11 января 2006
2501

Народ и власть: неустойчивое равновесие...





1 января Владимир Путин принял место председателя "Большой восьмерки", "подняв тем самым Россию, отринувшую советский строй, на новый уровень престижа и признания в качестве демократического государства. Признания, заметим, совершенно незаслуженного, ибо Россия не является демократической страной, не собирается становиться таковой, но с каждым днем все глубже проваливается в пучину авторитаризма и беззакония", - такое мнение на страницах "The Wall Street Journal" высказывает Дэвид Сэттер, сотрудник Гуверовского института, Гудзоновского института и Университета Джонса Хопкинса. Приводя в качестве аргумента позицию Андрея Илларионова, объяснившего причины своей отставки с поста советника президента тем, "что Россию больше нельзя считать свободной страной ни с политической, ни с экономической точки зрения", Хопкинс указывает на то, что "российские чиновники пытаются всех уверить в том, что демократия в России есть, только выглядит она по-иному, не так, как на Западе. Нынешний термин, которым в Москве называют российскую систему - "управляемая демократия" - сильно напоминает старые советские крики о том, что "истинная демократия" была только в СССР. На самом же деле в России - кроме фасада выборов, результаты которых раз за разом фальсифицируются - нет ничего демократического. В стране не выполняются три основных условия существования демократической системы: отсутствует политический плюрализм; нет уважения ни к закону, ни к человеческой жизни" - так характеризует ситуацию Хопкинс, и его мнение, на фоне возросшей в западной прессе критики в адрес российского руководства, в первую очередь, из-за газового конфликта с Украиной, отнюдь не является исключением.

В России, между тем, критические замечания звучат гораздо реже - как по поводу газового противостояния с Украиной, из которого, как считают многие эксперты, "Газпром" вышел победителем, так и относительно демократии, в наличии которой они также не сомневаются. Та же "The Wall Street Journal" приводит мнение политолога и кремлевского советника Сергея Маркова: "У России сегодня столько демократии, сколько может быть на данной стадии ее развития"...

Как тут не вспомнить известное высказывание А. де Ривароля: "Когда народ просвещеннее властителя, он очень близок к революции"...

О просвещенности, однако, в отсутствие в стране независимой прессы, говорить не приходится. Как и о революции, "цветной", в первую очередь, к которой российский народ абсолютно не готов. Опросы общественного мнения Аналитического центра Юрия Левады свидетельствуют о появлении некоторых признаков стабилизации общественных настроений, выражающихся, например, в признании ушедшего года как более позитивного по сравнению с 2004 годом, как для страны, так и для людей в целом.

Стоит ли на этом фоне говорить об ущемлении демократии, нарушении прав человека и прочих негативных явлениях, если сами граждане оценивают ситуацию в стране как вполне для них приемлемую? Может быть, действительно, период общественной дестабилизации остался в прошлом, фрустрация проходит, и у людей появляется надежда и оптимизм? Или это кажущееся благополучие? Об этом МиК беседует с Леонидом Седовым, ведущим сотрудником Аналитического центра Юрия Левады:

- Если говорить об ущемлении прав человека и законах, которые ущемляют эти права, то можно сказать, что народ как раз этого-то не очень и замечает. Дело в том, что, скажем, на вопрос о том, чего в стране стало больше или меньше: порядка, уверенности, радости и т.д. - по всем этим социальным явлениям всего как-то стало меньше: и уверенности, и радости, и порядка. А вот свободы стало больше, так нам отвечают. 50% говорят, что свободы стало больше, и только 20% - что стало меньше. То есть, народ не замечает тех явлений, которые беспокоят нашу либеральную общественность, и международную общественность тоже. И на это следует обратить внимание. И когда вы говорите, что в целом наблюдается как бы нарастание положительного мироощущения, это не совсем так. И, может быть, даже все совсем наоборот.

- Но, отвечая на вопрос о том, оказался ли 2005 год по сравнению с предыдущим годом труднее или легче, меньше людей, чем в 2004 году, говорят, что труднее, а больше - что легче, и для страны, и для семьи. По этим показателям можно сделать вывод о появлении некоторого оптимизма...

Ну да, ситуация несколько смягчилась в этом смысле. Но, если говорить о конкретных чувствах - о радости, об уверенности, то этого, наоборот, по сравнению с прошлыми годами, стало меньше. И тревоги такого порядка нарастают. Ведь как вопрос ставится: за последний год чего у российских людей стало больше? Так вот, три четверти людей говорят, что порядка стало меньше, а в прошлом году количество таких людей было меньше. Так что минувший год как бы прибавил негативных ощущений.

- Разочарование людей, которое Вы фиксируете, очевидно не связано с деятельностью президента, популярность которого остается непоколебимо высокой.

Что касается непоколебимости рейтинга Путина, то это особая статья, и на него мало что влияет. Главным образом, это связано с безальтернативностью его кандидатуры. Ведь другого претендента на пост главы государств люди не видят. У нас сегодня настолько защищено политическое поле и так низка политическая активность, что жизнь не выдвигает никаких фигур, которых бы люди могли противопоставить Путину. И они по-прежнему полагаются на него, его авторитет и т.д.

- А если оценивать кластеры общественного сознания, то, как можно охарактеризовать непосредственно политическое сознание? Интерес людей к политике падает? В том числе, наверное, в связи с непоколебимостью рейтинга президента и безальтернативной позицией партии власти...

Интерес к политике, конечно, падает, и вера людей в свои возможности как-то влиять на нее тоже падает. Кроме того, вера в институты власти падает, а интерес к политическим партиям и так всегда находился на очень низком уровне. И очень многие люди отмечают, что в прошедшем году у них особенно прибавилось чувство усталости, безразличия. Об этом говорят более 40% респондентов.

- А на что в такой ситуации могут рассчитывать демократические партии? В московскую Думу они прошли, но вселяет ли это надежду?

А между тем, многие демократические политики неоднократно заявляли, что именно 2006 год, последний перед парламентскими выборами, должен стать определяющим и решающим. Как Вы оцениваете изменения в лагере демократов за прошедший год?

Я думаю, что слишком оптимистичных надежд питать не следует. Да, конечно, то, что демократов удалось объединить на московском уровне и хотя бы три места в городской Думе получить, и преодолеть 10%-ый барьер - это может повлиять на ход аналогичных выборов, которые будут проходить в региональные законодательные собрания. Какой-то импульс это событие демократам придаст. Но перспективы попадания демократических партий в Государственную думу в 2007 году пока не просматриваются. Пока тенденций роста электорального потенциала в этом плане нет. Так что я бы особых надежд на это не питал.

- А существуют ли сегодня угрозы дестабилизации общественного сознания, тенденции его формирования в деструктивном ключе? Стоит ли опасаться роста национализма, эскалации ксенофобских проявлений, или пик подобных настроений уже прошел?

Я считаю, что в этом плане пока стабилизации не просматривается. Напротив, отмечается рост подобных тенденций, эти настроения существуют, но ожидать их всплеска и возникновения ситуации, при которой они в политике могут возобладать, то есть, ожидать того, что политики, представляющие эти интересы, могут прийти к власти, не следует. У меня таких предчувствий нет, и такая ситуация в России пока не назревает.

- А считает ли, на ваш взгляд, российская власть общественное сознание субъектом политической системы, с которым надо считаться? Или это всего лишь объект воздействия политических технологий и манипуляций?

Власть, конечно, присматривается, она не может не присматриваться к общественному мнению. В то же время, нельзя сказать, что она воспринимает общественное мнение действительно как субъект политики, с которым надо постоянно считаться, и относится ко всем изменениям общественного мнения как к серьезному фактору политической жизни, но она все же присматривается.

Тем более, что страх перед оранжевыми событиями был совершенно очевидным в начале прошлого года, и многие поступки власти были связаны с боязнью именно такого поворота событий. И в этой связи общественное мнение власть, конечно, должно интересовать, но не сильно...

Социально-политическая ситуация в России в декабре 2005 г.

Результаты репрезентативного всероссийского исследования, проведенного Аналитическим центром Юрия Левады 16-19 декабря среди 1600 россиян в возрасте 18 лет и старше (128 населенных пунктов в 46 регионах страны). Статистическая погрешность подобных опросов не превышает 3%.



Информационно-аналитическое агентство "МиГ"

11 января 2006





http://www.ryzkov.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован