Эксклюзив
Кимельман Семен Аронович
11 апреля 2016
3541

Национализация ренты

Main 9724

Бюджет 2016 г. трещит по всем швам. Расхваливаемая либеральными, придворными политиками и привластными экономистами налоговая система дала брешь –  доходы государственного консолидированного бюджета стремительно уменьшаются.

Заклеймённая в верхах рентная экономика и, в первую очередь, её экспортная нефтегазовая составляющая превратилась в реальную угрозу жизни нашей страны. Власть, преднамеренно подсадившая экономику России на нефтегазовую иглу и больно ужаленная этой иглой, сегодня оказалась в растерянности.

Нам объясняют, что в снижении доходов госбюджета виноваты санкции, низкий мировой уровень цен на нефть, «проклятая» желающая нам зла Америка, мировой финансовый и геополитический кризис, мировой терроризм и даже запрещённое в России государство ИГИЛ (ДАИШ). Короче все вокруг нас и никто (ничего) внутри нас.

Однако в реальной жизни и в реальном обществе так не бывает. Одной из важнейших причин упадка экономики и усыхания бюджета-2016 является наше никак незащищенное безальтернативное «сидение» на нефтегазовой игле.

Спрашивается, как можно было посадить бюджет нашей богатейшей страны на одну единственную цифру и сделать его зависимым от мировой цены барреля нефти? Зачем и кто установил, что в случае падения мировой цены барреля нефти опять-таки единственным безальтернативным спасительным регулятором является курс национальной валюты? Где это видано и где это слыхано, в какой ещё стране мира имеется подобная несуразность?

Это не риторические вопросы.

Власть сама себя загнала в угол, и лихорадочно ищет выход, и, к сожалению, пока не находит. Внутри властных кланов начинается борьба за выживание. Бюджет скукоживается, наполнение кошельков привластных олигархов не уменьшается.

Чтобы не обидеть своих олигархов, власти обратили взор на кошельки подчинённых им и послушных граждан. Спешно вводятся «Платоны», акцизы на нефть, увеличиваются страховки, не полностью индексируются пенсии, вводится плата за капитальный ремонт, сборы на общедомовые расходы и т. д. и т. п. К этому добавим неупорядоченный рост цен на продукты, лечение и лекарства, появление платной скорой помощи. Клещами впились в должников коллекторы, оживились рейдеры и рейдерские захваты собственности и обанкрочивание.

Можно меня упрекать в однобокости, в предвзятости, в любви к природной ренте, но, хотим мы этого или не хотим, в стране, в которой генерируются огромные денежные потоки природной ренты, даруемые нам природой, должны быть законы, обеспечивающие справедливое распределение природной (и в первую очередь горной) ренты, точнее рентных доходов.

Никто, кроме государства, не вправе присваивать горную ренту, поскольку недра в нашей стране объявлены исключительно национальной, государственной собственностью.

Я уверен, что нужен УКАЗ Президента РФ, а может быть ДЕКРЕТ о национализации ренты (сродни ленинским декретам «земля – крестьянам», «фабрики – рабочим»).

В чём политико-экономическая и социальная сущность такого декрета?

 

 

Попробуем разобраться...

Сперва попытаемся оценить масштабы рассматриваемой проблемы.

Лидер Компартии Г. А. Зюганов на мартовском (2016 г.) Пленуме ЦК КПРФ («Советская Россия», 29.03.2016  г.) в качестве альтернативы действующей экономике предложил следующее:

«Прежде всего, в Россию нужно вернуть 7 триллионов рублей, вложенных в американскую экономику и пресечь увод российских предприятий в офшоры. Это – первое.

Вторая задача – создание мощного государственного сектора в экономике. Одна только национализация минерально-сырьевой базы поднимет доходы бюджета с 13 до 20 триллионов рублей».

Общеизвестно, что сегодня в офшорах находятся 20 трлн долларов США. Из них по экспертным оценкам 4 трлн из России. То есть ежегодная средняя утечка капиталов из нашей страны за 23 года составила 174 млрд $. При действующем курсе 1$ = 70 руб. бюджет-2015 равен 186 млрд $, что сопоставимо со среднегодовой утечкой капиталов.

Конечно, утечка капиталов – это не только горная (минерально-сырьевая) рента, но то, что она (рента) составляет не менее 70-80% от общего оттока капиталов из России – в этом я уверен.

Из приведённых цифр видно, насколько важна роль ренты в экономике нашей страны. Вне сомнения, добываемое из недр минерально-сырьевое богатство – это источник обогащения. В социально-политическом аспекте большое значение имеет ответ на вопрос:

КТО И КАК ОБОГАЩАЕТСЯ?

В статье «Парадигма рентных доходов» («Советская Россия», 10.03.2016 г.) я детально раскрыл всю запутанность и несогласованность законодательства о недропользовании, а также половинчатость и двусмысленность Конституции РФ, допускающей любую форму собственности на недра. (Кстати, я признаю упрёки читателей на детальность и некоторую излишнюю научность упомянутой выше статьи).

Ясно, что обогащается тот, у кого недра и добыча полезных ископаемых (ПИ) находятся в собственности. По закону «О недрах» собственность на недра и добытые ПИ устанавливается в лицензии. Но государство (читай правительство) выдает государственную лицензию на недропользование, в которой форма собственности не указана. Значит де-юре и де-факто недродопользователь присваивает добытые ПИ и горную ренту после продажи ПИ. И все наверху это знают. А вниз на уровень бабушек и дедушек спускается миф, что государство изымает ренту при помощи налогов.

Поэтому в Указе (декрете) Президента РФ о национализации ренты с главенствованием лозунга  «рента – народу» должен быть пункт о том, что собственником добытых ПИ является исключительно государство.

 

Как обогащаются олигархи-недропользователи

Основной механизм изъятия горной ренты – это налоговая система, в которой, как в фокусе, отражаются целевые установки и намерения властей. Все прошедшие 23 года перехода и построения «псевдорынка» Кремль и все ветви власти заботило ускоренное создание олигархата путём передачи ему в частную собственность общенародной советской собственности, в первую очередь, товаров тех отраслей, которые способны быстро генерировать доходы без приложения ума и инвестиций.

Общеизвестно, что таковыми отраслями являются отрасли добычи полезных ископаемых, которые генерируют дармовые доходы в виде горной ренты без применения каких–либо особых усилий.

С этой позиции налоговая система в новой России претерпела три фазы развития.

ПЕРВАЯ ФАЗА – 1992-2001 ГОДЫ. В эти годы налоги на недропользование были сконцентрированы в отдельном разделе ФЗ «О недрах». Не буду их перечислять. Важно другое. Налоги за недропользование отсутствовали в Налоговом кодексе (НК) РФ. Ещё более важно, что эти налоги почти не «приносили» доходы в консолидированный бюджет. До 2001 года поступление доходов за недропользование не превышало 2-4%. То есть почти вся рента оставалась у недропользователей и присваивалась топ-менеджерами, назначенными государством. Именно так появились наши первые олигархи-недропользователи.

Это соответствовало недавнему признанию А. Чубайса, что ваучерная приватизация имела чисто политическую цель, а именно, создание олигархата.

К слову сказать, они составили основной костяк первого олигархата страны.

ВТОРАЯ ФАЗА – 2002-2008 ГОДЫ. В этот период Кремль и власть решили (и это важно) изымать часть ренты, в основном нефтегазовой в консолидированный бюджет. С этой целью в НК РФ появился налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Я помню парламентские слушания в Госдуме РФ в 2001 г. накануне введения НДПИ. От правительства НДПИ защищал в том же году назначенный замминистра экономики, не имеющий опыта в недропользовании, А. Дворкович. От добывающих компаний необходимость НДПИ отстаивал М. Ходорковский. Научная общественность доказывала абсурдность введения НДПИ и обоснованно опровергала позицию А. Дворковича, который ошибочно считал НДПИ дифференциальным рентным налогом. Учёные доказывали, что рентный налог должен взиматься не с единицы ПИ, а с месторождения.

Тем не менее, власти не услышали глас научной общественности и ввели НДПИ в жизнь. Отметим, что доля НДПИ в общих доходах бюджета стала быстро расти и вскоре достигла 25%.

С 2004 г. была введена вывозная таможенная пошлина (ВТП), которая тоже стала быстро расти одновременно с ростом мировой цены нефти до 100 и более долларов за баррель. ВТП тоже выросла до 25% от доходов бюджета.

Таким образом, половину доходов бюджета стали составлять всего два налога – НДПИ + ВТП.

Кремль и власти чуть ли не ликовали, какие они умные. «Лучший» министр финансов А. Кудрин стал откладывать поступления НДПИ и ВТП сперва в Стабилизационный фонд, который в 2008 г. разделили на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, то есть в так называемую плюшкинскую кубышку Кудрина, из которой зачем-то стали покупать в основном американские облигации. Прогрессивные экономисты стали возражать против этой кудринской кубышки, но, к сожалению, она существует до сих пор.

Тогда же А. Кудрин ввел ненефтегазовый бюджет. То есть поступления от НДПИ (на нефть и газ) и ВТП не являются доходами бюджета, они сперва поступают в указанные выше внебюджетные фонды, а потом в виде трансфертов при необходимости возвращаются в бюджет. Это в одночасье превратило российский бюджет из профицитного в дефицитный. Я считаю кудринскую кубышку, ненефтегазовый бюджет и искусственно созданный кудринский дефицит бюджета экономическими афёрами, которые, в частности, привели к сегодняшнему кризису и коматозному состоянию экономики.

ТРЕТЬЯ ФАЗА налогообложения недропользователей началась в 2008 г., когда резко упала цена барреля нефти. Третья фаза длится до сих пор. Этот период характерен тем, что налоговые ставки, льготы и преференции при уплате НДПИ и ВТП стали диктовать недропользователи и олигархическое лобби, приближенное к Кремлю. Нефтяникам и связанным с ними олигархами и топ-чиновниками, образно выражаясь, надоело, что власти всё больше и больше «доят» нефтегазовые добывающие предприятия. В этот период в ФЗ «О недрах», в НК РФ (глава 26, НДПИ) и в Таможенный кодекс РФ (ВТП) вносятся многочисленные изменения, уменьшающие взимание НДПИ и ВТП. Появились многочисленные льготы, в том числе территориальные, сводящие уплату НДПИ до нуля. ВТП тоже уменьшалось, более того предполагается обнулить её в ближайшие годы.

Минэнерго совместно с нефтегазовыми недропользователями в спешном порядке стали придумывать новые налоги, заменяющие НДПИ. Дошло до того, что пару лет тому назад в НК РФ введён налог на дополнительный доход от добычи углеводородов (НДД) – глава 38 НК РФ.

Помимо НДД, нефтяное лобби придумало ещё один налог, названный налогом на финансовый результат (НФФ) от добычи углеводородов. В виде пилотного проекта намечены десять месторождений, где вместо НДПИ будет взиматься НФФ. Понятно, что при этом нефтяники выиграют, а государство и мы с вами проиграем.

 

Мировое соглашение

Третью фазу развития системы налогообложения недропользователей проиллюстрируем показательным, начатым в 2014 г., уголовным делом, которое завершилось в марте 2016 года мировым соглашением.

В конце марта с. г. в СМИ появились сообщения, что Следственный комитет РФ добился возвращения в бюджет 8 млрд руб. неуплаченных налогов на добычу ПИ. Об этом, в частности, заявил официальный представитель СКР и по совместительству ведущий одной из программ 1-го канала ТВ Владимир Маркин.

Газета «Коммерсант» (24.03.2016 г.) уточнила, что газодобывающее объединение «Пургаз» пошло на мировую с Федеральной налоговой службой (ФНС) и уплатило в бюджет доначисленные ей НДПИ на газ, штрафы и пени – всего 13,5 млрд руб., а также отозвало судебные иски к ФНС.

Уточним некоторые детали этого уголовного дела.

Обвинение СКР предъявил генеральному директору ЗАО «Пургаз» Владимиру Евко.

ЗАО «Пургаз» образовано в 1998 г. для реализации проекта промышленного освоения сеноманской залежи (глубина залегания около 1000 м) Губкинского газоконденсатного месторождения с запасами около 400 млрд. м3 газа (открыто в далёком 1965 году). «Пургаз» всегда считался «дочкой» «Газпрома» – оно было образовано компаниями «Итера» и ООО «Ноябрьскгаздобыча».

Гендиректор В. Евко имеет много наград, его неоднократно признавали «Топ-менеджером РФ». В 2009 году он удостоен Всероссийской премии «Руководитель года» в номинации «Прибыль – превыше всего, но Честь превыше прибыли» т. д. и т. п.

ЗАО «Пургаз» также получило много наград: «Лидер Российской экономики» (2006 г.), международная премия «Элита национальной экономики» (2009 г.), «Лидер экономики» (2011 г.) за развитие экономики России и т. д. и т. п. Казалось бы, добывай – честно газ, тем более, если ты лидер и элита российской экономики, но, увы, честь у нас не в чести: зачем платить налоги «родному» государству, если можно от них уклониться или, как ещё говорят, оптимизировать?

Теперь по существу справедливо начатого уголовного дела. В НК РФ установлено, что если газодобывающее предприятие является независимым (от «Газпрома») добытчиком газа, то налоговая ставка уменьшается, а именно применяется льготный коэффициент 0,673 к общеустановленной ставке 700 руб. за 1000 м3 для «Газпрома». Газовый монополист официально через «Газпром добыча Ноябрьск» контролировал (имел) 49,29% «Пургаза». Однако налоговики выявили, что путём множественных хитросплетений аффилированных лиц, в том числе в офшорах, «Газпром» имеет чуть более 51% акций «Пургаза». Отсюда явственно вытекает, что льгота по НДПИ «Пургазу» не положена. Юристы самого высокого уровня, ясное дело, доказывали, что в реестре «Газпрома» значится только 49,29%.

Надо отдать должное настойчивости и неподкупности тех следователей СКР, которые раскручивали дело «Пургаза». Обратим внимание, что следователи нашли взаимосвязь акций «Пургаза» со многими известными в газовой сфере организациями, такими как ЗАО «Лидер», «Газпромбанк», более мелкие банки (ОАО «Газ-сервис», ОАО «Газ-Тек»), НПФ «Газфонд» и др.

Отметим ещё один факт: «Пургаз» давно находится в центре крупных скандалов. Так, установлено, что могущественная компания «Итера» купила у «Газпрома» 32% акций «Пургаза» всего за 1200 $, тогда как по рыночным ценам этот пакет стоил 400 млн $. До сих пор эта сделка не аннулирована. СКР также начал отслеживать цепочку взаимосвязанных физических лиц, причастных к уголовному делу «Пургаза». В цепочку попали топ-чиновники администрации Тюменской области, ЯНАО, топ-мененеджеры «Газпрома» вплоть до А. Миллера. А «крайним» был назначен В. Евко. Но высокопоставленные чиновники и верхушка «Газпрома» решили, что возврат в госбюджет 13,5 млрд руб. не является большой потерей для «Пургаза», тем паче, что для «Газпрома» эта сумма ничтожна мала.

Ещё несколько штрихов к этому мирно завершившемуся уголовному делу.

Когда «Газпром» лоббировал принятие в Госдуме РФ льготы по уплате НДПИ независимыми газодобывающими предприятиями, вряд ли у кого из депутатов возникли возражения. Действительно, себестоимость добычи газа у независимых организаций выше с учётом транспортной составляющей, а именно газовой трубы, доступа к магистральному газопроводу, который находится в собственности монополиста «Газпрома». Действительно, нужно было экономически заинтересовать независимых подрядчиков с целью создания хотя бы какой-нибудь конкуренции в газодобывающей отрасли.

Но это то, что на поверхности. Однако в экономике простых решений, как правило, не бывает. Надо было определиться с пониманием «независимости» предприятия, с конкретным коэффициентом уменьшения налоговой ставки, с механизмом учёта аффилированных лиц и т. п. К примеру, почему независимым является предприятие, у которого «Газпрому» принадлежит 49,29% акций (почти половина)? Мне кажется, что лучше было бы границу независимости установить на планке 25-30% акций.

А может быть для обеспечения конкуренции следовало бы отобрать монополию «Газпрома» на трубу?

Вообще введение любых налоговых льгот, преференций и субсидий ВСЕГДА ПОРОЖДАЕТ КОРРУПЦИЮ, вызывает стремление обойти закон, найти любыми путями лазейки, чтобы эту льготу заполучить. Поэтому можно уверенно утверждать, что большинство российских предприятий, добывающих минсырьё, в большей или меньшей степени нарушают налоговое законодательство, изобилующее наличием льгот, преференций, субсидий и т. п.

 

Национализация недр и изъятия ренты

В программе «Время покажет» (1.04.2016 г.) на 1-канале ТВ (ведущие Петр Толстой и Екатерина Стриженова) очень остро дебатировали вопрос: «Где лучше жить: в СССР или сейчас?»

Большинство склонялись к СССР. Но у каждого были свои доводы о «лучшести» или «хужести» жизни.  Мне очень понравилась мысль (высказывание) постоянного активного участника этой шоу-программы Артёма Шейнина, журналиста, бывшего десантника, воевавшего в Чечне: ФАРШ НЕВОЗМОЖНО ПРОВЕРНУТЬ НАЗАД.

Его фамилия натолкнула меня на воспоминания. Когда я начал учиться в Киевском топографическом техникуме (1956 г.), вышла книга Льва Шейнина «Записки следователя», в одном из рассказов которой была объявлена амнистия ворам, которые придут в прокуратуру с повинной. Следователь каждому пришедшему вору задавал один и тот же вопрос: «кем бы вы хотели работать?» Один из воров ответил: «кроме основной профессии вора, я ещё неплохой топограф». Сегодня не менее 80-90% бизнесменов, олигархов, топ-менеджеров и топ-чиновников занимаются в основном воровством. Юбиляр С. Говорухин (80 лет) ещё 10 лет назад написал и издал нашумевшую книгу «Партия воров и жуликов». Аналогично в недропользовании, где воровство ренты превалирует. Объявленная президентом два года назад амнистия не работает. Но сегодня крайне важно, чтобы воры и жулики, в том числе в недропользовании, пусть даже не приходя с повинной, перестали бы воровать и занялись бы профессиональной деятельностью. От этого будет лучше всем, каждому из нас и обществу в целом.

Но одними словами предотвратить и избавиться от воровства нельзя. Необходимо изменить экономическую и социально-политическую обстановку в нашей стране. Немаловажную роль здесь играет недропользование и его законодательное налогообложение. В свою очередь налогообложение зависит от собственности на недра и на добытые полезные ископаемые.

В Советском Союзе была принята одна из лучших в мире система налогообложения недропользователей. Никаких специальных налогов за недра и за добычу ПИ не было. Государство возмещало нефтяникам сметную стоимость добычи с учётом 8% плановых накоплений. И это позволяло 100% горной ренты изымать в советский госбюджет. Конечно, вернуть советское время и советскую систему недропользования нельзя. Но лозунги и аксиомы советского времени как нельзя актуальны сегодня:

– недра являются общенародной собственностью;

– рента полностью изымается в бюджет и в казну государства;

– наука, обороноспособность, космос, индустриализация, коллективизация и недропользование –  приоритеты развития народного хозяйства.

Что мы имеем сегодня в сфере недропользования и использования горной ренты?

Налоговая система запутанная и противоречивая.

Имеются следующие налоги и платежи:

– налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ, НК РФ – глава 26);

– вывозные таможенные пошлины на ПИ (Таможенный кодекс);

– налог на дополнительный доход (НДД, НК РФ – глава 38);

– налог на финансовый результат (НФФ, есть методика, принятая Правительством РФ);

– разовые платежи за пользование недрами (бонусы, ФЗ «О недрах» – статья 40);

– сбор за участие в конкурсе (аукционе) (ФЗ «О недрах» – статья 42);

– регулярные платежи за пользование недрами (ФЗ «О недрах» – статья 43);

– косвенные налоги за хранение газа в подземных газохранилищах и за транспортировку нефти и газа по магистральным нефтегазопроводам (договора с  «Транснефтью» и «Газпромом», а также тарифы, утверждаемые Правительством РФ дважды за год);

– специальная система налогообложения, принятая в ФЗ «О соглашениях о разделе продукции»;

– многочисленные льготы, преференции, субсидии, которые есть в каждом из перечисленных налогов и платежей.

Вместо всей действующей системы налогов и платежей за недропользование необходимо ввести один-единственный платёж, который я называю

РЕНТНЫЙ ПЛАТЁЖ ЗА ДОБЫЧУ ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ (РПДПИ).

Механизм и научные основы методики исчисления РПДПИ подготовленный большим коллективом учёных (академики РАН Д. Львов и А. Татаркин, С. Кимельман, Б. Михайлов, В. Вялов, А. Шеломенцев, М. Астафьева, И. Неженский, О. Петров, Е. Мелехин, М. Комаров, Е. Панфилов, А. Пителин, Б. Штульберг, А. Шевчук, Ю. Подольский, В. Назаров, Е. Куклина, С. Андрюшин и многие другие).

Одновременно с введением РПДПИ необходимо:

– законодательно зафиксировать, что недра, минерально-сырьевая база России и добытые полезные ископаемые являются исключительно общенациональной собственностью и используются во благо нашей страны, гражданского общества и каждого человека:

– по-настоящему остановить отток капиталов за рубеж;

– из нефтегазовых и минерально-сырьевых монополий выделить и национализировать предприятия по транспортировке минерального сырья и их реализация за рубежом и внутри России;

– в отдельных случаях небольшим предприятиям может быть поручена реализация добываемых ими ПИ;

– ликвидировать кудринские «кубышки» в виде Резервного фонда и Фонда национального благосостояния;

– часть горной ренты направлять в пенсионный фонд;

– ввести прогрессивную шкалу НДФЛ;

– ввести плату на имущество и роскошь богатых слоёв населения;

– последовательно преобразовать предприятия минерально-сырьевого комплекса в народные предприятия.

Национализация горной ренты уравняет начальные условия бизнеса в недропользовании, создаст условия для реальной конкуренции, мотивирует бизнес жить по схеме:

деньги (инвестиции) – товар (ПИ) –  больше денег (больше инвестиций) – больше товаров (ПИ и продуктов их переработки) – и так далее по развивающейся спирали.

Закончу эту статью повторением лозунга «РЕНТА – НАРОДУ» и уверенностью в том, что при его соблюдении «время покажет», что экономика России начнёт выздоравливать и расти ускоренными темпами.

С. А. Кимельман, доктор экономических

наук, академик АГН

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован