особых экономических зон (ОЭП).

В ходе рабочей встречи Министр сообщила, что в настоящее время в стране создаются две производственно-промышленные зоны, четыре технико-внедренческие, семь туристическо-рекреационных, проведен конкурс на три портовые зоны. По словам Э.Набиуллиной, особые экономические зоны, согласно мировой практике, полностью раскрывают свой потенциал в течение 7-10 лет.

Президент поручил активизировать работу по развитию ОЭП. Глава государства также отметил, что субъектам Федерации следует принимать более существенное участие в развитии таких зон.

***

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте обсудим несколько вопросов. Один из них, действительно, имеющий значение для развития внутреннего рынка, - это вопрос создания особых экономических зон.

У нас принят отдельный документ на эту тему, специальный закон. Эта тема уже развивается в течение целого ряда лет. Ряд таких зон был создан. Хотелось бы понять, какая от них отдача, чего мы добились, и есть ли какой-то положительный вклад в экономику от такого особого правового и экономического режима, и какие есть проблемы. Расскажите, пожалуйста, также о том, каким образом осуществляется управление этим институтом?

Э.НАБИУЛЛИНА: Действительно, особые экономические зоны у нас создаются уже несколько лет, с 2006 года, реально три года идет работа по их созданию.

Это мировой опыт, этот инструмент применяется во многих странах, для того чтобы и привлечь инвестиции в крупные инвестиционные проекты, и для того, чтобы модернизировать структуру экономики.

У нас сейчас по закону существует четыре типа зон: промышленно-производственные, технико-внедренческие, туристско-рекреационные и последний тип - портовые зоны.

Сейчас создаются две промышленно-производственные зоны.

Д.МЕДВЕДЕВ: Где?

Э.НАБИУЛЛИНА: Липецк и Татарстан.

Четыре технико-внедренческие зоны: Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Томск.

Семь туристско-рекреационных зон. И был проведен конкурс, уже подведены итоги на создание еще трех портовых зон. Всего у нас зарегистрировано в зонах 207 резидентов, в основном в технико-внедренческих зонах.

Д.МЕДВЕДЕВ: Под резидентами понимается не лицо, работающее на иностранную разведку или на собственную разведку, а компания, которая зарегистрирована на территории зоны.

Э.НАБИУЛЛИНА: Да, которая осуществляет деятельность на территории зоны, инвестирует в нее. И сейчас запускаются современные производства, формируются центры по разработке новой продукции в высокотехнологичных секторах, в том числе и в телекоммуникационных, информационных, в области энергетики, энергосбережения.

Д.МЕДВЕДЕВ: Где вообще лучше всего все-таки пошла эта тематика? Какая зона, так сказать, оказалась наиболее привлекательной?

Э.НАБИУЛЛИНА: Мне очень сложно сказать, какие из них лучше, какие хуже. Они на самом деле все начали активно развиваться.

Я недавно была в Томске, смотрела технико-внедренческую зону.

Д.МЕДВЕДЕВ: Помню, когда я был в Томске, мне тоже рассказывали о ее создании.

Э.НАБИУЛЛИНА: И там тоже достаточно серьезный прогресс идет в этой зоне.

Д.МЕДВЕДЕВ: Судя по количеству рабочих мест - восемь с половиной тысяч - больше всего новых рабочих мест создано в промышленно-производственных зонах.

Э.НАБИУЛЛИНА: Это и понятно, потому что это как раз само производство. А технико-внедренческие - это разработка продукта и опытные серии. Мы, кстати, сейчас подготовили поправки в законодательство, для того чтобы усовершенствовать механизм функционирования технико-внедренческих зон.

Сейчас что получается: если в технико-внедренческой зоне разработан новый продукт, изготовлены опытные серии, инвесторам для того, чтобы внедриться массово в производство, нужно опять искать земельные участки, получать разрешение, и проходит длительный период. Поэтому мы сейчас предлагаем в технико-внедренческих зонах разрешить производство той продукции, которая в этой зоне разработана. Это была просьба и резидентов, и очень многих других.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть немного смешать их режим в этом смысле?

Э.НАБИУЛЛИНА: Да, но только по тем действительно высокотехнологичным продуктам, которые в зонах разрабатываются.

Как государство помогает функционированию зон? Кроме того, что создает режим так называемого "одного окна" для получения разрешений, вкладываются деньги в инфраструктуру, с тем чтобы она была абсолютно современной, и инвесторы и участники зон могли этим пользоваться.

Д.МЕДВЕДЕВ: Все-таки стимулы, которые мы даем для так называемых резидентов этих зон, являются достаточными, чтобы их подтолкнуть к созданию новых предприятий, естественно, к инвестированию дополнительных денег? Я посмотрел - привлечено в общей сложности около 20 миллиардов рублей. Или же Вы все-таки считаете, что эти стимулы требуют какой-то корректировки?

Э.НАБИУЛЛИНА: На данном этапе, на мой взгляд, в этих зонах стимулов достаточно, если говорить о стимулах участия государства в инфраструктуре, то мы, по сути дела, даем готовую инфраструктуру. Более того, мы хотим расширить практику создания зон, где государство меньше будет вкладывать в инфраструктуру.

Если региональные власти будут готовы такую инфраструктуру у себя создавать, и эта зона будет соответствовать требованиям к администрированию, можно было бы подумать над тем, чтобы распространять статус таких зон, таможенные и налоговые льготы, в том числе и на эти зоны, тогда мы бы получили больший эффект. Такая практика есть и во многих других странах.

Д.МЕДВЕДЕВ: А почему у нас так мало и денег, и людей, и товаров в туристско-рекреационных зонах? У нас с туризмом совсем, я смотрю, тоска.

Э.НАБИУЛЛИНА: Туристско-рекреационные зоны стали создаваться позже, чем промышленно-производственные.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть пока не успели развернуться.

Э.НАБИУЛЛИНА: В 2007 году они только были созданы, шло проектирование зон. На самом деле мировой опыт показывает: для того, чтобы зона развернулась, вышла на полную проектную мощность, показала реальный эффект от вложения и государственных, и частных денег инвесторов - это 7-10 лет.

Д.МЕДВЕДЕВ: Не быстрый процесс.

Э.НАБИУЛЛИНА: Да, тем не менее мы в любом случае должны двигаться вперед.

Д.МЕДВЕДЕВ: Потому что по туризму, я помню, когда еще в Правительстве работал, сколько было баталий на эту тему, желающих, по-моему, как раз в этих зонах зарегистрироваться и создать, точнее - создать у себя такие зоны, имею в виду, со стороны наших субъектов Федерации. Сколько их сейчас определено?

Э.НАБИУЛЛИНА: Семь зон определено. Создание некоторых зон идет ускоренными темпами, например, в Республике Алтай.

Д.МЕДВЕДЕВ: Надо подталкивать и наших коллег, руководителей субъектов. Они же за эти зоны когда-то бились.

Э.НАБИУЛЛИНА: Да.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пусть ищут инвесторов, пусть свои деньги привлекают, еще что-то делают для того, чтобы туризм развивался. Это важно.

Э.НАБИУЛЛИНА: Мы согласны. На самом деле здесь как раз требует совершенствования система управления зонами с тем, чтобы, например, по туристско-рекреационным зонам дать больше полномочий регионам, потому что это во многом - развитие территорий, развитие регионов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте дадим, конечно.

Э.НАБИУЛЛИНА: И не все обязательно строить с федерального уровня.

Д.МЕДВЕДЕВ: Нам вовсе не обязательно управлять этим из Москвы, из вашего Министерства. Пусть сами управляют.

Э.НАБИУЛЛИНА: Далее - объем и бюджетные инвестиции. Здесь вкладывают и федеральный бюджет, и региональный бюджет. Мы уже построили определенное количество инфраструктурных объектов: и автомобильные дороги, которые позволяют увеличить доступность к зоне, и железнодорожные пути, для того чтобы, особенно из промышленно-производственных зон, можно было ввозить продукцию, инженерно-техническое обеспечение, энергообеспечение. То есть такая работа по созданию инфраструктуры идет. Она будет идти в несколько этапов. Будут появляться и новые резиденты. Их нужно будет обеспечивать этой инфраструктурой.

И сейчас мы хотели бы от первого этапа запуска зон, который действительно по ряду зон уже продолжается три года, перейти к следующему этапу, когда зоны сделать во многом инструментом территориального развития и подтолкнуть к более широкому внедрению высокотехнологичных производств, в том числе на региональном уровне.

Д.МЕДВЕДЕВ: А кто обычно в наблюдательный совет этой зоны входит: представители федерального центра, представители субъекта Федерации, бизнеса, каким образом он укомплектован?

Э.НАБИУЛЛИНА: Наблюдательный экспертный совет существует по каждому типу зон. Возглавляется он представителем Министерства экономического развития, в совет входят представители субъекта Федерации, бизнес-ассоциаций, эксперты. При экспертном совете функционируют и рабочие группы, которые предварительно сами рассматривают бизнес-проекты по этим зонам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но Вы их простимулируйте, пусть они активнее работают, потому что все-таки в их руках основной набор полномочий и основной набор задач.

Все-таки потенциал этих зон, хоть Вы и сказали о том, что он набирается в течение ряда лет и достигает максимума к седьмому-десятому году [их существования], у нас нет такого количества лет - пусть быстрее работают. Тем более что свободные экономические зоны или особые экономические зоны, как их теперь закон именует, доказали свою эффективность в целом ряде государств. Я не буду их называть, они всем известны. Нам тоже нужно выйти на такой же уровень эффективности работы особых экономических зон".

Из доклада Министра экономического развития Эльвиры Набиуллиной следует, что особые экономические зоны развиваются у нас уже три года. Сейчас созданы у нас сейчас по закону существует четыре типа зон: промышленно-производственные, технико-внедренческие, туристско-рекреационные и последний тип - портовые зоны.

Сейчас создаются две промышленно-производственные зоны. Уже созданы "четыре технико-внедренческие зоны: Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Томск.

Семь туристско-рекреационных зон. И был проведен конкурс, уже подведены итоги на создание еще трех портовых зон. Всего у нас зарегистрировано в зонах 207 резидентов, в основном в технико-внедренческих зонах". Сейчас вклад в эти зоны равен 20 миллиардам рублей, не такие большие деньги, учитывая тот факт, что государство создаёт всю инфраструктуру в зоне за свой счёт.

Дмитрий Медведев сказал, что у нас нет 7-10 лет и работать надо интенсивнее. Это правильная оценка временного фактора - шевелится надо расторопнее.

Олег Родионов.

06 октября 2009 года.
www.nasledie.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован