Эксклюзив
17 декабря 2012
14052

Наталья Лайдинен: Творческая Вселенная Виктора Потиевского

Main ljulju2

Среди талантливых современников, ставших гордостью карельской литературы, особое место занимает Виктор Александрович Потиевский. Могу признаться, что сама выросла, увлеченно читая его книги о животных - "Мага уводит стаю", "Ночная тропа", "Законы старого вожака". И многие из моих друзей в разных городах нашей страны тоже с радостью вспоминают имя этого талантливого писателя-анималиста, образы природы и зверей из произведений которого не забываются с течением жизни.

Меня в книгах Потиевского с детства поражало нечеловеческое глубинное знание психологии диких зверей, как будто автор сам ходил волчьими и лисьими тропами, бывал в медвежьих берлогах и заячьих норах, птицей парил по ночному лесу, прислушиваясь к его звукам. Невероятные познания писателя в области поведенческих особенностей волков позволяют читать лекции для студентов. Жизнь леса и его обитателей,- одна из главных тем его произведений, повести, рассказы и сказки Виктора Александровича с одинаковым удовольствием читают и дети, и взрослые.
Но при этом мало кто знает, что Потиевский - человек очень разносторонний, с богатым жизненным опытом, позволяющим осмысливать явления, события и судьбы с разных сторон и точек зрения. Выпускник Тульского оружейно-технического артиллерийского училища, в дальнейшем он продолжил в Петрозаводске образование в технической области и сфере педагогики. Заслуженный работник культуры России и Карелии. На протяжении многих лет он возглавляет издательство "Барс" и является главным редактором газеты "Интеллект-творчество", играет в шахматы, дружит с литераторами и учеными, остается одновременно реалистом и романтиком.

Виктор Потиевский - не человек стаи, системы, он скорее, всегда предпочитает двигаться по жизни собственным путем. Отсюда - случавшиеся в разные годы конфликты с партийными функционерами и чиновниками. Независимый свободный взгляд на мир людей и животных, способность высказать свое мнение, порой, отличающееся от общепринятого, принципиальность жизненной позиции - стали его отличительной чертой, как в книгах, так и в жизни.

Помимо известных произведений о природе, Потиевский написал еще несколько художественных книг на военно-исторические темы. Он много и увлеченно работал в архивах, встречался с учеными, искал и находил новые интересные сведения об известных событиях и персонах. Результатом такой работы стал выход в свет увлекательного исторического детектива "Остров черной кобры", рассказывающего о поиске секретных архивов германской военной разведки (Абвера) в послевоенное время, и уникальной художественной биографии финского маршала, барона Густава Маннергейма "Всадник". Эта книга была переведена на финский язык и пользовалась большим успехом среди читателей в Суоми. Кроме того, талантливый автор в разные годы опубликовал несколько сборников стихов и переводов с финского языка. Всего на его писательском счету - около четырех десятков книг.

Одна из главных сфер интересов Виктора Потиевского - просветительская деятельность и издание энциклопедий по различным темам, рассказывающих о людях и их достижениях. Благодаря его издательским усилиям увидели свет одиннадцать Энциклопедий в лицах: "Авиационная", "Природо-любительская и рыболовно-охотничья", "Боевые искусства в России", "Современный ислам России в лицах и деяниях", "Отечественная медико-техническая наука", "Отечественная геодезия, топография и картография" и другие. В планах Потиевского - подготовка и издание еще целого ряда энциклопедий в лицах, раскрывающих по направлениям многовековую историю нашей страны, соединяя, сближая её с нашей современностью.

Несмотря на то, что Виктор Александрович родился в Москве, у него глубинная внутренняя связь с Карелией, ее природой и людьми. Здесь Потиевский служил, вдохновлялся красотой и силой русского севера, изучал животных, работал над книгами. И сегодня эта ниточка любви к республике у него не прерывается, несмотря на то, что большую часть времени он проводит за пределами Карелии. Виктор Александрович - член Карельского землячества в Москве, регулярно бывает в республике, навещает родных, поддерживает творческие контакты с друзьями, литераторами и журналистами.

Уникальная память Виктора Потиевского хранит тысячи любопытных фактов и правдивых жизненных историй. Судьба порадовала его встречами со многими интересными людьми, яркими деятелями науки и культуры, в том числе из числа тех, кем сегодня Карелия по праву гордится. О карельском и московском периодах жизни, друзьях и коллегах, знаменательных событиях и творческих планах мы побеседовали с неутомимым писателем и ученым Виктором Александровичем Потиевским в издательстве "Барс".

- Виктор Александрович, Вы родились в подмосковном Кунцево в 1937 году, на историческом изломе. Вы помните, как начиналась война?

- Конечно, помню, я пережил все испытания военного детства. В 1941 году Москву бомбили, до сих пор в памяти - рвущиеся снаряды, бомбы, падающие неподалеку, в овраг у речки Сетуньки, прожекторы, освещающие ночное небо, тяжелый рев бомбардировщиков, гул зениток... Отец, инженер текстильной промышленности, ушел на фронт. Война не забывается никогда.

- А откуда Ваша любовь и тяга к миру животных? Больше из книг или из жизни?

- Моя мама очень любила литературу, понимала и чувствовала поэзию, старалась мне тоже привить интерес к книге, много читала вслух. Так что я вырос на русской классике. Читать тоже научился довольно рано. Но случилось, что сильнейшее впечатление на меня произвел Альфред Брем и его "Жизнь животных". Мне в руки попал пятый том под названием "Млекопитающие", эту книгу мне подарил папа в 1941 году, когда мне было всего четыре года. Я буквально зачитывался этой книгой, оставаясь дома один, многие тексты до сих пор сохранились в памяти. С тех пор я с жадностью интересовался животными и изучал их мир. У нас всегда были домашние питомцы: хомяки, рыбки, птицы, собаки. Став постарше, я увлекался произведениями Джека Лондона, Сетон-Томпсона, самостоятельно исследовал животных и их повадки во время службы в разных уголках России, в том числе и в Карелии, много ездил по заповедникам, встречался с учеными. Кстати, недавно снова купил пятый том Брема, книгу, оказавшую на меня такое большое влияние: вот она, стоит на книжной полке.

- Вы защитили международную ученую степень доктора биологии именно по теме поведенческих особенностей и экологии волка. Почему Вы так увлеклись психологией волков и как сумели сформировать столь серьёзные знания в этой области?

- Волк - один из самых интересных хищников в мире, он играет главную роль в поддержании природного баланса в мире животных. Во все времена, во всех княжествах и государствах, волк был объявлен вне закона. За голову хищника охотникам давали большие премии. Волков истребляют на протяжении тысячелетий, тем не менее, этим животным удается поддерживать свою популяцию. Как это происходит? Обратите внимание на любопытный факт: если в какой-то области численность волков сокращается, то волчица начинает приносить в помете в два-три раза больше щенков, чем в обычных условиях. Сегодня, например, в Карелии, биологи насчитывают примерно, 700-750 волков. При этом ученые считают, что для экологического равновесия в Карелии достаточно 150 хищников этого вида. То есть, в нашей республике волков примерно в пять раз больше экологически целесообразного уровня. Такая же картина наблюдается по всей России. Волк - высочайшее по приспосабливаемости животное, высокоинтеллектуальное, но не нужно его очеловечивать. В мирное время волки не нападают на людей, поскольку знают, что за этим последуют облавы. А вот в периоды средневековых лихолетий, войн волки часто нападали на человека, причем, выбирали слабейших - детей и женщин. Это очень сильное, суровое и жестокое животное. Для меня, как для писателя, очень интересно устройство волчьей стаи. Там царит железная дисциплина. Живут волки в семьях с привычной для нас структурой - отец, мать, дети разных возрастов. Чужие в стаю попадают редко, но некоторых принимают. В семье развито железное подчинение отцу-вожаку и матери-волчице. В отличие от человеческой ячейки общества, чтобы получить право на размножение, молодой волк должен сдать сложный экзамен, проявить смелость и сноровку, например, в коллективной охоте. Только после этого он переходит в ранг, так называемых, "высокоранговых" волков и тогда имеет право заводить свою семью. Не менее интересно, как волки все запоминают, учатся на разных трудных ситуациях, и в дальнейшем не повторяют ошибок, которые привели к гибели сородичей.

- Вы планируете в дальнейшем еще писать о волках?

- Мир животных удивительно интересен. Он очень похож на мир людей, но все же другой. Я часто ездил по местам, где ловили волков. Одно время очень остро их чувствовал. Например, смотрю на волка в клетке, он скалится, пугает, а я знаю, что к нему можно войти, он не нападет. А другой может не скалиться, а я по глазам вижу - прыгнет, к нему входить нельзя. Потом вдруг я поймал себя на том, что стал так же различать людей. Один со мной здоровается, приветлив, а я знаю, что он меня ненавидит, сожрать готов. Это все пришло через животных, меня до сих пор к ним тянет. Я не закончил свои книги о животных, еще непременно напишу о волках.

- Вы приехали в Карелию молодым начинающим писателем. Расскажите, пожалуйста, какая литературная атмосфера тогда была в нашей республике.

- Я приехал в республику старшим лейтенантом служить в зенитно-ракетных войсках. Потом учился в Петрозаводском университете на общетехническом факультете. А на четвертом курсе ушел в пединститут, на филфак. Все это время писал, общался, дружил со многими карельскими поэтами и писателями. Литературная атмосфера в Карелии была чудесная. Писатели встречались, разговаривали, обменивались новостями, читали стихи, обсуждали разные темы. Ни у кого не было зависти и ненависти в таком масштабе, как сегодня. Наоборот, писатели стояли друг за друга, поддерживали. Деньги мало кого из литераторов того времени откровенно интересовали, у большинства болела душа за творчество. Очень близки мы были с поэтом Тайсто Сумманеном. Нас связывали как дружеские, так и творческие отношения. Я переводил на русский язык его лирику. Почти каждый вечер я приходил к нему в гости, он тогда уже почти не выходил из дома. У Сумманена был всегда свой особый взгляд на поэзию, литературу, я многому у него научился. Очень хорошие отношения у меня сложились с Ортье Степановым. Это прекрасный финоязычный писатель, очень добрый, хороший человек. Знаменитый прозаик Антти Николаевич Тимонен меня поддержал, дал рекомендацию для вступления в Союз писателей. Был еще в кругу друзей замечательный человек Пекка Пертту, случалось, выпивали с ним и говорили за жизнь. Много общались с Николаем Матвеевичем Яакколой, он горой стоял за финнов и говорил всегда: "Я очень люблю мой маленький народ". Вот с этими писателями я дружил, произведения некоторых из них переводил на русский язык. Еще много общались с Рейе Такала - поэтом, который блестяще писал по-русски, мы ходили гулять в парк, что на берегу озера, читали друг другу стихи и обсуждали их. Многолетняя у меня дружба с Иваном Костиным, прекрасным, самобытным поэтом и прозаиком, который, и сегодня, несмотря на почтенный возраст, много работает, ездит и выступает до сих пор. Дай ему Бог здоровья! Хорошо я знал удивительного человека Тойво Вяхя, Ивана Михайловича Петрова. Это имя ему дали, когда его засекретили после операции "Трест" в сентябре 1925 года, когда с его помощью и с его участием арестовали знаменитого английского разведчика Джона Сиднея Рейли. И вот в конце шестидесятых, общаясь с Иваном Михайловичем, я написал о нем очерк в газету "Советская культура" и его напечатали. Прекрасно помню Ивана Исааковича Лайтинена, главного редактора газеты "Неувосто Карьяла" ("Советская Карелия"), человека вдумчивого и мудрого. Он всегда был предельно сдержан, интеллигентен, доброжелателен. Ни разу в жизни не слышал, чтобы он на кого-то повысил голос. В те времена, в шестидесятые, семидесятые годы в Петрозаводске работал прекрасный журналист и поэт Владимир Трофимов, мы тоже очень дружили и часто общались. Немного удивительно, что имена многих близких друзей и коллег того времени сегодня в моей памяти - и на мемориальных досках в Петрозаводске...

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о поэте Тайсто Сумманене, классике карельской литературы. Что это был за человек?

- Сумманен был гениальным человеком с тяжелым характером. Но мы прекрасно ладили. Однажды, будучи еще старшим лейтенантом, я написал стихотворение "Гуси". После его публикации в газете "Комсомолец" Сумманен мне позвонил и попросил зайти. Он уже тогда плохо ходил, тяжело болел, но мужественно продолжал много работать. Когда я пришел, он предложил неожиданный вариант: он по-фински переосмыслит сюжет моего стихотворения, а я потом переведу его на русский язык. Так появилось замечательное произведение "Притча о старом вожаке", оно, конечно, зазвучало уже совершенно иначе. Там были, в частности, такие строки:
Таится смерть за млечной пеленою,
Гудят во мгле стальные провода.
Как молнии удар - и гибнет стая...
Густеет мгла над вожаком седым.
Он думает на скалах, умирая:
"Зачем не отдал место молодым!"

Я без всяких задних мыслей отправил стихотворение в "Литературную газету", после чего мне сразу позвонил взволнованный сотрудник и попросил срочно прислать что-то другое, иначе проблемы могли быть не только у нас. Дело-то происходило в самый разгар брежневских времен! Подумать могли всякое. Могу сказать, что у Тайсто Сумманена было уникальное чувство языка, особая литературная мудрость, неожиданные повороты образов. Однажды он рассказал мне, что у него есть плохое стихотворение "Норвежская баллада", которое он нигде не печатал. И попросил меня перевести его на русский язык, после чего доработал стихотворение на финском, опубликовал его. Такой у нас сложился творческий союз. 

- Когда Вы начали писать стихи?

- Сочинять я начал еще в школе, мне было лет восемь. Мое первое стихотворение "Послание корейским мальчикам" я послал на радио, оно сразу прозвучало по второй программе всесоюзного радио. Такая у меня была первая поэтическая публикация. Во время учебы в военном училище мои стихи напечатали в газете Ленинградского военного округа "На страже Родины". А когда я стал молодым офицером, появилась литературная публикация в газете "Красная Звезда". Я был очень горд и счастлив - у этого издания были миллионные тиражи. Моя первая книга стихов "На грани" вышла в Карелии. Предисловие к ней написал знаменитый тогда поэт Сергей Смирнов, которому понравились мои стихи. Но после выхода книги появился очень едкий и обидный фельетон в журнале "Звезда". Я страшно расстроился, подумал, что это конец моей литературной карьеры. Кому теперь я буду нужен, после такого разгрома? Пришел домой, взял бутылку водки, выпил. Тут раздается телефонный звонок. Оказывается, в издательстве "Молодая гвардия" прочитали фельетон, посмотрели книгу и захотели тоже опубликовать мои стихи. Оплатили мне командировку в Москву и напечатали книгу. И такое случалось неоднократно: как только недоброжелатели поднимали головы, их действия имели для меня неожиданно положительный результат.

- Кого Вы считаете литературными учителями?

- Скорее, были не учителя, а те, кто оказал на мою жизнь влияние. Например, Леонид Максимович Леонов, автор книги "Русский лес", человек очень сильный, интересный. Он выступал перед молодыми писателями Карелии и прочитал очень любопытную лекцию, к тезисам которой я неоднократно возвращался в дальнейшей работе. Огромную пользу для меня принесли лекции профессора Розенталя по русскому языку, которые я слушал в Москве, в Институте повышения квалификации работников радиовещания и телевидения. А так учился я в основном у классиков: очень люблю Лескова, Пушкина, Лермонтова, Гоголя - это настоящая школа русской литературы. Это поэты и прозаики с необыкновенной емкостью слова и образа, писательским мастерством, богатством русского языка. К сожалению, современная русская литература, в основном, далека от своих корней. "Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести!" - как писал Вадим Шефнер, но, увы, об этом сейчас мало, кто думает. Среди молодежи много талантов, но надо, чтобы они учились мастерству, а не халтурили. Мне, например, очень помогло обучение редакторскому искусству в службе телевизионной информации в Карелии. Я научился видеть и вычеркивать лишние, пустые слова. Сегодня слово не ценят, нужно заново открывать его смысл и глубину, учить людей чувствовать, воспринимать, выражать свои эмоции.

- Однажды Вас исключили из партии. Почему случилось такое неординарное событие?

- Я человек с непростым характером, делаю то, что считаю нужным, порой, вопреки мнению окружающих. Проблема заключалась в том, что в определенный момент жизни я очень много ездил с выступлениями по регионам и заработал довольно много. Несмотря на то, что все было по-честному и ценой больших усилий, партийные органы решили меня показательно наказать. Когда вопрос разбирался на партсобрании в Союзе писателей, в присутствии партийного начальства, все молчали. Только мудрый Ортье Степанов сказал по-отечески: "Виктор, ты конечно не прав, нельзя так много зарабатывать". Он был человеком с юмором и сообщил, что в марте я заплатил взнос с трех тысяч рублей, что составляло три оклада первого секретаря Обкома партии. Неприятная ситуация. А я еще молодой, горячий, возьми да ляпни: правильно, у них оклады, а я сам зарабатываю! Партийные функционеры мне это запомнили. Но благодаря заступничеству Ортье Степанова, в писательской организации меня пожурили и вынесли выговор "без занесения". Это было очень мало. Потом состоялось несколько заседаний бюро райкома КПСС и меня в итоге исключили из партии. Правда, потом тихо восстановили - после моей поездки в Москву, где я постоял за себя в высоких кабинетах.

- Вы написали несколько произведений на военную тему, в том числе исторический роман "Всадник" о легендарном финском главнокомандующем бароне Густаве Маннергейме. Откуда Ваш интерес к этой личности?

- Я - человек с военным образованием, служил в зенитно-ракетных, других войсках. Военным делом интересуюсь с детства, прочел много книг на эту тему, изучал деятельность великих полководцев, начиная от Александра Великого и заканчивая Сталиным и Гитлером. Маннергейм - один из самых ярких, интересных полководцев XX века, масштабная историческая личность. Это был очень мудрый человек, зрелый политик, блестящий полководец. В прошлом офицер царской армии, он сделал все возможное, чтобы спасти свою родину от гибельных военных катаклизмов. Если бы не финская война 1939 года, я думаю, что Финляндия имела бы шансы сохранить нейтралитет во Второй мировой войне. Будучи на стороне Германии, Маннергейм все равно оставался на особом положении и пользовался огромным уважением в ставке Гитлера. Он единственный из командующих войсками союзников позволял себе обращаться к нему не "мой фюрер", а "господин рейхсканцлер". Маннергейм добился того, что финские войска не участвовали в кровопролитных боях под Ленинградом, и сделал все возможное, чтобы сохранить людей и свою страну. Кстати, он, вопреки позиции Гитлера, заботился и о евреях: ни один человек этой национальности не был выдан Германии, евреи продолжали воевать и чувствовать себя полноправными членами финского общества. Благодаря Маннергейму Финляндия заключила мирный сепаратный договор с СССР в 1944 году и досрочно вышла из тяжкой войны. Готовясь к написанию книги "Всадник", я много работал в архивах, поэтому материал подобрался уникальный. Книга была сразу переведена на финский язык и вызвала интерес в России и в Финляндии. Правда, отношение к личности Маннергейма даже сегодня не однозначное. Некоторые из учёных и ветеранов в России и сегодня считают Маннергейма агрессором и завоевателем, к сожалению. Тем более важно дать как можно больше объективной информации об этой неординарной личности. Сейчас готовится очередное переиздание романа для российских читателей.

- Какие качества Вы больше всего цените в людях?

- Прежде всего - трудолюбие, потом доброту и отсутствие страха. Страх и жадность - два самых отвратительных порока, от которых рождается все зло в мире, включая подлость, жестокость, предательство. Безделье - тоже страшный порок. Я считаю, что каждый человек должен на своем месте всю жизнь работать, работать и работать. В этом главное счастье. Очень полезно учиться. Мне, как писателю, пригодились все образования, включая военное и техническое.

- Как Вы работаете над Вашими произведениями? Это больше вдохновение или рутинный труд?

- Для меня сначала важно подготовить обширный материал, собрать как можно больше фактической информации. Я сейчас вынашиваю замысел написания двух новых больших книг и как раз работаю с источниками. По первой книге, действие которой происходит в Палестине в I веке нашей эры и в Древнем Риме, материал уже собран, пора садиться к письменному столу. Вторую книгу я замыслил как исторический детектив, связанный с поисками в Карелии месторождений алмазов. Здесь пока есть только общая сюжетная канва, характеры главных героев, дополнительный материал еще нужно привлечь. Когда я сажусь писать книгу, то полностью погружаюсь в мир, который описываю: чувствую все запахи, слышу звуки. Если вдруг меня в такой момент кто-то отвлекает неожиданно, я даже не сразу понимаю, где нахожусь, нужно время, чтобы вернуться в реальность. Для меня писательский труд - скорее не вдохновение, а перевоплощение, полное растворение в атмосфере произведения. Завершение работы над книгой и ее издание - всегда важные события в моей жизни. Я всю душу вкладываю в любимое дело.

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован