Эксклюзив
Кимельман Семен Аронович
14 марта 2018
1232

Не прорыв, а гнойный нарыв (в экономической жизни России)

1 марта с. г. Президент России В. В. Путин огласил запоздалое Послание перед «почтеннейшей» публикой и мнящей себя элитой. Мне показалось, что уже наступило 1 апреля, когда никому не верят...

Когда я внимательно слушал Послание и вглядывался в демонстрируемые простенькие слайды, меня не покидало ощущение, что первую (экономическую) часть Послания читал пожилой профессор экономики, который написал свою лекцию 15-20 лет тому назад и который все эти годы курсировал (ездил) по одному и тому же маршруту от своего коттеджа (своей квартиры) в институтскую аудиторию. И ни дома в кругу своих родных и друзей, ни в институте среди своих коллег некому было рассказать ему о происходящих изменениях в стране и её регионах, о падении производительности труда, о технологическом и научном отставании, о разгромленной и разворованной промышленности, о заросших бурьяном сельскохозяйственных угодьях и, наконец, о затяжном кризисе, длящемся уже пятый год подряд.

Куда и на что направлено путинское прорывное развитие экономики?

Новым символом ежегодных Посланий В. В. Путина стало слово «ПРОРЫВ», которое пафосно произносилось 1 марта более десяти раз:

  • нам нужно совершить решительный прорыв;
  • у нас открылись новые возможности для долгосрочного прорывного развития,  для долгосрочного роста (С. К.  но для этого, видимо, был затеян почти пятилетний спад);
  • необходимо создать правовые условия, чтобы обеспечить прорывное развитие страны (С. К. а почему раньше не создали независимую судебную систему и сколько лет будут её создавать?);
  • мировой технологический потенциал и возможности мировой технологической революции позволяют совершить настоящий рывок в повышении качества жизни людей (С. К. в мировых развитых странах подобные рывки и прорывы уже давно совершены, а в технологически отсталой России сперва надо ликвидировать отсталость);
  • чтобы обеспечить прорывное развитие,  вывести на новый уровень образование и здравоохранение, качество городской среды и инфраструктуры, в ближайшие ШЕСТЬ ЛЕТ нам потребуется направить на эти цели значительные дополнительные финансовые ресурсы, главным источником которых явится наращивание экономического потенциала страны (С. Ка что мы делали предыдущие 15-20 лет, почему не накопили, а, наоборот, разбазарили финансовые ресурсы?).

Получается, что прорывы и рывки нужны везде во всех сферах нашей жизни как внутри страны, так и за рубежом. В Послании названы многие показатели, параметры, цифры и индикаторы, которые фиксируют очертания прорывного общественно- политического и социально-экономического развития. Определены даты, когда те или иные прорывы должны быть осуществлены: за год, два,  шесть (срок нового президентства) или 10 и более лет. Вспоминается афоризм к главе «Оптимальный народнохозяйственный план»  из книги «Оптимальное программирование», изданной ровно 50 лет тому назад:

«Вопрос: насколько точен Ваш прогноз погоды?

Ответ: в нём всё точно, ошибочна только дата!»

В экономической части Послания много разглагольствования, красиво звучащих фраз, много лозунговых призывов. По словам Президента, нужно мечтать и ставить амбициозные цели и задачи. При этом, по мнению Президента, не столь важно, будут ли эти цели и задачи выполнены, пусть хотя бы будут частично выполнены   и это уже хорошо. Раскрывая отдельные грани прорывного развития, в Послании намечены следующие научно не бесспорные и экономические недостижимые задачи:

  • «Сегодня важнейшим конкурентным преимуществом являются знания, технологии, компетенции. Это ключ к настоящему прорыву, к повышению качества жизни». (С. К. – кто бы спорил, но где такие золотые ключи-ключики?);
  • «Сформировать в университетах и ВУЗах ступень «прикладного бакалавриата» по тем рабочим профессиям, которые фактически требуют инженерного образования»  (С. К. – то есть аж на ЧЕТЫРЕ года студенты превращаются в учащихся профтехучилищ или техникумов. Зачем такое искажение перенятой нами западной болонской двухступенчатой системы образования?);
  • «В России сегодня, по сути, сформирована новая макроэкономическая реальность, с низкой инфляцией (С. К. –  давно насаждаемый обман!) и общей устойчивостью экономики (С. К. – лежащей на постоянно углубляющемся дне). Значительно снизилась зависимость экономики и бюджета от колебаний цен на нефть». (С. К. – ниже я поясню, что это обман населения. Напротив, зависимость нашей жизни, наших доходов и поступлений в бюджет усилилась);
  • «Мы нарастили золотовалютные резервы с 368 млрд $ на начало 2016 г. до 454 млрд $ на начало 2018 г.». (С. К. – зачем такой рост объёмов резервов, если в стране кризис, зачем государство покупает и резервирует золото, алмазы, валюту?);
  • «Не разгоняя инфляцию, сохраняя очень аккуратный, ответственный подход, постепенно снижать процентные ставки, повышать доступность кредита». (С. К. – приведу одну цитату из новостных сообщений 7.03.2018 г.: «Европейский Центробанк (ЕЦБ) сохранил базовую ставку на нулевом уровне, ставка по депозитам сохранилась на уровне минус 0,4 процента, размеры маржинальной ставки при выдаче кредитов зафиксированы на уровне плюс 0,25%». А у нас ключевая ставка 7,5%, а при выдаче кредитов маржа составляет 5-10%, а при выдаче кратковременных кредитов достигает 30% и даже 100%);
  • «Цель – обеспечить рост экономики, то есть темпы  роста валового внутреннего продукта (ВВП) выше мировых». Базовый прогноз Минэкономразвития РФ – 2,2-2,4%, а среднемировой показатель роста ВВП по прогнозу МВФ – 3,7-3,8%. (С. К. –  остаётся загадкой, насколько темп роста российского ВВП должен быть выше мировых темпов. Многие эксперты оценивают необходимый темп роста на уровне 6-7%);
  • В ближайшие шесть лет Россия должна увеличить ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (ППС) с 24 тыс. $ в 2017 г. до 35 тыс. $ в 2024 г., то есть в полтора раза. А к концу следующего десятилетия нам нужно выйти по этому показателю на уровень высокоразвитых государств –  40-42 тыс. $ на душу населения. (С. К. – амбициозная, но явно недостижимая цель, если учесть, что уровень ВВП на душу населения по ППС в развитых странах увеличится через десять лет до 50-55 тыс. $. Вообще-то этот показатель малопригоден для оценки российской экономики, если учитывать структуру нашего ВВП с преобладанием услуг, с небольшой долей промышленности и агропромышленного комплекса, с экспортной направленностью нашей экономики);
  • В Послании говорится, что за счёт повышения темпов роста ВВП можно обеспечить до половины потребности в приросте финансирования социальных и инфраструктурных расходов в 2019-2024 гг. По мнению Президента, достижение этой цели должно стать ключевым ориентиром для нового Правительства (С. К. – а какие факторы обеспечат вторую половину? И что надо считать базой для прироста, неужели состояние прироста в 2017 г., когда прирост был минусовым?);
  • «Необходимо добиться, чтобы производительность труда на средних и крупных предприятиях базовых отраслей (это промышленность, строительство, транспорт, сельское хозяйство и торговля) росла темпами не ниже 5 процентов в год, что позволит к концу следующего десятилетия выйти на уровень ведущих экономик мира». (С. К. – Президент в присущей ему манере по подсказке проправительственных экономистов ставит очередную неподъёмную задачу, зная, что он уже требовал повысить производительность труда в полтора раза за предыдущие шесть лет. Но она (производительность труда) такая капризная, непредсказуемая, что за прошедшие шесть лет (2012-2017 гг.)  поднялась всего на 10% по данным Росстата, а если учитывать статистические подтасовки, то фактическая производительность труда не выросла, а, по моим оценкам, упала за последние 6 лет как минимум на 10-15%. Сегодня в России производительность труда по многим, в том числе зарубежным исследованиям, на 60% ниже уровня производительности труда ведущих экономик мира. При росте 5% в год за 12 лет до 2030 г. производительность труда в России вырастет на 60%. но в развитых странах производительность труда тоже будет расти, по меньшей мере, на 3-4% в год. Поэтому догнать их никак не получится. Да и вообще рост производительности труда темпами не ниже 5 процентов в год при нашей технологической отсталости и разгромленной промышленности экономически НЕВОЗМОЖНО И НЕДОСЯГАЕМО);
  •  В Послании много внимания уделено прорывному росту доступности жилья и соответственно росту строительства. Так, в 2017 году 3,1 млн семей улучшили жилищные условия, в том числе за счёт ипотечного кредита 1 млн семей. Планируется, что через шесть лет в 2024 году нужно совершить трудный прыжок и выйти на уровень, когда ежегодно не менее пяти млн семей будут улучшать свои жилищные условия, из них два млн семей за счёт ипотечного кредита. Президент выделяет три основных фактора достижения этой цели.
  • Первый: рост доходов граждан (С. К. –  в чём заключается этот рост и какой денежный рост ожидается в Послании не сказано).
  • Второй: снижение в ближайшей шестилетке до 7% ставки ипотечного кредитования в рублях, которая совсем недавно по «приказу» Президента опустилась до 10% (С. К. – в развитых странах ипотечная ставка не превышает 1%, к тому же в развитых странах совершенно другой механизм финансирования строительства жилых домов, при котором граждане не являются, как у нас, инвесторами. Президент предлагает постепенный переход на проектное финансирование, когда риски берут на себя застройщики и банки (С. К. –  но это половинчатое решение и вряд ли на это согласятся наши банки). За рубежом, в той же Америке  жилые дома строятся за частные деньги, после чего граждане по ипотеке покупают в рассрочку на 25 лет жильё, заплатив первоначальный взнос в размере до 30% от стоимости покупаемой квартиры. А в некоторых странах, к примеру, в Норвегии, Китае, отдельных штатах Америки, первоначальный взнос оплачивает компания, в которой работает покупатель жилья.
  • Третий: рост строительной отрасли, увеличение предложения на строительном рынке (С. К. – Президент поставил ещё одну амбициозную, но реалистическую, по его мнению, цель: нужно стремиться к достижению годового объёма строительства комфортного жилья, равного 120 млн м2. Это при том, что в 2017 г. построено 80 млн м2. То есть рост в полтора раза. Какая-то новая странная (не по Пифагору) получается арифметика.  120 млн м2 делим на 5 млн семей. Получим 24 м2 на семью. Если семья как минимум 3 человека, то на гражданина приходится 8 м2. Какое-то совсем миниатюрно «комфортное» жильё. Даже в сносимых по планам реновации «хрущевках» такого безобразия не было).

Почему-то в Послании ничего не сказано по вопросам строительства и покупки частных жилых домов в муниципальных образованиях. Также, я удивился тому, что в Послании не говорится о строительстве кондоминиумов и аренде жилья у хозяев этих кондоминиумов, что широко распространено в развитых странах.

Не прирост, а урост доходов бюджетов всех уровней

Урост (снижение) доходов в государственные бюджеты всех уровней (федерального, субъекта РФ и муниципалитета), доходов семьи и граждан – это ни что иное, как следствие путинской системы налогообложения юридических и физических лиц, действующей с 1.01.2002 г. почти без изменений СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ.

Понимая, что в Послании необходимо было сказать о налогообложении, Президент весьма уклончиво и расплывчато произнёс:

«Будущему Правительству предстоит как можно быстрее сформировать новые налоговые условия. Они должны быть стабильны и зафиксированы на предстоящие годы. Нам нужны такие фискальные решения, которые обеспечат пополнение бюджетов, причём всех уровней, а также исполнение всех социальных обязательств и при этом будут не сдерживать, а стимулировать экономический рост».

Данная цитата, как нельзя лучше, характеризует существо действующей кудрино-путинской системы налогообложения. Главной её особенностью является ФИСКАЛЬНАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ и почти полное отсутствие налогового стимулирования экономического роста и развития нашей страны. Этим российская система налогообложения отличается от зарубежной.

Как известно, одновременно с Правительством В.В. Путин поручил подготовить в 2018 г. предложения по изменению налоговой системы Центробанку РФ (Э. Набиуллиной) и Центру стратегических исследований (А. Кудрину) с тем, чтобы после «всенародного» обсуждения утвердить эти изменения в 2019 г. В своих прежних статьях я анализировал озвученные А. Кудриным, А. Силуановым и примкнувшим к ним М. Орешкиным  косметические изменения действующей системы налогообложения, которые заключаются в маневрировании НДС и отчислений в обязательные фонды медицинского, социального и пенсионного страхования. Но при этом ФИСКАЛЬНАЯ НАПРАВЛЕННОСЬ сохраняется. К сожалению, разумные предложения по изменению системы российского налогового законодательства, сформулированные в 20 шагах кандидата в президенты П.Н. Грудинина, пока не принимаются и даже критикуются в высших органах власти России.

У меня сложилось впечатление, что Президент, как в 2012 г., примет в 2019 г. косметические изменения, предлагаемые Кудриным и его командой. И мы продолжим жить в стране, где главной доминантой налогового законодательства является максимально возможный отъём денежных средств у населения и малого бизнеса, но минимально возможный отъём денег у монополий, крупных предприятий, руководителей и топ-менеджеров.

Другой важной доминантой служит распределение налогов по уровням бюджета:

  • максимальные поступления в федеральный бюджет (НДС, НДПИ, пошлины, акцизы и др.);
  • низкосредние поступления в бюджеты субъектов РФ (налог на прибыль, налоги на имущество организаций, на недвижимость, дорожный и транспортный налоги и др.), которые не покрывают расходы бюджетов субъектов РФ, вследствие чего 75 субъектов (из 85) являются убыточными;
  • минимальные поступления в местные бюджеты муниципалитетов (НДФЛ, земельный налог, налог на имущество физлиц и чуточку др.), в итоге  чего муниципалитеты (и их гражданское население) не живут, а еле-еле выживают.

Отметим ещё один тезис Послания, имеющий непосредственную связь с налогообложением.

Президент говорит:

«Ещё один источник роста – это развитие несырьевого экспорта. В течение ШЕСТИ ЛЕТ мы должны практически УДВОИТЬ объём несырьевого, неэнергетического экспорта до 250 миллиардов долларов, в том числе довести поставки продукции машиностроения до 50 миллиардов. До 100 миллиардов долларов должен вырасти ежегодный экспорт услуг, включая образование, медицину, туризм, транспорт».

Задумаемся, читатель, над этим тезисом.

Россия остро нуждается в высокотехнологических станках, в медицинском оборудовании,  в собственном (а не путём отвёрточной сборки) транспорте, а вместо этого нам предлагают экспорт.

Президенту кажется, что он управляет макроэкономикой страны, командуя подобным образом. На самом деле и макроэкономикой, и микроэкономикой управляют кланы неправедно обогатившихся компрадоров, друзей «одноозёрников», однополчан по службе в ФСБ, а также кланы губернаторских мини-президентов со своими семьями и друзьями в субъектах РФ, которые «вертикально» назначены самим Путиным.

Кто бы и что бы сегодня не говорил, по моему глубокому убеждению, основным истинным национальным богатством страны является её огромная территория, на которой сосредоточены самые большие в мире природные ресурсы: минерально-сырьевые, земельные, лесные, водные, охотничьи, биологические, рекреационные  и другие. Среди них по степени разведанности и освоенности первое место с огромным отрывом занимают минерально-сырьевые природные ресурсы, их добыча, первичная обработка, их использование внутри страны и за рубежом.

С учётом этой специфики налоговая система СССР обеспечивала в восьмидесятые годы прошлого столетия поступления (доходы) в бюджет всего 9%. Остальная часть доходов (91%) поступала в советский бюджет из прибыли и горной ренты, которые автоматически «изымались» после продажи продукции внутри страны и за рубежом. При этом предприятиям (производителям товарной продукции) ВОЗМЕЩАЛИСЬ ИХ ИЗДЕРЖКИ (ЗАТРАТЫ), к которым добавлялась так называемая нормальная прибыль в размере 10-15% от издержек. То есть, по сути, действовала налоговая система, принятая сегодня в ФЗ «О соглашениях о разделе продукции». Но этот закон сегодня действует только на трех объектах. Принципы этого закона (возмещение затрат и раздел прибыльной продукции) игнорируются действующими властями.

Не могу не сказать, что подготовленная в СССР минерально-сырьевая база по нефти и газу почти на всей территории страны, кроме Арктики, обеспечивает высокую рентабельность. Судите сами – издержки по добыче и транспорту нефти и газа до потребителей составляют 15- 20 долларов за баррель нефти, в то время, как уже длительное время мировая цена барреля нефти удерживается в диапазоне  50-60 долларов, а федеральный бюджет рассчитан исходя из цены 40-42 доллара за баррель.

Приведенные цифры позволяют констатировать, что дифференциальная и ценовая горная рента в России обеспечивает более высокую производительность труда по добыче (в тоннах нефти и кубометрах газа) на одного работника, занятого в нефтедобывающей отрасли, по сравнению с развитыми и ближневосточными странами.

По производительности труда Россию обогнала только Норвегия, которая РОБОТИЗИРОВАЛА весь процесс от добычи нефти на плавучей буровой установке, её транспорту по подводным трубопроводам на береговые терминалы, откуда нефть поступает на продажу к потребителям. Поэтому основной налог на прибыль нефтедобывающих компаний составляет 78%. При почти полной автоматизации (РОБОТИЗАЦИИ) с минимальными затратами труда (около 5%) подобный высокий налог на прибыль компании считают вполне приемлемым.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован