29 января 2007
3616

НЕ КОРЫСТИ РАДИ

Вы не поверите: российский математик отказался от миллиона долларов. Что подтолкнуло его к такому беспрецедентному шагу?

Современная математика большинству людей кажется раз и навсегда сложившейся дисциплиной. Между тем, открытия в математике, как и в любой другой науке, делаются каждый день. Просто большинство людей ими не интересуется. Новации становятся достоянием ученых, узких специалистов, да еще, пожалуй, специализированных журналов. Но иногда случается, что даже общественно-политические издания вдруг начинают освещать проблемы точных наук.

Надменный гений?

Григорий Перельман, российский математик, неожиданно оказался в центре всеобщего внимания. Его исследования журнал Science признал "Научным Прорывом 2006 года". Газета The Guardian называет его "умнейшим человеком на планете". О нем пишут даже китайские газеты. Молчат только дома, в России.

В 2002 и 2003 годах Перельман, будучи сотрудником Петербургского отделения Математического института имени Стеклова, опубликовал на открытом Интернет-сайте свою фундаментальную научную работу. Три статьи, которые, как он утверждал, подтвердили гипотезу Пуанкаре.

По словам профессора Оксфордского Университета Дю Сатойя, "гипотеза Пуанкаре - центральная проблема, как математики, так и физики, поскольку ее разрешение позволяет найти ключ к пониманию того, какую форму может иметь Вселенная".

Исследование потрясло весь научный мир. Несколько лет понадобилось специалистам, чтобы на 473 страницах научных выкладок к 2006 году вывести подтверждение расчетам Перельмана. Значимость открытия можно проиллюстрировать словами из журнала Science: российскому самородку удалось создать "периодическую таблицу, которая упорядочивает исследования трехмерного пространства в такой же степени, в какой открытие Менделеева помогло упорядочить знания о химических элементах".

Анри Пуанкаре выдвинул свою гипотезу в 1904 году. Безуспешные попытки подтвердить его теорию натолкнули математический институт Клэя на мысль отнести "проблему Пуанкаре" к одной из семи важнейших математических "задач тысячелетия" и назначить за ее решение премию в один миллион долларов.

А Перельман премию так и не получил. Многие говорили, что он от нее отказался. Добровольно не приехал на вручение в Мадрид. Просто не посчитал нужным это сделать. Как сказал сэр Джон Болл, глава Международного математического союза, он "видел себя вне международного математического сообщества и поэтому не захотел получать награду".

Перельмана представляют надменным гением, считающим, что Всемирный математический конгресс не способен оценить его открытие. А может быть, все несколько иначе?

"Решатель задач"

Сделать карьеру в математическом научном сообществе сложнее, нежели во многих других. Публикации в научных журналах, семинары, научные конференции и открытые выступления - все это требует многих усилий. Зачастую больших, чем тратится непосредственно на сами исследования.

Григория Перельмана математика захватила еще в детстве. Увлечение ей перешло к нему по наследству от отца, инженера-электронщика, и знаменитого дедушки, автора учебника "Занимательная физика". Первые награды нашли Гришу Перельмана еще в юности. Он стал призером международной школьной олимпиады по математике в Будапеште в 1982 году. Тогда он учился в физико-математическом лицее и от призов еще не отказывался.

Гриша всегда был несколько замкнутым ребенком. Тамара Ефимова, директор физико-математического лицея, в котором учился наш герой, говорила, что "он был все время погружен в себя, занят своими мыслями - этим он отличался от всех остальных. Часто "уходил в себя". Но при этом не избегал общения, у него было достаточно друзей. Гриша не был ни вожаком, ни комсомольским активистом. Но к нему постоянно обращались с вопросами по математике".

Награды и слова восхищения могли заслуженно сыпаться на него в течение всей его последующей жизни. И во время работы в институте имени Стеклова, где его называли "решателем задач", и за три года работы в американских университетах, куда его пригласили прочитать курс лекций. Последняя награда, принятая Перельманом, была вручена Петербургским математическим обществом в 1991 году за работу "Геометрия пространств Александрова".

При всем этом Григорий Перельман оставался ученым, которого влекла чистая наука. Уже известный нам Маркус дю Сатой отмечал, что "его не интересовали деньги. Самой большой наградой для него служило доказательство его теорем". С каждым годом ученый все более и более отстранялся от мирской жизни. Он стал аскетом, скорее вынужденно: скромная обстановка в квартире, один и тот же коричневый полосатый пиджак в гардеробе, неизменное меню из черного хлеба, макарон и кефира. Людям, окружавшим его, даже казалось, будто он пытается свести жизнь к набору нескольких непреклонных правил. Словно Гуссерль или Эйнштейн.

Побывав в Петергофе, еще можно встретить студентов математического факультета Петербургского Государственного Университета, которые слушали лекции Перельмана. Их мог посетить любой желающий. Но несколько лет назад Перельман еще не был суперзвездой, и студенты воспринимали его, как самого обычного "препода".

Сейчас Перельман порвал практически все связи с официальной наукой. И никому не было бы никакого дела до сорокалетнего ученого-отшельника, живущего со своей матерью, если бы не мучающий всех вопрос. Почему он, фактически живя на пенсию матери и не имея других источников дохода, пренебрег миллионом долларов и Филдсовской премией?

Джереми Грей, исследователь истории математики Открытого Университета США, лично знакомый с Перельманом, говорил: "Я просто не могу себе представить, как он выходит из длинного лимузина с четырьмя роскошными женщинами и размахивает своим чеком в воздухе. Это не в его стиле".

Самое интересное, что математика никто и не собирался приглашать на вручение премии. Ведь для ее получения требуется соблюдение некоторых формальных правил. Надо, к примеру, напечатать статью о своем открытии в солидном научном издании. Перельман же изначально пренебрег этими условностями. Директор Московского института развития образовательных систем Александр Абрамов чувствует глубокую обиду за ученого: "Кроме широкой, но очень странно окрашенной известности, Григорий Перельман никаких знаков признания не получил. А может быть, причина самоизоляции ученого в том, что ранее кому-то не хватало такта?".

Обида ученого

Если наука предъявляла жесткие требования к Перельману, то общественное мнение, вмешавшись в его личную жизнь, отнеслось к ней с неподобающей жестокостью. И чего только мы не слышали. Его уличали в разных сомнительных связях, обвиняли в тунеядстве. Не могли принять его решения прекратить всякие отношения с академическими научными кругами и, в конце концов, изводили булавочными уколами по поводу невостребованного миллиона. А тут еще и китайские ученые заявили о своем первенстве в доказательстве гипотезы Пуанкаре.

Сколько открытий, сделанных в России, в итоге получило мировую известность благодаря трудам их западных коллег? Александра Попова, пославшего первую радиопередачу, в мире почти никто не знает, в отличие от Маркони. Яблочков первым в истории создал электрическую свечу и организовал освещение парижского магазина, но лавры достались Эдисону. В конце концов, всем известный тефлон, как считается, был изобретен в Советском Союзе, но запатентован в США. И кажется, почему бы отечественному математику, даже не посчитавшему нужным предать свой труд гласности через научный журнал, не продолжить национальную традицию и не отдать пальму первенства китайским коллегам?

Перельману некогда отвлекаться на разную ерунду, вроде миллиона долларов и прав на сделанное открытие. Он работает. И для него, российского ученого, это - главное.

А может быть, именно такие бескорыстные, беззаветно преданные своему делу люди и должны считаться настоящими учеными, на которых опирается будущее человечества?
http://www.ras.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован