20 декабря 2001
108

НЕДЕТСКИЕ ИГРЫ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Дэвид БИШОФ

НЕДЕТСКИЕ ИГРЫ

Пер. - М.Беленький.
Dаvid Вisсhоff. Wаr Gаmеs (1983).


Кэт Эннис, с особой нежностью



ПРОЛОГ

Снег.
Хлопья валили густо, как помехи на телеэкране, приглушая рычание
автобуса, везшего двух офицеров ВВС на ночное дежурство, которое не сулило
им ничего, кроме смертельной скуки.
- Заступать в такой денек на защиту отечества - не подарок, а? -
сказал лейтенант Олмер. Руки его крутили руль с небрежной уверенностью
опытного водителя, привыкшего одолевать снежные заносы, но глаза
напряженно следили за обледенелой дорогой, петлявшей по склонам Северной
Дакоты. Мириады снежинок мельтешили в лучах фар, снижая видимость почти до
нуля.
- Н-да, небо свалилось в долину Красной реки, - буркнул спутник
Олмера. - Правда, когда я служил на Аляске, там бывало и похуже.
Капитан Джерри Халлорхен поплотнее запахнул парку и покосился на
испорченную печку. `Какие мерзавцы заказывали для авиации эти фургоны? -
подумал он. - Электронной начинки в них хватает, чтобы вести по курсу
эскадрилью `Голубых ангелов`, но обогреть кабину они не в состоянии`.
- Доберемся до места, получим медаль, - предположил Олмер, переключая
перед легким подъемом рычаг на вторую скорость.
- Упаси боже, лейтенант, заработать медаль за дежурство на кнопке, -
отозвался Халлорхен, зябко вдавливаясь в сиденье. - После этого может не
остаться живой души, чтобы прицепить герою награду на облученную грудь!
Халлорхен издал хриплый смешок и трубно высморкался в платок.
Так и есть. Начинался насморк. У него явная аллергия на снег. Как
только дождется выслуги, непременно попросит перевод куда-нибудь в теплые
края вроде Аризоны. Глэдис понравится там. Ребятишкам тоже. А его нос
просто оживет.
Халлорхен высморкался и вздохнул. Изо рта вырвалось облачко пара.
- Вы начали рассказывать о хипповой подружке, которая была у вас. Ее
звали Шила? - спросил Стив Олмер, возвращая рычаг на третью скорость. -
Интересная особа.
- О да, - улыбнулся воспоминаниям Халлорхен. - Мы познакомились,
когда я служил на авиабазе `Эндрюс`. Горячие были денечки, точно. Марши
протеста, тяжелый рок и свободная любовь. Шила была в самой гуще,
настоящая радикалка. Боже, узнай она, чем я занимаюсь _с_е_й_ч_а_с_, ее бы
удар хватил! Когда она не ходила дышать слезоточивым газом на
демонстрациях в Мэрилендском университете, то таскала меня смотреть
годаровские фильмы, `Хиросима, любовь моя`. `Доктора Стрейнджлава` мы
смотрели раза три, не меньше!
- Антиядерная особа, - мрачно уточнил Олмер.
- Да. Но ей можно было простить все, - почти оправдываясь, сказал
Халлорхен. - Девушка - полный восторг! Даже в восточной мистике
разбиралась, - по-настоящему, понимаешь?
Олмер склонился к стеклу, вглядываясь в темень впереди.
- Подъезжаем к центру, - сообщил он.
- В самый раз! - Халлорхен тряхнул планшет, пристегнутый стальным
браслетом к запястью левой руки. - Мама подвязывала мне варежки таким
способом. Начальство явно консультировалось с ней, прежде чем прицепить
меня к этой штуковине.
- Не иначе, - рассмеялся Олмер, подруливая к стоянке возле железных
ворот.
- Вылезаем! - Халлорхен, не без труда двигая застывшими конечностями,
открыл дверцу и спрыгнул в хрустящий сугроб. Ветер резанул по лицу и
заставил прижаться к автобусу. Капитан чертыхнулся и попытался поднять
голову. Снег слепил глаза. Он натянул на голову капюшон. Впереди сквозь
пелену вырисовывался силуэт строения, похожего на обычный фермерский дом.
Лейтенант Олмер уже брел туда, скособочившись от ветра.
- Засунули ракеты в морозильник, - пробурчал Халлорхен; его могучая
фигура, качнувшись, двинулась следом.
Олмер добрался до двери первым и встал, пропуская вперед командира.
Войдя в теплое помещение, Халлорхен снял облепленные снегом унты, парку и
остался в небесно-голубом комбинезоне с надписью `РАКЕТНОЕ КРЫЛО` на
спине. Вокруг шеи у него был повязан алый платок.
- Здесь, пожалуй, поуютней, чем на улице, а? - заметил капитал и
занялся замком на планшете.
- Точно, - согласился Олмер, расплываясь в улыбке.
Халлорхен наконец справился с замком и вытащил из планшета красную
пластиковую папку. Подойдя к пуленепробиваемому стеклу, он просунул папку
в прорезь сидевшему в будке охраннику.
Лицо за стеклом не выразило никаких эмоций. Охранник раскрыл папку,
внимательно изучил впаянные в пластмассу пропуска с фотографиями, после
чего сличил снимки с оригиналами. Затем снял трубку и набрал номер.
- Дежурная смена прибыла, сэр, - сказал он. Губы его тронула едва
заметная улыбка. - Совершенно верно. - Он положил трубку. - Проходите. Еще
минут двадцать, и мы бы начали разыскивать вас.
- Угу, - отозвался Халлорхен. - Должен предупредить тебя, малыш, -
обратился он к Олмеру, - болтаться возле ракетного комплекса `Минитмен
III` не рекомендуется. Здесь сначала стреляют, потом спрашивают.
Охранник покачал головой на мрачную шутку и нажал кнопку. Раздалось
легкое гудение, дверь открылась. Офицеры прошли в охраняемую зону.
Дневальный, еще раз взглянув на фотографии, вернул красную папку.
Затем он вынул из сейфа два пистолета в кобуре и выложил их на стол перед
ракетчиками.
Олмер пристегнул оружие к поясу.
- До завтра, - кивнул он охраннику.
Шаги гулко отдавались в коридоре. Халлорхен на ходу пристегивал
портупею.
Молоденький часовой возле дверей лифта внимательно следил за их
действиями, бдительно сжимая автоматическую винтовку М-16. Офицеры не
удостоили его вниманием. Лейтенант Олмер утопил кнопку, а когда двери
раскрылись, пропустил старшего по званию в кабину.
- Да, так вот, - с удовольствием продолжал рассказ Халлорхен, -
частенько я слышал, как Шила ночь напролет распевала заклинание `о мане
падме ум, о мане падме ум`.
- Над _р_о_с_т_к_а_м_и_? - не поверил Олмер.
- Именно! Простирала над ними руки и пела часами. Зато ты бы видел,
какая вырастала травка - загляденье!
Двери лифта разъехались, открыв подземный этаж стартовой базы.
`Бетона и стали здесь хватило бы на постройку целого города, - подумал
Халлорхен. - Пятимегатонная боеголовка для этого сооружения - все равно
что ярмарочная шутиха, это я вам говорю!`
Едва Халлорхен шагнул мимо посторонившегося Олмера из лифта, как
завыл сигнал тревоги.
Халлорхен подбежал к стальной двери, набрал шифр на клавиатуре
кодового устройства и произнес в микрофон внутренней связи:
- Говорит капитан Халлорхен. Передаю свои данные. - Набрав воздуха,
он отчеканил: - Лима. Оскар. Ноябрь. Лима. Виски. Гольф. - Он подмигнул
Олмеру.
Сирена смолкла, но у Халлорхена в ушах все еще стоял вой. Всегда было
так. `Должно быть, действует подземелье`, - решил он.
Зажужжали невидимые двигатели, оттягивая массивные затворы. Перед
ними открылся очередной коридор, который заканчивался второй стальной
дверью. Офицеры остановились перед ней.
- Вызывает Эвон, - сказал в стенной микрофон Халлорхен.
Дверь раскрылась.
Они небрежно откозыряли закончившей дежурство смене.
Командир ракетного комплекса, капитан Эд Флэндерс поднялся со стула
возле щитка управления дверями, сладко потянулся и погладил живот.
- А мы уже беспокоились о вас, ребята, - он взглянул на своего
помощника, лейтенанта Моргана, сидевшего возле пускового пульта; тот
снимал показания приборов и фиксировал их на карточке. - Что, замело
дороги?
- Здесь есть дороги? - язвительно осведомился Халлорхен.


Помещение, в котором им надлежало коротать ночь, представляло собой
комнату размером три метра на шесть, оборудованную всеми атрибутами
технотронной выдумки. Мигали сигнальные лампочки. Урчали вентиляторы. К
легкому запаху электричества примешивался аромат отсыревших носков и
крепкого кофе. Из стен рядами выступали панели высокочастотных
передатчиков, переключателей, воздухоочистителей и систем
жизнеобеспечения. В углу стояло скоростное печатающее устройство,
связанное напрямую со штабом командования стратегической авиации (КСА). В
другом углу тихо гудел холодильник. В третьем нагло белел унитаз. Оба
пульта управления запуском имели по компьютерному терминалу с панелями
индикации готовности каждой из десяти ракет комплекса.
В стену командного пункта был вмонтирован ярко-красный сейф с двумя
замками.
Капитан Флэндерс присмотрелся к Халлорхену и недоверчиво указал
пальцем на его лицо:
- Это что такое?
Джерри моргнул.
- Это? Усы! - возмущенно произнес он.
- Новое обличье, - добавил Олмер.
Морган положил карточку и двинулся к открытой двери.
- Ну-с, джентльмены, - сказал капитан Флэндерс, следуя за ним, -
желаю приятно провести время!
Пока Халлорхен запирал за ушедшей сменой стальную дверь, Олмер
отстегнул кобуру, повесил пистолет на крюки со вздохом опустился на
красное сиденье у своего пульта. `Совсем еще свеженький парень, - подумал
Халлорхен, подходя к зеркалу. - Но осваивается быстро, надо отдать ему
должное. Уже приступил к проверке оборудования`.
Халлорхен уставился на собственное отражение. Глэдис закатила ему
из-за усов целую сцену - видите ли, они колются при поцелуях. Правда, в
последнее время они целовались не часто.
Олмер был весь в работе.
- Третья установка не реагирует на сигнал, сэр. Остальные девять
птичек в полном порядке.
Халлорхен пощипал усы. `А мне нравится`, - подумал он.
Олмер продолжал бойко нажимать на кнопки. Замигал ряд лампочек.
Сработал звуковой аварийный сигнал. Щелкнув тумблером, лейтенант отключил
его.


Халлорхен заглянул в холодильник. Молоко для кофе. Несколько пачек
зефира в целлофане. Упаковка плавленых сырков, пролежавших здесь уже
добрую неделю. Немного фруктов. От их вида у Халлорхена во рту набежала
слюна. Он выбрал яблоко порумяней и обернулся, чтобы взглянуть, как идут
дела у подчиненного.
С хрустом откусил яблоко. Кислое. Как и предполагал.
Красная лампочка на панели упрямо отказывалась гаснуть после отжатия
кнопки сброса.
- Красный сигнал, сэр, - напрягся Олмер.
Халлорхен подошел ближе.
- Что там?
Глаза Олмера неотрывно сверлили панель, словно там появилось
привидение.
- Восьмая установка. Не отключается, - произнес он подчеркнуто ровным
тоном.
- Стукни-ка по сигналу, - хмыкнул Халлорхен.
Олмер с явным облегчением постучал пальцем по сигналу. Тот немедленно
погас.
Олмер продолжил проверку систем, а Халлорхен шагнул к своему пульту,
расположенному в трех метрах от первого, сел в кресло, пробежал пальцами
по кнопкам, после чего задрал ноги на край консоли и, достав щипчики, стал
подравнивать ногти. Рассказ о Шиле всколыхнул воспоминания.
Халлорхен перелистнул страницу детектива. `Лихо работает этот
Спенсер, - подумал он. - Надо будет посмотреть другие книги Роберта
Паркера`. Капитан настолько увлекся детективной интригой, что вздрогнул,
когда из динамика донесся чуть гнусавый голос:
- Ласточка, Ласточка! Я - Нокаут. Сообщение `Молния-альфа` в двух
частях. Приготовиться к приему.
Роман плюхнулся на пол. Движения Халлорхена были отточены до
автоматизма. Вскочив, он схватил с полки над консолью книгу формуляров и
быстро пролистал ее. Где же этот проклятый? Ага, вот. Голубая пластиковая
карточка с названием `МОЛНИЯ-АЛЬФА/ОПРУ`. Он взял карандаш.
`Странная история`, - мелькнуло у Халлорхена.
- Приготовиться к записи сообщения, - приказал он.
- Готов, - откликнулся Олмер, выкладывая свой формуляр.
Голос в динамике заговорил снова:
- Молния-альфа... Молния-альфа. Ромео. Оскар, Ноябрь, Чарли, Танго,
Танго, Лима.
Халлорхен быстро заполнил кодовыми буквами пробелы в формуляре.
- Идентификация, - продолжил голос. - Дельта, Лима, Золото, два, два,
четыре, ноль, девять, Танго, Виктор, Рентген.
Халлорхен по-прежнему действовал совершенно автоматически. Шаг к
сейфу. Олмер уже стоял там. Халлорхен начал набирать комбинацию на своем
замке и успел на мгновение опередить Олмера. Поднял дверцу сейфа. Офицеры
взяли лежавшие на полке хромированные ключи и пластмассовые
идентификаторные карточки с надписью `МОЛНИЯ-АЛЬФА`.
Шагнув назад к пульту, Халлорхен нервно распечатал свой
идентификатор. Пальцы его слегка дрожали. Он сделал долгий глубокий вдох и
сложил карточку с формуляром. Код на идентификаторе был тот же, что
передали по радио.
Они совпадали!
На дисплее появилась комбинация букв и цифр. Халлорхен внимательно
всмотрелся в нее.
То же самое!
- Гадство! - прошептал Олмер.
Халлорхен неотрывно следил за экраном.
- Так, спокойно, - сказал он самому себе.
- Запросим подтверждение, у какого-нибудь осла мозги могли съехать
набекрень.
Халлорхен аккуратно набрал запрос на своем терминале. В трех метрах
от него то же самое проделал лейтенант Стив Олмер.
- Ну, детка, - произнес Халлорхен сквозь стиснутые зубы. - Скажи, что
это ошибка!
Буквы беззвучно проползли по экрану:
ПРИКАЗ НА ЗАПУСК ПОДТВЕРЖДАЮ.
НАВЕДЕНИЕ НА ЦЕЛЬ ЗАКОНЧЕНО.
ВКЛЮЧИТЬ ПРЕДСТАРТОВУЮ ПОДГОТОВКУ.
ВРЕМЯ ДО ПУСКА: 60 СЕКУНД.
НАЧАТЬ ОТСЧЕТ.
Несколько долгих секунд Халлорхен смотрел на текст. Голос в динамике
вывел его из оцепенения.
- Шестьдесят... пятьдесят девять... пятьдесят восемь...
- О боже! Это по-настоящему! - без всякого выражения произнес Олмер.
Халлорхен облизнул губы.
- О`кей. Приступаем.
Слова вырвались у него совершенно автоматически: восемнадцать лет в
авиации не прошли даром. Устроившись поудобней, он пристегнулся ремнем к
сиденью. Руки действовали сами собой, но недоумение не проходило.
Вас учат, как надлежит действовать; вас учат, что это должно быть
сделано; но вам не говорят, что вы должны чувствовать, когда такой приказ
обрушивают на ваш командный пункт.
Халлорхен взял вынутый из красного сейфа ключ и вставил его в гнездо,
на котором были обозначены три позиции - `ВЫКЛ`, `УСТАНОВКА`, `ЗАПУСК`.
Все еще автоматически Халлорхен приказал:
- Ввести код разблокировки.
Пальцы Олмера пробежали по кнопкам. Его голос звучал все так же
монотонно:
- Есть код разблокировки.
Где-то в самой глубине сознания капитана Джерри Халлорхена,
пробиваясь сквозь автоматизм, сквозь удивление, сквозь все остальное,
зазвучал чей-то тихий голосок.
- Гм, - он прочистил горло. - Ключ в гнездо.
- Есть ключ в гнездо.
Он узнал голос. Шила. Шила, произносящая одну из своих тирад по
поводу ядерной войны.
- О`кей, - сказал Джерри, глядя прямо перед собой. Сердце
заколотилось сильней, во рту стало сухо. - Слушай мою команду. Ключ на
`установку`.
Он повернул ключ, зная, что Олмер одновременно повернул свой.
- Есть, - подтвердил лейтенант. - Ключ на `установке`.
В памяти Джерри Халлорхена возникла Шила. Ее слова: `Беда в том, что
ограниченный мозг военных не в состоянии охватить проблему в полном
объеме. Речь идет об оружии, которое унесет миллионы человеческих жизней
только из-за того, что люди придерживаются различных идеологий. Сгорит
живая плоть, разум, надежда, любовь. Неминуемо погибнут все ценности... и,
возможно, навеки. Вообрази это, Джерри. _В_о_о_б_р_а_з_и_!`
- Сэр? - спросил лейтенант Олмер.
- А...? - очнулся Джерри. - Включить предстартовую подготовку.
Лейтенант Олмер щелкнул тумблерами защитных переключателей.
Поглощенный производимыми действиями, он четко соблюдал предписанный
инструкцией порядок.
- Первая готова... вторая готова, - бубнил он. - Третья готова.
Десять ракет были готовы вырваться из стартовых шахт, волоча за собой
хвосты адского пламени, взмыть сквозь снежный вихрь в стратосферу и лечь
на заданную траекторию. Половина будет сбита в небе, но остальные, как
предполагалось, достигнут стратегических целей.
- Шестая готова.
Джерри внезапно обдало жаром.
- Погоди секунду, - бросил он. - Попробую выяснить по телефону.
Он схватил трубку. В уши ворвался пронзительный визг. `Господи, нас
предупреждали, что именно так и будет, если...`
Он швырнул трубку на рычаг.
- Все установки готовы, - доложил Олмер.
- Свяжись с командиром крыла по _с_в_о_е_м_у_ телефону! - приказал
Халлорхен с отчаяньем в голосе.
Олмер, словно цепляясь за соломинку, снял трубку. Тот же леденящий
душу визг. Лейтенант повернулся к Халлорхену, в глазах его стоял немой
вопрос: неужели все?
Халлорхен сжал кулаки. Оставалась последняя надежда.
- КСА! Попробуй вызвать штаб КСА по ВЧ!
- Но, капитан, по инструкции мы не...
- Плевать на инструкцию! - загремел Халлорхен. - Неужели никто не
подойдет к этому чертову телефону прежде, чем я убью двадцать миллионов
человек!
В голове опять зазвучал голос Шилы: `Ты видел когда-нибудь ожоги от
радиации, Джерри? Видел, во что превращают людей радиоактивные осадки?`
Олмер лихорадочно нахлобучил на голову наушники, воткнул штекер в
передатчик высокочастотной связи, нажал кнопку вызова и замер,
вслушиваясь.
- Молчат, - вздохнул он. Глаза его округлились. - А может, они уже...
испарились?
Халлорхен часто задышал. Там снаружи была Глэдис. И дети.
- О`кей. Слушай мою команду. Ключ на запуск.
`Вы отличный офицер, капитан Халлорхен, - сказали они. - Сколько вам
осталось до полной выслуги - десять лет? Прекрасный послужной список. Да,
мы считаем вас подходящей кандидатурой. Надеемся, вы понимаете, что это
назначение является высшей честью для офицера... Но оно сопряжено также с
тяжелой ответственностью`.
- Есть, - отозвался Олмер. - Готов к запуску.
`В ваших руках окажется судьба Соединенных Штатов Америки, капитан
Халлорхен, - сказали они. - Родина надеется на вас...`
- Тринадцать... двенадцать...
Записанный на пленку голос продолжал автоматически отсчитывать время.
Халлорхен стал повторять:
- Одиннадцать... десять...
Слова Шилы снова заполнили сознание: `Ты же не машина, Джерри, ты -
человек. Поэтому ты и дорог мне! Не позволяй этим мерзавцам задурить себе
голову!`
Слова упрямо не хотели слетать с уст Халлорхена. Они застряли в
глотке. Капитан опустил руку.
Олмер повернулся к командиру. На его лице читалась явная тревога.
- Сэр! У нас _п_р_и_к_а_з_!
Халлорхен молча смотрел на лейтенанта. Олмер выдернул из кобуры
пистолет 38-го калибра и навел на своего начальника.
- Ключ... положите руку на ключ, сэр, - произнес Олмер почти
умоляюще.
- Шесть... пять... четыре, - продолжал бесстрастный голос в динамике.
Глядя перед собой невидящим взором, Халлорхен покачал головой.
- Не могу.
На дисплее монитора появились цифры отсчета в буквенной записи.
- Три... две... одна... ПУСК!
Голос Шилы звучал теперь совсем издалека, но все же отчетливо: `Хоть
раз в жизни, Джерри Халлорхен, ты должен принять решение, исходя из
этических, нет - моральных соображений. Поступить по велению совести!`
Олмер был в отчаянии. Голос его перешел в дрожащий фальцет.
- Сэр... Приказ на запуск! _П_о_в_е_р_н_и_т_е _к_л_ю_ч_!
Джерри не шелохнулся, ощутив спокойствие и смирясь с судьбой. Потом
повернулся к лейтенанту Олмеру, и четко произнес:
- Не могу.
Сверлящий уши визг заполнил крохотное пространство подземного
помещения. Командир ракетного комплекса Джерри Халлорхен молча ждал
следующего мгновения. Будь что будет.



1

О конце света возвестил не грандиозный взрыв и даже не шлепок, - нет
- просто наступила полная тишина.
Над зелено-бурой поверхностью планеты Земля выросли грибовидные
облака. По Северной и Южной Америке зигзагами пробежали трещины, и оттуда
рваными клочьями завихрился дым.
- Какого черта? - спросил Дэвид Лайтмен.
Он отложил в сторону дистанционный пульт управления и покрутил
колесико `громкость` небольшого видавшего виды цветного телевизора
`Сильвания`. Шума и треска стало еще больше, но звук не вернулся.
Изображение Земли на экране разлетелось на мелкие кусочки, и
ярко-малиновые буквы оповестили: КОНЕЦ.
Дэвид Лайтмен откинулся на стуле и хлопнул себя по лбу.
- Подпрограмма финального взрыва!
Ну конечно, он совсем забыл про эту глупую штуку! Дэвид рассмеялся.
Все остальное, что он написал для программы `Разрушители планеты`, было
замечательно! Не хуже, чем кассеты с игрой `Звездные налетчики` фирмы
`Атари`. В его варианте изображение на экране и звуковые эффекты были даже
лучше.
Семнадцатилетний паренек щелкнул тумблером на потертой клавиатуре
компьютера `Альтаир` и выключил дисковод операционной системы; тот со
скрежетом остановился. Н-да, неплохо было бы достать новые дисководы. Но
свой `Альтаир` он не променяет ни на что. Вместе с дополнительными блоками
памяти и периферийными устройствами этот аппарат был шедевром
изобретательности - собран по винтикам, скреплен кое-где жевательной
резинкой, но работал отлично.
Конечно, если ему с неба свалится новый компьютер последнего
поколения, он не станет отказываться. Но то, что есть, его вполне
устраивает, спасибочки. Пусть система выглядела как электронное кладбище в
спальне, зато была его собственностью.
Дэвид вздохнул, выключил купленный по случаю вспомогательный
дисковод, подождал, пока погаснет контрольная лампочка, и вновь включил
`Альтаир`.
ГОТОВ, - немедленно сообщил экран.
Дэвид почесал сквозь футболку живот и задумался. Вроде он составил
программу электронной игры по всем правилам. Ловушка для космических
пиратов лихо подстроена, сторожевые космические корабли вокруг Земли -
просто блеск, а финальный взрыв, когда Земля разлеталась на куски,
возвещая победу игрока, был просто потрясный. Не стоило даже распечатывать
целиком.
- Ладно, попробуем еще разок.
Он набрал на клавиатуре ДОС - дисковую операционную систему. После
короткой паузы на экране появилась распечатка всех частей программы
`Разрушители планеты`.
Ага, вот оно что. Он забыл ее кодовое название: `КРАХ`.
Подпрограмма занимала пять секторов на старом диске `Элефант`.
Гм-мм. Придумать бы, как ее правильно связать с графической
подпрограммой...
Он снова вызвал Бейсик и ввел команду РАСПЕЧАТАТЬ `КРАХ`.
На экране тут же появились четко пронумерованные строчки. Дэвид мог
программировать и в машинных кодах, но эту программу проще было написать
на языке Бейсик.
Он включил стоявшую рядом электрическую пишущую машинку ИБМ-1,
которую использовал в качестве буквопечатающего устройства, и ввел
команду: ПЕЧАТАТЬ.
Старая машинка мучительно медленно начала работать. Эх, достать бы
приличное АЦПУ... или хотя бы матричную печать. Но никуда не прыгнешь -
приходится обходиться старенькой машинкой ИБМ; с финансами туго -
карманных денег, что давали родители, кот наплакал, а приработок -
грошовый.
- Дэвид! - позвал снизу отец. Старик никогда не удосуживался
подняться и постучать в дверь. Он просто орал, стоя возле нижней
ступеньки. - Дэвид! Обед готов!
Дэвид со вздохом подошел к двери.
- Еще минуту, о`кей?
- Еда подана. Второй раз звать не буду.
Чччерт! Когда мама готовила обед, отец садился есть, даже не спросив,
где сын. Но когда мама уезжала торговать недвижимостью и старик кухарил
сам, присутствие было обязательно, хотя в готовке Гаролд Лайтмен смыслил
столько же, сколько в квантовой механике.
- Сейчас! Только вымою руки.
Дэвид подошел к печатающему устройству.
`Чик-чик-чик`, изрекла ИБМ, прижимаясь шаром к обратной стороне
формуляров на продажу земельных участков, - мама дала ему целую кипу своих
бланков, и сейчас на них выстраивались четкие буквы и цифры.
- Давай, давай, шевелись! - сказал он, нетерпеливо постукивая по
зеленому корпусу машинки.
Дэвид рассеянно оглядел комнату. Кавардак тот еще. Одежда разбросана
по кровати и по полу. Если мама заглянет, ее хватит удар. Хорошо, что он
держит свою комнату на замке. С отцом все было в порядке: тот считал
комнату сына чуланом, где слабоумный отпрыск предается дурацким забавам,
чуждым всякому благоразумному человеку.
- Дэвид! Я сейчас разозлюсь по-настоящему!
- О`кей! О`кей!
Машинка напечатала последнюю часть программы, Дэвид схватил толстый
блокнот, шариковую ручку, вырвал страницу из валика ИБМ и кубарем скатился
с лестницы.
Сев за обеденный стол, паренек шмякнул все принесенное рядом с
тарелкой. Отец стоял у плиты, и когда он повернулся, Дэвид увидел, что
отец в фартуке. Ну, дает!
- Готовил уроки? - осведомился Гаролд Лайтмен.
- Уже отстрелялся, - ответил сын, раскидывая бумаги на аккуратно
сервированном столе.
- Хотелось бы, чтоб в этом полугодии оценки у тебя были получше.
Дэвид, на секунду оторвавшись от печатного текста, поднял глаза на
отца.
- Будут. Обещаю.
- Хорошо, - мистер Лайтмен двинулся к столу, помешивая варево.
Дэвид, не веря собственным глазам, уставился на дымящееся содержимое
кастрюльки.
- Сосиски с горошком? И ради этого я мчался сюда сломя голову?!
Мистер Лайтмен поправил пенсне. Его круглое лицо приняло обиженное
выражение.
- Между прочим, это мое фирменное блюдо. Сюда добавлен жареный лук,
перец, специи, вустерский соус, бекон... На гарнир - салат-латук и
помидоры, - он указал на стеклянную салатницу с вялыми овощами. - Как тебе
известно, мама последние дни очень занята.
- Н-да, - Дэвид вывалил себе на тарелку коричневатый ком.
Мистер Лайтмен сел за стол и принялся жевать, нахмурив брови.
`Так, посмотрим, - подумал Дэвид. - Достаточно ли номеров я здесь
оставил? Если переход ИДИ НА вставить сюда, то...`
- Не скрою, Дэвид, мне было бы приятно хоть когда-нибудь побеседовать
с тобой за столом, как принято у нормальных людей. Но ты вечно утыкаешься
в свою компьютерную галиматью или псевдонаучную фантастику. Скажи, есть ли
предел дурацким занятиям?
- Па, но для меня это очень важно, - рассеянно ответил Дэвид.
- Угу, - отец полил свой салат заправкой из бутылки с наклейкой
`Остров Таунзенд`. - И над чем же ты трудишься?
- Составляю программу для одной игры.
- Очень интересно.
- Да. Если удастся продать ее, можно будет заработать.
- И как же называется это прибыльное произведение?
- Секрет. Когда закончу, может быть, покажу тебе.
- А почему не сейчас?
- Ты не поймешь. Она еще не отлажена. И потом, я хочу запатентовать
ее.
- Если получишь гонорар, подумай о покупке нового костюма, Дэвид.
Возможно, тебе захочется одевать его почаще, отправляясь в церковь. Пастор
Клинтон уже осведомлялся о тебе.
- Беспокоится о моей душе, да?
- Он любит тебя, Дэвид.
- Как же! Ему просто надо заполучить еще одну душу в лоно церкви и
получить у Христа дополнительное очко! Для него это игра.
- Ну, это как раз твоя стихия.
- Ммм?
- Ты ведь только и занят электронными играми... денно и нощно.
- Вся жизнь - игра, па.
- Но надо уметь выигрывать, правильно?
- Не. Надо уметь _д_е_л_а_т_ь_ игры.
Отец безнадежно вздохнул. Дэвид вернулся к программе. Папа вообще-то
неплохой человек, только чокнутый малость. Неправильно запрограммирован.
Дэвид представил, как бы это могло выглядеть на дисплее ЭВМ:
10 ПРИМЕЧАНИЕ: ГАРОЛД ЛАЙТМЕН
20 НАПЕЧАТАТЬ: `ЖИЗНЬ ОБЫВАТЕЛЯ`
30 ЕСЛИ ХОРОШО, ТО ИДИ НА НЕБЕСА
40 ЕСЛИ ПЛОХО, ТО ИДИ В АД
Быстро набросав несколько строчек программы, отвечающей за
воспроизводимый звук, он отложил блокнот и стал торопливо доедать. Сейчас
надо будет подскочить наверх и прогнать ее на машине.
Гаролд Лайтмен промокнул губы бумажной салфеткой и аккуратно сложил
ее.
- Дэвид, сегодня вечером собрание молодежной церковной лиги. Я
подумал, раз мамы нет дома, мы могли бы пойти вдвоем...
- Спасибо, па, не могу.
Отец расстроенно мотнул головой и встал из-за стола. Минуту спустя из
кухни донесся стук брошенной в мойку тарелки. Гаролд Лайтмен с красным
лицом влетел в комнату и возбужденно заговорил:
- Будь это дурацкий видеоклуб, фильм серии `Р` [фильм, на который
подростки допускаются только с родителями] или концерт панк-рока, ты бы
помчался задрав хвост!
- Па, не надо. Сейчас это уже не панк, а `новая волна`.
- Мне все равно, как это называется, Дэвид. Для меня это - сор!
Дэвида передернуло. Обидно, когда тебя не понимают. Он поднял вилку с
куском сосиски.
- А знаешь, па, очень вкусно.
- Не пытайся уйти от разговора.
- Остынь, па. Я не хочу идти на собрание церковной лиги. Я вообще
никуда не пойду, потому что хочу закончить свою программу. О`кей?
- Бред какой-то. У меня впечатление, что компьютер тебя увлекает
больше, чем девочки. Мать интересовалась, кто твоя подружка. Пустой
вопрос. У тебя _н_и_к_о_г_о_ нет.
Дэвид пожал плечами и отхлебнул молока из чашки.
- Па, давай договоримся. Не приставай, о`кей?
- Что ты нашел в этих железках? Как можно часами - _д_н_я_м_и_! -
просиживать взаперти, уставившись на экран, набирать цифры на клавиатуре и
уничтожать космических пришельцев или кто там они у тебя!
Дэвид встал, собрал свои листочки и сунул их под мышку.
- Это такой кайф, па!
- Ты даже не доел, Дэвид.
- Отдай Ральфу. Он за домом возле мусорного бака.
Гаролд Лайтмен с беспомощным смешком возвел глаза к потолку, словно
апеллируя к небесам.
- Знаешь, в старые добрые времена отцы наказывали сыновей, сажая их в
комнату под замок. В твоем случае это все равно, что пустить братца
кролика на морковное поле.
- Да. Пока, па, до скорого!
Поднявшись к себе, Дэвид быстро вставил гибкий диск в дисковод,
запустил его и занялся серьезным делом. Всего за час он нашел нужные звуки
и запрограммировал их в игру. Затем он записал подпрограмму на основной
диск для игр и сделал копию - на случаи, если все вдруг пойдет всмятку.
После этого он включил игру `Разрушители планеты`.
На экране появились яркие вспышки - взрывались космические корабли,
но Дэвид Лайтмен не мог целиком сосредоточиться на игре, мешали
посторонние мысли. Отец не просто не понимал - даже не пытался понять. До
него никому нет дела... Взрослые слишком заняты своими заботами, своими
играми, зациклились на своих застывших представлениях, словно ошибочная
программа...
Серией густых залпов он прикончил последний космический сторожевик. В
перекрестье прицела четко обозначились очертания планеты Земля.
- Вот теперь порядок, - сказал Дэвид Лайтмен своей компьютерной
системе, нажимая на красную кнопку рядом с ручкой управления.
Лучи наведения уперлись в Землю. Ядерные ракеты, распустив огненные
хвосты, с шипением понеслись на цели.
Дэвид прибавил звук.
На сей раз о конце света возвестил не только грандиозный взрыв, но и
дикие крики и визг, сменившиеся погребальной музыкой.
Раздался стук в дверь.
- Дэвид! Что у тебя стряслось? Ты жив?
Дэвид Лайтмен выключил компьютер и улыбнулся.



2

Джон Маккитрик курил, глядя на Скалистые горы за окном отеля.
- У нас появился шанс, - сказал он. - Больше чем шанс - перспектива.
Я говорил в свое время Фолкену... Настанет день, и наша работа дойдет до
этой черты!
- А что ты говорил жене - до какой черты дойдет ваш брак? - спросила
Патриция Хили.
- Элинор? - Маккитрик горестно покачал головой. - Она уверена, что я
допоздна работал в Хрустальном дворце и остался там ночевать. Это уже было
десятки раз.
- И каждый раз в твоей светлой голове рождались такие блестящие
мысли?
Маккитрик покачал головой.
- Ты не застала Фолкена. Поэтому не можешь по достоинству оценить его
конструктивное решение, которое я потом улучшил... и довел почти до
совершенства. Эта система не знает себе равных.
Принесли заказанный завтрак. Пат Хили отхлебнула кофе и откусила
ломтик датского печенья. Маккитрик дал официанту на чай.
- Я в курсе, Джон, - сказала она. - Я не была знакома с Фолкеном, но
хорошо знаю его работы и знаю, что сделал ты. Я верю в тебя. Меня
беспокоит одно, дорогой. Твое рвение мальчика-отличника может кончиться
инфарктом, а я не хочу потерять тебя. В том числе и как начальника.
Маккитрик рассмеялся и тоже взял печенье. Это был сорокалетний хорошо
выглядевший темноволосый мужчина. Они сошлись год назад во время поездки в
Вашингтон, куда их вызвали на совещание в министерство обороны. Оказалось,
она полюбила человека, маниакально увлеченного работой. Превратности
служебного романа...
Патриция Хили получила ученую степень по теории ЭВМ в Мэрилендском
университете, завершив, казалось, нескончаемый этап ученичества и
ассистентства. После аспирантуры министерство обороны подхватило ее прямо
с порога. Тема ее диссертации как нельзя лучше соответствовала характеру
будущей работы, именно такой специалист им и был нужен. Вы хотите служить
своей стране? Она не была уверена в этом, но предложенная зарплата
выглядела заманчиво, а перспектива частых поездок - тем более. После
неудачного брака с доцентом, талдычившим юриспруденцию в Джорджтаунском
университете, и нескольких лет томления в компании ученых-электронщиков
Пат хотелось сменить обстановку. Она проработала пару лет в Пентагоне, и
тут ее отчеты привлекли внимание влиятельного советника оборонного
ведомства доктора Джона Маккитрика.
Последовало предложение перейти на другую должность с более высокой
зарплатой, и она переехала в Колорадо-Спрингс, где в горе Шейен
располагался подземный штаб Объединенного командования аэрокосмической
обороны Северной Америки - НОРАД.
- У тебя замечательный дар убеждения, Джон, - сказала Пат. - Ты
выступишь прекрасно, поэтому, ради всего святого, перестань так
волноваться. Эти наутюженные вашингтонские бюрократы не успеют вздохнуть,
как будут у тебя в кармане.
- Знаешь, ты замечательная женщина, честное слово.
- Неужели я тебе нравлюсь больше, чем компьютер?
Он улыбнулся и взъерошил ей волосы.
- Приведи себя в должный вид, о`кей? Поедешь встречать Кэбота и
Уотсона. Постарайся обворожить их.
- Я полагала, будет достаточно твоих неотразимых аргументов.
- Дорогая, сегодня надо быть во всеоружии... А ты - мое самое
смертоносное оружие.
- Слушаюсь, сэр, - отдала честь Пат.
Доктор Джон Маккитрик, старший советник министерства обороны США и
глава электронно-вычислительного центра НОРАД, сидел один в
конференц-зале. На столе перед ним громоздились горы документов и записей.
Маккитрик с нетерпением поглядывал на дверь - чиновники из Вашингтона
должны были появиться с минуты на минуту.
Этого дня он ждал несколько лет. Сегодня могло решиться все. Он
нервно проверил, заряжена ли в видеомагнитофон кассета с записью беседы с
капитаном Халлорхеном, тем самым дежурным командиром комплекса
`Минитменов` в Северной Дакоте, который отказался выполнить учебный
приказ. В конце концов, статистика - это голые цифры. Вот когда комиссия
увидит и услышит этого офицера, она неизбежно осознает всю опасность
нынешнего положения. И тут хитроумный Джон А.Маккитрик предложит свое
простое элегантное решение.
Маккитрик подошел к застекленной перегородке и заглянул в соседнее
помещение, где находился операционный зал НОРАД - десятки компьютерных
пультов и электронных карт. Его недаром прозвали Хрустальным дворцом. Все
в нем сверкало и искрилось - мигали сигнальные лампочки, светились экраны,
блестели хромированные детали. Отсюда, из командного центра, исходили
приказы подводным лодкам, межконтинентальным баллистическим ракетам и
стратегическим бомбардировщикам. Каждая установка имела по несколько
боеголовок, а все вместе они были способны не один раз уничтожить земной
шар.
Раньше НОРАД размещался в небоскребе, взметнувшемся над соседним
городом Колорадо-Спрингс. Но он представлял собой уязвимую цель, и в
начале 60-х годов центр решено было перебазировать в Шейен. Началось рытье
туннелей. Вскоре в толще горы выстроили комплекс из пятнадцати стальных
бункеров, где установили компьютеры и средства связи; светящиеся точки на
электронных табло под потолком зала показывали местоположение всех
самолетов и космических аппаратов; сюда же стекалась информация с
рассыпанных по всему свету стационарных и мобильных баз.
В комплексе помещался также центр оповещения и космических операций
НОРАД и отделение метеонаблюдений. Тысяча семьсот военнослужащих
военно-морских, военно-воздушных и сухопутных сил США вместе с
гражданскими специалистами и офицерами связи канадской армии несли здесь
круглосуточное дежурство.
Для Маккитрика это был родной дом.
Он участвовал в создании многих компьютерных систем. Это были его
детища. Его и Фолкена.
Фолкен. Вспомнив о нем, Маккитрик улыбнулся. `Я покажу тебе, упрямый
осел, - сказал он возникшему в памяти образу. - Погоди немного`.
Сейчас, наверно, вашингтонское начальство в черных лакированных
`линкольнах`, свернув с Колорадского шоссе 115 на отрезок длиной в три с
половиной мили, поднималось ко входу в НОРАД, расположенному на высоте
двух тысяч метров над уровнем моря.
Пат Хили встретит их у контрольного пункта и прицепит им к пиджакам
красные пластмассовые пропуска. Затем они пройдут метров четыреста по
выбитому в скале туннелю к искусственной пещере, а оттуда сквозь массивные
двойные двери - в сам комплекс. Он занимал площадь в двадцать тысяч
квадратных метров. Стены помещений отделяли от скалы мощные гидравлические
амортизаторы. Взрывоустойчивые двери на бетонных столбах были почти
метровой толщины и весили двадцать пять тонн каждая, но открывались и
закрывались за тридцать секунд. Первая дверь была сделана вровень со
скалой, так что ударная волна от разорвавшейся у входа боеголовки,
пронесясь по туннелю, вышла бы на противоположной южной стороне горы.
Запасы воды, провизии, энергии и воздуха на подземном командном пункте
позволяли личному составу продержаться тридцать дней, в случае, если он
окажется вдруг отрезанным от поверхности.
В чреве этого циклопического памятника войне Маккитрика охватывало
разом привычное чувство безопасности и тревоги.
Пат Хили ввела в зал гостей. Бойкий шарм брюнетки, по-видимому, не
произвел на них впечатления - они были слишком озабочены, и Джон Маккитрик
вполне понимал их.
Он был знаком с обоими заочно, обмениваясь письмами и с ними, и с их
подчиненными. Но ему еще не приходилось лично общаться со столь
высокопоставленными особами. Тем более по такому поводу.
Артур Кэбот тряхнул руку Маккитрика, скользнув сквозь стекло взглядом
по пультам и гигантским картам в операционном зале.
- Рад наконец познакомиться с вами, Маккитрик. Жаль, что приходится
это делать по такому поводу.
У визитера было морщинистое лицо, короткая стрижка и двойной
подбородок. Кожистый - так бы назвал его Маккитрик. Жесткий и кожистый.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован