10 августа 2004
130

Наталья СОЙНОВА: Текст о шаманах

Дети человечества

Есть такие места, где время, как резиновое, растягивается вперед и назад, вбирает в себя и современные веяния, и осколки прошлого. Обескураживающее, доложу я вам, ощущение -- ступать по этим осколкам. Будто не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле идешь по битому стеклу музейной витрины: там, точно спеленутое, томилось детство человечества, но вот оно вырвалось на свободу -- в горчащее разнотравье, под лупоглазые звезды. Оно хороводит у костра, складывает не то молитвы, не то песни, бьет в бубен... Оно -- настоящее!

-- То есть как -- из Москвы? Вот так запросто все там бросила -- и сюда, в шаманки?!

Должно быть, вид у меня совершенно огорошенный. И она начинает терпеливо разъяснять, `разжевывать`, что называется:

-- Я не помню, когда впервые услышала про шаманов -- как будто всегда знала! Наверное, это дар. А дару нельзя сопротивляться! Нельзя зарывать таланты в землю! Иначе духи покарают: с ума сведут или еще что. Даже если бы я осталась в столице, все равно занималась бы чем-то близким к шаманству, целительством, например. Но я решила уехать сюда. Не знаю, почему. Истинный шаман вообще не ищет причин, не рассудничает. Он покоряется воле духов. Духи позвали -- я откликнулась.

Моя собеседница, Наталья Добындо, коренная москвичка, выросла в столице, выучилась на психолога. Но вот уже год с лишним живет в Тыве, в республике, что упирается одним боком в Красноярский край, другим -- в Монголию. О себе говорит: `Шаманка`.

И если оставался у меня еще скепсис, то именно она, словно пылинку, сдула его. Она убедила меня не словами, нет, -- самим своим поступком. Ведь если Париж стоит мессы, овчинка -- выделки, то и шаманизм должен стоить отказа от цивилизации! Имеет смысл рассмотреть этот `осколок` повнимательнее!

Не `Верую!` Но `Знаю!`

Энциклопедии определяют шаманизм, зародившийся 20-30 тысяч лет назад, как `раннюю форму религии`.

Что ж, придется моськой тявкнуть на энциклопедистов. Между религией и шаманизмом есть существенное различие. Человек религиозный скажет: `Верую!` Человек `шаманствующий` -- совсем иное: `Знаю!` Как пишет исследователь шаманизма, англичанин Кеннет Медоуз: `...понятие истины у религиозного человека основано на вере в слова или авторитет других людей... Понятие истины у шамана основано на личном опыте. К примеру, религиозный человек верит в существование царств за пределами физического бытия... Шаман же знает об их существовании, поскольку сам воспринимал их в измененном состоянии сознания и общался с населяющими эти царства духами. В шаманизме ни вера, ни интеллектуальное совершенство не являются необходимыми условиями. В шаманизме вы просто делаете, чтобы узнать; знание приходит через действие. Не нужно принимать систему убеждений, прежде чем двигаться дальше; не нужно связывать себя догмами и символами веры; не нужно изучать и почитать священные писания; не нужно подчиняться жесткой иерархии; не нужно приносить клятв и обетов`.

Определять шаманизм следовало бы, скорее, как раннюю форму... науки. Это она, как на ките, покоится на эмпирическом опыте. И как для химика нет грязной воды, а для филолога -- грязных слов, так для шамана -- беспристрастного ученого -- нет знания, которое могло бы его смутить.

На шамана, к примеру, как ни натягивай, не налезет костюм колдуна из сказки, про которого без запинки скажешь: добрый он или злой. Шаман добрый или злой, `белый` или `черный` не бывает. Его, если рисовать, то полутонами, серым, что ли. Потому что якшается и с духами хорошими, и с духами не очень, путешествует и в верхний, небесный, и в нижний, подземный, миры. Даже если шаман изгоняет духа, например, из тела больного, то не оттого, что этот дух -- зло, а оттого, что заблудился, бедняга, оказался там, где ему не следует быть. Христианский священник, изгоняющий дьявола (изгнание дьявола, экзорцизм -- это один из мостиков между древним шаманизмом и современной религией), уж разумеется, не так терпим! Более того, христианину, если, конечно, он не доктор Фауст, и в голову не придет чему-то учиться у черта. Шаман, напротив, считает, что... так и хочется написать `болезнетворные духи`, но тогда это будут уже не духи, а микробы!.. что духи, вызывающие болезни, -- мудрые существа, могущие передать свои знания людям. Болезнь вообще в шаманизме воспринимается как урок.

Шаман, как первоклашка с распахнутыми глазенками, открыт знаниям -- всем без исключения. Вот потому адепты называют шаманов `универсальными гениями`, дескать, это вам и швец, и жнец, и на дуде игрец. В древних сообществах, идет ли речь о Сибири, Африке, Австралии или обеих Америках, шаманы играли исключительную роль, ни одно начинание не обходилось без их участия и одобрения. Они лечили, предсказывали будущее, определяли дни свадеб и похорон, предсказывали погоду, решали, где сеять хлеб (то есть обладали аграрными знаниями), и даже... `спикали` и `шпрехали` -- переводили тарабарщину соседних племен. Кроме того, шаманы стояли и у истоков искусств. Шаман-поэт складывал заклинания-стихи. Шаман-музыкант придумывал к ним мелодии. Шаман-скульптор вырезал из дерева, камня или кости идолов.

Впрочем, и от религиозного деятеля в шамане тоже многое было. Шаман почитался как посредник между духами и людьми -- примерно так, как священник почитается наместником Бога на Земле. И, надо сказать, посреднических забот у шамана хватало, ведь духов на любом древнем пантеоне обреталось великое множество. Любая попытка древнего человека объяснить удивительные явления собственной жизни в частности и неизведанный, полный опасностей и тайн мир вообще приводила к обожествлению или -- вернее -- одухотворению этого мира. Как остроумно заметили по этому поводу в своем `Энциклопедическом словаре` Брокгауз и Эфрон: `...даже случайная потеря какой-нибудь вещи, случайное спотыкание, усышка масла в сосуде, порча провизии в амбаре и т.п. мелочи -- все это дело духов, которые кишмя кишат вокруг человека`.

Плацебо в чистом виде

До сих пор шаманизм -- это ковчег, в котором каждой твари по паре. Взять хотя бы один из основных аспектов шаманства -- целительство.

Кстати, в Тыве, где шаманизм считается культурным наследием и активно возрождается, существует даже специальное постановление правительства, в нем говорится, что совместная практика официальной медицины и шаманов поощряется. В республике работают четыре шаманские лечебницы. А в традиционных больницах стационарные больные имеют право... пригласить шамана к себе в палату! Не меньший почет шаманам-лекарям оказывают в Бурятии.

Шаманство сочетает различные целительские практики: массаж, ароматерапию, иридодиагностику, лечение травами, корректировку внутренних ритмов человека (при помощи непременного своего атрибута -- бубна шаман может настроиться на резонанс, например, с сердечным ритмом пациента и ускорить или, напротив, замедлить его). Но есть в этом коктейле и основной компонент -- психотерапия.

Для шамана -- вразрез с марксиситско-ленинской философией -- первична не материя, но дух. И физический недуг для него -- симптом душевных разброда и шатаний (пожалуй, ближе всего к этому установка: `Все болезни от нервов`). Так что шаман, в первую очередь, -- врачеватель душ. Он абсолютно убежден: чтобы исцелить больного, нужно, прежде всего, решить его психологические проблемы, а затем -- заставить пациента воспрять духом, поверить в себя.

Основная методика, которую использует шаман-лекарь, -- внушение. Это эффект плацебо в чистом виде! Больному даже не дают пилюлю-пустышку -- просто `вбивают` в подкорку: `Ты излечишься! Ты сможешь!` И человек начинает бороться с недугом за счет резервов собственного организма. Поговаривают, будто так справляются даже с неоперабельным раком...

Соответственно выбор способа лечения зависит от степени внушаемости пациента: над одним проводят получасовой несложный ритуал, над другим -- трех-четырехдневное камлание.

Ловкость рук и...

Какие только кунштюки не выкидывает шаман, чтобы душа того, для кого он камлает, проклюнулась сквозь скорлупу недоверия! Попробуйте-ка, к примеру, не поверить в то, что эвенкийский шаман отправился в верхний мир, если он... выпрыгнул через дымовое отверстие в чуме! У эвенков и других народов Крайнего Севера умение выпрыгивать из жилища через дымовое отверстие (метра эдак 2-2.5 вверх) считалось само собой разумеющимся для воина -- сейчас военной хитростью пользуются шаманы. Их ненецкие `коллеги` тоже показывают фокусы почище копперфильдовских: стреляют в себя, протыкают себе животы железными прутьями, отрезают головы и в буквальном смысле слова проходят огонь и воду: ступают по раскаленным углям и по самую макушку забредают в ледяные северные реки. Якутские мифы и вовсе приписывают шаманам способность левитировать, проникать сквозь стены, обращаться в животных и птиц и делаться невидимыми.

Может, шаманы и по воде ходить умеют, кто их знает?! Говорят же: надо видеть цель, не замечать препятствия, верить в себя, и тогда... нет ничего невозможного для человека с интеллектом!

Настроенные скептически этнографы иногда связывали шаманов перед камланием, чтобы не допустить трюкачества. Шаманов в худшем случае называли шарлатанами, в лучшем -- иллюзионистами или искусными актерами. Проводили даже такую параллель: шаманские ритуалы проходят, как правило, в темноте у костра, свет костра напоминает свет театральной рампы, и так же, как он, приводит зрителей в благоговейное, почти гипнотическое состояние, делает их внушаемыми. Однако разница в том, что актриса, играющая Жанну д`Арк, горит на ненастоящем (!) огне и театральная Джульетта вонзает в себя бутафорский (!) кинжал.

Шаманы, если и подыскивать для них сравнение в привычном нам мире, похожи не на артистов. Скорее, на йогов. Те медитируют долгие часы и в конце концов приходят в так называемое `измененное состояние сознания`, которое позволяет изменить (расширить) и возможности физического тела. Шаманы добиваются того же самого, входя в транс. Есть множество дорожек, которые ведут в это когда легкое забытье, а когда состояние, напоминающее глубокую кому, множество техник: барабанный бой и монотонные песнопения, сексуальное воздержание, посты, потогонные ванны или многочасовые бдения в темноте, такой, что хоть глаза выколи. Северные шаманы входят в транс с помощью алкоголя, а индейцы (самый знаменитый из них -- кастанедовский дон Хуан Матус) употребляют наркотики. Но расхожее представление о том, что все шаманы сплошь алкоголики и наркоманы, не верно. Тувинские шаманы, например, не только не пьют сами, но и не терпят пьяных, не принимают их в своих клиниках.

Способность входить в экстатическое состояние дала фомам неверующим повод считать шаманов психически невменяемыми. Однако ни шизофреники, ни эпилептики, ни истерики не могут контролировать себя. Шаманы же, будучи в трансе, действуют абсолютно осознанно и потом помнят все свои действия. Этим, кстати, они отличаются от медиумов и спиритов: те редко помнят, что происходило с ними во время `сеанса`. К тому же, спириты вызывают духов к себе, шаманы же сами идут в мир духов -- различие, как между горой и Магометом!

Духи варят души

Итак, шаманы психически здоровы и способны на многое, но только не на откровенное надувательство. Даже больше, по представлениям индейцев хиваро, духи категорически запрещают шаманам врать! Так что же, и жуткая история пересотворения шаманской души -- правда? И то, что бубен -- конь? И только неуклюжее, неизменяемое сознание не дает поверить в это до конца...

Шаманству нельзя научиться `по своему хотенью`. По шаманским представлениям, дар либо есть, либо нет. И, если его нет, знание ритуалов и умение бить в бубен не будут стоить выеденного яйца. Если же человек чувствует в себе способности, если духи выбрали его своим наместником среди людей, он не вправе отказываться, он должен прийти к опытным шаманам, и те подскажут, как распорядиться даром.

В одних культурах считается, что шаманские знания могут открыться каждому. В других бытует убеждение: будущий шаман от рождения имеет какую-то метку: огромное родимое пятно, лишний палец и т.п. -- это знак, что его душа еще до своего воплощения на земле общалась с духами. При этом дар может открыться и в детстве -- бывают 7-летние шаманы! -- и в довольно зрелом возрасте.

У всех народов-шаманистов есть мифы о становлении шамана. Причем настолько похожие один на другой -- будто писанные под копирку! -- что похожесть эта уже не кажется случайным совпадением. Якобы человек, которому открылся дар, заболевает особой `шаманской болезнью`: делается грустен и замкнут, мучится кошмарными сновидениями и галлюцинациями, страдает от болей во всем теле, то и дело падает в обмороки и вообще близок к сумасшествию. Эти мучения могут длиться годами. Во все это время душа избранного как раз таки проходит пересотворение. По легенде, духи уносят ее в свой мир, раздирают на кусочки, варят и пожирают, а вместо нее вселяют новую, истинно шаманскую, обладающую сокровенным знанием. При этом каждый дух, съевший кусочек души шамана, впоследствии подчиняется ему, так что страдания -- залог будущей власти.

Впрочем, есть и более `кровожадная` версия мифа: будто бы духи похищают не только душу, но и тело кандидата в шаманы, отделяют его мясо от костей и пересчитывают кости -- если обнаруживается лишняя, человек становится шаманом, если же нет, несостоявшегося посредника между духами и людьми убивают.

Под руководством опытного шамана новичок изучает тонкости ритуалов. Причем период ученичества иногда длится десятилетиями, ведь даже обыденная жизнь народов-шаманистов ритуализирована, и `мелочь` вроде подметания юрты или разливания чая -- это уже ритуал со множеством нюансов, кои нельзя перепутать.

Ничто не случайно

То же самое -- с шаманским костюмом. Он переделывается, дополняется, украшается годами, и каждая его деталь не случайна. Разноцветные ленты на рукавах, плечах и полах, называемые `змеи`, призваны отпугивать злые силы: когда шаман кружится у костра, `змеи` устрашающе развеваются в воздухе. Этой же цели служат нашитые на костюм колокольчики и наконечники стрел. Металлические подвески в виде животных, птиц или человечков символизируют духов-помощников, хранителей шамана, и чем больше таких подвесок, тем больше духов помогают шаману, тем он сильнее. Полоски кожи и клочки шерсти на костюме, а также головной убор из перьев указывают на то, что шаман -- `свой парень` в зверином мире, кроме того, они являются отголосками тех давних времени, когда шаманы облачались в шкуры животных. Непременный атрибут `амуниции` -- шаманское зеркало -- бронзовый кругляш, с помощью которого шаманы проводят диагностику или по принципу `свет мой, зеркальце, скажи` предсказывают будущее.

Отдельная история -- бубен. Он трактуется как ездовое животное шамана -- конь в южных районах, олень на Севере. `На нем` шаман спускается в глубины пещер, поднимается в небеса, стремительным всадником врывается в обиталища духов земли и неба, и огня, и вод. Вместе с тем бубен -- боевое снаряжение, щит и меч `в одном флаконе`. У каждого шамана в течение жизни последовательно может быть не более девяти бубнов. Когда рвется девятый, говорят, что шаман загнал последнего коня и теперь его жизненная сила исчерпана, он должен умереть. Если же шаман умирает раньше, то и бубен умерщвляют -- разрезают, чтобы никто другой не мог им пользоваться.

Изначально шаманы делали костюмы и бубны только сами и полагались разве что на помощь духов. Так, считалось, что духи указывают животное, чьей кожей следует обтянуть бубен, и дерево, из которого лучше всего сделать его обечайку. И кетские шаманы, например, уповая на указующий перст духов, шли в лес на поиски нужного дерева... с завязанными глазами.

Позже шаманское одеяние сделалось заботой всего племени. Каждый, кому помог шаман, в знак благодарности добывал для костюма ленту, колокольчик, кожаный шнурок или даже `громовой камень` -- осколок метеорита. В Монголии исцеленные собственноручно пришивали на костюм шамана мешочки с табаком, в Хакасии -- раковины каури, причем одна такая раковина стоила столько же, сколько лошадь или бык. Само собой, чем больше всевозможных подаренных людьми `фенечек` было нашито на костюм, тем более уважаемым был шаман. Однако со временем шаманский костюм становился не только богаче, но и... тяжелее. До сих пор костюмы старых или особо почитаемых шаманов весят до 30 кг, известен один монгольский шаман, чей костюм `тянет` на 72 кг! Кстати, распространенный в некоторых культурах запрет на женщин-шаманок имеет вполне реальное объяснение: быть шаманом физически тяжело, а потому желательно, чтобы ноша была взвалена на атлетические мужские, а не на хрупкие женские плечи.

Сейчас шаманы часто заказывают изготовление костюмов, бубнов и прочих атрибутов специально обученным ремесленникам или... попросту покупают их. В Кызыле, столице Тывы, в сувенирном магазине бубен стоит 3 000 рублей. Однако он будет оставаться всего лишь сувениром до тех пор, пока шаман не проведет над ним (или над купленным костюмом) специальный обряд оживления и не испросит у духов позволения камлать с этим бубном.

Легче рубить лес!

Мне было интересно еще вот что: как эти `дети человечества` ощущают себя в нашей современной, `взрослой` жизни? Как их духовные -- имеется в виду: населенные духами -- миры соотносятся с нашим материальным?

Выяснились любопытные подробности. Тувинские шаманские клиники, например, сами зарабатывают себе на жизнь. На все услуги там есть четкий прайс (стоимость обрядов от 100 до 500 рублей), и прежде чем отправиться на прием к шаману, нужно уплатить деньги в кассу и получить квитанцию с печатью. Половина вырученных клиникой средств идет на содержание помещения и коммунальные платежи, половина -- на оплату труда шаманов. Кстати, каждый современный шаман обязан получить лицензию на целительскую деятельность.

-- А как шаман живет в бытовом смысле? -- Обратилась я с вопросом к тувинской шаманке Ай-Чурек Оюн. -- У Вас, к примеру, благоустроенная квартира или по старинке -- юрта?

-- У меня времянка. Но это не от бедности. Просто в этом доме я вижу себя старой. Я вижу: если буду жить там, доживу до старости. Поэтому не хочу никуда переезжать. Муж меня все пилит: поехали, поехали. Он хочет жить с комфортом: с отоплением, ванной... А вообще, конечно, про наших шаманов нельзя сказать, что они богачи. Я вот один раз в Америке в индейском магазине была. Там самая крошечная шкатулочка -- 60 долларов, остальное и того дороже. Один турист начал возмущаться: `Почему так дорого?!` А индеец, продавец, ему говорит: `Эта шкатулка ручной работы, ее делали на священной земле и, когда делали, клали поклон духам. В ней -- духи. Она не может стоить три доллара! И даже 50 для нее -- мало!` Для меня это был хороший урок. Я поняла: надо знать себе цену. Вернулась в Тыву, сразу все тарифы повысила. Ну и пусть ко мне меньше народу приходит! Зато идут те, кому это действительно надо, кто в это верит! Ведь если человек за обряд платит дешево, он этот обряд не ценит, сидит просто так, будто на представлении, и вся моя работа оказывается впустую. А заплатит дорого -- будет ценить. И шамана уважать будет. Шаман ведь достоин уважения -- у него очень трудная работа!

О, да! Один шаман-якут сказал: `Легче лес рубить, чем шаманить`. Призванный духами человек не вправе свернуть с означенного ему пути. Отказ от шаманского дара -- его называют еще страшным даром -- грозит сумасшествием или смертью. И в любой день, в любой час, неважно, хочет он того или нет, шаман должен камлать по первому зову людей ли, духов ли. Должен служить тем и другим одновременно, ведь он -- связующее звено между ними.

Но отрада шамана в том, что его тяжелая, тяжелее, чем у лесоруба, работа -- не просто работа, но миссия.


Наталья СОЙНОВАhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован