02 августа 2002
121

НАТО без нас не обойдется

Протестовать против расширения военно-политического блока бесполезно, с ним необходимо тесно сотрудничать

Отношения России с НАТО после 11 сентября развиваются так быстро, что российское общественное мнение оказалось не готово к этому. Оно готово принять Европу, даже ВТО, но на НАТО реагирует стабильно отрицательно. Президент Владимир Путин подписывает договор, который многие западные политики рассматривают как де-факто вступление России в НАТО, но в то же время НАТО заявляет о своей готовности и дальше расширяться на Восток. Пора определиться, как мы относимся к НАТО, но для этого нужно понять, как НАТО относится к нам.

Россия - союзник или противник?

На Западе, если снять пропагандистскую мишуру, есть две позиции по отношению к холодной войне и соответственно к миру после холодной войны. Одни считают ее войной демократии против мирового коммунизма. С этой точки зрения, крах СССР - это победа западных демократий и русского народа над коммунизмом, поэтому закрепление победы в холодной войне - это окончательная победа рынка и демократии в России, значит, Россия - не противник, ей надо помочь укрепить демократию. Но если Россия не демократическая страна, то она остается противником. Поэтому Запад очень чувствителен к ситуации со свободой слова и к методам, которые армия применяет в Чечне. Если же в России укрепляется демократия, то все хорошо, Россия - союзник. Этой позиции - назовем ее либерально-идеологической - придерживается западный бизнес. С ней согласны наши западники: `ЯБЛОКО` и СПС.

Вторая позиция - геополитическая: холодная война была войной западной цивилизации против вечно авторитарной российской цивилизации. Тогда варварская Россия, вечный жандарм Европы, оделась в коммунистические одежды. Сейчас временный хаос, после которого Россия оденется в другие одежды, но они опять будут авторитарные. Поэтому нужно, пока не поздно, пока Россия не восстановилась, `оттяпать` у нее как можно больше. А закрепление победы в холодной войне - уменьшение России до Московии, превращение ее из многонациональной в так называемое национальное русское государство, недопущение возвращения России статуса великой державы.

Лидер этого направления - известный `доброжелатель` России Збигнев Бжезинский. Американцы обычно открещиваются от `Большого Збига`, говорят: да не обращайте вы на него внимания, он не пользуется авторитетом в США. Но это они от стыда, что такой зоологический ненавистник нашей страны пишет планы, которые потом выполняют респектабельные политики.

Эту точку зрения, но с обратным знаком (`Евразия - хорошо, атлантизм - наш вечный противник`) разделяют и наше интеллектуальное патриотическое крыло - сторонники евразийского пути России.

То есть НАТО пока не определилось до конца, противник мы им или новый союзник, и поэтому многое зависит от нас, как мы будем позиционировать себя - как противников НАТО или как его партнеров. На руку нам играет и новая ситуация после 11 сентября: НАТО для сплочения нужен враг, раньше в его качестве по инерции рассматривалась Россия, теперь место врага занимает мировой терроризм, а точнее - радикальный политический ислам.

Натовская бюрократия без работы не останется

Североатлантический блок создавался для защиты от СССР, поэтому после распада Советского Союза он должен был по логике уйти с политической сцены. Но победители, даже если они никому уже не нужны, не уходят. Нет политической воли их выгнать - это инерция институтов. Поэтому НАТО начало лихорадочно искать себе новое применение, ведь бюрократии очень хочется сохранить работу и бюджеты. Сначала сказали: после распада СССР в центре Европы образовался вакуум безопасности, нужно этот вакуум заполнить путем включения этих стран в НАТО. Сильная идея! Представляете, на сколько лет обеспечена работой натовская бюрократия? Ведь надо полностью ассимилировать полтора десятка стран с разной культурой, историей, экономикой. Теперь, после начала войны с терроризмом, они совсем успокоились насчет своих перспектив. Однако рано радовались - война с терроризмом нанесла по НАТО сокрушительный удар, но об этом чуть ниже.

Кроме обеспечения безопасности от СССР, у НАТО была и другая, геополитическая задача, которую сформулировали так: держать Америку в Европе, Россию - вне Европы, а Германию (которая принесла Европе две мировых войны) - ограниченной. Даже если Россию, как демократию, признают частью Европы, то две задачи останутся. Поэтому в любом случае НАТО на ближайшие годы обеспечено работой: укреплять атлантическую солидарность, адаптировать полтора десятка государств к военно-политическим стандартам и держать Германию под контролем.

НАТО без России - это плохо

Для нас плохо, если НАТО обойдется без нас. Во-первых, тогда Североатлантический блок сохраняет свою старую логику - выталкивать Россию из Европы. Во-вторых, сегодня НАТО - это единственная дееспособная политическая организация по безопасности в Европе. Если они принимают решения без России, значит, интересы нашей безопасности не учитываются, а в острой ситуации могут и просто игнорироваться. А с нами НАТО - очень даже хорошо, так как это усиливает наши позиции. Другой аспект: НАТО ведь - военный кулак Запада, а ценности западной цивилизации (свобода, рынок, демократия), как показывают социологические опросы, близки большинству наших граждан. Значит, нам выгодно усиление НАТО как стране, защищающей эти ценности, даже если мы пока и не там.

На Западе существует такая точка зрения: да, НАТО - это очередной барьер между Россией и Европой, но это и военно-политическая структура западной цивилизации. И если народы Польши, Чехии, Болгарии, Латвии, Эстонии, Грузии решат, что они - часть западной цивилизации, то почему НАТО должно слушаться российских политиков и не пускать в свой блок тех, кто хочет туда войти? Народы всех стран имеют право вступить в НАТО, а если кто-то в России хочет это право ограничить, то это проявление атавистических имперских амбиций.

Сейчас бесполезно протестовать против расширения НАТО, но 15 лет назад эта проблема решалась очень легко. Перед роспуском Варшавского договора можно было предложить нашим бывшим союзникам, которые мечтали от нас сбежать, `австрийский вариант`, то есть подписать международный договор о гарантии нейтралитета этих стран. Тогда бы расширение НАТО на восток было бы невозможно юридически. Конечно, Польша и другие страны присоединились бы в конце концов к военно-политической коалиции Запада, но произошло бы это в другой и, вероятно, в значительно более выгодной для России форме, чем сейчас. Тогда все подписали бы этот договор о нейтралитете с великой радостью. Эдуард Шеварднадзе мог это сделать и, как глава МИД СССР, был обязан это сделать, но не сделал. Почему? Варианта ответа два: или это его провал как дипломата, или сознательное предательство своей родины.

Нужно бороться не против НАТО, а за демократию

Мы можем и обязаны воздействовать на процесс расширения НАТО, на его темпы и направление, а через это - на сам характер организации. Для нас не может быть безразлично, что происходит в НАТО, кто вошел в этот блок и почему. Но для этого надо проводить более тонкую политику. Сегодня мы твердим по привычке о балтийских странах, но это ошибка. Это воспринимается везде как проявление наших имперских амбиций, ведь получается такая логика: балтийские страны не могут вступать в НАТО, потому что они бывшие советские республики. Значит, мы ограничиваем их суверенитет? Значит, Россия пытается сохранить брежневскую доктрину ограниченного суверенитета на новом этапе? Значит, Россия проводит прежнюю имперскую политику? Такова логика наших оппонентов.

А ведь нет однородной Балтии. Есть одна демократическая страна - Литва, которая, конечно, имеет право выбирать те союзы, которые она хочет. И есть две не вполне демократические страны - Латвия и Эстония, которым пока не место в союзе демократических стран. Политики Эстонии и Латвии в своих странах ввели новейший режим апартеида, где есть второй сорт людей - `не граждане`, и назначили ими русских. Они обставили все это тонким кружевом юридического крючкотворства, но за всем этим легко увидеть суть: треть населения страны не обладают большинством политических прав только потому, что они русские. В ноябре в Праге будет принято решение о расширении НАТО. Это нормально. Но нам не безразлично, что такое НАТО - союз демократий или союз без России. Нужно бороться не против НАТО, а за его правильную политику. С этой точки зрения Латвия, Эстония и Грузия, как страны, подавляющие свои национальные меньшинства, - недемократические, и стать членами военно-политической структуры Запада они пока не могут.

Кризис и четвертование НАТО

После 11 сентября НАТО впервые применило свое главное правило - пятую статью, где говорится о защите страны - члена своего союза, подвергшегося нападению. И здесь выяснилось, что НАТО никому не нужно. США понадобилась помощь Пакистана, России, Таджикистана, Великобритании, а про все забыли. И в этом есть железная логика истории: новые угрозы безопасности требуют новых организаций. Поэтому сейчас НАТО нам кажется таким грозным, а самим натовцам оно видится в неопределенности и кризисе.

На самом деле реально происходит `четвертование` Североатлантического блока, его расщепление на четыре уровня. Один уровень - прежнее НАТО, чье сердце - 5-я статья о совместной защите от агрессии, чья главная работа - унификация и формирование единого командования, сюда же входит и комитет ядерного планирования. Но против кого они собираются вести свои танковые армии, кому давать ответный ядерный удар? Они и сами не знают. Это уровень военно-бюрократической работы и больших затрат, но и уровень кризиса.

Второй уровень - усиление европейской линии в НАТО путем формирования общих батальонов и новых структур, которые постепенно будут переходить в подчинение Евросоюзу. Европа постепенно обретает единство и становится субъектом. Это долгий процесс со скрытым конфликтом: европейцы хотят проявить самостоятельность, но американцы этим очень недовольны.

Третий - уровень маленького клуба самых сильных. Помните закон Паркинсона: работает только маленький комитет, а если там очень много членов, то работа не идет - люди пишут друг другу записки `встретимся сегодня за ужином - там все по существу и обсудим`? Это уровень G8 - клуба великих держав, в работе которого в новой ситуации проблемы безопасности все больше будут выходить на первое место, а экономика - на второе. И здесь нам обеспечено полное право: в экономике мы слабы, а в безопасности - самые влиятельные после США.

И, наконец, четвертый уровень - `двадцатка`. На этом уровне НАТО вместе с Россией превращается в то, что миру нужно сейчас больше всего - в инструмент легитимации военного вмешательства. Если НАТО вместе с Россией решат, что куда-то надо направить войска, кто в мире решится сказать `нет`? Только радикальные мусульманские организации. А они и есть сегодня главная мишень. Вот она - модель нового мирового порядка: НАТО и Россия с G8 в качестве ядра против международного терроризма, фактически - против мировой сети радикального политического ислама, который бродит по всему миру, как когда-то по Европе бродил `призрак коммунизма`. НАТО и Россия, как сторонники сохранения порядка, ловят `призрак терроризма` по всем континентам. Правда, большинство стран со страхом наблюдают за этой дуэлью. Китай, например, тоже стоит в стороне и молится, чтобы его куда-нибудь не втянули - этому гиганту еще много лет надо, чтобы расти - медленно, но верно.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован