26 февраля 2007
2713

Наш имидж по-прежнему не очень...

а вопросы "Смоленской газеты" отвечает депутат Государственной Думы Российской Федерации по Смоленскому избирательному округу Сергей Антуфьев.
- Сергей Владимирович, пожалуй, сегодня самая обсуждаемая в обществе тема - это предполагаемая замена льгот денежными компенсациями...
- Мне эта дискуссия напоминает абсолютно бессмысленный спор двух мужиков о том, хорошо, когда греет солнце, или плохо: один говорит, что замечательно, поскольку тепло, а другой ворчит, что слишком припекает. Так же и в случае с льготами. Для городского пенсионера удобнее пользоваться натуральной льготой: это касается проезда в городском, пригородном транспорте, получения лекарственных препаратов по списку. А для пенсионера, живущего в глубинке, Велижского или Монастырщинского районов например, замена натуральных льгот денежной компенсацией выгодна: он годами не пользуется автобусным сообщением, лекарства не может получить, потому что живет далеко от районной больницы. В данной ситуации Правительство и Дума должны посоветоваться с регионами. Замена натуральных льгот денежной компенсацией во многом, я думаю, будет поддержана в регионах. Потому что основная масса пенсионеров проживает в сельской местности и практически не пользуется льготами. Что касается крупных городов, здесь, скорее всего, законодатель должен предусмотреть особенности образа жизни горожан: им гораздо чаще, чем сельским жителям, приходится пользоваться льготами. Замена их денежной компенсацией может ударить по благосостоянию этих людей весьма существенно. Вообще, что такое натуральная льгота? Это вынужденная мера государства, когда оно не может выполнить свои обязательства перед человеком, который имеет заслугу перед государством либо в силу обстоятельств потерял здоровье и нуждается в социальной опеке. Оптимально, когда мы человеку платим достойную пенсию, на которую он в состоянии купить себе необходимые лекарства, качественно питаться, решать все другие жизненные проблемы. А когда пенсии небольшие, когда не хватает средств на выплату пособий, то государство вынуждено выдумывать натуральные покрытия, так называемые льготы, то есть предоставлять различным категориям граждан права на бесплатное получение тех или иных услуг. В государстве с развитой экономикой все льготы должны быть в денежном выражении, чтобы человек мог самостоятельно принимать решение, какие лекарства ему принимать при том или ином заболевании, на каком виде транспорта ездить. Но это все возможно, только когда у человека будет достойная зарплата или пенсия, позволяющая жить не на уровне прожиточного минимума, а на уровне так называемой потребительской корзины и выше.
- Не получится ли так, что обязанность выплаты денежных компенсаций будет переложена на плечи регионов, где в бюджете и так негусто?
- Во-первых, те денежные компенсации, о которых мы сейчас говорим, заменят всего четыре натуральные льготы. Это те компенсации, которые будут выплачиваться из федерального бюджета. И, в принципе, с ними все более или менее понятно. А вот что касается замены льгот для ветеранов труда, тружеников тыла, жертв политических репрессий, то есть тех категорий граждан, забота о которых отнесена на уровень субъектов Федерации, то здесь пока очень много открытых вопросов. Ведь это самая многочисленная категория льготников. Если пенсионеров и инвалидов, которые попадают под федеральное покровительство, 14 миллионов, то граждан, которых должны социально защищать сами регионы, почти 19 миллионов. По абсолютным цифрам соотношение такое: для федеральных выплат необходим 171 миллиард рублей, а субъекты Федерации должны будут изыскать в своих региональных бюджетах для замены льгот денежными компенсациями 202 миллиарда рублей. Поэтому у меня большие сомнения в том, что мы сможем безболезненно перейти на выплаты компенсаций. Ведь нынешнее состояние бюджетов большинства регионов не вызывает оптимизма.
- Получается, что за красивыми словами о реформах лежит элементарное стремление центра переложить все тяготы на плечи регионов?
- Политика перекладывания части забот о социальной защите населения на уровень регионов чревата центробежными настроениями у субъектов РФ, особенно у национальных субъектов. Те тревожные тенденции сепаратизма, которые мы пережили около 10 лет назад, к сожалению, не послужи ли серьезным уроком для нынешних авторов переустройства межбюджетных отношений. Чем дольше мы будет тянуть с выстраиванием стройной системы межбюджетных отношений в виде нормальной пирамиды (основание ее - это местное самоуправление, где должны быть самые мощные бюджеты, на среднем уровне - субъекты Федерации, где должны быть достаточные бюджеты, а наверху -федеральный бюджет, который выполняет полномочия, делегированные ему субъектами Федерации), тем будет сложнее. Пока мы не решим эту проблему, трудно будет говорить о сильном федеративном государстве. И чем больше мы будем перекладывать решение тех или иных социальных задач на уровень регионов, тем больше будет разговоров в стране о внутренней неустойчивости государства. Возможно, в результате мы опять будем наблюдать попытки того или иного субъекта РФ заявить о своем суверенитете.
- Наверное, чтобы этих попыток не было, сейчас начали говорить о возможности слияния субъектов Федерации, создания на их основе крупных регионов. Например, Западной области, включающей в себя нынешние Брянскую, Калужскую и Смоленскую. Как вы относитесь к этой идее?
- То, что мы подошли к необходимости реформы административно-территориального устройства страны, очевидно. Другое дело, какими темпами пойдет эта реформа. Я полагаю, что процесс будет длительным. Что же касается Западной области, то моя позиция такова: для нормального функционирования субъекта Федерации достаточная численность его населения - миллион-полтора миллиона человек. Для субъекта РФ, на территории которого проживают более миллиона жителей, объединительные процессы не нужны. Смоленская область отвечает этому нормативу, следовательно, вряд ли есть сегодня объективная необходимость объединять ее с соседними областями.
- В последнее время в область активно хлынул московский бизнес. Как вы считаете, это положительная тенденция?
- То, что московский капитал идет на Смоленщину, нельзя не приветствовать. И не надо бояться того, что произойдет перераспределение управляющих компаний в том или ином сегменте бизнеса: коль скоро мы выбрали рыночную модель экономики, то в рынке выживает наиболее предприимчивый, наиболее сильный. И здесь искусственные механизмы защиты местного капитала, я думаю, не должны присутствовать. В любом случае, при наличии в области сильного инвестора выиграет в целом область. Потому что это приток не только инвестиций - это приток бюджетных поступлений, это новые рабочие места, новая продукция, а значит, и новые налоги. Смоляне от этого только выиграют.
- С инвестором надо и умело работать...
- Есть такое понятие "инвестиционная привлекательность регионов". Оно включает в себя в том числе и информационное обеспечение инвестиционных процессов, и имидж региона. В эпоху, когда я работал в Администрации области, нам сильно мешал отрицательный имидж области как бандитской, с разгулом коррупции и всевозможными другими негативными моментами, со слабостью власти. Я думаю, что Смоленская область пока не преодолела последствий этого отрицательного имиджа, созданного, увы, не без активного участия прессы. И, наверное, пока не все еще сделано для того, чтобы этот имидж поменять. Прессой в том числе.
- Вам не кажется, что в Смоленской области исподволь уже началась новая губернаторская избирательная кампания?
- Я абсолютно уверен, что эту ситуацию, все эти слухи о возможных внеочередных выборах создают журналисты. У них прямой интерес в этом: скандал всегда поднимает тиражи и гонорары.
- Что ж, журналисты говорят, что в будущих губернаторских выборах не исключено участие Сергея Антуфьева...
- Мне пытались задавать этот вопрос не раз и не два. В том числе и не журналисты. Я отвечаю: когда Виктор Николаевич Маслов стал главой Администрации области, он предложил мне баллотироваться в Государственную Думу. Мы сразу определились, что я буду работать в Москве, в Государственной Думе, чтобы помогать нынешней Администрации Смоленской области решать все насущные проблемы. В рамках этой договоренности мы и работаем.
- Что уже удалось вам сделать как депутату?
- В этом году планируется сдать в эксплуатацию здание НИИ антимикробной химиотерапии в Смоленске. НИИ антимикробной химиотерапии был образован приказом Министерства здравоохранения еще 10 лет назад, но вот средств на строительство здания для него не было. В прошлом году я, еще будучи членом Совета Федерации, помог через Министерство здравоохранения выделить 1 миллион 900 тысяч рублей на строительство здания института. Это будет замечательное здание, прямо рядом с корпусом медицинской академии. Недавно ко мне обратились руководство медакадемии и руководитель этого НИИ - профессор, член-корреспондент Академии медицинских наук Леонид Соломонович Страчунский - с просьбой изыскать 6 миллионов рублей на завершение Строительства и оборудования лабораторий института. Я встретился с министром здравоохранения и социального развития Михаилом Юрьевичем Зурабовым, написал ему письмо и уже получил ответ, что министерство изыщет возможность в этом году через программу адресного финансирования найти эти б миллионов, чтобы помочь сдать здание НИИ антимикробной химиотерапии. Я уверен, это будет уникальный институт, поскольку его задача - тестирование в клинических условиях новейших антибиотиков.

Игорь КРАСНОВСКИЙ

СМОЛЕНСКАЯ ГАЗЕТА, СМОЛЕНСК
24 июня 2004


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован