Эксклюзив
03 октября 2012
4259

Наркоугроза из Афганистана: какие страны ее `крышуют`? Советы Владимиру Путину

В.Парамонов

Без преувеличения можно сказать, что одной главных угроз для стабильности и перспектив развития всей Евразии является масштабное производство наркотиков в Афганистане и их массовая транспортировка в различные сегменты континента. Наркоэкспансия приобрела характер национальной трагедии для той же России и ряда стран Центральной Азии как Таджикистан и Кыргызстан. В попытках разобраться в сути проблемы проект "Центральная Евразия" организовал очередную виртуальную экспертную дискуссию в рамках проводимого форума "Советы Владимиру Путину" и пригласил к обсуждению всех заинтересованных специалистов. Принять участие в этой части дискуссии высказали готовность следующие эксперты: Мурат Джумаев (Туркменистан), Андрей Казанцев (Россия), Сунатулло Джоонбобоев (Таджикистан), Арустан Жолдасов (Узбекистан), Игорь Шевырёв (Украина), Сергей Абашин (Россия) и Камолуддин Абдуллаев (Таджикистан).

Владимир Парамонов, руководитель проекта "Центральная Евразия" (Узбекистан): понятно, что проблема носит системный характер, так или иначе оказывает влияние на процессы развития всей Евразии и ее конкретных сегментов как постсоветское пространство. Как бы Вы оценили данную проблему?

Мурат Джумаев (Туркменистан), независимый эксперт: действительно проблема носит системный характер, и ее решение не предвидится в ближайшей перспективе. Наркоэкспорт из Афганистана осуществляется по всем направлениям. Центральная Азия и Россия в целом как одно из направлений занимают лишь третье место по объему импорта афганского "продукта". Значительная часть приходится на Россию. Проблема является не только региональной, но и глобальной. Ее следует рассматривать в более широкой плоскости.

Андрей Казанцев (Россия), доктор политических наук, директор Аналитического центра МГИМО(У): я бы особо выделил негативное влияние наркотрафика на интеграционные проекты. Вот, например, случай Кыргызстана в связи с его возможным вступлением в будущий Евразийский экономический союз. Здесь, на мой взгляд, заключена серьезная опасность: включение Кыргызстана в Евразийский экономический союз в его нынешнем состоянии - это шаг к распаду данного объединения. Через республику в Казахстан и Россию беспрепятственно могут потечь и так весьма мощные наркотические потоки из Афганистана. Тем более, что про Таджикистан и Кыргызстан уже есть серьезные англоязычные публикации, аргументированно говорящие о них как о наркогосударствах.
Если другие эксперты дадут аргументы "против" моей позиции, буду очень благодарен, так как это все идет в исследование, которое я сейчас провожу. По официальным данным на российской границе перехватывается порядка 5% героина, в Казахстане примерно столько же. Если открыть сразу российско-казахстанскую и одновременно казахстанско-кыргызскую границу, то, очень грубо, получается, что мы получим еще +10% к поступающим сейчас в Россию 70 тоннам героина. То есть в итоге будет уже порядка 77 тонн: 7 тонн дополнительно, если считать по линейной зависимости, +3000 смертей от передозировок в России. Модель очень приблизительная, но кое-что показывает.
В результате, действительно, придется вводить российских пограничников в Кыргызстан и серьезно модернизировать кыргызские правоохранительные структуры, чтобы этому противодействовать. Однако, мне кажется, что серьезно улучшить ситуацию с правопорядком в Кыргызстане практически невозможно в ближайшие годы, да никто и не будет этим всерьез заниматься.

Сунатулло Джоонбобоев (Таджикистан), старший научный сотрудник Университета Центральной Азии: проблема как раз в том и заключается, что наркоторговля "крышуется" в России и Казахстане и даже в Европе. А Вам известно, что советские, а потом российские пограничники, находясь на афганской границе, возили наркотики самолетами и вертолетами ... и никто их тогда не мог контролировать? Вам известно, что такое "груз 200" и что там находилось кроме трупов военнослужащих? Сейчас, как утверждают некоторые афганские представители, такой перевозкой занимаются "черные" самолеты из западных стран ... Поэтому ввод российских пограничников вряд ли что-то изменит: наркотики "полетят" прямо в Россию. В этой связи, на мой взгляд, надо бороться с источником производства (это афганские деревни, афганское сельское хозяйство) и рынком сбыта (Европа и их криминальные транснациональные корпорации). Пока есть спрос будет и предложение, а каналы транзита проходят не только через Кыргызстан и Таджикистан!

Арустан Жолдасов (Узбекистан), социолог: Сунатулло, Вы точно отметили деталь о "грузе 200" с героином. Об этом писал еще в 80-е годы Щекочихин. Он же тогда заявил, что на героиновую "иглу" Россию посадила афганская война.
Андрей, угрозы наркотранзита из Центральной Азии переоценены. Если судить даже по публикациям Ройзмана, который отлавливает наркодилеров и наркобаронов, "наркоши" переходят на кадацет ("крокодил") и китайские наркотики из-за дороговизны героина (дороговизна от того, что героина с каждым годом становится меньше на рынке в России). Поэтому, среди отловленных Ройзманом наркодилеров и наркобаронов преобладают славянские и цыганские фамилии. Тенденция прослеживается: "Китай" вытесняет "Афганистан" с рынка наркотиков в России. Под контроль и влияние следует брать не столько транзит и поставщиков, сколько потребителей наркотиков и "крышевателей": а вот их никто трогать не хочет.
Парадокс: с наркотиками борются, но самый страшный "наркотик" с точки зрения ситуации и будущего России - "водка", а с этим никто не борется. Сопоставьте, сколько людей гибнет от "водки" и сколько от наркотиков. То-то и оно! Более того, государство с алкобаронами "крышуют" официально этот рынок, а чтобы удержать рынок алкоголя с наркотиками борются очень недобросовестными методами конкуренции. А ведь и то и другое - угрозы безопасности нации.
И вдогонку. Первое, с точки зрения рынка: начинать надо с потребителей + к "станам" нужно добавить Китай и "крышевателей" наркоты в России - от верхушки конкретных структур и до участкового. Смешно думать, что участковый не знает - кто у него торгует наркотой, а если участковый не борется - значит, у него есть неформальный приказ сверху - "не трогать". Второе. Наркотик это то, что изменяет сознание и вызывает зависимость - это не только и не столько наркотики, сколько "водка"! "Крышевание" государством неофициального рынка наркотиков и официального рынка "водки" есть несомненное преступление государства! Третье. При прибылях в сотни процентов от "бизнеса", нет такого преступления на которое не пошло бы чиновники (почти по Марксу). Четвертое. Видели на днях как по ТВ Мамонтов и Ко "боролись" с закисью азота!? А теперь начните с первого пункта.

Сунатулло Джоонбобоев (Таджикистан): Андрей, еще один важный момент. Вопросы наркопроизводства, трафика, транзита и наркоторговли нельзя решать без участия американцев пока они в Афганистане. Во-первых, первоначально это был проект их секретных служб, созданный еще в советское время, чтобы разрушить коммунистическую систему.
Почему сегодня они не способствуют борьбе против наркотиков и насколько оправданы их аргументы по поводу их заботы в этом об афганских крестьянах? И насколько можно верить англоязычным источникам о "наркогосударствах" в Центральной Азии - якобы, которыми являются Кыргызстан и Таджикистан? Так можно обвинить всех подряд и не только в Центральной Азии.
И почему, зная об этом, США и НАТО не препятствуют этому процессу? А может быть это специальная конструкция СМИ для оказания давления на эти страны, чтобы завуалировать их "игры"? Поэтому надо, чтобы Запад, теперь уже как партнер, действительно был бы заинтересован в этой борьбе. Данная задача, как говорил еще В.И.Ленин, сегодня "архиважна"! Но давайте подумаем, как их заинтересовать?
Кроме Запада здесь, на этом поле, есть еще и другие субъекты действий или на современном языке - игроки: это афганское крестьянство, афганское правительство. Как их заинтересовать в этом? Может быть речь не должна идти только о вооруженном противостоянии производству, а следует сделать предложения о том, как сформировать альтернативу в сельском хозяйстве взамен опиатов?!
Есть статистика таджикского агентства по борьбе с наркотрафиком, что из 70 млрд. долларов прибыли от наркотика у афганских крестьян остается всего 1 (один!) млрд. Все остальное, то есть 69 млрд. прибыли получают страны транзита и финального назначения. Кстати, руководитель вот этого агентства, если Вам известно, в прошлом году предложил странам транзита выкупить весь урожай за 1 млрд. долларов и уничтожить его на месте или передать в медучреждения для производства лекарств. Решение этого вопроса очень важно для интеграции и планов развития нашего региона. Поэтому предлагаю вместо обвинения пограничных с Афганистаном стран сделать практические предложения по искоренению этой пагубной для всех "культуры", используя другие технологии, а не пропаганду ...

Андрей Казанцев (Россия): мне представляется принципиально важным наладить сотрудничество России по борьбе с наркотиками не только с центральноазиатскими государствами, но и с США, так как пока это единственная серьезная сила в Афганистане (с талибами же договориться, практически невозможно). Кстати, и наши, и американские структуры, в принципе, не против взаимодействия. Тем более, что потребление афганского героина по итогам войны резко выросло и в США, что их очень пугает. Для нас же это вопрос 30 000 смертей в год, что сопоставимо с потерями от тяжелого военного конфликта. Хотя, к сожалению, сотрудничество между Россией и Западом в Центральной Азии всегда идет по принципу "кто кого геополитически надует", кто воспользуется той или иной ситуацией для усиления своего влияния. Этой проблемы отсюда не убрать, а если бы ее не было, то вообще все проблемы можно было бы решить.
У меня сейчас проект не по борьбе с производством героина в Афганистане, а по борьбе с его транспортировкой. Отсюда и мое подчеркивание проблемы транспортировки. В принципе, разумеется, необходим, так называемый "интегрированный подход", т.е. бороться одновременно с производством, транспортировкой и потреблением. Извините, друзья, если кому это показалось обидным. Володя, а у тебя на проекте получился неожиданный экспертный диалог, вполне на уровне. Так, что я думаю, и ты не в обиде.

Владимир Парамонов (Узбекистан): да я только "за" Андрей, тем более дискуссия, хоть и действительно родилась спонтанно, но получилась интересная. Тебе в первую очередь спасибо за эту инициативу. Продолжая же дискуссию, хочу спросить о том, кто и что еще хочет добавить, коллеги? Еще раз ставлю вопросы в том виде, как они звучали: Таджикистан и Кыргызстан - наркогосударства? Или это все пропаганда Запада и/или других внешних сил? В итоге вопросы следующие: что делать, как бороться, кто прав и кто виноват?

Игорь Шевырёв (Украина), директор Центра изучения Китая и Азиатско-Тихоокеанского региона: в сотрудничестве по борьбе с наркотранзитом ключевое в том, какие цели мы преследуем. Если мы хотим остановить транзит, то оптимально сотрудничество России, Китая, ШОС. Если же наоборот есть интерес в развитии транзита, то всем желающим лучше всего сотрудничать с США и НАТО.

Владимир Парамонов (Узбекистан): Игорь, дополните тогда свое мнение. То есть Вы утверждаете, что США и НАТО заинтересованы в развитии наркотранзита?

Игорь Шевырёв (Украина): уточню. Да, внешне выглядит, будто США и НАТО "заинтересованы" в развитии наркотранзита. Наверное, потому что Альянс в Афганистане на сегодня единственный субъект (гарант) безопасности. И судя по всему то, как НАТО борется с наркоторговлей, малозаметно. В действительности, наркотрафик - проблема наднациональная. Есть такое понятие как транснациональная преступность. Чтобы побороть ее необходимо объединение усилий всего международного сообщества. Если останется все как есть, то есть США и НАТО наедине с проблемой наркобизнеса - все будет без изменений. Проблема только усугубится. Другое дело, если к борьбе присоединится ШОС: тогда решение проблемы может сдвинуться с места.

Сергей Абашин (Россия), доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН: а что значит "наркогосударства"? Ни в Таджикистане, ни в Кыргызстане нет основного производства и потребления. Есть транзит из Афганистана, но надо, первое, оценить его масштаб в общем траффике и, второе, оценить долю наркобизнеса в формировании легальных или нелегальных доходов этих стран. Есть такие оценки?

Владимир Парамонов (Узбекистан): Сергей, вопросы "всплыли" из предыдущей ветви обсуждений. Вот от этого я и "отталкиваюсь". Понятно, что речь идет о транзите из Афганистана.

Сунатулло Джоонбобоев (Таджикистан): теперь докажи что ты не верблюд! Я согласен с Сергеем. Вопрос в корне неправильно поставлен. Об этом мы уже говорили. Как можно о целых странах так говорить? Если только они являются транзитом, то кто является получателем? Почему о Казахстане и России нет речи? Кому они передают? Кто там способствует этому, кто "крышует"? Это же звенья одной цепи. Как можно обсуждать отдельные элементы цепи, а не всю ее в целом? Или как уже говорили - только на это и дали деньги!?
Мне кажется это очень серьезная тема. Поэтому не нужно вырывать отдельные слова из контекста. Нужны всесторонние научные исследования, а не сбор мнений, стереотипов и догм! Что от того, что если я скажу "да", или "нет"? А на границе с Афганистаном есть другие государства, почему о них нет речи, например, Узбекистан, Туркменистан? Они такие "белые и пушистые", потому что "мы там живем"? Я здесь не защищаю только Таджикистан, но у нас в постановке вопроса нет системного подхода. Может быть кто-то и здесь этим кормится, но мне непонятна сама логика. Как мне кажется нам постоянно нужны "мальчики для битья", нужны клише, а не вся правда, если она еще есть!
Создайте проект и начните с конца: попробуйте включать в свой анализ если не Европу, то хотя бы Россию, Казахстан, Узбекистан и так далее до Афганистана ... Нужны факты, первичные данные. Может быть тогда дойдете до сути. А так кажется Крылов с Эзопом пророчески были правы: у сильного всегда, бессильный виноват! Может быть в этом и правда жизни?! И в этом Запад с Востоком сходятся ...

Владимир Парамонов (Узбекистан): я согласен и с Андреем и одновременно с Сергеем/Сунатулло. Вот в этом то и дилемма: оба подхода вроде верны - есть логическая связь. Но где правда?

Сергей Абашин (Россия): правда и там и там. Все зависит от того, как мы ставим вопрос. Если нас интересует роль наркобизнеса в отдельной стране - это одна проблема. Если нас интересует масштаб и структура наркобизнеса в международном масштабе - это другая проблема.
Владимир Парамонов (Узбекистан): я думаю, нет, я просто в этом уверен, если мы ученые/аналитики/эксперты, то нас как раз интересует суть проблемы, а не только частности на уровне Таджикистана или Кыргызстана: понятно, что они жертвы по большому счету ... Так что коллеги, дайте правду, как бы жестка она не была ...

Камолуддин Абдуллаев (Таджикистан), историк: обычно "крышуют" накробизнес те, кто отвечает за безопасность. Парадокс, но это так. Поэтому у нас нет спонтанного насилия связанного с наркотиками. В этом отличие нас от той же Латинской Америки. Таджикское Агентство по наркоконтролю как-то проболталось, что там знают все группировки. Бороться с этим только в том же Таджикистане бесполезно: надо уменьшить спрос в Европе и России и уничтожить выращивание в Афганистане.

Владимир Парамонов (Узбекистан): со мной связался один из представителей МВД Казахстана, который пожелал не называть своего имени и отметил следующее: "основной наркопоток идет через Афганистан - Туркменистан - Азербайджан - Дагестан. Из Афганистана в Европу зелье поступает через базу "Манас" (вспомните фильм "Гангстер") и далее в Косово. Наркомафия Казахстана практически задушена, яркие ее представители давно сидят с большими сроками. С тех пор как Узбекистан наглухо закрыл границы с таджиками и кыргызами через Южно-казахстанскую область поток практически иссяк. Небольшой поток имеется на границе с Кыргызстаном". Как, коллеги, Вы прокомментируете это мнение?

Мурат Джумаев (Туркменистан): руководство Туркменистана ведет ответственную и последовательную работу. В связи с этим организация транзита через туркменскую границу в настоящее время является невозможной и непредпочтительной для самого наркобизнеса. Хотя приграничные районы Туркменистана с Афганистаном равнинные (а значит, их было бы легче пересечь, чем ту же горную местность), тем не менее, на границе ведется строгий контроль и постоянное патрулирование. Сильная разведывательная сеть легко обнаруживает и предотвращает подобный транзит.

Андрей Казанцев (Россия): понятно, что объемы потоков - вопрос экспертной оценки и здесь очень большая неточность возможна. Тем не менее, по оценкам международных экспертов (например, ООН), и там достаточно большая доказательная база, включающая объемы задержаний и экспертные оценки, основной объем героина по северному пути идет по маршруту "Афганистан - Таджикистан - Кыргызстан - Казахстан - Россия - Европа". Кстати, таковы же примерно и данные нашего госнаркоконтроля.
Считается, что туркменско-каспийский маршрут - второстепенный для северного пути, не более 5-10 тонн. Какие-то объемы могут попадать на Запад и через "Манас", не надо идеализировать американцев, но не десятки тонн. На Балканы же основной поток попадает через маршрут "Афганистан - Иран (либо Афганистан - Пакистан - Иран) - Турция - Балканские страны - Европа". Так снабжается наркотиками вся Центральная и Западная Европа. Этот маршрут более востребованный, чем "наш", северный. Он - транзитный, в отличие от "нашего", северного, так как Россия - крупнейший (по соотношению героина на душу, возможно, за исключением Афганистана) потребитель героина в мире, о чем говорит и официально подтвержденное количество смертей от героина (30 тысяч в год).
Что касается легкости транспортировки, то, опять-таки, по международным оценкам в силу природных особенностей очень проницаемы границы Туркменистана, Таджикистана, Кыргызстана, Казахстана, России. В одних случаях горные тропы, в других - степи, где не были построены пограничные сооружения. В этом плане, на мой взгляд, очень положительным является пример Казахстана, активно вкладывающегося в оборудование границ, а также пример Узбекистана, который неплохо эти границы охраняет.

Арустан Жолдасов (Узбекистан): может быть трафик незначителен через Туркменистан, но если вспомнить, что длина и состояние границ между Афганистаном, Казахстаном, Туркменистаном почти такие же как между Казахстаном и Россией (то есть их почти нет), если вспомнить многочисленные кяризы, которым пользовались и басмачи и советские войска, тогда только очень не предприимчивые "трафикеры" игнорируют возможности трафика через Туркменистан, если только игнорируют.

Сергей Абашин (Россия): Туркменистан очень закрытая страна, поэтому трудно, мне кажется, оценить наркотрафик через ее территорию.

Владимир Парамонов (Узбекистан): спасибо дорогие коллеги за Ваши оценки. Мне представляется, что их вполне достаточно для первой и вполне удачной попытки понять общую картину складывающейся ситуации. Если же будет интерес продолжить дискуссию, то мой проект всегда открыт для этого.

Виртуальный экспертный форум "Советы Владимиру Путину". Часть 26.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом "Время Востока" (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/ при информационной поддержке ИА "Регнум" (Россия) и Информационно-аналитического центра МГУ (Россия).

Viperson
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован