12 марта 2008
1548

Нателла Болтянская: Как кризис в США влияет на российскую банковскую систему

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 21:05. Вы слушаете "Эхо Москвы". У микрофона Нателла Болтянская. Максим Трудолюбов, редактор отдела комментариев газеты "Ведомости". Здравствуйте.
М. ТРУДОЛЮБОВ: Добрый вечер.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы приветствуем главного экономиста "Сбербанка" Ксению Юдаеву. И говорим мы о финансовом кризисе, как его лечить. Если не возражаете, я бы хотела начать с вопроса, который пришел по Интернету от Алекса, по-моему. "Хотелось бы понять, а был ли (есть ли) кризис, или мы в нескольких шагах от него?"
К. ЮДАЕВА: Вопрос всеобъемлющий. Если говорить об американских финансовых рынках, безусловно, кризис есть. Мы видим существенное падение рынков уже на протяжении нескольких месяцев. Остановилось кредитование многих типов заемщиков, в частности, российские заемщики испытывают проблемы в получении новых кредитов и в пролонгации старых. Поэтому кризис есть. Если говорить о российском финансовом секторе, то здесь я бы не говорила о кризисе, но я бы говорила о напряженной ситуации, связанной с ситуациях на мировых финансовых рынках. И есть еще некоторые проблемы, связанные с изменениями налоговых правил. И в связи с этим ситуация напряженная и ЦБ и правительству, безусловно, приходится следить за этой ситуацией и применять меры к тому, чтобы кризиса не произошло. Но в целом российская экономика, конечно, на фоне многих других экономик мира, выглядит очень хорошо. У нас продолжается экономический рост, в прошлом году темпы были достаточно высокими, в этом году, возможно, они чуть снизятся, но тоже будут высокими. Россия находится сейчас в лучшей ситуации, чем многие другие страны с точки зрения кризисов.
М. ТРУДОЛЮБОВ: А российские банки... Можно ли говорить о том, что просто отложенная реакция, что пройдет немного времени и российские банки по-настоящему почувствуют проблемы с ликвидностью? Может через какой-то период, месяц, другой.
К. ЮДАЕВА: Проблемы в российских банках с ликвидностью были в начале осени, была напряженная ситуация, ее удалось пройти с помощью мер, которые приняли ЦБ и правительство. Сейчас, в связи с крупными платежами в конце марта ожидается напряженная ситуация, но есть ощущение, что опять могут быть приняты некоторые меры по рефинансированию банковского сектора, которые позволят банковскому сектору пройти эту ситуацию без кризисов. Если мы говорим про российскую финансовую систему в целом, то на мой взгляд, за исключением этих краткосрочных проблем, есть, безусловно, более фундаментальная проблема, проблема отсутствия некоторых важных рынков, таких, как рынка государственных долговых инструментов. Рынок есть, но он очень узкий. Это основной рынок, с помощью которого ЦБ в развитых странах осуществляют урегулирование денежной базы, рефинансирование банковского сектора и другие, связанные с этим операции.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос пришел по Интернету из Екатеринбурга. "Надо помочь разрастись кризису, когда доллар будет...мир расцветет, а США будет гнить по полной программе". Это так?
К. ЮДАЕВА: Я сомневаюсь в этом. Я думаю, что весь мир последние 10-20 лет развивается за счет процветающей экономики США. Экспортно ориентированная стратегия роста, которую преследовали азиатские страны, она предполагает активную международную торговлю, очень активный экспорт, важнейшей страной экспортером является США, Так что все эти страны росли за счет того, что США были настолько сильны, что могли покупать их продукцию в огромных размерах. Кроме того, США важнейший финансовый рынок. Даже в рамках кризиса, казначейские облигации США пока самые надежные в мире инструменты финансовые. И все эти страны активно развивающиеся использовали этот рынок для накопления резервов, для того, чтобы создать подушку стабильности и безопасности для своих экономик. Поэтому к счастью или, к сожалению, сильные США являются во многом залогом развития других стран.
М. ТРУДОЛЮБОВ: Сейчас практически все взгляды сосредоточены на действиях американского ЦБ, Федеральной Резервной Системы. И взгляды противоположные, в том числе и у известных экономистов и наблюдателей есть два противоположных взгляда на действие ФРС. Одни видят в том, что американский ЦБ готов снижать цену денег и увеличивать денежные предложения, видят в этом слабость, не готовность к серьезным решениям, возможно, каким-то банкротствам, другие считают, что все правильно и что иначе не остановить кризис ликвидности в банковской системе. Почему такие противоположные взгляды?
К. ЮДАЕВА: Противоположные взгляды, безусловно, зависят от того, какая теория того, что происходит, лежит во главе тех, кто высказывает эти теории. Скажем, как я понимаю, во главе того, что делает сейчас ФРС, лежит теория дефицита глобальных финансовых инструментов. Теорию эту разработал преподаватель МАТИ Риккардо Кабальерас с соавторами. Многие американские экономисты писали об этом. Они говорят главный постулат, что в мире много желающих сберегать. Это и население, и правительство развивающихся стран, не так много надежных инструментов. Основные инструменты - казначейские облигации. Их предоставляют США. И эта ситуация, когда много желающих что-то куда-то вложить и не так много надёжных инструментов, которые можно вложить, она создает такой навес лишних сбережений и этот навес периодически уходит куда-то в пузыри финансовые, которые развиваются в то время, когда они развиваются, глобальная экономика развивается. Например, то, что мы сейчас наблюдаем, ипотечный кризис - это последний пузырь.
М. ТРУДОЛЮБОВ: Надежным инструментом для сбережений что является?
К. ЮДАЕВА: Тот инструмент, где вы точно знаете, что заемщик заплатит. Чем выше риск того, что заемщик не заплатит, тем меньше надежность этого инструмента. Но когда развивается пузырь, то возможности растут, начинают выглядеть более надежно. Но потом эта ситуация достигает определенного предела, пузырь лопается, кол-во активов сокращается. Вспомним российские пузыри, они же пирамиды, МММ. Пока в МММ прибывали дополнительные участники, замечательная была доходность по всем акциям МММ, все получали огромные доходы, Леня Голубков покупал сапоги, путевки в Париж, шубы и все остальное. Вся эта ситуация могла развиваться только до определенного момента, после чего все закончилось существенными потерями для большого количества людей. Так же устроены и все остальные пузыри, в частности тот, который мы наблюдаем сейчас. Таких пузырей было много в последнее время, предыдущий был в начале 2000 году, перед этим был азиатский кризис, перед этим латиноамериканский, перед этим - кризис 1987 года и кризис 1979 года тоже был похожим.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ксения, много вопросов приходит в духе не как лечить, а смысл их сводится вот к чему, что в случае каких-то кризисообразных происшествий в России на государство надежды нет ни у одного гражданина России. Но гражданину придется подумать, как самому себе соломки подстелить. Я не уверена, что в эфире можно дать универсальный совет, но я честно задаю этот вопрос. То есть, спасение утопающих - дело рук самих утопающих?
К. ЮДАЕВА: Я надеюсь, что российское государство в последние 10 лет готовилось к тому, чтобы спасать утопающих, накапливало резервы, стабилизационный фонд и с помощью этих инструментов на некоторое время мы сможем изолировать себя от больших проблем. Поэтому пункт первый я бы чуть-чуть доверяла бы.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Извините меня за резкость, но не дай Бог, что случиться, граждане России Вашу надежду на куски не порежут и на стол не положат.
К. ЮДАЕВА: Это я понимаю, да. Вторая проблема. Я думаю, что сейчас угроза для граждан не очень большая. Все те граждане, кто вкладывают деньги в банки, должны знать, что у нас действует система страхования депозитов и их депозиты в какой-то степени также защищены. А в дальнейшем, когда возникнут проблемы, я думаю, что всем сразу станет понятно, что делать. Наши граждане очень хорошо понимают, они начинают валюту покупать, какие-то вещи, чтобы себя застраховать. Но пока основное, что я бы хотела сказать, для паники у граждан нет серьезных оснований. Некоторые проблемы есть, но я думаю, что наше государство должно сотворить безумные глупости для того, чтобы мы очень быстро свалились в кризис. Вряд ли это произойдет.
М. ТРУДОЛЮБОВ: А Вы понимаете, откуда возник слух о деноминации? Есть какие-то рациональные объяснения того, почему люди, когда существует какая-то смутная опасность, особенно в России, начинают говорить о сокращении нулей на деньгах?
К. ЮДАЕВА: Почему именно сокращение нулей я не знаю, видимо потому, что события 1998 года последовали за деноминацией. Я сразу цитирую всегда Багрова, который говорил, что Америке кирдык. Вот и у нас ко всем этим словам синоним кирдык. Все слышали про финансовый кризис в США и дойдя до низов эта информация трансформировалась в какие-то угрозы деноминации.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, в Кишиневе колбасы нет, а в Чикаго бастуют.
К. ЮДАЕВА: Или советская теория, что делала государство в сложных ситуациях? Денежную реформу.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Скажите, Ксения, вот тут выступал, давал пресс-конференцию политолог известный Сергей Марков. С точки зрения которого, одним из серьезных подвигов Путина является завершение борьбы с экономическим кризисом. На Ваш взгляд, насколько это так?
К. ЮДАЕВА: С экономическим кризисом 90-х годов, это, наверное, имелось ввиду? Ну, подвиг Путина, не подвиг Путина, но я думаю, что в конце 90-х, в начале 2000-х были предприняты некоторые важные меры, скажем, налоговая реформа, безусловно, макроэкономическая политика Кудрина, она способствовала стабилизации и в условиях этой макроэкономической стабилизации и начался экономический рост, который мы наблюдаем. И здесь заслуга Путина есть, но с другой стороны, ситуация на протяжении 90-х годов, почти 10 лет продолжался кризис, решения находились изнутри, снизу экономические были связаны с реформами Гайдара и Ельцина. Поэтому я бы сказала, что это частично заслуга Путина, частично заслуга тех процессов, которые начались еще в начале 90-х годов.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как Вам видится стратегия развитии России? Вам даже срок поставлен - до 2020 года.
К. ЮДАЕВА: Стратегия развития России, та, которая написана, она долгосрочная. Она не учитывает, не обращает серьезного внимания на те краткосрочные колебания, которые происходят в экономике, а я, все-таки, осмелюсь предположить, что тот кризис, который мы наблюдаем сейчас, он не навсегда, что это довольно типичное явление - спад в глобальной экономике, скажем, через год-два, может быть 2,5 года кризисные явления закончатся, начнется опять развитие и стратегия посвящена тренду, а не колебаниям вокруг тренда. Есть некоторые другие более краткосрочные прогнозы правительства, которые посвящены как раз вопросам борьбы с этим кризисом. Стратегия направлена в 2020 год и смотрит на развитие.
М. ТРУДОЛЮБОВ: Возвращаясь к более конкретным вопросам, к российским банкам. Что может в принципе грозить в ближайшее время, в перспективе года, российским банкам в том смысле, что они же очень неравноценные, у нас есть крупные банки, есть банки огромные, которым гарантирована поддержка государства и есть частные, небольшие банки. Может ли случиться какие-то серьезные изменения, когда какое-то количество небольших игроков уйдет или будет скуплено?
К. ЮДАЕВА: Я думаю, что в России слишком много банков, их слишком много уже давно. Идет процесс консолидации, он будет продолжаться. У нас будут формироваться крупные банки. У нас сейчас Сбербанк, по некоторым показателям, занимает половину рынка даже в России, 52 процента депозитов. Сбербанк хотел бы свои позиции сохранить, но, тем не менее, я думаю, что здоровый процесс в том, что у нас появятся в периоде пяти лет несколько других крупных банков, работающих по всей стране. Это будет за счет процесса слияния, поглощения. Вот этот процесс я предвижу. Но, на мой взгляд, это совершенно здоровый процесс и он бы имел место вне зависимости от кризиса. Кризис может несколько его подстегнуть в каких-то местах. Какие-то банки могут столкнуться с проблемами отдельными. В целом, мне кажется, что процесс формирования национальной банковской системы у нас начался лет пять назад. Пока еще мы этот процесс далеко не до конца прошли, более того, в значительной степени пока еще мы финансовую систему импортировали из-за рубежа и второй процесс, который будет происходить, это, безусловно, выстраивание российской системы рефинансирования банковской системы. И хотелось бы также, чтобы укреплялась депозитная база и все больше бы людей доверяло банкам. Здесь кризис не поспособствует, я боюсь, в течение какого-то времени. Но со временем система консолидируется и будет оказываться более надеждой.
М. ТРУДОЛЮБОВ: На цене кредита ближайшие события как скажутся? Она дальше будет расти? Для частных клиентов.
К. ЮДАЕВА: Здесь все немного будет зависеть от политики ЦБ, все-таки он у нас влияет на процентную ставку. Но в целом я бы сказала, что возможен некоторый еще рост процентных ставок по кредитам в ближайшее время. Но, с другой стороны, мой прогноз, что ситуация во второй половине года может уже начать стабилизироваться.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Некоторые наши слушатели напоминают мне пожилую домохозяйку, которая смотрит страстно порно фильм и спрашивает "Женится он на ней или нет?" Вопросов 50 пришло - будет ли кризис в 2009-2010 году или нет? Извините за вольную ассоциацию
К. ЮДАЕВА: Можно я как экономист скажу? Я скажу, что на 85 процентов вероятности кризиса не будет.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Теперь вот еще какой вопрос. Скажите, пожалуйста, на сегодняшний день очень многие специалисты, которые работают с недвижимостью, с крупными, недешевыми потребительскими товарами, говорят о том, что процесс получения кредитов в банке стал не проще, в некоторых случаях позволяют себе надзаконные танцы. На Ваш взгляд, тенденция к упорядочению, к некоторой оптимизации этих отношений есть?
К. ЮДАЕВА: Кредит у нас активно развивался за счет притоков капитала и сейчас он затормозился по этой причине. Мы проходили такую стадию первоначального кредитования, когда и банки не очень хорошо умели оценивать заемщиков, и заемщики плохо себе представляли, с чем они имеют дело. И я думаю, что сейчас мы имеем некую реструктуризацию системы, установление в ней правил, определения порядка выдачи кредитов, процедур, которые уже могут установиться на некоторое время.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я еще раз напомню, что у нас в гостях сегодня Ксения Юдаева - гл. экономист Сбербанка. Мы продолжим наш разговор сразу после выпуска Новостей. Анна Казакова у нас уже в студии с Новостями. Сейчас мы ей дадим слово, а затем продолжим беседовать с нашей гостьей.
НОВОСТИ
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем "Большой дозор". У нас в гостях главный экономист Сбербанка Ксения Юдаева. У нас вопрос, когда наступит тот день, когда молодая семья сможет взять в банке ипотечный кредит и в течение 30 лет платить только проценты. Когда проценты будут сопоставимы с доходами по банковским вкладам?
К. ЮДАЕВА: Система недоверия всеобщего, которое все еще сохранилось в российской экономике, оно приводит к тому, что пока банки опасаются давать кредиты на 30 лет, дают их только на 10. Мне кажется, что если наша страна будет развиваться так, как предсказывает стратегия экономического развития до 2020 года, то к 2020 году мы придём к тому, что банки начнут, как во всех цивилизованных странах, давать кредиты лет на 30. Это не так уж в отдаленной перспективе, через 12 лет.
М. ТРУДОЛЮБОВ: Это еще вопрос чего? Вопрос дополнительной конкуренции, возможно? Когда будет больше иностранных агрессивных игроков...
К. ЮДАЕВА: Это в какой-то степени и вопрос дополнительной конкуренции, вопрос более развитой финансовой системы в целом, чтобы таким образом банки могли свои риски диверсифицировать между большим кол-вом участников системы через финансовые рынки. Это и вопрос самих заемщиков. Да, пока у меня нет ощущения, что у нас заемщики готовы продемонстрировать, что они 30 лет действительно смогут надежным образом выплачивать кредит. У нас нет системы кредитных историй, она очень медленно еще развивается. У нас система отслеживания человека по стране, если он что-то сделал, куда-то переехал, чтобы банк его мог найти. Эти все вещи не очень хорошо разработаны. Поэтому я думаю, что в целом должна некоторая прослойка институтов вокруг ипотеки и финансовых, и юридических, судебная система, должны несколько усовершенствоваться. Вот такие вещи должны случиться в нашей стране для того, чтобы это стало возможным. Пока, к сожалению, я боюсь, что у нас риски ипотеки даже обеспеченные какими-то залогами, рассматриваются так же, как риски ничем не обеспеченной ипотеки в США.
М. ТРУДОЛЮБОВ: Рассматривается банками.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос, пришедший по Интернету от Ильи. "Что лучше для России - слабая или сильная экономика США?" А что Вы смеетесь?
К. ЮДАЕВА: Смотря с какой стороны. Чтобы политически выглядеть лучше, нам бы хотелось, чтобы американцы были поменьше, но я думаю, что из практических соображений американская экономика - это спрос на огромное количество товаров и американская экономика "заболела" и все остальные экономики активно "чихают". И в Индии замедляются, в Китае говорят о замедлении темпа роста. Мы это почувствовали на себе, т.е. для нас отсутствие кризиса в американской экономике и ее постепенное стандартное развитие темпов процента 3 - это хорошо. В этом случае мы можем быстро и активно развиваться и догонять экономику США по уровню экономического развития. Кризис в США ведет к проблемам у нас, как мы сейчас видим.
М. ТРУДОЛЮБОВ: А если вернуться к ФРС американской, я не до конца понимаю то, что эти противоположные взгляды на то, что делает глава ФРС. Он снижает процентную ставку, видимо, будет продолжать еще это делать. ЦБ крупные и значимые других стран, если снижают, то не так быстро. И в других крупных экономиках, видимо, какие-то другие взгляды на тот же самый процесс и ЦБ гораздо осторожней себя ведут. В чем здесь дело? Система одна же...
К. ЮДАЕВА: Система одна, но "Сабпрайм могиджиз" [англ. Sybprime mortgage (не обеспеченный ипотечный кредит)] были в США и там возникла эта банковская проблема. Но я бы не сказала, что уж совсем другие банки ведут себя по-другому. Действительно, процентные ставки, в основном, до недавнего момента, снижала только ФРС, но смотрите, что произошло в последние несколько дней. В пятницу ФРС США несколько изменила, расширила возможности для своих банков получать хорошие залоги, открыла возможность для получения взаймы от ФРС казначейские облигации. Одновременно вчера такие же меры ФРС приняло не только для банков, но и для первичных дилеров. Другие пять крупнейших банков, банк Англии, банк Швейцарии, Европейский Центральный банк, банк Канады, возможно кто-то еще, я забыла. Они расширили свои операции, в том числе банк Швейцарии и Европейский Центральный банк, операции в долларах. Они провели меры, направленные на стабилизацию своих банковских систем. Сейчас уже кризис дошел до такого состояния, что крупнейшие банки осуществляют одновременно меры для поддержания финансовых рынков. Они перешли, в частности ФРС, может быть временно, от чисто процентной политики, к политике, направленной на решение проблемы с залогами. Дело в том, что не то, что сейчас у банков нет ликвидности, они не одалживают друг другу деньги, потому, что ни у кого нет надежных залогов, все очень боятся кризисов на разных других рынках. Есть кризис на рынке ипотеки, может перейти в кризис потребительского кредита, потому, что это те же люди. И нужны надежные залоги. Меры, которые сейчас принимает ФРС, в последнее время, они направлены на вбрасывание этих залогов в систему, как еще одна попытка остановить панику. То, что мы сейчас наблюдаем на финансовых рынках, во многом это паника, падение идет гораздо больше, чем фундаментально обусловлено. Критики ФРС говорят о другом. Что проводя такую политику, ФРС способствует спекулянтам. Оно создает возможности для людей зарабатывать деньги на такой политике ФРС. Такой риск, безусловно, тоже имеется. Но ФРС считает, что паника принесет гораздо больший успех экономике, чем те возможности для спекулянтов, которые она создает, плюс они пытаются каким-то образом регулировать свою политику, так, чтобы ограничить возможности для спекуляции.
М. ТРУДОЛЮБОВ: А можно по-простому объяснить, с точки зрения человека на улице, с точки зрения покупателя. Падение цен - это хорошо. А почему его так боятся ЦБ?
К. ЮДАЕВА: Падение цен - это хорошо. Падение зарплат?
М. ТРУДОЛЮБОВ: Не очень хорошо.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Совсем не хорошо.
К. ЮДАЕВА: А если у вас есть падение цен у производителей, значит они будут либо вынуждены снижать зарплаты, либо увольнять работников. Обычно снижать зарплаты тяжело в номинальном выражении, поэтому эта подстройка идет через увольнение работников, через снижение выпуска.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: На Ваш взгляд, возможность влияния политических рисков, событий на экономическую ситуацию в России?
К. ЮДАЕВА: Какие политические риски?
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я вернусь к теме программы, которая была до Вашего прихода. Многие экономисты считают, что довольно тяжелое наследие досталось нынешней российской власти и что ситуация в обществе не обязательно будет небом в алмазах.
К. ЮДАЕВА: Я, честно говоря, не вижу такого надвигающегося серьезного политического кризиса, который мог бы повлиять на экономическую ситуацию. Я бы здесь, скорее, согласилась бы с Е.Т. Гайдаром, который говорил в своем выступлении в Институте экономики переходного периода о том, что сейчас правительство может делать ошибки, связанные с желанием абсолютно избежать любого кризиса, поддержать ситуацию за счет фискальных мер, что в дальнейшем может иметь негативный эффект на экономику. Я недавно придумала такую аналогию. Если на вас надвигается ураган "Катрина", вы полностью избежать ущерба не можете, вы его можете минимизировать. И то, что мы наблюдаем сейчас на финансовых рынках, как-то на России скажется. Темпы роста чуть-чуть замедлятся и темпы роста доходов могут замедлиться, желание банков раздавать кредиты уже замедлилось, т.е. некоторые негативные последствия будут, их нельзя избежать. Это циклический период. Их можно пытаться минимизировать. Если вместо этого пытаться проводить политику, которая позволить совсем это нивелировать за счет государственного вмешательства в экономику, то тогда это может привести и к росту инфляции, с которой потом уже придется иметь дело, это может создать существенные диспропорции, дестабилизировать макроэкономическую ситуацию, мы потеряем резервы и стабилизационный фонд и в дальнейшем это может привести уже к более глубокому кризису, чем та ситуация, которая сейчас есть на международном рынке.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Один из наших слушателей из Вологды, Алексей, задает вот какой вопрос. "Изучал график погашения корпоративных долгов (включая банковские) перед Западом и в августе или сентябре выходит, что мы должны будем заплатить еще большую сумму, нежели в марте. И если март-апрель мы выстоим не придет ли к кризис осенью, ведь не секрет, что ипотечный кризис в США к этому времени еще не закончится и перефинансироваться на Западе будет также дорого или вообще невозможно, как и сейчас."
К. ЮДАЕВА: Давайте доживем. Я думаю, что нужно начать готовиться к этому кризису.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Соль и спички покупать?
К. ЮДАЕВА: Нет, я думаю, что когда мы говорим конкретно о людях, то людям пока еще можно не беспокоиться. Готовиться нужно ЦБ и правительству, придумывать меры, которые сгладят этот августовский период выплат. Второе - не исключено, что те меры, которые сейчас принимают и будут предпринимать ФРС и другие банки, что они позволят несколько стабилизировать ситуацию и тогда к августу возможности по рефинансированию долгов у российских банков увеличатся. Дело не в том, что у банков иностранных денег нет, они их боятся давать. А если паника остановится за счет предпринимаемых мер и ситуация стабилизируется, хотя будет продолжаться расчистка ипотечного рынка, то такие страны, как Россия, наш кредитный рейтинг вчера повысился, эти страны могут немножко выиграть и для нас ситуация будет менее напряженной.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ксения Юдаева - главный экономист Сбербанка у нас в гостях. Главный вопрос по Сбербанку - когда вернут вклады?
К. ЮДАЕВА: Когда правительство решит.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Скажите, подводя итоги нашей с вами беседы, очень многие наши соотечественники воспринимают историю с тем же американским ипотечным кризисом, как костяшку домино, которая обрушит всю выстроенную фигуру, имеется ввиду и ситуация в России. Насколько я понимаю, это не так?
К. ЮДАЕВА: Это частично так. Оно уже частично обрушило, ситуация началась несколько месяцев назад и с тех пор обрушается. То, о чем я говорю, что уже куда-то к низу обрушения мы приближаемся и вполне возможно, что через несколько месяцев эта костяшка начнет лучше дышать и подниматься назад.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: С Вашей точки зрения, пугают нас тем, что возможно, цены на нефть... С Вашей точки зрения?
К. ЮДАЕВА: Пока, как это не удивительно, цены на нефть продолжают расти. Есть гипотеза, что это как раз очередной пузырь, который надувается, но пока однозначно ответить на этот вопрос, что это именно так, нельзя. Я бы говорила о другом. Упадут ли цены на нефть в краткосрочном периоде, как они упадут, переживет ли это российская экономика? Это может быть циклическое падение, которое мы переживем за счет стабилизационного фонда. Но в перспективе 5-10 лет цены на нефть могут упасть, уже по фундаментальным причинам, из-за перестройки спроса и из-за того, что человеческая мысль не стоит на месте и альтернативное топливо станет экономически выгодным в течение этого периода. И к этому нам надо готовиться. У нас есть время, нужно пытаться развивать что-то еще, кроме производства сырья.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это по мнению политолога Маркова, одна из серьезных задач, стоящих перед Медведевым. Один из подвигов, которые ему предстоит совершить - переход к инновационному развитию. Потенциал есть?
К. ЮДАЕВА: Я думаю, что есть. Полностью уйти нам от сырьевого потенциала не удастся, это и не нужно, но нарастить долю инновационной экономики и просто не сырьевой экономики или экономики в других отраслях, скажем, сельское хозяйство. Оно сейчас становится очень перспективным сектором. Россия - одна из немногих стран мира, которая может увеличить выпуск сельскохозяйственной продукции. Я думаю, что это один из секторов, в который мы можем диверсифицироваться, плюс обрабатывающая промышленность, инновационные сектора, включая всевозможные виды деловых услуг, в том числе услуг с высокой научной компонентой.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Многие из тех, кто нас слушает, являются людьми, которые имеют некие финансовые отношения с государством. Они могут быть просто людьми, у которых счета в том же Сбербанке, они могут быть заемщиками, которые платят по кредитным процентам, и понятно, что когда ваши сбережения находятся в стеклянной банке, то у вас, казалось бы, больше простор оперирования ими. Узнали, что завтра что-то произойдет, побежали и обменяли. С Вашей точки зрения, людям, которые держат свои деньги в банках, или платят проценты по кредитам, в текущем году есть чего боятся в России?
К. ЮДАЕВА: Людям, которые держат кредиты в банках, сильно боятся нечего. Тем, кто платит проценты по кредитам, тем более. У нас сейчас такая политика, что у нас проценты по кредитам, так же, как и по депозитам, отрицательные, поэтому многим жаловаться не на что. Благодаря высокой инфляции, платежи по кредитам обесцениваются.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: А счет в банке может пропасть?
К. ЮДАЕВА: Если это только очень ненадежный банк. Он может пропасть и я бы здесь как раз рекомендовала людям не бросаться на высокие проценты. Если банк предлагает высокий процент, то с большой вероятностью это большой риск и нужно, как минимум, прежде чем класть деньги под этот высокий процент, проверить, почему этот банк предлагает высокие проценты, насколько он надежен.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: И вопрос от Алексея из Тюмени. "Для каких внутренних целей российской банковской системы народонаселение пугают кризисом ипотеки в США?"
К. ЮДАЕВА: Я думаю, что народонаселение никто особенно не пугает. Все обсуждают эту ситуацию, народонаселение у нас очень финансово грамотно. Если бы я могла дать один совет нашему правительству, что делать в этой сфере. Я думаю, что нам нужно работать над повышением финансовой грамотности населения, рассказывать им про существующие инструменты.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас была такая история несколько лет назад.
М. ТРУДОЛЮБОВ: Это как тема, она существует всегда.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Тема существует, грамотности не существует.
М. ТРУДОЛЮБОВ: Постоянно какие-то программы появляются.
К. ЮДАЕВА: Людей надо не пугать, им надо объяснять, что происходит и какие могут быть последствия и что правительство делает для того, чтобы этих последствий избежать.
М. ТРУДОЛЮБОВ: Когда мы говорим всякие слова про ФРС, видимо, кто-то воспринимает это как "пугалку". Хотя мы просто пытаемся понять, каковы истоки кризиса, как он устроен и коснется он нас или нет. Говорим о вещах довольно отвлеченных.
К. ЮДАЕВА: А народ начинает бояться.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: На этой оптимистической ноте я вынуждена завершить нашу встречу. Благодарю Ксению. Максим Трудолюбов и Нателла Болтянская. Программа "Большой дозор".
М. ТРУДОЛЮБОВ: Спасибо.

12.03.2008
http://echo.msk.ru/programs/dozor/500649-echo/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован