12 января 1999
1399

Национальная театральная премия `Золотая маска` сезон 1997-98 гг.

Борис Гранатов - художественный руководитель Вологодского театра для детей и молодежи. На Фестивале "Золотая Маска-99" его спектакль "Кармен" по новелле Проспера Мериме выдвинут по двум номинациям: "Лучший спектакль" и "Лучший художник" - Степан Зограбян и Ольга Резниченко. За семь лет работы в Вологодском ТЮЗе Б.Гранатов сумел доказать коллегам и зрителям, что важен не статус театра, а его художественные идеи и творческие программы, труппа, с которой возможно их осуществлять.

Корр. - Что значит для вас, вашего театра и Вологды участие в крупнейшем театральном Фестивале "Золотая Маска"?
Гранатов. - Могу без ложной скромности сказать, что для Вологды наши поездки на самые разнообразные фестивали стали привычными. Так же привычен интерес к тому, что делает наш театр, где есть команда, с которой мы давно работаем. есть замечательные художники - Зограбян и Резниченко, очень хорошая труппа, тщательно отобранная, подобранная и сыгранная. Хотя живем мы довольно трудно, очень плохо с финансированием, мы практически не получаем денег на новые постановки, постоянные задержки зарплаты. Хотя, я недавно разговаривал с директором Архангельского театра, так его работники не получают зарплаты с мая, а нам все-таки выдали в декабре за ноябрь. Можно считать, что мы даже и неплохо живем. Вот ужас-то, получить вовремя заработанные деньги - уже счастье!
В городе к нашему театру отношение в основном хорошее. У нас есть свой зритель, который радуется нашим успехам, гордится, что спектакль "Кармен" выбрали для участия в "Золотой Маске", но есть и те, кто был бы рад неуспеху. Нам, конечно, очень важно поехать в Москву еще и потому, что в последнее время система гастролей провинциальных театров почти полностью разрушена, нам иногда удается выехать куда-то на фестиваль, но деньги на эти поездки мы добываем с трудом, фактически мы выезжаем за счет новых спектаклей.
Корр. - "Золотая Маска" все годы своего существования полностью оплачивала из спонсорских средств приезд на Фестиваль спектаклей-номинантов. В этом году, в связи с финансовым кризисом, спонсорские вливания очень сильно сокращены. Поэтому Дирекция Фестиваля вынуждена обращаться за помощью к администрации тех областей, театры которых были отобраны для участия в конкурсе. Поможет ли губернатор Вологодской области приехать театру в Москву?
Гранатов - Наш губернатор Вячеслав Евгеньевич Позгалев хорошо относится к Молодежному театру, его жена большая театралка, она училась в Петербурге. Они семьями дружат с Игорем Горбачевым. Губернатор хорошо понимает и знает, что такое театральное искусство, бывает на наших спектаклях и не только на премьерных. Думаю, что узнав о таком престижном для города и области деле, как участие театра в крупнейшем театральном Фестивале, он постарается нам помочь. Правда, никто не знает как сложится ситуация в марте и что тогда будет с финансированием области.
Корр. - Вы много лет работаете в тандеме с замечательным сценографом Степаном Зограбяном. На Фестивале 1999 года он номинирован как "Лучший художник" вместе с Ольгой Резниченко - художником по костюмам. Однако он живет в Ростове на Дону, а к вам только приезжает на постановки. Вы не хотите его переманить в Вологду?
Гранатов - Зограбян ставит спектакли в очень многих театрах, не только у меня, хотя мы знакомы с ним уже 15 лет и очень дружны. Но у него в Ростове дом, семья, работа, я не думаю, что есть необходимость для него привязывать себя к какому-то одному театру. Многие художники ездят по театрам и работают с разными режиссерами. Впрочем, моя жена Ольга Резниченко тоже живет в Ростове, у нее там мастерская, связи, работа и в Вологду она приезжает уже с эскизами. Не говоря о том, что я москвич и в Вологде работаю по контракту, который, кстати, заканчивается в конце года.
Корр. - Вы всегда работаете только с Зограбяном, который в общем-то очень специфичный художник, скорее архитектор, который решает сценическое пространство довольно нетрадиционными способами, как вам удается договориться?
Гранатов - Режиссеры по разному работают с художниками, но у нас так повелось, что мы вместе придумываем спектакль. То, что вы видите на сцене - это уже соавторство. Мы сделали вместе более двадцати спектаклей и только пару раз он мне привозил готовый макет. Обычно мы сидим, думаем, фантазируем, Степан делает "почеркушки", варианты макета, Ольга эскизы костюмов и мы вместе все это обсуждаем.
Корр. - Как вам пришла идея поставить "Кармен" по новелле П.Мериме? Нужно ведь было создавать инсценировку, хороших, как я знаю, не существует.
Гранатов - У меня эта мысль возникла давно, а оформилась на фестивале в Екатеринбурге. Мне дали почитать пьесу и она не понравилась, мы решили все делать сами. Тогда родилась идея, что все действие происходит на деревенской корриде в Андалусии, везде такая пыльная, выжженная земля, в пыли валяются апельсины, лежат седла. Когда появился образ маленькой корриды в деревне, естественно возникло и сценографическое решение --вокруг этой арены диаметром в шесть метров должны сидеть зрители, всего человек 80. А раз это коррида, то все построено как поединок, естественно не между быками и людьми, а между мужчиной и женщиной. Вечная схватка, вечная кровавая борьба. Сначала у меня была мысль сделать с нашим постоянным балетмейстером Яковом Рубиным несколько танцев, чтобы это была не цыганщина с алым цветком в волосах, а древние испанские танцы тех времен, когда там еще были мавры. Да и сам Хосе - баск, этакий горец. Мериме описывает события, происходящие в 19 веке, я старался показать еще более древние времена, когда в Испании жили почти дикие племена. Но потом мы от танцев отказались и стали выстраивать пластический рисунок. Нам было важно как герои стоят, как лежат на поле боя, раскинувшись после страшного поединка, когда нет сил встать. Все это есть в спектакле. Есть и острые орудия, которыми обороняются персонажи. У Мериме это огнестрельное оружие, а у нас пики, кинжалы. В общем мы выстраивали такой диковато-грубоватый мир.
Я вставил в ткань спектакля еще одну новеллу П.Мериме "Маттео Фальконе", об охотнике, который убил своего десятилетнего сына за то, что тот выдал солдатам раненого разбойника-грабителя за подаренные часы. Отец сказал, что в их роду не было предателей и заколол его кинжалом. В общем мы хотели показать, что в то время жили дикие люди, но они обладали какой-то первозданной чистотой отношений. И в любви, и в ревности, и в чести.
Корр. - Как же зрители на Фестивале смогут посетить ваш спектакль, если в зале помещается всего 80 зрителей. Это значит, что кроме Жюри и нескольких критиков Москва его не увидит?
Гранатов - Мы рассчитываем показать его хотя бы раза три и чуть-чуть добавим зрительских мест, хотя художник против этого сильно возражает. Дело в том, что грубые деревянные скамьи, сделанные по эскизам Зограбяна, у нас стоят в два ряда амфитеатром и имеют очень существенную смысловую и действенную нагрузку. Если поставить еще один ряд, то те, кто сидит в третьем ряду, очень сильно потеряют в восприятии, потому что когда один из персонажей перепрыгивает через забор, он оказывается чуть ли не на коленях у сидящих в первом ряду. Или же персонажи проходят по забору, который окружает арену, прыгают с него, бросают кинжалы и от этого возникает ощущение сопричастности и даже опасности. У тех кто сидит во втором ряду уже меньшее впечатление, а в третьем - еще хуже.
Корр. - Мы все-таки надеемся, что простые зрители, любители театра смогут посмотреть ваш спектакль на Фестивале и по достоинству оценить все ваши идеи.

Записала Алена Ильина

www.theatre.ru

1999 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован